Новости в сети

Loading...

С 1 марта по 3 апреля в Центральном выставочном зале "Манеж" будет проходить выставка "Ступени мастерства", посвященная 25-летию основания Российской академии живописи, ваяния и зодчества Ильи Глазунова. Перед открытием мастер рассказал о выставке.


"Петербургский дневник": Илья Сергеевич, как вы решились в 1986 г., когда все в стране разваливалось, приступить к созданию своей академии на руинах знаменитого Училища живописи, ваяния и зодчества? 

Илья Глазунов: Напомню, что руины на месте московского Училища живописи, ваяния и зодчества образовались, фигурально говоря, после залпа "Авроры" в 1917 г., то есть в результате революции. А идея создания академии возникла у меня еще во времена работы в Суриковском училище: меня всегда поражало, что еще до поступления в вуз существуют готовые квоты для абитуриентов из братских республик и дружественных стран. 

А ребята из России бились, пересдавали и часто уезжали ни с чем, не пройдя более чем жесткий отбор. И когда началась так называемая перестройка, в атмосфере всеобщего хаоса я укрепился в мысли, что в России должна быть своя художественная академия, какие существовали во всех республиках. И возродить ее следовало в прекрасном историческом здании Училища живописи, ваяния и зодчества, построенном Баженовым, где учились Левитан и Саврасов, где преподавали братья Васнецовы. Знающие люди меня предупреждали, что эта задача вряд ли будет мне по силам, говорили: "Ты хочешь инсульт получить или инфаркт?". Ведь это здание, где на тот момент располагалось 22 различных советских учреждения, в свое время безуспешно пытались отбить Вучетич и Томский. 

"Петербургский дневник": И кто вам помог преодолеть все препоны?

Илья Глазунов: Я пошел с этой идеей к Михаилу Сергеевичу Горбачеву, с которым мы были прежде знакомы. Как-то в Москве был кинофестиваль, и он привел ко мне итальянцев, которые пристали с вопросом, почему у нас нет абстрактного искусства. И я тогда их спросил, хотят ли они, чтобы их любимые люди – мамы, дочери или подруги – были изображены в виде черного квадрата. Они тут же протестующе замахали на меня руками, на что я сказал – ну вот вам и ответ.

Так вот, прихожу я к Горбачеву, и, несмотря на свою высокую должность, он внимательно выслушал мое предложение и подписал все бумаги. Надо сказать, что я никогда не состоял ни в какой партии, в том числе коммунистической. Но Егор Лигачев тогда тоже мне очень помог, поддержав идею создания учебного заведения, где будут продолжены традиции школы высокого реализма. А вот архитектор перестройки Александр Николаевич Яковлев почему-то долго меня не принимал, но потом при встрече сам разъяснил причины такой проволочки. Как выяснилось, ему кто-то нашептал, что Глазунов – один из главных идеологов печально знаменитого общества "Память". Яковлев не поленился и сделал запрос в КГБ, где ему ответили, что никакого отношения к этому обществу я не имею. Выслушав эту историю, я, помнится, сказал тогда Яковлеву: "Я люблю Россию без памяти!".

А еще мне очень помогали Николай Рыжков и Александр Шохин. Это было 26 лет назад, с этого момента и началось создание нашей академии. Хотя все конторы тогда довольно быстро были расселены, картина, представшая передо мной после их отъезда, была удручающей. Но со временем здание приобрело тот вид, который восхищает всех, кто у нас бывает.

"Петербургский дневник": И какие именитые гости вас посещают?

Илья Глазунов: Здесь, например, бывала моя давняя подруга итальянская кинозвезда Джина Лоллобриджида, чей портрет я рисовал еще в 1960-е гг. Кстати, она сама закончила художественную академию и прекрасно рисует. А тогда я впервые по ее приглашению приехал в Италию, посетить которую мечтал с детства. Когда я еще был полуголодным ленинградским мальчишкой, наш учитель профессор Починков показывал нам виды Италии, Флоренцию, чудные руины, Верону... Разве мог я мечтать, что когда-нибудь увижу все это своими глазами? Это были тяжелые времена, но как ярко мы чувствовали и ощущали жизнь!

Как ни странно, но сегодня, уже пребывая в почтенном возрасте, я порой чувствую себя бодрее и моложе, чем нынешние юноши и девушки. Мне кажется, что сейчас в молодежной среде буквально культивируется отсутствие жизненной активности. При этом женщины себя часто проявляют более ярко, чем мужчины, что в корне неправильно. 

