Новости в сети

Loading...

В преддверии премьеры своего спектакля "Голая правда", который состоится 25 января в Петербурге, актер театра и кино Станислав Садальский пообщался с корреспондентом "Петербургского дневника".


"Петербургский дневник": Вас в первую очередь можно считать театральным актером. Как вы считаете, какое сейчас состояние театров в России, в частности в Санкт-Петербурге?Станислав Садальский: Театры Петербурга в советское время были совершенно другой меркой, имели совершенно другой уровень. Если сравнить с нашим временем, то это как небо и земля. Такое чувство, что люди случайно попадают в театр, стелют там какой-то линолеум и совершенно не представляют, как должен выглядеть современный театр, не понимая ничего и в репертуарной политике тоже. Я много гастролирую по России. Был, например, в Нижнем Тагиле, так там театр напоминает какую-то лачугу! Руководители театра бедные, актеры зарабатывают какие-то копейки. Все находится в таком нищенском состоянии, страшно представить. Но в таком мире мы с вами живем. Какой мир, такая и культура, нам бы только скорее Ленина из мавзолея вынести…  "Петербургский дневник": Все-таки в Петербурге, наверное, ситуация с театрами не столь удручающая…Станислав Садальский: Не могу точно сказать, ведь играл не во всех театрах города. Часто выступаем со спектаклями в ДК Выборгский и в ДК Горького. Там меня вполне все устраивает, даже больше скажу - очень люблю эти площадки. "Петербургский дневник": Реально ли изменить ситуацию с театрами?Станислав Садальский: Вы знаете, я не специалист. Но если раньше все писали рецензии на театральные постановки, анализировали ситуации в том или ином театре, о премьерах, о талантливых актерах, то сейчас только и пишут, кто развелся, кто женился, кто ушел из жизни… Все играет на потребу общества. Всем интересней знать о чужой жизни, о чужой смерти, о чужих деньгах. Смысл потерялся."Петербургский дневник": Откуда вообще такая тяга к сцене?Станислав Садальский: Сколько себя помню, всегда хотел быть артистом. Даже когда был в интернате, я всегда кривлялся, ломался… Мне актерское мастерство доставляет огромное удовольствие. Театр – как наркотик. Я возвращаюсь домой, а вечером мне уже снова хочется на сцену. Понимаете, я как старая, дряхлая цирковая лошадь, которая вроде и не нужна никому, которую уже давно списали со счетов, но она бьет копытом, когда слышит звуки фанфар.  "Петербургский дневник": Долго заучиваете сценарий? Репетируете перед зеркалом?Станислав Садальский: Я?! Нет, я не репетирую не перед зеркалом, это какая-то щукинская или райкинская школа… У меня все по-другому. Память у меня не феноменальная, поэтому приходится заучивать тексты. А потом репетиция – это целый процесс, это и чистка, и прообраз. Все делаю по системе Станиславского. Но не в одиночестве. Обычно мы собираемся с партнерами и репетируем. Актер - это вам не просто человек, который раз, вышел на сцену и сыграл свою роль. Это тяжелая работа, огромный труд. Прежде всего, в нашей профессии важно наблюдать. Наблюдать за продавцами в магазине, за поведением людей в очереди. Все начинается с наблюдения.   "Петербургский дневник": Недавно в Петербурге состоялся юбилейный драматический спектакль "Валенок". Как так получилось, что на выступлении не было декораций, на актерах не было костюмов?Станислав Садальский: Это форс-мажорная ситуация. Мы застряли в пробке на федеральной трассе в Тверской области. Непогода. Но, как сказал Станиславский, актер - это тот, кто может постелить на сцене коврик и сыграть на нем целый спектакль. "Валенок" собирает тысячную аудиторию, и зрителю не важны декорации, хоть черные кровати пусть стоят и черные полотна висят. Мы берем своей актерской игрой, своим талантом, мастерством. Уверен, что зрители даже не заметили бы, если я не сказал."Петербургский дневник": 25 января в Петербурге в концертном зале "Колизей" премьера вашего спектакля "Голая правда". Название очень интригующее…  Станислав Садальский: Это постановка режиссера Владимира Устюгова. В спектакле со мной сыграет близкая подруга Татьяна Васильева. Волнуюсь, ведь не понятно, понравится ли зрителю постановка, зацепит ли? Может, пролетим, как фанера над Парижем. Но, как говорили нам наши педагоги, будем играть на разрыв! Спектакль расскажет о любви, о предательстве, о сладости и коварстве актерской профессии. В общем, что говорить об этом, на это надо посмотреть и оценить."Петербургский дневник": В последнее время вас редко увидишь в кино, не считая новогодней картины "С новым годом, мамы!" С чем это связано, ведь в вашей копилке более 90 фильмов!Станислав Садальский: Профессия актера очень зависимая. Почему-то меня не выбирают, не видят во мне талантливого актера. Режиссеры, которых я люблю, почему-то меня не любят."Петербургский дневник": Как, по-вашему, обстоят дела с кинематографом? Не кажется ли вам, что зрителя дурят? Я имею ввиду обманутые ожидания, недополученные эмоции, плохую актерскую игру…Станислав Садальский: Как правило, продюсеры и режиссеры приглашают на съемки своих родственников или, что еще хуже, КВНщиков, эстрадных певиц, певцов… попсу в общем. Гиблое дело."Петербургский дневник": Т.е. кинематограф умирает?Станислав Садальский: Все рано или поздно умрет. Знаете, одна корреспондентка как-то меня спросила: "Станислав Юрьевич, что вы будете делать в миллениум?" И знаете, что я ей ответил? Я сказал, что буду лежать на Волковском кладбище. Я благодарен Собчаку, который помог мне похоронить моего брата. Теперь и я надеюсь на то, что скоро буду лежать на том кладбище…"Петербургский дневник": Вы с ума сошли? Вам всего 61, рано еще.Станислав Садальский: Как знать? Вот мы с вами разговариваем, а вот разойдемся, вдруг со мной что-то случится. Никто ведь не предскажет этого. Это жизнь.  "Петербургский дневник": Все будет хорошо. Как вы думаете, есть ли жизнь после смерти?Станислав Садальский: Думаю ничего там нет. У меня большие сомнения, что есть что-то после. Это умные люди придумали веру. Правильно сказал Достоевский, что если бы не было Бога, то его надо было бы придумать. Иначе все мы превратились бы в скотов!"Петербургский дневник": Но ведь в прошлом году вы праздновали Крещение Господня? Набрали в ванну воды, устроили Иордань… будете продолжать традиции?Станислав Садальский: Да, не будем им изменять! Соберемся в той же компании, обязательно будет Татьяна Васильева. В прошлом году придумал все я. А что? Вода ведь становится во всем мире освященной, даже водопроводная!

