Новости в сети

Loading...

Знаменитый кинодокументалист Игорь Шадхан по праву считается главным экспертом в области взросления и воспитания. Его программа "Контрольная для взрослых" некогда всколыхнула всю нашу страну. Так что неудивительно, что сегодня мастер обратился к педагогике.


"Петербургский дневник": Игорь Абрамович, вы давно получили известность как режиссер, телепублицист, талантливый документалист. Но вот как педагога вас знают только ваши студенты…Игорь Шадхан: Да, я сейчас читаю курс по документальному кино на кафедре мультимедиа в Гуманитарном университете профсоюзов. Некоторый опыт преподавания у меня есть: одно время я вел мастерскую на факультете журналистики в СПбГУ, потом преподавал в МГУ на высших журналистских курсах. Меня эта работа захватывает: сегодня интересно работать с молодыми людьми, поскольку у них появились колоссальные возможности получения информации, общения с миром. Для меня важно не только давать им знания, но и чувствовать себя дееспособным в этом сообществе. А чувство это приходит только тогда, когда ты можешь чем-то увлечь, заинтересовать людей на полвека тебя моложе. С другой стороны, ужасно интересно, а главное, совершенно необходимо с ними спорить. Поскольку молодые люди считают мое поколение безнадежно отсталым по части каких-то новых концепций, полагают, что интерактивность – это их изобретение, и что борьбу за человека начали именно они… А я им объясняю, что они пока ни в чем не преуспели, кроме новых технических возможностей. И разве КВН, или моя "Контрольная для взрослых", или программы Володи Максимова – тот же "Музыкальный ринг" – не были интерактивными? А что вы сами хотите сделать в этой жизни? И на этот простой вопрос у моих будущих коллег не всегда есть ответ. А когда они о том же спрашивают у меня, я стараюсь ответить им своими фильмами."Петербургский дневник": Каким образом?Игорь Шадхан: Скажем, героиню моей документальной картины "Милости прошу" осудили на семь лет заключения, а после того как я снял о ней фильм, она получила свободу. Или ко мне и сегодня подходят в университетском коридоре солидные поседевшие люди и говорят: а ведь это вы своей "Контрольной для взрослых" подтолкнули нас к педагогике. Так что я вижу, может, и не глобальные, но значительные подвижки, которые происходят в жизни людей вследствие моих скромных усилий. Я стараюсь побудить людей к некой гражданской работе внутри себя. И рассказать своим студентам, как важно делать что-то не только ради личного интереса, но и для идущего рядом человека. Может, еще не взрослого, а пока шагающего в будущее на маленьких некрепких ножках. А журналистика – это как раз такое призвание: вступать в борьбу "за" – за маму, за правду, за страну…Сегодня, боюсь, представители этой профессии чаще стремятся выступить не "за", а "против", и к тому же на этом заработать – если не в финансовом, так в политическом смысле.Ну можно бороться и против, если это осознанная журналистика, которая видит беды и выступает против источника этих бед. Это нормальная гражданская позиция. Когда человек вечером приходит домой, глаза у него горят не так ярко, как утром. Но усталость он должен чувствовать не от примитивных тягот жизни, а от тех усилий, которые он предпринял в течение дня, утверждая собственное я…"Петербургский дневник": Мы ведь не об эгоцентризме говорим?Игорь Шадхан: Ну как вам объяснить… Я недавно снимал фильм о психологах и спросил у них, помогают ли они своим потерявшимся в жизни клиентам найти собственное я. И они сказали, что даже добиться от человека, чтобы он громко и уверенно произнес я – непростое дело. Оно, как правило, звучит довольно робко. И вот я думаю, что надо с этим что-то делать. Научить человека громко заявлять о себе – единственный способ спасти его от унижения, сделать так, чтобы он был уважаем не только миром, но и самим собой. Вот этим я сегодня по-настоящему болен."Петербургский дневник": Думаю, что эту боль вы пронесли через всю свою жизнь, – чтобы в этом убедиться,  достаточно пересмотреть ваши фильмы. Скажите, а сегодня пробиваться к человеческому в человеке труднее или легче, чем 10-20 лет назад? Мне кажется, сопротивление материала намного возросло.