Новости в сети

Loading...

Алексей Дмитриев, директор ГУ "Центр повышения эффективности использования государственного имущества", рассказал "Петербургскому дневнику", как город борется с незаконными ларьками и когда ресторан-корабль "Парус" отправится на штрафстоянку.


"Петербургский дневник": Ваш центр был создан относительно недавно, в начале 2011 г. Чем была вызвана необходимость появления такой структуры?

Алексей Дмитриев: Наш центр был создан в конце I квартала 2011 г. Сегодня существует огромное количество объектов, которые находятся в государственной собственности, но по тем или иным причинам они не введены в оборот. Как правило, эти объекты становятся предметом интереса нерадивых предпринимателей, и они осуществляют самозахват земельных участков или объектов нежилого фонда. Раньше город пытался судиться по таким случаям, но, как правило, этот процесс затягивался на годы, так как предприниматели стали хитрить. Например, судебный иск подается на одну компанию, скажем, "Ромашка", и, пока длится суд, "Ромашка" становится каким-нибудь "Лучом". И когда приходят приставы, работать они не могут, так как постановление суда выписано на одно юрлицо, а фактически объект занимает совсем другое. Соответственно, процедура начинается заново. Зачастую предприниматели, сами не имея на руках никаких правоустанавливающих документов  на использование объекта, осознанно незаконно сдают его в субаренду третьим лицам, тем самым вводя последних в заблуждение, что они могут спокойно и законно осуществлять свою хоздеятельность на этом объекте…

"Петербургский дневник": И как бороться с такими фирмами?

Алексей Дмитриев: Для этого и был создан наш центр. У нас деятельность чуть другая, мы работаем по статьям 12, 14 Гражданского кодекса "Самозащита гражданских прав". А если вы посмотрите кодекс, то увидите, что процесс самозащиты прав может происходить как в судебном порядке, так и во внесудебном. Для нас главным основанием для работы является отсутствие договора аренды на тот или иной участок или помещение, а не наличие судебного решения. Более того, если в момент выселения между предпринимателями и городом происходит некий судебный спор, то это также не является для нас основанием прекратить нашу деятельность.

С момента образования центра и до конца 2011 г. мы освободили 158 объектов. Аналогов нашему центру на сегодняшний день в стране нет. Помимо земельных участков мы занимаемся освобождением помещений. В городе очень большое количество помещений, по которым договор аренды закончился, а постановления суда предприниматели игнорируют. Строят целые баррикады, к которым ни проехать ни пройти. Например, в Московском районе был случай, когда незаконный арендатор поставил бронированную дверь и пуленепробиваемые защитные стеллажи. И таких объектов очень много.

Когда мы забираем объекты у незаконных арендаторов и передаем их в районные агентства КУГИ, по этим объектам проходят торги и земельный участок или помещение передается либо под социальные нужды, либо под скверы, парки, либо просто сдается в аренду, но город уже получает с этого доход.

"Петербургский дневник": А какова сама схема возвращения объектов законным владельцам?

Алексей Дмитриев: Мы работаем по заявкам районных КУГИ. Районные агентства КУГИ пишут заявку в наш адрес – освободить земельный участок или помещение по такому-то адресу. После этого наш сотрудник выезжает на объект, проводит рекогносцировку, смотрит объект, изучает его, делает фото. После этого готовится уведомление. Некоторые сознательные граждане сразу освобождают участок или помещение. Но в большинстве случаев нам оказывают сопротивление. Во-первых, некоторым горе-предпринимателям это в диковинку – как так, он на этом месте стоял 10 лет, а тут приходят какие-то люди и говорят: у вас есть неделя, чтобы освободить данный объект. Мы идем предпринимателям навстречу и заинтересованы в том, чтобы затратить на высвобождение объекта минимальное количество денежных средств, но если таки нас не слышат, мы осмечиваем объект и проводим аукцион на его демонтаж.

"Петербургский дневник": Что подталкивает предпринимателей на такие самозахваты?

Алексей Дмитриев: Незаконно размещенный ларек не платит аренду – это раз. Соответственно, город не получает тех средств, которые мог бы получать от сдачи в аренду. Во-вторых,  незаконный предприниматель, как правило, не имеет никаких лицензий, и они ему в принципе не нужны, потому что у него нет договора. Основная его задача – быстрее продать, а тут и неликвидная продукция. Такие предприниматели стараются все как можно быстрее скинуть. 

