Новости в сети

Loading...

О том, как меняется психология должника, о так называемых невыездных, о неплательщиках коммунальных платежей и о многом другом читателям "Петербургского дневника" рассказывает заместитель руководителя УФССП России по Петербургу Вадим Дмитриев.

"Петербургский дневник": Расскажите об основных задачах, которые стоят перед УФССП.Вадим Дмитриев: Основных задач две. Первая – исполнение судебных решений и актов иных органов, а вторая – обеспечение установленного порядка деятельности судов. Соответственно, и приставы у нас делятся на две категории: судебные приставы-исполнители, выполняющие первую функцию, и судебные приставы, которые находятся в судах и обеспечивают их работу.Еще у нас есть группа быстрого реагирования (ГБР). Это группа из наиболее подготовленных приставов, которых мы задействуем тогда, когда возможно серьезное физическое сопротивление. "Петербургский дневник": А были такие случаи?Вадим Дмитриев: Раньше было много. Почему, собственно, и возникла необходимость создания таких групп. Надо сказать, что сейчас подобных случаев все меньше и меньше."Петербургский дневник": То есть люди стали более сознательными?Вадим Дмитриев: Да. Но бывают и резонансные производства, которые привлекают большое количество людей, и тогда группу быстрого реагирования мы тоже подключаем. В случае необходимости мы обращаемся за помощью и в полицию. "Петербургский дневник": Иногда бывают случаи, когда людей не выпускают за границу из-за долгов. Как избежать столь неприятной ситуации?Вадим Дмитриев: Сейчас у нас в городе около 5 тыс. невыездных. Избежать этого очень просто – надо долги платить вовремя. В подавляющем большинстве случаев люди проявляют удивительную беспечность в этих вопросах. Во-первых, тем, кто имеет транспортные средства, и особенно тем, кто живет не по месту регистрации, нужно обязательно побывать в своей налоговой инспекции, там, где ведется непосредственный учет конкретного лица, и проверить, все ли там нормально. Потому что в ином случае все документы будут направляться по адресу регистрации, и человек не будет знать, что процесс пошел, до тех пор, пока эти документы не придут к нам. У нас есть, конечно, должники и по алиментам, и по кредитам, и по возмещению ущерба ДТП, которые сразу начинают говорить, что ничего не знали… Ну как они могут не знать, что ДТП у них случилось, или что они кредит взяли, или что они расписались в поручительстве?"Петербургский дневник": А кто из нарушающих все-таки не попадает в группу риска невыездных? Вадим Дмитриев: В законе прописано, что ограничение накладывается только за неисполнение судебных решений. То есть акты ГИБДД сюда не попадают. Но есть деятели, которые любят штрафы накапливать, долги достигают 50 тыс. рублей и более. И ГИБДД, и судебный пристав-исполнитель могут обратиться с отдельным заявлением в отношении такого лица об ограничении выезда. В этих случаях будет отдельное судебное решение именно о наложении ограничения на право выезда. И еще один момент: согласно ст. 20, 25 Кодекса об административных правонарушениях, за неуплату штрафов в установленный срок штраф либо удваивается, либо применяется такая мера административного наказания, как арест. То есть теоретически можно и за решетку сесть до 15 суток. И прецеденты, кстати, есть. "Петербургский дневник": Что касается злостных неплательщиков коммунальных услуг. Если у человека это единственное жилье, могут ли его выселить?Вадим Дмитриев: Тут надо разбираться, на каком основании это жилье за ним числится. Если это приватизированная квартира, то выселить его никто не сможет. Это его собственность. Если человек проживает по договору социального найма, тогда жилищные органы могут обратиться в суд с иском о выселении. И такие прецеденты тоже есть. Я считаю, что недостаточно часто эти полномочия используются. Сразу оговорюсь, речь не идет о том, что людей выкидывают на улицу из этого жилья. Им по нормам положенности предоставляется жилье в общежитии или в коммунальной квартире. Если человек не оплачивает коммунальные услуги, почему другие должны платить? Пусть тогда живет в коммунальной квартире. Я не вижу другого варианта. А у некоторых сумма долга доходит и до 300, и до 400 тыс. рублей."Петербургский дневник": А если должник оплатит через какое-то время после выселения накопившиеся долги, вернут ли ему то, что он потерял?Вадим Дмитриев: Думаю, ему ничего не вернут. Этот процесс обратно не запустить. Еще можно что-то сделать на стадии выселения: ходатайствовать о рассрочке, отсрочке, начать платить. Единственное, чего должник может избежать, так это мер принудительного исполнения – ограничения права на выезд, ареста имущества и так далее."