Новости в сети

Loading...

Известный петербургский писатель Илья Штемлер, стоявший у истоков Петербургского ПЕН-клуба, недавно отметил 80-летний юбилей. В Доме писателя вице-губернатор Василий Кичеджи вручил юбиляру почетный знак "За заслуги перед Санкт-Петербургом". Маститый литератор, вернувшийся из поездки по Соединенным Штатам, накануне важного события рассказал о своем творческом самочувствии.


"Петербургский дневник": Илья Петрович, почему вы решили справлять юбилей вдали от родного Петербурга?Илья Штемлер: Да просто сбежал ото всех. Захотелось отметить круглую дату в окружении родственников и старых друзей, которых давно не видел. Все меня чествовали, любили, говорили добрые слова, вспоминали общее прошлое. Потом я выступил на канале RTVI, встретился с читателями в Бруклинской библиотеке, а до Чикаго, куда меня тоже звали, уже не доехал…"Петербургский дневник": В каком творческом настроении встретили 80-летие?Илья Штемлер: Настроение прекрасное, но рассказывать о творческих планах не люблю: начал что-то кропать, а что получится – неясно. И название у романа подходящее – "Туманные берега": нашел героя, подверстал к нему героиню, остальное – в тумане. В том-то и манок литературы, что ты не представляешь себе развитие сюжета. Зато недавно вышел мой трехтомник, в нем три романа – "Коммерсанты", "Сезон дождей", "Нюма, Самвел и собачка Точка", а еще автобиографическая вещь "Звонок в пустую квартиру"."Петербургский дневник": А  сценарии больше не пишете?Илья Штемлер: Работа в кино для сценариста – сплошное унижение, всякий норовит слово выкинуть или поменять местами фразы, а спорить с режиссером бесполезно. Словом, роман с кинематографом у меня не сложился. И в театре мои вещи инсценировали, но специально пьесы я не писал: я чистый прозаик. Все мои романы сделаны по личным наблюдениям: прежде чем взяться за перо, я и в такси работал, и в поезде проводником, и в ДЛТ. Названия моих произведений говорят сами за себя – "Поезд", "Универмаг", "Архив", "Коммерсанты"…"Петербургский дневник": Словом, вы шли путем Артура Хейли?Илья Штемлер: Не люблю этих сравнений. Можно ведь сказать, что Хейли пошел путем Мольера, который работал в парикмахерской, а потом садился за рукопись…"Петербургский дневник": Какие проблемы писательского сообщества вас сегодня волнуют?Илья Штемлер: У писателей, даже самых талант­ливых и популярных, всегда были проблемы. Что до волнений, то я всегда был против разделения писательского союза на два крыла. До сих пор считаю этот раскол нонсенсом. На самом деле произошла типичная для русской литературы история – разделение на правых и левых, на западников и славянофилов. Но если бы был единый союз, и проблемы писательские быстрее решались бы. Когда тебе 80 лет, начинаешь понимать, что все эти разногласия – мура собачья. Союз должен быть один, большой и крепкий, сбитый дружбой и творчеством. Во все времена были отдельно взятые "нерукопожатные" люди, но это не означает, что надо непременно разбегаться. Союз проиграл от этого раскола. И здравомыслящие люди это понимают."Петербургский дневник": А в ПЕН-клубе вы еще состоите?Илья Штемлер: Когда-то я был одним из его организаторов, потом – вице-президентом. Сейчас в руководство пришли молодые, мы тоже ходим на заседания, когда приглашают. Сегодня появилась другая замечательная компания – Дом литературы и книги, которым руководит Дмитрий Каралис. А учредителями были четверо – мы с Борей Стругацким, сам Дима и Саша Житинский, которого, увы, уже нет. Считаю, что Дима делает большое дело."Петербургский дневник": А как вы оцениваете помощь города писательскому сообществу?Илья Штемлер: Я с большим уважением отношусь к тем шагам, которые городская власть сделала в поддержку литераторов. Оживилась жизнь в Доме писателя, более того, появилась перспектива перебазировать его в Дом журналиста на Невском, который сейчас ремонтируют. Дом писателя, как оперный театр, должен быть в центре города, в средоточии культурной жизни. И в Москве, и за границей дома писателей находятся в исторических местах. Думаю, журналисты с писателями уживутся. Радует, что вице-губернатор Василий Николаевич Кичеджи проявляет живой интерес к писательским делам, часто бывает в нашем доме. Дорогого стоит и инициатива Смольного по изданию книг петербургских писателей – такого не бывало с советских времен, когда литераторов действительно ценили. После перестройки писатели бедовали, да и сейчас еще бедуют. Если прежде на гонорар за один том можно было прожить несколько лет, то сегодня не проживешь и недели. Так что литературе помогать надо.
2013-02-08T11:08:00+04:00
Илья Штемлер: "Все мои романы сделаны по личным наблюдениям"

Известный петербургский писатель Илья Штемлер, стоявший у истоков Петербургского ПЕН-клуба, недавно отметил 80-летний юбилей. В Доме писателя вице-губернатор Василий Кичеджи вручил юбиляру почетный знак "За заслуги перед Санкт-Петербургом". Маститый литератор, вернувшийся из поездки по Соединенным Штатам, накануне важного события рассказал о своем творческом самочувствии.