Кроме того, такие горе-предприниматели подключаются к соседним домам – накидывают провода и подключают электричество, за которое тоже не платят. Если есть возможность сделать врез в трубу, делают врез и подключаются к водоснабжению. Вот, собственно, то, на чем и зиждется такой "бизнес".

"Петербургский дневник": Подразумеваются ли какие-то штрафы для предпринимателей, незаконно захвативших городскую собственность?

Алексей Дмитриев: Если есть информация о том, кто использует данный объект, то все наши затраты в судебном порядке мы взыскиваем с предпринимателя по суду. Сегодня сложилась положительная судебная практика в нашу пользу. За время существования центра мы уже вернули таким образом более 1 млн рублей. Есть второй вариант – мы приходим на объект, но установить, кто находится на объекте, невозможно. Допустим, мы пришли, а там находится некий "оглыоглы". Документов нет, ничего нет, прописки в том числе, и он говорит: я – продавец. Даже если он нам показывает какие-то документы, он не является собственником, и говорит: я – лицо по найму. Соответственно, в данном случае мы демонтируем объект, а затраты идут за счет государства, нам не на кого подать исковое заявление.

"Петербургский дневник": Что касается самозахвата помещений – там тоже чаще всего размещают какие-то магазинчики?

Алексей Дмитриев: Не только, есть и гораздо большие объекты. В Центральном районе, например, был освобожден объект – там была мини-гостиница. На Васильевском острове был интересный случай, когда объект находился в колодце дома. Там было небольшое трехэтажное здание, и на двух этажах находился притон. Таких притонов мы вы­явили два – в одном случае он был действующий, во втором это был некий массажный салон.

"Петербургский дневник": Вы занимаетесь и плавучими объектами, в том числе ресторанами. Как часто сталкиваетесь с такими случаями?

Алексей Дмитриев: Вообще практики по освобождению кораблей в России нет. Мы первые, кто стал освобождать набережные от судов. Таких случаев у нас было уже два. Один – когда мы освобождали Дворцовую наб. у моста, где находился плавучий ресторан – корабль "Кронверк". И второй случай – возле Петровской наб. находился и сейчас стоит дебаркадер "Парус". С такими объектами сложно работать, так как они, как правило, стоят очень давно и есть вероятность их затопления. Проводится огромный комплекс мероприятий по проверке судов и возможности их транспортировки. Плюс есть опасность не попасть в сезон, когда возможна навигация. Тогда сроки демонтажа и перегонки судна автоматически переносятся на следующий год. 

"Кронверк" убирать было тяжело, потому что он большой – это судно с мачтами. Но мы его все-таки перевезли. А "Парус" мы не успели убрать, так как собственник попытался противодействовать, затопив судно. И получилось, что наш подрядчик столкнулся с более затратными работами – потребовались еще и спецсредства по откачке и подъему, которых у него не было. Мы "уплыли", и после этого корабль поднялся сам. Собственник откачал воду, и сейчас опять судно стоит. Но мы с началом навигации к нему вернемся. Для таких кораблей организована специальная стоянка в Турухтанной заводи.

"Петербургский дневник": На этот год какие-то прогнозы делаете?

Алексей Дмитриев: В первую очередь мы пройдемся по большим и знаковым объектам. Вот, например, недавно мы освободили участок на углу Московского пр. и Рощинской ул. Площадь освобожденного участка составила 5800 м². Это огромный и сложный объект, капитальный. Мы планируем именно такими объектами заняться в первую очередь. В частности, будем демонтировать заброшенный торговый комплекс, который находится по адресу: Железноводская ул., 68, что у станции метро "Приморская". На очереди также рынок в Ломоносове. У нас уже составлена таблица, около 60 объектов – это то, что будет убрано в ближайшее время. 

"Петербургский дневник": Сколько город недополучает в год от таких незаконных захватов?

Алексей Дмитриев: Общую цифру назвать сложно. В 2012 г. мы освободили 271 объект, сюда входят как земельные участки, так и объекты нежилого фонда. И если город сдаст в аренду эти объекты, то он может получить около 140 млн рублей после их "перезапуска".


2013-01-31T10:47:00+04:00
Алексей Дмитриев: "Аналогов нашему центру в стране нет"

Алексей Дмитриев, директор ГУ "Центр повышения эффективности использования государственного имущества", рассказал "Петербургскому дневнику", как город борется с незаконными ларьками и когда ресторан-корабль "Парус" отправится на штрафстоянку.