Петербургский дневник": Возвращаясь к тем неплательщикам, у которых квартиры приватизированы. Какое наказание применимо к ним?Вадим Дмитриев: Арест имущества, которое в этой квартире находится. Ограничение выезда за рубеж. Уголовное дело завести не получится – суммы не те и субъект не тот. Но, как правило, люди, которые квартиры приватизировали, более обеспечены, чем те, кто живет по социальному найму. Тем не менее неправильно, что за них кто-то должен платить. Пусть на их место поселится другой человек, который будет исправно платить коммунальные услуги. Тогда и законопослушным гражданам будет легче. "Петербургский дневник": Не секрет, что тех, кто не выполняет обязательства по погашению кредитов, довольно много. Последнее время банки довольно часто обращаются за помощью к коллекторским агентствам. А как вы лично относитесь к таким агентствам?Вадим Дмитриев: Я к ним отношусь абсолютно нормально. Это организации, которые существуют и в США, и в целом ряде стран Европы. Здесь очень важно понимать один принципиальный момент – коллекторские агентства надо рассматривать как экономическую категорию, то есть это организации, которые покупают долги. Они приобретают права взыскателя и как взыскатель взаимодействуют со службой судебных приставов. Каких-то своих собственных полномочий у них нет и быть не может. Если они все-таки начинают взыскивать сами, к ним должна приходить полиция. Это момент принципиальный и важный. "Петербургский дневник": По закону коллекторские агентства должны обращаться к вам, когда есть судебные решения. Но ведь есть и примеры совершенно противоправных действий с их стороны. Примеров, не побоюсь этого слова, чистого рэкета?Вадим Дмитриев: Безусловно, есть. И встречаются случаи вообще ужасающие. Коллекторы устраивали самые настоящие бандитские наезды. Но даже если до этого не доходит, изматывают бесконечными телефонными звонками, распространяют информацию о должнике по месту его работы, начинают дергать родственников и знакомых. Это выходит за рамки того, что они должны делать."Петербургский дневник": Как меняется психология должника, и меняется ли она вообще?Вадим Дмитриев: Меняется она не так быстро, как хотелось бы, но все-таки в лучшую сторону. Как я уже сказал, все меньше и меньше случаев физического сопротивления. Раньше многие люди вообще не знали, что такое служба судебных приставов. А если человек знает, что такая служба существует, то сразу же становится и меньше случаев неуважительного поведения, тем более сопротивления. Отношение к нашей службе – это только один аспект психологии должника. Второй аспект – это отношение к долгу. У нас проблема-то в чем: к примеру, в странах Востока служба приставов, по сути, и не нужна, потому что там не заплатить долг – это позор не только должнику, но и его детям, внукам и так до седьмого колена. А у нас взял кредит, не отдал, убежал, скрылся – и молодец. Но это нечестно. Банк помог человеку в осуществлении его желания. И человек заранее знает и о процентах, и о переплате. Все по-честному. В этом контексте хочется пожелать всем, и нам в том числе, чтобы росла правовая культура. Чтобы мы все правильно понимали значимость и суть нашей службы. Каждый может оказаться в такой ситуации, причем не только как должник, но и как взыскатель. Поэтому нужно определенное уважение к нам, понимание нашей работы."Петербургский дневник": Расскажите о каком-нибудь эпизоде, когда судебные приставы привлекались к так называемым резонансным делам.Вадим Дмитриев: Те же пресловутые гаражи. Тоже вопрос психологии. Казалось бы, что должны нормальные законопослушные люди сделать в подобной ситуации? Наверное, все-таки обратиться в суд. У суда очень широкие полномочия. Но вот  что характерно: владельцев этих гаражей – сотни, а исков не было практически ни одного. По тем немногочисленным, что были, суд отказал. А вместо этого владельцы гаражей начинали строить баррикады и с баррикад рассказывать, как нужно соблюдать законы. Я согласен: ситуация со сносом гаражей непростая, но если уж дошло до судебных решений, надо ведь в правовых рамках действовать. Еще раз подчеркиваю: мы же лишь выполняем решение суда.
2013-01-09T08:29:00+04:00
Вадим Дмитриев: Лишь выполняем решение суда

О том, как меняется психология должника, о так называемых невыездных, о неплательщиках коммунальных платежей и о многом другом читателям "Петербургского дневника" рассказывает заместитель руководителя УФССП России по Петербургу Вадим Дмитриев.