"Петербургский дневник": Илья Петрович, почему вы решили справлять юбилей вдали от родного Петербурга?Илья Штемлер: Да просто сбежал ото всех. Захотелось отметить круглую дату в окружении родственников и старых друзей, которых давно не видел. Все меня чествовали, любили, говорили добрые слова, вспоминали общее прошлое. Потом я выступил на канале RTVI, встретился с читателями в Бруклинской библиотеке, а до Чикаго, куда меня тоже звали, уже не доехал…"Петербургский дневник": В каком творческом настроении встретили 80-летие?Илья Штемлер: Настроение прекрасное, но рассказывать о творческих планах не люблю: начал что-то кропать, а что получится – неясно. И название у романа подходящее – "Туманные берега": нашел героя, подверстал к нему героиню, остальное – в тумане. В том-то и манок литературы, что ты не представляешь себе развитие сюжета. Зато недавно вышел мой трехтомник, в нем три романа – "Коммерсанты", "Сезон дождей", "Нюма, Самвел и собачка Точка", а еще автобиографическая вещь "Звонок в пустую квартиру"."Петербургский дневник": А  сценарии больше не пишете?Илья Штемлер: Работа в кино для сценариста – сплошное унижение, всякий норовит слово выкинуть или поменять местами фразы, а спорить с режиссером бесполезно. Словом, роман с кинематографом у меня не сложился. И в театре мои вещи инсценировали, но специально пьесы я не писал: я чистый прозаик. Все мои романы сделаны по личным наблюдениям: прежде чем взяться за перо, я и в такси работал, и в поезде проводником, и в ДЛТ. Названия моих произведений говорят сами за себя – "Поезд", "Универмаг", "Архив", "Коммерсанты"…"Петербургский дневник": Словом, вы шли путем Артура Хейли?Илья Штемлер: Не люблю этих сравнений. Можно ведь сказать, что Хейли пошел путем Мольера, который работал в парикмахерской, а потом садился за рукопись…"Петербургский дневник": Какие проблемы писательского сообщества вас сегодня волнуют?Илья Штемлер: У писателей, даже самых талант­ливых и популярных, всегда были проблемы. Что до волнений, то я всегда был против разделения писательского союза на два крыла. До сих пор считаю этот раскол нонсенсом. На самом деле произошла типичная для русской литературы история – разделение на правых и левых, на западников и славянофилов. Но если бы был единый союз, и проблемы писательские быстрее решались бы. Когда тебе 80 лет, начинаешь понимать, что все эти разногласия – мура собачья. Союз должен быть один, большой и крепкий, сбитый дружбой и творчеством. Во все времена были отдельно взятые "нерукопожатные" люди, но это не означает, что надо непременно разбегаться. Союз проиграл от этого раскола. И здравомыслящие люди это понимают."Петербургский дневник": А в ПЕН-клубе вы еще состоите?Илья Штемлер: Когда-то я был одним из его организаторов, потом – вице-президентом. Сейчас в руководство пришли молодые, мы тоже ходим на заседания, когда приглашают. Сегодня появилась другая замечательная компания – Дом литературы и книги, которым руководит Дмитрий Каралис. А учредителями были четверо – мы с Борей Стругацким, сам Дима и Саша Житинский, которого, увы, уже нет. Считаю, что Дима делает большое дело."Петербургский дневник": А как вы оцениваете помощь города писательскому сообществу?Илья Штемлер: Я с большим уважением отношусь к тем шагам, которые городская власть сделала в поддержку литераторов. Оживилась жизнь в Доме писателя, более того, появилась перспектива перебазировать его в Дом журналиста на Невском, который сейчас ремонтируют. Дом писателя, как оперный театр, должен быть в центре города, в средоточии культурной жизни. И в Москве, и за границей дома писателей находятся в исторических местах. Думаю, журналисты с писателями уживутся. Радует, что вице-губернатор Василий Николаевич Кичеджи проявляет живой интерес к писательским делам, часто бывает в нашем доме. Дорогого стоит и инициатива Смольного по изданию книг петербургских писателей – такого не бывало с советских времен, когда литераторов действительно ценили. После перестройки писатели бедовали, да и сейчас еще бедуют. Если прежде на гонорар за один том можно было прожить несколько лет, то сегодня не проживешь и недели. Так что литературе помогать надо.

Читать далее


Текст: Татьяна Позняк
Фото: Петербургский Дневник
Разделы: Интервью
Тэги: Ремонт

Новости в сети

Новости по теме

Комментарии

Чтобы написать комментарий, необходимо авторизоваться через социальные сети:
или 

Новости в сети

Новости

Новости в сети

Социальные сети