"Петербургский дневник": Ваш центр был создан относительно недавно, в начале 2011 г. Чем была вызвана необходимость появления такой структуры?

Читать далее

Алексей Дмитриев: Наш центр был создан в конце I квартала 2011 г. Сегодня существует огромное количество объектов, которые находятся в государственной собственности, но по тем или иным причинам они не введены в оборот. Как правило, эти объекты становятся предметом интереса нерадивых предпринимателей, и они осуществляют самозахват земельных участков или объектов нежилого фонда. Раньше город пытался судиться по таким случаям, но, как правило, этот процесс затягивался на годы, так как предприниматели стали хитрить. Например, судебный иск подается на одну компанию, скажем, "Ромашка", и, пока длится суд, "Ромашка" становится каким-нибудь "Лучом". И когда приходят приставы, работать они не могут, так как постановление суда выписано на одно юрлицо, а фактически объект занимает совсем другое. Соответственно, процедура начинается заново. Зачастую предприниматели, сами не имея на руках никаких правоустанавливающих документов  на использование объекта, осознанно незаконно сдают его в субаренду третьим лицам, тем самым вводя последних в заблуждение, что они могут спокойно и законно осуществлять свою хоздеятельность на этом объекте…

"Петербургский дневник": И как бороться с такими фирмами?

Алексей Дмитриев: Для этого и был создан наш центр. У нас деятельность чуть другая, мы работаем по статьям 12, 14 Гражданского кодекса "Самозащита гражданских прав". А если вы посмотрите кодекс, то увидите, что процесс самозащиты прав может происходить как в судебном порядке, так и во внесудебном. Для нас главным основанием для работы является отсутствие договора аренды на тот или иной участок или помещение, а не наличие судебного решения. Более того, если в момент выселения между предпринимателями и городом происходит некий судебный спор, то это также не является для нас основанием прекратить нашу деятельность.

С момента образования центра и до конца 2011 г. мы освободили 158 объектов. Аналогов нашему центру на сегодняшний день в стране нет. Помимо земельных участков мы занимаемся освобождением помещений. В городе очень большое количество помещений, по которым договор аренды закончился, а постановления суда предприниматели игнорируют. Строят целые баррикады, к которым ни проехать ни пройти. Например, в Московском районе был случай, когда незаконный арендатор поставил бронированную дверь и пуленепробиваемые защитные стеллажи. И таких объектов очень много.

Когда мы забираем объекты у незаконных арендаторов и передаем их в районные агентства КУГИ, по этим объектам проходят торги и земельный участок или помещение передается либо под социальные нужды, либо под скверы, парки, либо просто сдается в аренду, но город уже получает с этого доход.

"Петербургский дневник": А какова сама схема возвращения объектов законным владельцам?

Алексей Дмитриев: Мы работаем по заявкам районных КУГИ. Районные агентства КУГИ пишут заявку в наш адрес – освободить земельный участок или помещение по такому-то адресу. После этого наш сотрудник выезжает на объект, проводит рекогносцировку, смотрит объект, изучает его, делает фото. После этого готовится уведомление. Некоторые сознательные граждане сразу освобождают участок или помещение. Но в большинстве случаев нам оказывают сопротивление. Во-первых, некоторым горе-предпринимателям это в диковинку – как так, он на этом месте стоял 10 лет, а тут приходят какие-то люди и говорят: у вас есть неделя, чтобы освободить данный объект. Мы идем предпринимателям навстречу и заинтересованы в том, чтобы затратить на высвобождение объекта минимальное количество денежных средств, но если таки нас не слышат, мы осмечиваем объект и проводим аукцион на его демонтаж.

"Петербургский дневник": Что подталкивает предпринимателей на такие самозахваты?

Алексей Дмитриев: Незаконно размещенный ларек не платит аренду – это раз. Соответственно, город не получает тех средств, которые мог бы получать от сдачи в аренду. Во-вторых,  незаконный предприниматель, как правило, не имеет никаких лицензий, и они ему в принципе не нужны, потому что у него нет договора. Основная его задача – быстрее продать, а тут и неликвидная продукция. Такие предприниматели стараются все как можно быстрее скинуть. 

