Новости в сети

Loading...

Не стареют душой ветераны – эти слова очень точно характеризуют Ивана Прокофьевича Пинцова, одного из воинов, ковавших Великую Победу. В интервью "ПД" он раскрыл перед нами несколько страниц своей жизни.

Читать далее

Полковник-инженер, ветеран Великой Отечественной воины Иван Прокофьевич Пинцов в 2014 г. написал книгу "Воздухоплаватели". Она о героях Великой Победы, 70‑летие которой мы будем отмечать 9 мая.

Ивану Прокофьевичу скоро 90, но он считает себя молодым. Когда на завершающем этапе войны он принял командование аэро­статным взводом, ему было 19 лет и он был самым младшим среди всего личного состава взвода.

Дальше приводим рассказ Ивана Прокофьевича.

Детство

Родился я в селе на Харьковщине, недалеко от нынешней границы с Россией. В школьные годы жил в Харькове, в рабочем районе Новоселовка.

Детей в нашей семье было четверо. Жили мы трудно. В 1933 г. прошли через страшнейший голод. Как выжили – сказать не могу. Не знаю.

Учился я в русской школе. Всегда был круглым отличником.

В 1937 г., к моменту окончания мною семи классов, в стране были открыты специальные авиационные и артиллерийские школы. По тем временам это были элитные учебные заведения численностью около 300 человек. Учащиеся получали среднее образование по программам 8, 9 и 10-го классов и дополнительной программе военной подготовки. В школу принимались юноши с хорошим здоровьем, успевающие по общим предметам обучения.

Я подал документы в ближайшую от моего дома спецартшколу и был принят в ряды ее учеников. Двадцать второго июня 1941 г., когда мы собирались ехать в летний лагерь для занятий по военной подготовке, по радио сообщили, что гитлеровская Германия объявила СССР войну.

Воинское звание

Начальный этап Великой Отечественной войны складывался для СССР неудачно. Шестого октября наша школа была эвакуирована из Харькова в восточную часть страны – в далекий казах­станский город Лениногорск.

В трудные годы войны нам, ученикам спецартшколы, дали хорошее общее образование. На его базе мы получили столь же высокое военное образование в Рязанском артиллерийском училище корпусной артиллерии (122‑миллиметровые пушки и 152‑миллиметровые гаубицы-пушки). Первого февраля 1945 г. мне было присвоено первичное воинское звание – младший лейтенант, военная специальность – артиллерист-фотограмметрист.

Пятнадцатого февраля я уже в городе Новы Тарг (Южная Польша) докладываю офицеру отдела кадров о прибытии для прохождения дальнейшей службы в распоряжение командующего Четвертым Украинским фронтом. На следующей день даю согласие занять предложенную мне должность начальника фотослужбы Третьего воздухоплавательного Свирского ордена Красной Звезды дивизиона аэростатов артиллерийского наблюдения (сокращенно – Третий ВДААН). Утром следующего дня от начальника штаба дивизиона получаю задачу: произвести панорамную съемку переднего края противника с командного пункта пушечно-артиллерийской бригады, обслуживаемой одним из отрядов Третьего ВДААНа.

Как выполнялось это задание, я подробно описал в книге "Так это было", изданной в 2008 г.

Съемка была удачной. В течение ночи я сделал хорошую фото­панораму. Ее должны были использовать для указания целей огневым подразделениям бригады. Но, увы, она не пригодилась. Противник ближе к вечеру произвел мощный огневой налет на команд­ный пункт бригады, уничтожив его и 70 % личного состава.

Было еще несколько попыток сделать панорамные съемки местности. Но все они по ряду технических причин оказались безуспешными.

До моего прихода в части служил хороший фотограф, но он специализировался как портретист съемки, а не фотограмметрист и панорамной съемкой не занимался. На мое счастье вскоре он вернулся в часть с курсов усовершенствования, и я попросил командира освободить меня от этой высокой начальственной должности, на которой я не смог внести свой вклад в приближающуюся Великую Победу нашего народа в этой невероятно тяжелой войне.

Первая медаль

Назначение меня командиром аэростатного взвода было очень радостным событием.

Вся моя нерастраченная энергия, юношеский патриотический порыв были направлены на Великую Победу. Вскоре я получил первую боевую награду – чехо­словацкую медаль "За храбрость". А медаль "За боевые заслуги" подвела итог моего личного участия в Великой Отечественной войне советского народа с фашистской Германией.

Вся моя последующая служба в Советской армии сложилась удачно. После принятия на вооружение вертолетных войск воздухоплавательные части были расформированы.

Я окончил Военную академию связи (ВАС) в Ленин­граде. Здесь же обзавелся семьей. Здесь прошла значительная часть моей военной службы, и, как тогда учили, за службой я не гонялся, но и от службы не убегал. Старался как можно шире применять полученные в академии знания. И это, как правило, получалось. Особенно помог мне опыт, полученный во время службы в Венгрии, где при построении с нулевой отметки системы радио­технической разведки воздушного противника я применял на прак­тике теоретические знания.

Есть чем гордиться

Горжусь, что за время службы я встречался с четырежды Героем Советского Союза маршалом Георгием Константиновичем Жуковым, трижды Героями Советского Союза генерал-полковником авиации Александром Ивановичем Покрышкиным и генерал-лейтенантом авиации Иваном Никитичем Кожедубом. Горжусь, что в юности учился и дружил с мальчишкой из Новоселовки, а позже Героем Советского Союза Рафаилом Павловским, что учился и дружил с мальчишкой из  Гончаровки Олегом Лосевым, впоследствии Героем Социалистического Труда, лауреатом Государственной премии, заместителем министра радиотехнической промышленности, генерал-лейтенантом.

Горжусь, что моим однокашником и другом был Вася Овсиенко –  инвалид Великой Отечественной войны (потерял ногу), в последующем ставший доктором юридических наук, профессором, ректором юридического университета Пермского края. Горжусь тем, что служил с мастерами артиллерийского огня – заслуженным воздухоплавателем РФ подполковником Саидом Демеубаевичем Джилкишевым, майорами Константином Криушенковым и Михаилом Михайленко, капитанами Алексеем Мальцевым и Александром Лашиным. Горжусь тем, что воинские части, которые я курировал по службе, всегда получали высокие оценки за состояние боевой подготовки.

Острая боль

Есть и очень тяжелые огорчения, которые иногда не дают мне уснуть всю ночь. 

Очень огорчает разрушение ударной силы и политико-морального состояния Советской армии, "успешно" выполненное бывшим министром обороны РФ. Мы, пожилые ветераны, не можем примириться с ликвидацией традиций, внедренных в армейскую жизнь многовековой практикой. Разве может быть военным министром человек, не бывавший в боевом дозоре, даже не стоявший простым часовым на каком‑нибудь посту?

Вторая острая боль – Украина. Я не могу говорить о событиях на Украине без волнения. Видеть издевательства над мирными людьми, носящими георгиевские ленточки, выше всяких моих сил. Украинцы, казаки Запорожья, где вы? Скажите свое слово.

В заключение беседы я хочу пожелать всем читателям газеты "Петербургский дневник" мира, добра, счастья и ясного неба над головой.


Текст: Максим Сю
Фото: Дмитрий Фуфаев

Новости в сети

Новости по теме

Комментарии

Чтобы написать комментарий, необходимо авторизоваться через социальные сети:
или 

Новости в сети

Новости

Новости в сети

Социальные сети