Новости в сети

Loading...

О том, как наказывают злостных алиментщиков, об увеличении штрафных санкций по отношению к неплательщикам административных штрафов "Петербургскому дневнику" рассказала начальник отдела организации дознания и административной практики УФССП России по Санкт-Петербургу Марина Окрушко.


"Петербургский дневник": Дознаватели есть во многих службах, таких как ГИБДД, МЧС. Не исключение и судебные приставы. А чем занимаются ваши дознаватели?

Марина Окрушко: Они занимаются тем же, чем и все дознаватели, – выявлением и расследованием уголовных дел, но тех, которые относятся к подследственности Федеральной службы судебных приставов. В уголовном кодексе РФ есть 7 статей, которыми мы занимаемся, но на практике уголовные дела возбуждаются только по пяти.

"Петербургский дневник": Что это за статьи, и какую из них в рамках уголовного преследования приходится применять чаще всего?

Марина Окрушко: Во-первых, это ст. 177 УК РФ (злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности), далее ст. 315 УК РФ (неисполнение решения суда), ст. 297 УК РФ (неуважение к суду), ст. 312 УК РФ (незаконные действия в отношении имущества, подвергнутого описи или конфискации) и самая распространенная – ст. 157 УК РФ (злостное уклонение от уплаты средств на содержание детей, а также нетрудоспособных родителей). Хочу обратить внимание, что в данном случае под уголовную ответственность попадают как родители, так и трудоспособные дети, которые не обеспечивают своих престарелых родителей в соответствии с судебным решением. В 2012 году нами было возбуждено 2 таких уголовных дела. Что касается должников по алиментам в пользу несовершеннолетних детей, то за год возбуждено 1437 уголовных дел.

"Петербургский дневник": Каких именно алиментщиков привлекают к уголовной ответственности и чем в данном аспекте прежде всего руководствуются дознаватели?

Марина Окрушко: В первую очередь, ориентиром для пристального внимания к должнику является наличие задолженности, которую он не погашает в течение длительного времени. Имеет значение причина неисполнения решения суда: работает должник или нет, есть ли для этого возможности, а, может, это его принципиальное нежелание платить. То есть необходимо доказать злостность уклонения от уплаты. Сразу уточню, в любом случае обязанность по уплате алиментов устанавливается только судом, и только при наличии судебного решения возможно уголовное преследование. Потому что бывают случаи, когда при разводе супруги заключают нотариальное соглашение об уплате алиментов. В таком случае возбудить уголовное дело нельзя. 

"Петербургский дневник": А в случае джентльменского соглашения - что делать бывшему супругу, если он всегда помогал своему ребенку, но доказательств тому у него нет, а бывшая супруга угрожает уголовным делом?

Марина Окрушко: У "джентльменского" соглашения есть  острые углы. В определенный момент у матери ребенка может произойти "щелчок", и она захочет либо больше денег, либо вспомнит какие-то старые обиды и решит наказать мужа, взыскать с него алименты через суд. Так вот осторожным мужьям я рекомендую фиксировать те суммы, которые он выдает бывшей жене на ребенка. Это могут быть расписки, свидетели. Предъявляя потом подтверждающие документы, отец ребенка однозначно освобождается от уголовной ответственности. В любом случае, подчеркну, уголовная ответственность может возникнуть только с момента, когда суд установил обязанность платить алименты.

"Петербургский дневник": А какими способами пытаются увиливать от уголовной ответственности?

Марина Окрушко: Например, сейчас участились случаи, когда отец, являясь отцом по документам, разведясь с женой, платя ей алименты какое-то время, затем "забывает" о них. Тогда сразу же встает вопрос об уголовной ответственности. И в этот момент он заявляет, что на самом деле отцом ребенка не является. Вдруг он вспомнил, что когда-то у него возникали на этот счет подозрения. 