Игорь Шадхан: И тогда было трудно, и сейчас. Материал сопротивляется ровно до тех пор, пока вы не найдете в этой неподатливой на вид материи что-то такое, что вам вдруг откликается. Это как в фильме: чрезвычайно сложно найти начало. Если оно сразу не примерещится, трудно двигаться дальше. Что должно послужить началом – человеческий голос или тишина, дождь или скандальная сцена? В начале уже заложен весь фильм: ты можешь уйти в сторону, вернуться, но, словно в музыке, в картине всегда должна звучать главная тема. Вот и в своем общении со студентами мне хочется без камеры, без реальной фиксации, во время лекций и диалога с ребятами как бы снимать фильм, начало и тему которого задаю я, но сюжет и концовка зависят только от них самих. И если концовку мы смоделируем на их будущую карьеру, на то, какими им предстоит стать, то "фильм" должен получиться интересным."Петербургский дневник": Мне почему-то кажется, что вы в конце концов все-таки поддадитесь искушению взять в руки камеру…Игорь Шадхан: Не исключено. Ведь и "Контрольная для взрослых" некогда строилась именно по такому принципу. Но сегодняшняя журналистика совсем иная. Да и все мировое сообщество сегодня на распутье, как в русской народной сказке про три дороги. Куда пойти? И что делать с человеком, который, с одной стороны, теряет все человеческое, становится неандертальцем в этом мире, где похищают детей и творят над ними насилие. И что происходит со школой, почему учителя не берут на себя никакой ответственности за учеников вне пределов школьного здания? Почему не мучает совесть, а из нашего лексикона почти исчезло выражение "Как вам не стыдно?"…С другой стороны, мы должны бегать как сумасшедшие, чтобы было на что жить. А дети остаются одни без внимания родителей, которые в это время зарабатывают им на шмотки, на новый скейт… Мир потерял свое равновесие, и в обществе сегодня должна играть такая "музыка", где постоянно была бы слышна и не терялась главная тема. Но надо понять, что есть это главное."Петербургский дневник": В процессе общения с молодежью вы пришли к каким-то, хотя бы промежуточным, вариантам решения этого вопроса?Игорь Шадхан: Я могу только передать им опыт собственной жизни. Рассказать о том, что мне было по-настоящему дорого, а где я чувствовал себя предателем, спотыкался и врал, – чтобы они на этом месте устояли на ногах, не потеряли себя и не впали в ложь. Но самое главное, что я хочу им дать, – это понимание того, что мне было интереснее всего в профессии. А самое важное в ней – человек, умение его раскрыть, чтобы тот посмотрел на себя в твоем фильме и удивился – как он на самом деле глубок и интересен. Надо уметь вырастить человека, даже если он уже взрослый, надо совершать вместе с ним открытия. И когда мне удавалось выйти на такой уровень общения, я считал свою работу сделанной. И это давало нам всем некий запас прочности."Петербургский дневник": Но ведь ставшую потом настоящим телехитом "Контрольную для взрослых" не сразу пустили в эфир?Игорь Шадхан: Она целый год лежала на "Первом канале", потому что там не было образцово-показательных пионеров и октябрят. Но, на наше счастье, в тот год впервые был объявлен Международный день ребенка, и тогда глава Гостелерадио Лапин, обнаружив, что в эфир нечего поставить на детскую тему, дал проекту зеленый свет. Да много чего из сделанного так и не увидел зритель. Например, мой первый фильм о ГУЛАГе, который я снял еще в 1960-е в Норильске. Это потом, в 1991 г., я вернулся к этой теме и снял 10 серий. Но если говорить про работу журналиста, то она всегда будет востребована, при любом режиме. Потому что профессионалы, которые умеют наладить связь между обществом и "верхами", сделать слышным "крик из леса", во все времена необходимы. Хотя это по определению опасная профессия, и в этом должны отдавать себе отчет те, кто ее выбирает."Петербургский дневник": Да ведь сегодня у журналистики много лиц: например, можно безбоязненно всю жизнь воспевать свое предприятие…Игорь Шадхан: Корпоративная журналистика, как и реклама, – особый жанр, и в нем тоже надо работать талантливо. Но я все-таки больше всего ценю настоящую публицистику, где видна гражданская позиция автора. Я часто вспоминаю поговорку, которую услышал и оценил еще в студенческие времена: "Я пью из маленького стакана, я пью из треснутого стакана – но я пью из своего стакана". Со своим неповторимым голосом никто не рождается. Голос этот формируется в течение жизни – оттого, что вы что-то любите, ненавидите или относитесь терпимо, а главное – оттого, что вы постоянно задаете себе главный вопрос "почему?". И если вам есть что сказать – говорите, пишите, снимайте. Своим голосом.
2013-01-11T07:31:00+04:00
Игорь Шадхан: "Если вам есть что сказать – говорите, пишите, снимайте"

Знаменитый кинодокументалист Игорь Шадхан по праву считается главным экспертом в области взросления и воспитания. Его программа "Контрольная для взрослых" некогда всколыхнула всю нашу страну. Так что неудивительно, что сегодня мастер обратился к педагогике.