Кроме того, такие горе-предприниматели подключаются к соседним домам – накидывают провода и подключают электричество, за которое тоже не платят. Если есть возможность сделать врез в трубу, делают врез и подключаются к водоснабжению. Вот, собственно, то, на чем и зиждется такой "бизнес".

"Петербургский дневник": Подразумеваются ли какие-то штрафы для предпринимателей, незаконно захвативших городскую собственность?

Алексей Дмитриев: Если есть информация о том, кто использует данный объект, то все наши затраты в судебном порядке мы взыскиваем с предпринимателя по суду. Сегодня сложилась положительная судебная практика в нашу пользу. За время существования центра мы уже вернули таким образом более 1 млн рублей. Есть второй вариант – мы приходим на объект, но установить, кто находится на объекте, невозможно. Допустим, мы пришли, а там находится некий "оглыоглы". Документов нет, ничего нет, прописки в том числе, и он говорит: я – продавец. Даже если он нам показывает какие-то документы, он не является собственником, и говорит: я – лицо по найму. Соответственно, в данном случае мы демонтируем объект, а затраты идут за счет государства, нам не на кого подать исковое заявление.

"Петербургский дневник": Что касается самозахвата помещений – там тоже чаще всего размещают какие-то магазинчики?

Алексей Дмитриев: Не только, есть и гораздо большие объекты. В Центральном районе, например, был освобожден объект – там была мини-гостиница. На Васильевском острове был интересный случай, когда объект находился в колодце дома. Там было небольшое трехэтажное здание, и на двух этажах находился притон. Таких притонов мы вы­явили два – в одном случае он был действующий, во втором это был некий массажный салон.

"Петербургский дневник": Вы занимаетесь и плавучими объектами, в том числе ресторанами. Как часто сталкиваетесь с такими случаями?

Алексей Дмитриев: Вообще практики по освобождению кораблей в России нет. Мы первые, кто стал освобождать набережные от судов. Таких случаев у нас было уже два. Один – когда мы освобождали Дворцовую наб. у моста, где находился плавучий ресторан – корабль "Кронверк". И второй случай – возле Петровской наб. находился и сейчас стоит дебаркадер "Парус". С такими объектами сложно работать, так как они, как правило, стоят очень давно и есть вероятность их затопления. Проводится огромный комплекс мероприятий по проверке судов и возможности их транспортировки. Плюс есть опасность не попасть в сезон, когда возможна навигация. Тогда сроки демонтажа и перегонки судна автоматически переносятся на следующий год. 

"Кронверк" убирать было тяжело, потому что он большой – это судно с мачтами. Но мы его все-таки перевезли. А "Парус" мы не успели убрать, так как собственник попытался противодействовать, затопив судно. И получилось, что наш подрядчик столкнулся с более затратными работами – потребовались еще и спецсредства по откачке и подъему, которых у него не было. Мы "уплыли", и после этого корабль поднялся сам. Собственник откачал воду, и сейчас опять судно стоит. Но мы с началом навигации к нему вернемся. Для таких кораблей организована специальная стоянка в Турухтанной заводи.

"Петербургский дневник": На этот год какие-то прогнозы делаете?

Алексей Дмитриев: В первую очередь мы пройдемся по большим и знаковым объектам. Вот, например, недавно мы освободили участок на углу Московского пр. и Рощинской ул. Площадь освобожденного участка составила 5800 м². Это огромный и сложный объект, капитальный. Мы планируем именно такими объектами заняться в первую очередь. В частности, будем демонтировать заброшенный торговый комплекс, который находится по адресу: Железноводская ул., 68, что у станции метро "Приморская". На очереди также рынок в Ломоносове. У нас уже составлена таблица, около 60 объектов – это то, что будет убрано в ближайшее время. 

"Петербургский дневник": Сколько город недополучает в год от таких незаконных захватов?

Алексей Дмитриев: Общую цифру назвать сложно. В 2012 г. мы освободили 271 объект, сюда входят как земельные участки, так и объекты нежилого фонда. И если город сдаст в аренду эти объекты, то он может получить около 140 млн рублей после их "перезапуска".



Текст: Олеся Гончарова
Фото: Trend, Алексей Дмитриев
Разделы: Интервью

Новости в сети

Новости по теме

Комментарии

Чтобы написать комментарий, необходимо авторизоваться через социальные сети:
или 

Новости в сети

Новости

Новости в сети

Социальные сети