Новости в сети

Loading...

В Петербурге продолжают бунтовать граждане, называющие себя казаками. Есть ли за этим протестом реальные люди, выяснял "ПД".

Прошлой осенью культурную жизнь Петербурга всколыхнул ряд неприятных эпизодов. Некие анонимные активисты, именующие себя казаками, решили бороться с сомнительными, по их мнению, культурными явлениями.

Сначала "казаки" добились отмены спектакля "Лолита" в музее современного искусства "Эрарта". Инициативные граждане обвинили продюсера спектакля Артема Суслова и режиссера Леонида Мозгового в пропаганде педофилии. Затем скандалисты выразили протест против выставки братьев Чепменов в Эрмитаже. Они даже написали заявление в правоохранительные органы. Прокурорская проверка нарушений не зафиксировала.

Дальше – больше. В начале этого года неизвестные вандалы метнули бутылку в окно Музея Владимира Набокова. Спустя несколько дней на стене музея появилась надпись: "Педофил". Очередным объектом нападок стал мюзикл "Иисус Христос – суперзвезда". "Активисты" требуют убрать его со сцен Петербурга. "Наши просьбы – только просьбы. А не угрозы или требования", – деликатно отметили настойчивые анонимы. И тут же, словно угрожая, напомнили, что в городе "много православных активистов радикального толка".

И в этом случае, похоже, что кашу заварили пресловутые "казаки". Вернее – люди, которые так себя называют. Правда, ни одна казачья община ответственность за провокации на себя не взяла. Так кто же они, анонимные блюстители морали? И причастны ли к этим акциям настоящие казаки?

"Казаки к этому не имеют никакого отношения, – сказал "ПД" Дмитрий Юрченко, начальник штаба Петербургского отдельческого казачьего общества. – Фамилии, которыми подписаны обращения, – это настоящие фамилии казаков, которые живут и работают в Москве. Но имена и отчества у всех другие. Все это провокация".

"Я не думаю, что все эти события лежат на совести казачьего общества, которое я хорошо знаю. Среди казаков есть недовольные. Но их чаяния касаются других тем общественной жизни", – заявил "ПД" Игорь Риммер, заместитель атамана Северо-Западного казачества.

Ситуацию с казаками прокомментировал и вице-губернатор Василий Кичеджи. "Я их лично не знаю, – сказал вице-губернатор. – Но если они и есть, то их единицы".

Настоящее казачье общество и его представители не имеют отношения к угрозам, поступающим в адрес культурных учреждений Северной столицы. Казаки оказались терпимы к "Лолите" Владимира Набокова.

Кто атакует культурные учреждения Северной столицы? Об этом рассуждает атаман общества "Казачья стража" Аркадий Крамарев.  

"Петербургский дневник": Анонимные люди, которые называют себя казаками, протестовали против спектакля "Лолита", атаковали музей Владимира Набокова, и это далеко не все. Имеют ли настоящие казачьи дружины к этому отношение?

Аркадий Крамарев: Я уверен на сто процентов, что все это не имеет никакого отношения к казакам. Мы никому и никогда не давали никаких полномочий говорить от имени всех казаков Петербурга. Что касается тех людей, мы пытались их найти. Но у нас нет розыскников, а правоохранительные органы этого делать, я так понимаю, и не собираются. Говорят, что нет состава преступления. А жаль. У многих из нас есть острое желание найти их и поговорить... Может, и слава богу, что не нашли. Я боюсь, что если их найдут, то выпорют как следует!

"Петербургский дневник": Для чего все эти провокации делаются? 

Аркадий Крамарев: Есть целая группа людей со своими устоями, недовольных, скажем, религией. Хотя, с другой стороны, а может, и сами организаторы все это делают, устроители спектаклей? Ну подумайте: что-то у них не получается, вот они и устраивают такую хохму, почему-то от имени казаков. Знаете, мы писали письмо господину Леониду Мозговому. Говорили, что готовы охранять зрителей на спектакле "Лолита", пусть он устраивает свое представление и не боится этих мифических "казаков", чтобы он не боялся за безопасность зрителей. А он все равно спектакль отменил. Ничего на него не подействовало. Хотя мы были искренне готовы взять всех зрителей под охрану, не дали бы их в обиду.