"Петербургский дневник": Игорь Абрамович, вы давно получили известность как режиссер, телепублицист, талантливый документалист. Но вот как педагога вас знают только ваши студенты…Игорь Шадхан: Да, я сейчас читаю курс по документальному кино на кафедре мультимедиа в Гуманитарном университете профсоюзов. Некоторый опыт преподавания у меня есть: одно время я вел мастерскую на факультете журналистики в СПбГУ, потом преподавал в МГУ на высших журналистских курсах. Меня эта работа захватывает: сегодня интересно работать с молодыми людьми, поскольку у них появились колоссальные возможности получения информации, общения с миром. Для меня важно не только давать им знания, но и чувствовать себя дееспособным в этом сообществе. А чувство это приходит только тогда, когда ты можешь чем-то увлечь, заинтересовать людей на полвека тебя моложе. С другой стороны, ужасно интересно, а главное, совершенно необходимо с ними спорить. Поскольку молодые люди считают мое поколение безнадежно отсталым по части каких-то новых концепций, полагают, что интерактивность – это их изобретение, и что борьбу за человека начали именно они… А я им объясняю, что они пока ни в чем не преуспели, кроме новых технических возможностей. И разве КВН, или моя "Контрольная для взрослых", или программы Володи Максимова – тот же "Музыкальный ринг" – не были интерактивными? А что вы сами хотите сделать в этой жизни? И на этот простой вопрос у моих будущих коллег не всегда есть ответ. А когда они о том же спрашивают у меня, я стараюсь ответить им своими фильмами."Петербургский дневник": Каким образом?Игорь Шадхан: Скажем, героиню моей документальной картины "Милости прошу" осудили на семь лет заключения, а после того как я снял о ней фильм, она получила свободу. Или ко мне и сегодня подходят в университетском коридоре солидные поседевшие люди и говорят: а ведь это вы своей "Контрольной для взрослых" подтолкнули нас к педагогике. Так что я вижу, может, и не глобальные, но значительные подвижки, которые происходят в жизни людей вследствие моих скромных усилий. Я стараюсь побудить людей к некой гражданской работе внутри себя. И рассказать своим студентам, как важно делать что-то не только ради личного интереса, но и для идущего рядом человека. Может, еще не взрослого, а пока шагающего в будущее на маленьких некрепких ножках. А журналистика – это как раз такое призвание: вступать в борьбу "за" – за маму, за правду, за страну…Сегодня, боюсь, представители этой профессии чаще стремятся выступить не "за", а "против", и к тому же на этом заработать – если не в финансовом, так в политическом смысле.Ну можно бороться и против, если это осознанная журналистика, которая видит беды и выступает против источника этих бед. Это нормальная гражданская позиция. Когда человек вечером приходит домой, глаза у него горят не так ярко, как утром. Но усталость он должен чувствовать не от примитивных тягот жизни, а от тех усилий, которые он предпринял в течение дня, утверждая собственное я…"Петербургский дневник": Мы ведь не об эгоцентризме говорим?Игорь Шадхан: Ну как вам объяснить… Я недавно снимал фильм о психологах и спросил у них, помогают ли они своим потерявшимся в жизни клиентам найти собственное я. И они сказали, что даже добиться от человека, чтобы он громко и уверенно произнес я – непростое дело. Оно, как правило, звучит довольно робко. И вот я думаю, что надо с этим что-то делать. Научить человека громко заявлять о себе – единственный способ спасти его от унижения, сделать так, чтобы он был уважаем не только миром, но и самим собой. Вот этим я сегодня по-настоящему болен."Петербургский дневник": Думаю, что эту боль вы пронесли через всю свою жизнь, – чтобы в этом убедиться,  достаточно пересмотреть ваши фильмы. Скажите, а сегодня пробиваться к человеческому в человеке труднее или легче, чем 10-20 лет назад? Мне кажется, сопротивление материала намного возросло.Игорь Шадхан: И тогда было трудно, и сейчас. Материал сопротивляется ровно до тех пор, пока вы не найдете в этой неподатливой на вид материи что-то такое, что вам вдруг откликается. Это как в фильме: чрезвычайно сложно найти начало. Если оно сразу не примерещится, трудно двигаться дальше. Что должно послужить началом – человеческий голос или тишина, дождь или скандальная сцена? В начале уже заложен весь фильм: ты можешь уйти в сторону, вернуться, но, словно в музыке, в картине всегда должна звучать главная тема. Вот и в своем общении со студентами мне хочется без камеры, без реальной фиксации, во время лекций и диалога с ребятами как бы снимать фильм, начало и тему которого задаю я, но сюжет и концовка зависят только от них самих. И если концовку мы смоделируем на их будущую карьеру, на то, какими им предстоит стать, то "фильм" должен получиться интересным."