"Петербургский дневник": Расскажите об основных задачах, которые стоят перед УФССП.Вадим Дмитриев: Основных задач две. Первая – исполнение судебных решений и актов иных органов, а вторая – обеспечение установленного порядка деятельности судов. Соответственно, и приставы у нас делятся на две категории: судебные приставы-исполнители, выполняющие первую функцию, и судебные приставы, которые находятся в судах и обеспечивают их работу.Еще у нас есть группа быстрого реагирования (ГБР). Это группа из наиболее подготовленных приставов, которых мы задействуем тогда, когда возможно серьезное физическое сопротивление. "Петербургский дневник": А были такие случаи?Вадим Дмитриев: Раньше было много. Почему, собственно, и возникла необходимость создания таких групп. Надо сказать, что сейчас подобных случаев все меньше и меньше."Петербургский дневник": То есть люди стали более сознательными?Вадим Дмитриев: Да. Но бывают и резонансные производства, которые привлекают большое количество людей, и тогда группу быстрого реагирования мы тоже подключаем. В случае необходимости мы обращаемся за помощью и в полицию. "Петербургский дневник": Иногда бывают случаи, когда людей не выпускают за границу из-за долгов. Как избежать столь неприятной ситуации?Вадим Дмитриев: Сейчас у нас в городе около 5 тыс. невыездных. Избежать этого очень просто – надо долги платить вовремя. В подавляющем большинстве случаев люди проявляют удивительную беспечность в этих вопросах. Во-первых, тем, кто имеет транспортные средства, и особенно тем, кто живет не по месту регистрации, нужно обязательно побывать в своей налоговой инспекции, там, где ведется непосредственный учет конкретного лица, и проверить, все ли там нормально. Потому что в ином случае все документы будут направляться по адресу регистрации, и человек не будет знать, что процесс пошел, до тех пор, пока эти документы не придут к нам. У нас есть, конечно, должники и по алиментам, и по кредитам, и по возмещению ущерба ДТП, которые сразу начинают говорить, что ничего не знали… Ну как они могут не знать, что ДТП у них случилось, или что они кредит взяли, или что они расписались в поручительстве?"Петербургский дневник": А кто из нарушающих все-таки не попадает в группу риска невыездных? Вадим Дмитриев: В законе прописано, что ограничение накладывается только за неисполнение судебных решений. То есть акты ГИБДД сюда не попадают. Но есть деятели, которые любят штрафы накапливать, долги достигают 50 тыс. рублей и более. И ГИБДД, и судебный пристав-исполнитель могут обратиться с отдельным заявлением в отношении такого лица об ограничении выезда. В этих случаях будет отдельное судебное решение именно о наложении ограничения на право выезда. И еще один момент: согласно ст. 20, 25 Кодекса об административных правонарушениях, за неуплату штрафов в установленный срок штраф либо удваивается, либо применяется такая мера административного наказания, как арест. То есть теоретически можно и за решетку сесть до 15 суток. И прецеденты, кстати, есть. "Петербургский дневник": Что касается злостных неплательщиков коммунальных услуг. Если у человека это единственное жилье, могут ли его выселить?Вадим Дмитриев: Тут надо разбираться, на каком основании это жилье за ним числится. Если это приватизированная квартира, то выселить его никто не сможет. Это его собственность. Если человек проживает по договору социального найма, тогда жилищные органы могут обратиться в суд с иском о выселении. И такие прецеденты тоже есть. Я считаю, что недостаточно часто эти полномочия используются. Сразу оговорюсь, речь не идет о том, что людей выкидывают на улицу из этого жилья. Им по нормам положенности предоставляется жилье в общежитии или в коммунальной квартире. Если человек не оплачивает коммунальные услуги, почему другие должны платить? Пусть тогда живет в коммунальной квартире. Я не вижу другого варианта. А у некоторых сумма долга доходит и до 300, и до 400 тыс. рублей."Петербургский дневник": А если должник оплатит через какое-то время после выселения накопившиеся долги, вернут ли ему то, что он потерял?Вадим Дмитриев: Думаю, ему ничего не вернут. Этот процесс обратно не запустить. Еще можно что-то сделать на стадии выселения: ходатайствовать о рассрочке, отсрочке, начать платить. Единственное, чего должник может избежать, так это мер принудительного исполнения – ограничения права на выезд, ареста имущества и так далее."