Мы, конечно, не можем пройти мимо такого заявления гражданина. Тогда подключаются эксперты, проводится генетическая экспертиза. И у нас есть примеры, когда на радость такому неплательщику действительно оказывается, что он не является биологическим отцом. Но чаще отцовство подтверждается, и надежды на освобождение от уплаты алиментов разрушаются.

"Петербургский дневник": В 2012 году законы в отношении злостных неплательщиков алиментов ужесточили. Есть ли в судебной практике Петербурга обвинительные приговоры с реальными сроками лишения свободы?

Марина Окрушко: Санкция статьи 157 изменилась в конце 2011 года. Теперь в качестве наказания за злостное уклонение от уплаты алиментов можно лишиться свободы сроком до 1 года. Однако пока петербургские суды вынесли только 2 таких приговора. Осудили женщину на 6 месяцев нахождения в колонии-поселении, и мужчину отправили в колонию общего режима. 

Отмечу также, что из злостных алиментщиков, привлеченных в Петербурге в прошлом году к уголовной ответственности, около 200 человек мы привлекли повторно. 150 человек мы привлекли по 2 раза, 24 человека – по 3 раза, 3 человека уже 4 раза привлечены. Есть даже гражданка, которая привлечена к уголовной ответственности 6 раз. 

Отмечу, суды не стремятся применить максимальную меру наказания к человеку, который первый раз совершил преступление, связанное с неуплатой алиментов. Сначала они применяют наказание в виде исправительных работ или наказывают условно. Но если человек продолжает уклоняться, он может оказаться и за решеткой. 

Думаю, в этом году произойдет рост "строгих" приговоров, поскольку численность тех, кто не по одному разу привлекался к уголовной ответственности, постоянно растет. К сожалению, есть такая категория лиц – алкоголики, наркоманы, так называемые асоциальные граждане, которым безразлично, где они проснутся завтра – дома или в камере. Но есть и такие, кому достаточно одного предупреждения об уголовной ответственности или уже возбужденного уголовного дела, чтобы погасить долг перед ребенком.  

"Петербургский дневник": Какие еще причины называют алиментщики, чтобы уйти от ответственности за ребенка?

Марина Окрушко: Многие ошибочно полагают, что денежные средства пойдут не на ребенка, а на нужды бывшей жены. Если мужчина считает, что жена не содержит ребенка так, как следует на деньги, которые он дает, у него всегда есть возможность обратиться в суд с тем, чтобы ребенок жил с ним. Особенно если жена ведет асоциальный образ жизни. Но, как правило, получается, что муж не хочет самостоятельно воспитывать ребенка и не предоставляет средств на воспитание и содержание ребенка. Это не конструктивно.

"Петербургский дневник": Расскажите об ответственности должников кредитным организациям.

Марина Окрушко: Если говорить об уголовной ответственности в этом направлении, то само понятие кредиторской задолженности относится не только к банкам. Задолженность одного физического лица перед другим может также попадать под уголовную ответственность по ст. 177 УК РФ. Самое главное, чтобы сумма долга превышала 1,5 млн рублей и, конечно, было судебное решение. 

"Петербургский дневник": И что "светит" подобному должнику?

Марина Окрушко: Здесь та же проблема. Статья предусматривает наказание вплоть до лишения свободы сроком на 2 года, но в реальности по подобным делам присуждают штрафы. Где-то до 100 тыс. рублей. 

"Петербургский дневник": То есть не все так уж страшно?

Марина Окрушко: Смотря что считать страшным. Для одних сесть в тюрьму – это страшно. А для других испортить себе карьеру – не менее страшно. Ведь работа в госорганах, в правоохранительных органах, в банковских структурах предполагает наличие кристальной чистоты человека и его родственников. И уголовное дело может стать серьезной помехой для карьерного роста и не только. 

"Петербургский дневник": В числе прочих вы назвали статью о неисполнении судебного решения. Кого это касается – физических лиц или юридических?