Петербургский дневник": Мне почему-то кажется, что вы в конце концов все-таки поддадитесь искушению взять в руки камеру…Игорь Шадхан: Не исключено. Ведь и "Контрольная для взрослых" некогда строилась именно по такому принципу. Но сегодняшняя журналистика совсем иная. Да и все мировое сообщество сегодня на распутье, как в русской народной сказке про три дороги. Куда пойти? И что делать с человеком, который, с одной стороны, теряет все человеческое, становится неандертальцем в этом мире, где похищают детей и творят над ними насилие. И что происходит со школой, почему учителя не берут на себя никакой ответственности за учеников вне пределов школьного здания? Почему не мучает совесть, а из нашего лексикона почти исчезло выражение "Как вам не стыдно?"…С другой стороны, мы должны бегать как сумасшедшие, чтобы было на что жить. А дети остаются одни без внимания родителей, которые в это время зарабатывают им на шмотки, на новый скейт… Мир потерял свое равновесие, и в обществе сегодня должна играть такая "музыка", где постоянно была бы слышна и не терялась главная тема. Но надо понять, что есть это главное."Петербургский дневник": В процессе общения с молодежью вы пришли к каким-то, хотя бы промежуточным, вариантам решения этого вопроса?Игорь Шадхан: Я могу только передать им опыт собственной жизни. Рассказать о том, что мне было по-настоящему дорого, а где я чувствовал себя предателем, спотыкался и врал, – чтобы они на этом месте устояли на ногах, не потеряли себя и не впали в ложь. Но самое главное, что я хочу им дать, – это понимание того, что мне было интереснее всего в профессии. А самое важное в ней – человек, умение его раскрыть, чтобы тот посмотрел на себя в твоем фильме и удивился – как он на самом деле глубок и интересен. Надо уметь вырастить человека, даже если он уже взрослый, надо совершать вместе с ним открытия. И когда мне удавалось выйти на такой уровень общения, я считал свою работу сделанной. И это давало нам всем некий запас прочности."Петербургский дневник": Но ведь ставшую потом настоящим телехитом "Контрольную для взрослых" не сразу пустили в эфир?Игорь Шадхан: Она целый год лежала на "Первом канале", потому что там не было образцово-показательных пионеров и октябрят. Но, на наше счастье, в тот год впервые был объявлен Международный день ребенка, и тогда глава Гостелерадио Лапин, обнаружив, что в эфир нечего поставить на детскую тему, дал проекту зеленый свет. Да много чего из сделанного так и не увидел зритель. Например, мой первый фильм о ГУЛАГе, который я снял еще в 1960-е в Норильске. Это потом, в 1991 г., я вернулся к этой теме и снял 10 серий. Но если говорить про работу журналиста, то она всегда будет востребована, при любом режиме. Потому что профессионалы, которые умеют наладить связь между обществом и "верхами", сделать слышным "крик из леса", во все времена необходимы. Хотя это по определению опасная профессия, и в этом должны отдавать себе отчет те, кто ее выбирает."Петербургский дневник": Да ведь сегодня у журналистики много лиц: например, можно безбоязненно всю жизнь воспевать свое предприятие…Игорь Шадхан: Корпоративная журналистика, как и реклама, – особый жанр, и в нем тоже надо работать талантливо. Но я все-таки больше всего ценю настоящую публицистику, где видна гражданская позиция автора. Я часто вспоминаю поговорку, которую услышал и оценил еще в студенческие времена: "Я пью из маленького стакана, я пью из треснутого стакана – но я пью из своего стакана". Со своим неповторимым голосом никто не рождается. Голос этот формируется в течение жизни – оттого, что вы что-то любите, ненавидите или относитесь терпимо, а главное – оттого, что вы постоянно задаете себе главный вопрос "почему?". И если вам есть что сказать – говорите, пишите, снимайте. Своим голосом.

Читать далее


Текст: Петербургский Дневник
Фото: Петербургский Дневник
Разделы: Интервью
Тэги:

Новости в сети

Новости по теме

Комментарии

Чтобы написать комментарий, необходимо авторизоваться через социальные сети:
или 

Новости в сети

Новости

Новости в сети

Социальные сети