2013-01-17T09:52:03+04:00
Станислав Садальский: "Я старая цирковая лошадь!"

В преддверии премьеры своего спектакля "Голая правда", который состоится 25 января в Петербурге, актер театра и кино Станислав Садальский пообщался с корреспондентом "Петербургского дневника".


"Петербургский дневник": Вас в первую очередь можно считать театральным актером. Как вы считаете, какое сейчас состояние театров в России, в частности в Санкт-Петербурге?Станислав Садальский: Театры Петербурга в советское время были совершенно другой меркой, имели совершенно другой уровень. Если сравнить с нашим временем, то это как небо и земля. Такое чувство, что люди случайно попадают в театр, стелют там какой-то линолеум и совершенно не представляют, как должен выглядеть современный театр, не понимая ничего и в репертуарной политике тоже. Я много гастролирую по России. Был, например, в Нижнем Тагиле, так там театр напоминает какую-то лачугу! Руководители театра бедные, актеры зарабатывают какие-то копейки. Все находится в таком нищенском состоянии, страшно представить. Но в таком мире мы с вами живем. Какой мир, такая и культура, нам бы только скорее Ленина из мавзолея вынести…  "Петербургский дневник": Все-таки в Петербурге, наверное, ситуация с театрами не столь удручающая…Станислав Садальский: Не могу точно сказать, ведь играл не во всех театрах города. Часто выступаем со спектаклями в ДК Выборгский и в ДК Горького. Там меня вполне все устраивает, даже больше скажу - очень люблю эти площадки. "Петербургский дневник": Реально ли изменить ситуацию с театрами?Станислав Садальский: Вы знаете, я не специалист. Но если раньше все писали рецензии на театральные постановки, анализировали ситуации в том или ином театре, о премьерах, о талантливых актерах, то сейчас только и пишут, кто развелся, кто женился, кто ушел из жизни… Все играет на потребу общества. Всем интересней знать о чужой жизни, о чужой смерти, о чужих деньгах. Смысл потерялся."Петербургский дневник": Откуда вообще такая тяга к сцене?Станислав Садальский: Сколько себя помню, всегда хотел быть артистом. Даже когда был в интернате, я всегда кривлялся, ломался… Мне актерское мастерство доставляет огромное удовольствие. Театр – как наркотик. Я возвращаюсь домой, а вечером мне уже снова хочется на сцену. Понимаете, я как старая, дряхлая цирковая лошадь, которая вроде и не нужна никому, которую уже давно списали со счетов, но она бьет копытом, когда слышит звуки фанфар.  "Петербургский дневник": Долго заучиваете сценарий? Репетируете перед зеркалом?Станислав Садальский: Я?! Нет, я не репетирую не перед зеркалом, это какая-то щукинская или райкинская школа… У меня все по-другому. Память у меня не феноменальная, поэтому приходится заучивать тексты. А потом репетиция – это целый процесс, это и чистка, и прообраз. Все делаю по системе Станиславского. Но не в одиночестве. Обычно мы собираемся с партнерами и репетируем. Актер - это вам не просто человек, который раз, вышел на сцену и сыграл свою роль. Это тяжелая работа, огромный труд. Прежде всего, в нашей профессии важно наблюдать. Наблюдать за продавцами в магазине, за поведением людей в очереди. Все начинается с наблюдения.   "Петербургский дневник": Недавно в Петербурге состоялся юбилейный драматический спектакль "Валенок". Как так получилось, что на выступлении не было декораций, на актерах не было костюмов?