Петербургский дневник": Возвращаясь к тем неплательщикам, у которых квартиры приватизированы. Какое наказание применимо к ним?Вадим Дмитриев: Арест имущества, которое в этой квартире находится. Ограничение выезда за рубеж. Уголовное дело завести не получится – суммы не те и субъект не тот. Но, как правило, люди, которые квартиры приватизировали, более обеспечены, чем те, кто живет по социальному найму. Тем не менее неправильно, что за них кто-то должен платить. Пусть на их место поселится другой человек, который будет исправно платить коммунальные услуги. Тогда и законопослушным гражданам будет легче. "Петербургский дневник": Не секрет, что тех, кто не выполняет обязательства по погашению кредитов, довольно много. Последнее время банки довольно часто обращаются за помощью к коллекторским агентствам. А как вы лично относитесь к таким агентствам?Вадим Дмитриев: Я к ним отношусь абсолютно нормально. Это организации, которые существуют и в США, и в целом ряде стран Европы. Здесь очень важно понимать один принципиальный момент – коллекторские агентства надо рассматривать как экономическую категорию, то есть это организации, которые покупают долги. Они приобретают права взыскателя и как взыскатель взаимодействуют со службой судебных приставов. Каких-то своих собственных полномочий у них нет и быть не может. Если они все-таки начинают взыскивать сами, к ним должна приходить полиция. Это момент принципиальный и важный. "Петербургский дневник": По закону коллекторские агентства должны обращаться к вам, когда есть судебные решения. Но ведь есть и примеры совершенно противоправных действий с их стороны. Примеров, не побоюсь этого слова, чистого рэкета?Вадим Дмитриев: Безусловно, есть. И встречаются случаи вообще ужасающие. Коллекторы устраивали самые настоящие бандитские наезды. Но даже если до этого не доходит, изматывают бесконечными телефонными звонками, распространяют информацию о должнике по месту его работы, начинают дергать родственников и знакомых. Это выходит за рамки того, что они должны делать."Петербургский дневник": Как меняется психология должника, и меняется ли она вообще?Вадим Дмитриев: Меняется она не так быстро, как хотелось бы, но все-таки в лучшую сторону. Как я уже сказал, все меньше и меньше случаев физического сопротивления. Раньше многие люди вообще не знали, что такое служба судебных приставов. А если человек знает, что такая служба существует, то сразу же становится и меньше случаев неуважительного поведения, тем более сопротивления. Отношение к нашей службе – это только один аспект психологии должника. Второй аспект – это отношение к долгу. У нас проблема-то в чем: к примеру, в странах Востока служба приставов, по сути, и не нужна, потому что там не заплатить долг – это позор не только должнику, но и его детям, внукам и так до седьмого колена. А у нас взял кредит, не отдал, убежал, скрылся – и молодец. Но это нечестно. Банк помог человеку в осуществлении его желания. И человек заранее знает и о процентах, и о переплате. Все по-честному. В этом контексте хочется пожелать всем, и нам в том числе, чтобы росла правовая культура. Чтобы мы все правильно понимали значимость и суть нашей службы. Каждый может оказаться в такой ситуации, причем не только как должник, но и как взыскатель. Поэтому нужно определенное уважение к нам, понимание нашей работы."Петербургский дневник": Расскажите о каком-нибудь эпизоде, когда судебные приставы привлекались к так называемым резонансным делам.Вадим Дмитриев: Те же пресловутые гаражи. Тоже вопрос психологии. Казалось бы, что должны нормальные законопослушные люди сделать в подобной ситуации? Наверное, все-таки обратиться в суд. У суда очень широкие полномочия. Но вот  что характерно: владельцев этих гаражей – сотни, а исков не было практически ни одного. По тем немногочисленным, что были, суд отказал. А вместо этого владельцы гаражей начинали строить баррикады и с баррикад рассказывать, как нужно соблюдать законы. Я согласен: ситуация со сносом гаражей непростая, но если уж дошло до судебных решений, надо ведь в правовых рамках действовать. Еще раз подчеркиваю: мы же лишь выполняем решение суда.

Читать далее


Текст: Дмитрий Стаценко
Фото: Петербургский Дневник
Разделы: Интервью
Тэги: ДТП, Снос

Новости в сети

Новости по теме

Комментарии

Чтобы написать комментарий, необходимо авторизоваться через социальные сети:
или 

Новости в сети

Новости в сети

Социальные сети