Марина Окрушко: Начну с того, что две статьи - 177-я (кредиторская задолженность) и 315-я (неисполнение судебного решения) - очень похожи. Но по 315-й могут быть привлечены только должностные лица. Физическое лицо – не субъект этого преступления. И если в 177-й у нас фигурируют только денежные отношения, то в 315-й это может быть и сумма, и любые другие неимущественные отношения. К примеру, обязательство передать трудовую книжку, какие-то предметы, документы, имущество, освободить земельный участок или восстановить на работе. Если юридическое лицо не исполняет такое судебное решение, его руководитель  может быть привлечен по ст. 315 УК РФ. Эта статья предусматривает до 2 лет лишения свободы. 

"Петербургский дневник": Недавно изменения коснулись и кодекса об административных правонарушениях, наказание стало более жестким. Это как-то изменило общую картину?

Марина Окрушко: Сложно сказать, ведь оплата административного штрафа – это вопрос индивидуальной дисциплинированности человека. Если сам штраф составляет 100 рублей, человек может просто забыть о нем, потерять постановление, опоздать с оплатой. 

А мы знаем, что оплата штрафа должна быть произведена в течение 30 дней. Если это происходит даже на 31-й день, то оштрафованный уже все равно должен быть привлечен к административной ответственности по ст. 20.25. И если раньше штраф взыскивался в двойном размере и за неуплаченный штраф в размере 100 рублей, нарушитель мог быть повторно оштрафован на 200 рублей, то сейчас  минимальная сумма штрафа составляет 1 тысячу рублей. 

Кроме того, не надо забывать, что за данное правонарушение предусмотрено и такое наказание, как административный арест до 15 суток. И статистика по привлечениям по этой статье неуклонно растет. Если в 2011 году было выявлено 3900 подобных нарушителей, то в 2012 году уже 4300 привлеченных. Административному наказанию в виде ареста в 2011 году подверглись 11 человек, а в 2012 – уже 79 человек. То есть все эти люди провели от суток до пяти в следственном изоляторе за правонарушение. 

"Петербургский дневник": Дознаватели службы наказывают и тех, кто проявляет неуважение к суду. В чем это выражается? 

Марина Окрушко: 297 статья УК РФ - это достаточно редко выявляемая статья, но о ней нельзя забывать, потому что она существует, и уголовные дела по ней возбуждаются. Неуважение к суду – это когда в рамках рассмотрения любого дела судом (уголовного, административного, гражданского, арбитражного) одна из сторон высказывается негативно в сторону другой, применяя при этом ненормативную лексику и в грубой форме. 

Для того, чтобы установить факт оскорбления того или иного участника процесса, судью или его помощника, проводится экспертиза с привлечением экспертов. Если специалисты признают слово или фразу нецензурной, мы возбуждаем уголовное дело. 

Бывают случаи, когда эксперты-филологи заключают, что бранные слова используются лишь для соединения нескольких слов, своего рода, слова-паразиты, которые не были направлены в чей-то конкретный адрес. Тогда нет оснований для возбуждения уголовного дела. Доходит до курьезных случаев. Два года назад в зале судебного заседания отец назвал сына уничижительным словом, но без использования ненормативной лексики. Мы возбудили уголовное дело. Отец никак не мог понять, за что в отношении него возбудили уголовное дело, поскольку искренне считал, что просто констатировал факт. Однако сын посчитал себя оскорбленным, эксперт его поддержал и дал заключение, что слово, употребленное отцом в адрес сына, имеет негативный оттенок. 

"Петербургский дневник": Кто обычно работает дознавателем, и, кстати, это мужская или женская профессия?