"Петербургский дневник": Как проходят казачьи патрули? Появились ли на улицах конные отряды?

Аркадий Крамарев: Конные отряды уже давно появились в пригородах – в Стрельне, Выборгском районе. Казаки есть и в парках, и где дачные массивы, по улицам города они пока еще не ходят. Считается, что один конный патрульный равен тысяче пеших, ведь у него хороший обзор, он прекрасно все видит, его трудно достать. Например, в Нью-Йорке или Токио очень хорошо механизированные полицейские подразделения имеют конную полицию. Они очень эффективны. Но у нас пока что малочисленны. А что сделать? Это дорогостоящее удовольствие. Мы же делаем все за свой счет, на энтузиазме. Миллионеров среди нас немного, точнее – нет ни одного (смеется). 

"Петербургский дневник": Сколько приблизительно в городе казачьих дружин и вообще казаков?

Аркадий Крамарев: В каждой станице есть охранное подразделение. В них состоит по несколько десятков человек. Есть две зарегистрированные дружины – казачья милиция и казачья дружина. Остальные входят в частные охранные предприятия. Не дружинники, наверное, а охранники, хотя статусы у всех практически одинаковые. Дружинники-то и прав никаких не имеют, закон только предоставляет им возможности. По численности, думаю, несколько тысяч, около 8 тыс. человек.

2013-02-18T09:46:00+04:00
Атаманы казачьих обществ в Петербурге открещиваются от вандалов

В Петербурге продолжают бунтовать граждане, называющие себя казаками. Есть ли за этим протестом реальные люди, выяснял "ПД".

Читать далее

Прошлой осенью культурную жизнь Петербурга всколыхнул ряд неприятных эпизодов. Некие анонимные активисты, именующие себя казаками, решили бороться с сомнительными, по их мнению, культурными явлениями.

Сначала "казаки" добились отмены спектакля "Лолита" в музее современного искусства "Эрарта". Инициативные граждане обвинили продюсера спектакля Артема Суслова и режиссера Леонида Мозгового в пропаганде педофилии. Затем скандалисты выразили протест против выставки братьев Чепменов в Эрмитаже. Они даже написали заявление в правоохранительные органы. Прокурорская проверка нарушений не зафиксировала.

Дальше – больше. В начале этого года неизвестные вандалы метнули бутылку в окно Музея Владимира Набокова. Спустя несколько дней на стене музея появилась надпись: "Педофил". Очередным объектом нападок стал мюзикл "Иисус Христос – суперзвезда". "Активисты" требуют убрать его со сцен Петербурга. "Наши просьбы – только просьбы. А не угрозы или требования", – деликатно отметили настойчивые анонимы. И тут же, словно угрожая, напомнили, что в городе "много православных активистов радикального толка".

И в этом случае, похоже, что кашу заварили пресловутые "казаки". Вернее – люди, которые так себя называют. Правда, ни одна казачья община ответственность за провокации на себя не взяла. Так кто же они, анонимные блюстители морали? И причастны ли к этим акциям настоящие казаки?

"Казаки к этому не имеют никакого отношения, – сказал "ПД" Дмитрий Юрченко, начальник штаба Петербургского отдельческого казачьего общества. – Фамилии, которыми подписаны обращения, – это настоящие фамилии казаков, которые живут и работают в Москве. Но имена и отчества у всех другие. Все это провокация".

"Я не думаю, что все эти события лежат на совести казачьего общества, которое я хорошо знаю. Среди казаков есть недовольные. Но их чаяния касаются других тем общественной жизни", – заявил "ПД" Игорь Риммер, заместитель атамана Северо-Западного казачества.