А года два назад нашу академию посетил Владимир Владимирович Путин. Он ведь петербургский человек, и было видно, что он сумел оценить и красоту баженовской архитектуры, и высокие потолки, и нашу богатейшую библиотеку, где хранятся редкие книги по искусству. 

В своем отзыве на это посещение Путин написал, что здесь умеют высоко держать планку русского изобразительного искусства и что оно достойно всяческой поддержки. Итогом этого визита стало то, что не только мы, но и многие наши коллеги получили государственные гранты. 

И сегодня, несмотря на все экономические трудности последнего времени, на наших пяти факультетах студенты учатся совершенно бесплатно. Мы всех приглашаем поступать в академию, потому что здесь мы даем ту школу, которая является основой для развития любого художника, и он волен идти в том направлении, куда ведут его совесть и его понимание добра и зла.

"Петербургский дневник": Каковы главные критерии, которыми вы руководствуетесь при наборе слушателей?

Илья Глазунов: Критерий один – есть у человека талант или нет. Первый год обучения – это год становления будущего художника. Время дорого, поскольку с каждым днем уходит та великая изобразительная культура, которой славилось училище, прежде существовавшее в этих стенах. 

Сегодня, увы, активно и повсеместно поддерживается антиискусство, которое выдается за настоящее искусство. Зачем далеко ходить за примерами: у вас в Петербурге был недавно удостоен премии некий арт-объект, который являл собой не что иное, как детородный орган, нарисованный на пролете разведенного над Невой моста... 

Сегодня настоящая живопись умирает, так же как умер настоящий роман. Массовая сериальная культура подавила проявления истинно художественного воспроизведения действительности. Эта коррозия сознания распространилась не только у нас, но и в Европе, и во всем мире. Даже в знаменитой Эколь де Пари вместо античных образцов ученикам предлагают рисовать бесформенный металлолом.

В этом контексте преподавателям и студентам нашей академии было радостно получить приглашение губернатора Санкт-Петербурга Георгия Сергеевича Полтавченко, который умеет ценить настоящее искусство, привезти эту выставку, которая наверняка вызовет интерес петербуржцев. Здесь представлены работы наших студентов и выпускников, которые сегодня уже сделали себе имя в искусстве. 

В нашей академии, обучая студентов мастерству и проникая в сознание молодых художников, мы прививаем им образность и технологию Рембрандта, Веласкеса, Веронезе... В этом наша надежда на возрождение России. Возле Белого дома в Москве недавно был установлен памятник Петру Аркадьевичу Столыпину работы одного из наших выпускников. И лучше знаменитого премьер-министра не скажешь: "Вам нужны великие потрясения, а нам нужна великая Россия".

"Петербургский дневник": Давно известно, что Петербург – Ленинград – знаковый город в вашей судьбе. Вы здесь родились, в 1942-м после гибели родных в блокадном Ленинграде 11-летним мальчиком были эвакуированы в Новгородскую область, а через 2 года все же вернулись, чтобы поступить в художественную школу при Академии художеств...

Илья Глазунов: Это правда. И хотя я живу в другом городе, но Петербург – Ленинград всегда останется для меня родным. Когда долго здесь не бываю, я просто болею. Студенты всех факультетов нашей академии постоянно совершают поездки в Петербург, и они так же важны в их художественном становлении, как уроки мастерства.

"Петербургский дневник": Илья Сергеевич, более 50 лет вы активно выступаете за сохранение культурного наследия, вы начали об этом говорить в те времена, когда тема была еще под запретом. Предполагаете ли вы и ваша академия сотрудничать сегодня с правительством Санкт-Петербурга, которое разработало широкую программу сохранения исторического центра? 

Илья Глазунов: Мы не говорили подробно о перспективах такого сотрудничества с Георгием Сергеевичем Полтавченко, но в принципе это интересная мысль, поскольку в нашей академии существует отдельный профильный факультет, где студенты изучают этот вопрос на основе новейших мировых разработок в этой области. Губернатор обещал прийти на открытие нашей выставки, возможно, мы продолжим этот разговор.

2013-03-01T09:40:00+04:00
Илья Глазунов: "Я люблю Россию без памяти"

С 1 марта по 3 апреля в Центральном выставочном зале "Манеж" будет проходить выставка "Ступени мастерства", посвященная 25-летию основания Российской академии живописи, ваяния и зодчества Ильи Глазунова. Перед открытием мастер рассказал о выставке.