Станислав Садальский: Это форс-мажорная ситуация. Мы застряли в пробке на федеральной трассе в Тверской области. Непогода. Но, как сказал Станиславский, актер - это тот, кто может постелить на сцене коврик и сыграть на нем целый спектакль. "Валенок" собирает тысячную аудиторию, и зрителю не важны декорации, хоть черные кровати пусть стоят и черные полотна висят. Мы берем своей актерской игрой, своим талантом, мастерством. Уверен, что зрители даже не заметили бы, если я не сказал."Петербургский дневник": 25 января в Петербурге в концертном зале "Колизей" премьера вашего спектакля "Голая правда". Название очень интригующее…  Станислав Садальский: Это постановка режиссера Владимира Устюгова. В спектакле со мной сыграет близкая подруга Татьяна Васильева. Волнуюсь, ведь не понятно, понравится ли зрителю постановка, зацепит ли? Может, пролетим, как фанера над Парижем. Но, как говорили нам наши педагоги, будем играть на разрыв! Спектакль расскажет о любви, о предательстве, о сладости и коварстве актерской профессии. В общем, что говорить об этом, на это надо посмотреть и оценить."Петербургский дневник": В последнее время вас редко увидишь в кино, не считая новогодней картины "С новым годом, мамы!" С чем это связано, ведь в вашей копилке более 90 фильмов!Станислав Садальский: Профессия актера очень зависимая. Почему-то меня не выбирают, не видят во мне талантливого актера. Режиссеры, которых я люблю, почему-то меня не любят."Петербургский дневник": Как, по-вашему, обстоят дела с кинематографом? Не кажется ли вам, что зрителя дурят? Я имею ввиду обманутые ожидания, недополученные эмоции, плохую актерскую игру…Станислав Садальский: Как правило, продюсеры и режиссеры приглашают на съемки своих родственников или, что еще хуже, КВНщиков, эстрадных певиц, певцов… попсу в общем. Гиблое дело."Петербургский дневник": Т.е. кинематограф умирает?Станислав Садальский: Все рано или поздно умрет. Знаете, одна корреспондентка как-то меня спросила: "Станислав Юрьевич, что вы будете делать в миллениум?" И знаете, что я ей ответил? Я сказал, что буду лежать на Волковском кладбище. Я благодарен Собчаку, который помог мне похоронить моего брата. Теперь и я надеюсь на то, что скоро буду лежать на том кладбище…"Петербургский дневник": Вы с ума сошли? Вам всего 61, рано еще.Станислав Садальский: Как знать? Вот мы с вами разговариваем, а вот разойдемся, вдруг со мной что-то случится. Никто ведь не предскажет этого. Это жизнь.  "Петербургский дневник": Все будет хорошо. Как вы думаете, есть ли жизнь после смерти?Станислав Садальский: Думаю ничего там нет. У меня большие сомнения, что есть что-то после. Это умные люди придумали веру. Правильно сказал Достоевский, что если бы не было Бога, то его надо было бы придумать. Иначе все мы превратились бы в скотов!"Петербургский дневник": Но ведь в прошлом году вы праздновали Крещение Господня? Набрали в ванну воды, устроили Иордань… будете продолжать традиции?Станислав Садальский: Да, не будем им изменять! Соберемся в той же компании, обязательно будет Татьяна Васильева. В прошлом году придумал все я. А что? Вода ведь становится во всем мире освященной, даже водопроводная!

Читать далее


Текст: Анна Домрачева
Фото: актер Станислав Садальский
Разделы: Интервью

Новости в сети

Новости по теме

Комментарии

Чтобы написать комментарий, необходимо авторизоваться через социальные сети:
или 

Новости в сети

Новости в сети

Социальные сети