Ситуацию с казаками прокомментировал и вице-губернатор Василий Кичеджи. "Я их лично не знаю, – сказал вице-губернатор. – Но если они и есть, то их единицы".

Настоящее казачье общество и его представители не имеют отношения к угрозам, поступающим в адрес культурных учреждений Северной столицы. Казаки оказались терпимы к "Лолите" Владимира Набокова.

Кто атакует культурные учреждения Северной столицы? Об этом рассуждает атаман общества "Казачья стража" Аркадий Крамарев.  

"Петербургский дневник": Анонимные люди, которые называют себя казаками, протестовали против спектакля "Лолита", атаковали музей Владимира Набокова, и это далеко не все. Имеют ли настоящие казачьи дружины к этому отношение?

Аркадий Крамарев: Я уверен на сто процентов, что все это не имеет никакого отношения к казакам. Мы никому и никогда не давали никаких полномочий говорить от имени всех казаков Петербурга. Что касается тех людей, мы пытались их найти. Но у нас нет розыскников, а правоохранительные органы этого делать, я так понимаю, и не собираются. Говорят, что нет состава преступления. А жаль. У многих из нас есть острое желание найти их и поговорить... Может, и слава богу, что не нашли. Я боюсь, что если их найдут, то выпорют как следует!

"Петербургский дневник": Для чего все эти провокации делаются? 

Аркадий Крамарев: Есть целая группа людей со своими устоями, недовольных, скажем, религией. Хотя, с другой стороны, а может, и сами организаторы все это делают, устроители спектаклей? Ну подумайте: что-то у них не получается, вот они и устраивают такую хохму, почему-то от имени казаков. Знаете, мы писали письмо господину Леониду Мозговому. Говорили, что готовы охранять зрителей на спектакле "Лолита", пусть он устраивает свое представление и не боится этих мифических "казаков", чтобы он не боялся за безопасность зрителей. А он все равно спектакль отменил. Ничего на него не подействовало. Хотя мы были искренне готовы взять всех зрителей под охрану, не дали бы их в обиду.

"Петербургский дневник": Как проходят казачьи патрули? Появились ли на улицах конные отряды?

Аркадий Крамарев: Конные отряды уже давно появились в пригородах – в Стрельне, Выборгском районе. Казаки есть и в парках, и где дачные массивы, по улицам города они пока еще не ходят. Считается, что один конный патрульный равен тысяче пеших, ведь у него хороший обзор, он прекрасно все видит, его трудно достать. Например, в Нью-Йорке или Токио очень хорошо механизированные полицейские подразделения имеют конную полицию. Они очень эффективны. Но у нас пока что малочисленны. А что сделать? Это дорогостоящее удовольствие. Мы же делаем все за свой счет, на энтузиазме. Миллионеров среди нас немного, точнее – нет ни одного (смеется). 

"Петербургский дневник": Сколько приблизительно в городе казачьих дружин и вообще казаков?

Аркадий Крамарев: В каждой станице есть охранное подразделение. В них состоит по несколько десятков человек. Есть две зарегистрированные дружины – казачья милиция и казачья дружина. Остальные входят в частные охранные предприятия. Не дружинники, наверное, а охранники, хотя статусы у всех практически одинаковые. Дружинники-то и прав никаких не имеют, закон только предоставляет им возможности. По численности, думаю, несколько тысяч, около 8 тыс. человек.


Текст: Максим Сю, Анна Домрачева
Фото: Trend, казаки
Разделы: Общество
Тэги: ДТП, Снос

Новости в сети

Новости по теме

Комментарии

Чтобы написать комментарий, необходимо авторизоваться через социальные сети:
или 
КОММЕНТАРИИ (1)
  • Алексей 21 февраля в 04:11
    "Миллионеров среди нас немного,точнее нет-ни одного "...пока.А Саратов построили для защиты от от " лихих людишек"-казаков.Теперь они рвутся к Санкт-Петербургу.Нагаек на всех хватит.И власти очень очень удобно.

Новости в сети

Новости

Новости в сети

Социальные сети