Марина Окрушко: Прежде всего, это работа для профессионалов. Понимаете, привлечение к уголовной ответственности – это процесс тяжелый, требующий определенных знаний, навыков и психологической подготовки. Это не просто оформление процессуальных документов, хотя это тоже очень важно, поскольку любая неточность может стать препятствием. Это еще и умение общаться с людьми - как с подозреваемыми, так и с потерпевшими. Могу сказать, что в нашей службе очень много молодежи с высшим юридическим образованием, тех, кто хочет в дальнейшем достичь высоких результатов. Приходят, как говорится, "с нуля", но при большом желании они многого добиваются. Ну, а женщин все-таки больше, где-то около 60% от всех дознавателей. 

"Петербургский дневник": А кому лучше удается провести дознание – женщине или мужчине?

Марина Окрушко: Здесь сложно вывести какую-то гендерную составляющую. Впрочем, женщины гораздо более внимательны в плане составления процессуальных документов. Мужчины же более настойчивы, даже упрямы, более уверены. А вообще мне кажется, что в нашей службе у всех мужской склад характера, даже у женщин. И это совершенно не плохо, потому что в конечном итоге приводит к лучшей организованности - как на работе, так и дома.

"Петербургский дневник": Марина Гекторовна, специфика вашей работы как-то влияет на вашу жизнь вне управления? Наверное, вы сразу понимаете, когда человек увиливает от правды?

Марина Окрушко: Конечно. Работа всегда влияет на человека, на общение с родными и близкими. Наверно, этот вопрос было бы правильней адресовать к ним. Что они чувствуют от общения со мной. Что касается видения того, врет ли человек или нет, то отвечу так – бывает, разговариваешь с человеком, и вдруг он признается: "А ведь никому не хотел это рассказывать, а вам рассказал!". Иногда, действительно, получается вытащить из человека информацию, даже не ставя перед собой такую задачу. Мне кажется, если человек работает с людьми, и, не важно, в какой сфере, он всегда будет понимать, где лукавят, где обманывают, где говорят неправду или не всю правду.

2013-02-18T11:23:00+04:00
Марина Окрушко: "Дознавателя обмануть трудно"

О том, как наказывают злостных алиментщиков, об увеличении штрафных санкций по отношению к неплательщикам административных штрафов "Петербургскому дневнику" рассказала начальник отдела организации дознания и административной практики УФССП России по Санкт-Петербургу Марина Окрушко.


"Петербургский дневник": Дознаватели есть во многих службах, таких как ГИБДД, МЧС. Не исключение и судебные приставы. А чем занимаются ваши дознаватели?

Читать далее

Марина Окрушко: Они занимаются тем же, чем и все дознаватели, – выявлением и расследованием уголовных дел, но тех, которые относятся к подследственности Федеральной службы судебных приставов. В уголовном кодексе РФ есть 7 статей, которыми мы занимаемся, но на практике уголовные дела возбуждаются только по пяти.

"Петербургский дневник": Что это за статьи, и какую из них в рамках уголовного преследования приходится применять чаще всего?

Марина Окрушко: Во-первых, это ст. 177 УК РФ (злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности), далее ст. 315 УК РФ (неисполнение решения суда), ст. 297 УК РФ (неуважение к суду), ст. 312 УК РФ (незаконные действия в отношении имущества, подвергнутого описи или конфискации) и самая распространенная – ст. 157 УК РФ (злостное уклонение от уплаты средств на содержание детей, а также нетрудоспособных родителей). Хочу обратить внимание, что в данном случае под уголовную ответственность попадают как родители, так и трудоспособные дети, которые не обеспечивают своих престарелых родителей в соответствии с судебным решением. В 2012 году нами было возбуждено 2 таких уголовных дела. Что касается должников по алиментам в пользу несовершеннолетних детей, то за год возбуждено 1437 уголовных дел.

"Петербургский дневник": Каких именно алиментщиков привлекают к уголовной ответственности и чем в данном аспекте прежде всего руководствуются дознаватели?