"Петербургский дневник": Илья Сергеевич, как вы решились в 1986 г., когда все в стране разваливалось, приступить к созданию своей академии на руинах знаменитого Училища живописи, ваяния и зодчества? 

Читать далее

Илья Глазунов: Напомню, что руины на месте московского Училища живописи, ваяния и зодчества образовались, фигурально говоря, после залпа "Авроры" в 1917 г., то есть в результате революции. А идея создания академии возникла у меня еще во времена работы в Суриковском училище: меня всегда поражало, что еще до поступления в вуз существуют готовые квоты для абитуриентов из братских республик и дружественных стран. 

А ребята из России бились, пересдавали и часто уезжали ни с чем, не пройдя более чем жесткий отбор. И когда началась так называемая перестройка, в атмосфере всеобщего хаоса я укрепился в мысли, что в России должна быть своя художественная академия, какие существовали во всех республиках. И возродить ее следовало в прекрасном историческом здании Училища живописи, ваяния и зодчества, построенном Баженовым, где учились Левитан и Саврасов, где преподавали братья Васнецовы. Знающие люди меня предупреждали, что эта задача вряд ли будет мне по силам, говорили: "Ты хочешь инсульт получить или инфаркт?". Ведь это здание, где на тот момент располагалось 22 различных советских учреждения, в свое время безуспешно пытались отбить Вучетич и Томский. 

"Петербургский дневник": И кто вам помог преодолеть все препоны?

Илья Глазунов: Я пошел с этой идеей к Михаилу Сергеевичу Горбачеву, с которым мы были прежде знакомы. Как-то в Москве был кинофестиваль, и он привел ко мне итальянцев, которые пристали с вопросом, почему у нас нет абстрактного искусства. И я тогда их спросил, хотят ли они, чтобы их любимые люди – мамы, дочери или подруги – были изображены в виде черного квадрата. Они тут же протестующе замахали на меня руками, на что я сказал – ну вот вам и ответ.

Так вот, прихожу я к Горбачеву, и, несмотря на свою высокую должность, он внимательно выслушал мое предложение и подписал все бумаги. Надо сказать, что я никогда не состоял ни в какой партии, в том числе коммунистической. Но Егор Лигачев тогда тоже мне очень помог, поддержав идею создания учебного заведения, где будут продолжены традиции школы высокого реализма. А вот архитектор перестройки Александр Николаевич Яковлев почему-то долго меня не принимал, но потом при встрече сам разъяснил причины такой проволочки. Как выяснилось, ему кто-то нашептал, что Глазунов – один из главных идеологов печально знаменитого общества "Память". Яковлев не поленился и сделал запрос в КГБ, где ему ответили, что никакого отношения к этому обществу я не имею. Выслушав эту историю, я, помнится, сказал тогда Яковлеву: "Я люблю Россию без памяти!".

А еще мне очень помогали Николай Рыжков и Александр Шохин. Это было 26 лет назад, с этого момента и началось создание нашей академии. Хотя все конторы тогда довольно быстро были расселены, картина, представшая передо мной после их отъезда, была удручающей. Но со временем здание приобрело тот вид, который восхищает всех, кто у нас бывает.

"Петербургский дневник": И какие именитые гости вас посещают?

Илья Глазунов: Здесь, например, бывала моя давняя подруга итальянская кинозвезда Джина Лоллобриджида, чей портрет я рисовал еще в 1960-е гг. Кстати, она сама закончила художественную академию и прекрасно рисует. А тогда я впервые по ее приглашению приехал в Италию, посетить которую мечтал с детства. Когда я еще был полуголодным ленинградским мальчишкой, наш учитель профессор Починков показывал нам виды Италии, Флоренцию, чудные руины, Верону... Разве мог я мечтать, что когда-нибудь увижу все это своими глазами? Это были тяжелые времена, но как ярко мы чувствовали и ощущали жизнь!

Как ни странно, но сегодня, уже пребывая в почтенном возрасте, я порой чувствую себя бодрее и моложе, чем нынешние юноши и девушки. Мне кажется, что сейчас в молодежной среде буквально культивируется отсутствие жизненной активности. При этом женщины себя часто проявляют более ярко, чем мужчины, что в корне неправильно. 