Марина Окрушко: В первую очередь, ориентиром для пристального внимания к должнику является наличие задолженности, которую он не погашает в течение длительного времени. Имеет значение причина неисполнения решения суда: работает должник или нет, есть ли для этого возможности, а, может, это его принципиальное нежелание платить. То есть необходимо доказать злостность уклонения от уплаты. Сразу уточню, в любом случае обязанность по уплате алиментов устанавливается только судом, и только при наличии судебного решения возможно уголовное преследование. Потому что бывают случаи, когда при разводе супруги заключают нотариальное соглашение об уплате алиментов. В таком случае возбудить уголовное дело нельзя. 

"Петербургский дневник": А в случае джентльменского соглашения - что делать бывшему супругу, если он всегда помогал своему ребенку, но доказательств тому у него нет, а бывшая супруга угрожает уголовным делом?

Марина Окрушко: У "джентльменского" соглашения есть  острые углы. В определенный момент у матери ребенка может произойти "щелчок", и она захочет либо больше денег, либо вспомнит какие-то старые обиды и решит наказать мужа, взыскать с него алименты через суд. Так вот осторожным мужьям я рекомендую фиксировать те суммы, которые он выдает бывшей жене на ребенка. Это могут быть расписки, свидетели. Предъявляя потом подтверждающие документы, отец ребенка однозначно освобождается от уголовной ответственности. В любом случае, подчеркну, уголовная ответственность может возникнуть только с момента, когда суд установил обязанность платить алименты.

"Петербургский дневник": А какими способами пытаются увиливать от уголовной ответственности?

Марина Окрушко: Например, сейчас участились случаи, когда отец, являясь отцом по документам, разведясь с женой, платя ей алименты какое-то время, затем "забывает" о них. Тогда сразу же встает вопрос об уголовной ответственности. И в этот момент он заявляет, что на самом деле отцом ребенка не является. Вдруг он вспомнил, что когда-то у него возникали на этот счет подозрения. 

Мы, конечно, не можем пройти мимо такого заявления гражданина. Тогда подключаются эксперты, проводится генетическая экспертиза. И у нас есть примеры, когда на радость такому неплательщику действительно оказывается, что он не является биологическим отцом. Но чаще отцовство подтверждается, и надежды на освобождение от уплаты алиментов разрушаются.

"Петербургский дневник": В 2012 году законы в отношении злостных неплательщиков алиментов ужесточили. Есть ли в судебной практике Петербурга обвинительные приговоры с реальными сроками лишения свободы?

Марина Окрушко: Санкция статьи 157 изменилась в конце 2011 года. Теперь в качестве наказания за злостное уклонение от уплаты алиментов можно лишиться свободы сроком до 1 года. Однако пока петербургские суды вынесли только 2 таких приговора. Осудили женщину на 6 месяцев нахождения в колонии-поселении, и мужчину отправили в колонию общего режима. 

Отмечу также, что из злостных алиментщиков, привлеченных в Петербурге в прошлом году к уголовной ответственности, около 200 человек мы привлекли повторно. 150 человек мы привлекли по 2 раза, 24 человека – по 3 раза, 3 человека уже 4 раза привлечены. Есть даже гражданка, которая привлечена к уголовной ответственности 6 раз. 

Отмечу, суды не стремятся применить максимальную меру наказания к человеку, который первый раз совершил преступление, связанное с неуплатой алиментов. Сначала они применяют наказание в виде исправительных работ или наказывают условно. Но если человек продолжает уклоняться, он может оказаться и за решеткой. 

Думаю, в этом году произойдет рост "строгих" приговоров, поскольку численность тех, кто не по одному разу привлекался к уголовной ответственности, постоянно растет. К сожалению, есть такая категория лиц – алкоголики, наркоманы, так называемые асоциальные граждане, которым безразлично, где они проснутся завтра – дома или в камере. Но есть и такие, кому достаточно одного предупреждения об уголовной ответственности или уже возбужденного уголовного дела, чтобы погасить долг перед ребенком.  

"Петербургский дневник": Какие еще причины называют алиментщики, чтобы уйти от ответственности за ребенка?