А года два назад нашу академию посетил Владимир Владимирович Путин. Он ведь петербургский человек, и было видно, что он сумел оценить и красоту баженовской архитектуры, и высокие потолки, и нашу богатейшую библиотеку, где хранятся редкие книги по искусству. 

В своем отзыве на это посещение Путин написал, что здесь умеют высоко держать планку русского изобразительного искусства и что оно достойно всяческой поддержки. Итогом этого визита стало то, что не только мы, но и многие наши коллеги получили государственные гранты. 

И сегодня, несмотря на все экономические трудности последнего времени, на наших пяти факультетах студенты учатся совершенно бесплатно. Мы всех приглашаем поступать в академию, потому что здесь мы даем ту школу, которая является основой для развития любого художника, и он волен идти в том направлении, куда ведут его совесть и его понимание добра и зла.

"Петербургский дневник": Каковы главные критерии, которыми вы руководствуетесь при наборе слушателей?

Илья Глазунов: Критерий один – есть у человека талант или нет. Первый год обучения – это год становления будущего художника. Время дорого, поскольку с каждым днем уходит та великая изобразительная культура, которой славилось училище, прежде существовавшее в этих стенах. 

Сегодня, увы, активно и повсеместно поддерживается антиискусство, которое выдается за настоящее искусство. Зачем далеко ходить за примерами: у вас в Петербурге был недавно удостоен премии некий арт-объект, который являл собой не что иное, как детородный орган, нарисованный на пролете разведенного над Невой моста... 

Сегодня настоящая живопись умирает, так же как умер настоящий роман. Массовая сериальная культура подавила проявления истинно художественного воспроизведения действительности. Эта коррозия сознания распространилась не только у нас, но и в Европе, и во всем мире. Даже в знаменитой Эколь де Пари вместо античных образцов ученикам предлагают рисовать бесформенный металлолом.

В этом контексте преподавателям и студентам нашей академии было радостно получить приглашение губернатора Санкт-Петербурга Георгия Сергеевича Полтавченко, который умеет ценить настоящее искусство, привезти эту выставку, которая наверняка вызовет интерес петербуржцев. Здесь представлены работы наших студентов и выпускников, которые сегодня уже сделали себе имя в искусстве. 

В нашей академии, обучая студентов мастерству и проникая в сознание молодых художников, мы прививаем им образность и технологию Рембрандта, Веласкеса, Веронезе... В этом наша надежда на возрождение России. Возле Белого дома в Москве недавно был установлен памятник Петру Аркадьевичу Столыпину работы одного из наших выпускников. И лучше знаменитого премьер-министра не скажешь: "Вам нужны великие потрясения, а нам нужна великая Россия".

"Петербургский дневник": Давно известно, что Петербург – Ленинград – знаковый город в вашей судьбе. Вы здесь родились, в 1942-м после гибели родных в блокадном Ленинграде 11-летним мальчиком были эвакуированы в Новгородскую область, а через 2 года все же вернулись, чтобы поступить в художественную школу при Академии художеств...

Илья Глазунов: Это правда. И хотя я живу в другом городе, но Петербург – Ленинград всегда останется для меня родным. Когда долго здесь не бываю, я просто болею. Студенты всех факультетов нашей академии постоянно совершают поездки в Петербург, и они так же важны в их художественном становлении, как уроки мастерства.

"Петербургский дневник": Илья Сергеевич, более 50 лет вы активно выступаете за сохранение культурного наследия, вы начали об этом говорить в те времена, когда тема была еще под запретом. Предполагаете ли вы и ваша академия сотрудничать сегодня с правительством Санкт-Петербурга, которое разработало широкую программу сохранения исторического центра? 

Илья Глазунов: Мы не говорили подробно о перспективах такого сотрудничества с Георгием Сергеевичем Полтавченко, но в принципе это интересная мысль, поскольку в нашей академии существует отдельный профильный факультет, где студенты изучают этот вопрос на основе новейших мировых разработок в этой области. Губернатор обещал прийти на открытие нашей выставки, возможно, мы продолжим этот разговор.


Текст: Татьяна Позняк
Фото: Фото Дмитрия Фуфаева, Илья Глазунов

Новости в сети

Новости по теме

Комментарии

Чтобы написать комментарий, необходимо авторизоваться через социальные сети:
или 

Новости в сети

Новости

Новости в сети

Социальные сети