Марина Окрушко: Многие ошибочно полагают, что денежные средства пойдут не на ребенка, а на нужды бывшей жены. Если мужчина считает, что жена не содержит ребенка так, как следует на деньги, которые он дает, у него всегда есть возможность обратиться в суд с тем, чтобы ребенок жил с ним. Особенно если жена ведет асоциальный образ жизни. Но, как правило, получается, что муж не хочет самостоятельно воспитывать ребенка и не предоставляет средств на воспитание и содержание ребенка. Это не конструктивно.

"Петербургский дневник": Расскажите об ответственности должников кредитным организациям.

Марина Окрушко: Если говорить об уголовной ответственности в этом направлении, то само понятие кредиторской задолженности относится не только к банкам. Задолженность одного физического лица перед другим может также попадать под уголовную ответственность по ст. 177 УК РФ. Самое главное, чтобы сумма долга превышала 1,5 млн рублей и, конечно, было судебное решение. 

"Петербургский дневник": И что "светит" подобному должнику?

Марина Окрушко: Здесь та же проблема. Статья предусматривает наказание вплоть до лишения свободы сроком на 2 года, но в реальности по подобным делам присуждают штрафы. Где-то до 100 тыс. рублей. 

"Петербургский дневник": То есть не все так уж страшно?

Марина Окрушко: Смотря что считать страшным. Для одних сесть в тюрьму – это страшно. А для других испортить себе карьеру – не менее страшно. Ведь работа в госорганах, в правоохранительных органах, в банковских структурах предполагает наличие кристальной чистоты человека и его родственников. И уголовное дело может стать серьезной помехой для карьерного роста и не только. 

"Петербургский дневник": В числе прочих вы назвали статью о неисполнении судебного решения. Кого это касается – физических лиц или юридических?

Марина Окрушко: Начну с того, что две статьи - 177-я (кредиторская задолженность) и 315-я (неисполнение судебного решения) - очень похожи. Но по 315-й могут быть привлечены только должностные лица. Физическое лицо – не субъект этого преступления. И если в 177-й у нас фигурируют только денежные отношения, то в 315-й это может быть и сумма, и любые другие неимущественные отношения. К примеру, обязательство передать трудовую книжку, какие-то предметы, документы, имущество, освободить земельный участок или восстановить на работе. Если юридическое лицо не исполняет такое судебное решение, его руководитель  может быть привлечен по ст. 315 УК РФ. Эта статья предусматривает до 2 лет лишения свободы. 

"Петербургский дневник": Недавно изменения коснулись и кодекса об административных правонарушениях, наказание стало более жестким. Это как-то изменило общую картину?

Марина Окрушко: Сложно сказать, ведь оплата административного штрафа – это вопрос индивидуальной дисциплинированности человека. Если сам штраф составляет 100 рублей, человек может просто забыть о нем, потерять постановление, опоздать с оплатой. 

А мы знаем, что оплата штрафа должна быть произведена в течение 30 дней. Если это происходит даже на 31-й день, то оштрафованный уже все равно должен быть привлечен к административной ответственности по ст. 20.25. И если раньше штраф взыскивался в двойном размере и за неуплаченный штраф в размере 100 рублей, нарушитель мог быть повторно оштрафован на 200 рублей, то сейчас  минимальная сумма штрафа составляет 1 тысячу рублей. 

Кроме того, не надо забывать, что за данное правонарушение предусмотрено и такое наказание, как административный арест до 15 суток. И статистика по привлечениям по этой статье неуклонно растет. Если в 2011 году было выявлено 3900 подобных нарушителей, то в 2012 году уже 4300 привлеченных. Административному наказанию в виде ареста в 2011 году подверглись 11 человек, а в 2012 – уже 79 человек. То есть все эти люди провели от суток до пяти в следственном изоляторе за правонарушение. 

"Петербургский дневник": Дознаватели службы наказывают и тех, кто проявляет неуважение к суду. В чем это выражается? 

Марина Окрушко: 297 статья УК РФ - это достаточно редко выявляемая статья, но о ней нельзя забывать, потому что она существует, и уголовные дела по ней возбуждаются. Неуважение к суду – это когда в рамках рассмотрения любого дела судом (уголовного, административного, гражданского, арбитражного) одна из сторон высказывается негативно в сторону другой, применяя при этом ненормативную лексику и в грубой форме. 

Для того, чтобы установить факт оскорбления того или иного участника процесса, судью или его помощника, проводится экспертиза с привлечением экспертов. Если специалисты признают слово или фразу нецензурной, мы возбуждаем уголовное дело. 

Бывают случаи, когда эксперты-филологи заключают, что бранные слова используются лишь для соединения нескольких слов, своего рода, слова-паразиты, которые не были направлены в чей-то конкретный адрес. Тогда нет оснований для возбуждения уголовного дела. Доходит до курьезных случаев. Два года назад в зале судебного заседания отец назвал сына уничижительным словом, но без использования ненормативной лексики. Мы возбудили уголовное дело. Отец никак не мог понять, за что в отношении него возбудили уголовное дело, поскольку искренне считал, что просто констатировал факт. Однако сын посчитал себя оскорбленным, эксперт его поддержал и дал заключение, что слово, употребленное отцом в адрес сына, имеет негативный оттенок. 

"Петербургский дневник": Кто обычно работает дознавателем, и, кстати, это мужская или женская профессия?

Марина Окрушко: Прежде всего, это работа для профессионалов. Понимаете, привлечение к уголовной ответственности – это процесс тяжелый, требующий определенных знаний, навыков и психологической подготовки. Это не просто оформление процессуальных документов, хотя это тоже очень важно, поскольку любая неточность может стать препятствием. Это еще и умение общаться с людьми - как с подозреваемыми, так и с потерпевшими. Могу сказать, что в нашей службе очень много молодежи с высшим юридическим образованием, тех, кто хочет в дальнейшем достичь высоких результатов. Приходят, как говорится, "с нуля", но при большом желании они многого добиваются. Ну, а женщин все-таки больше, где-то около 60% от всех дознавателей. 

"Петербургский дневник": А кому лучше удается провести дознание – женщине или мужчине?

Марина Окрушко: Здесь сложно вывести какую-то гендерную составляющую. Впрочем, женщины гораздо более внимательны в плане составления процессуальных документов. Мужчины же более настойчивы, даже упрямы, более уверены. А вообще мне кажется, что в нашей службе у всех мужской склад характера, даже у женщин. И это совершенно не плохо, потому что в конечном итоге приводит к лучшей организованности - как на работе, так и дома.

"Петербургский дневник": Марина Гекторовна, специфика вашей работы как-то влияет на вашу жизнь вне управления? Наверное, вы сразу понимаете, когда человек увиливает от правды?

Марина Окрушко: Конечно. Работа всегда влияет на человека, на общение с родными и близкими. Наверно, этот вопрос было бы правильней адресовать к ним. Что они чувствуют от общения со мной. Что касается видения того, врет ли человек или нет, то отвечу так – бывает, разговариваешь с человеком, и вдруг он признается: "А ведь никому не хотел это рассказывать, а вам рассказал!". Иногда, действительно, получается вытащить из человека информацию, даже не ставя перед собой такую задачу. Мне кажется, если человек работает с людьми, и, не важно, в какой сфере, он всегда будет понимать, где лукавят, где обманывают, где говорят неправду или не всю правду.


Текст: Дмитрий Стаценко
Фото: УФССП России по Санкт-Петербургу

Новости в сети

Новости по теме

Комментарии

Чтобы написать комментарий, необходимо авторизоваться через социальные сети:
или 

Новости в сети

Новости

Новости в сети

Социальные сети