Новости в сети

Loading...

Сегодня УФСКН РФ по СПБ и ЛО исполняется 10 лет. Об основных задачах спецназа наркоконтроля и о том, из кого он формируется, о тренировках бойцов спецназа и об их жизни вне работы "Петербургскому дневнику" рассказал заместитель начальника Управления ФСКН России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области генерал-майор полиции Константин Бондарев.


"Петербургский дневник": Из кого формируется спецназ Управления ФСКН России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области?Константин Бондарев: Изначально спецназ Управления создавался на базе службы физической защиты налоговой полиции. Но большая его часть, его костяк - из спецназа "Тайфун" и из "Гранита" (СОБР). Остальные - в основном из ВДВ, спецназа ГРУ, внутренних войск. "Петербургский дневник": Если в процентном соотношении брать весь ваш спецназ, то сколько его сотрудников прошли "горячие точки"?Константин Бондарев: Сейчас это половина наших бойцов. Но время идет, им на смену приходят молодые парни. Да, они хорошо подготовлены, но боевого опыта не имеют. Многие уходят, к сожалению.

"Петербургский дневник": Почему "к сожалению"?Константин Бондарев: Потому что боевой опыт – это неоценимый помощник в нашей работе."Петербургский дневник": А куда уходят потом, отработав у вас в спецназе?Константин Бондарев: По-разному. Есть те, кто идет работать в охранные структуры. Есть те, кто идет в бизнес. Ротация же связана с тем, что возраст подходит и после сорока люди начинают думать, как дальше жить, определяться. Кто-то увольняется, кто-то переходит в оперативные службы и продолжает работу в правоохранительных органах. Кто-то остается в спецназе на руководящих должностях. "Петербургский дневник": То есть сорок лет – это потолок для спецназовца?Константин Бондарев: Нет, это не предел. Служат ребята и старше. Просто требования предъявляются  такие же, как и к молодому бойцу, и если он выдерживает, тогда служит. Заместитель начальника нашей службы – Михаил Григорьевич Левитанус, а ему уже за 40 лет, - в прошлом году завоевал бронзу на Всемирных полицейских играх в Нью-Йорке. "Петербургский дневник": Каковы же основные задачи именно вашего спецназа, учитывая общее направление деятельности ведомства?Константин Бондарев: Основная задача – силовое сопровождение оперативно-розыскных мероприятий. Это силовая поддержка оперативников, проникновение в адреса, задержания, обеспечение безопасности сотрудников УФСКН. На серьезные мероприятия оперативники всегда привлекают нас. "Петербургский дневник": Как проходят тренировки и какие требования предъявляются к бойцу спецназа?Константин Бондарев: Тренировки проходят согласно плану: рукопашный бой, физическая подготовка, огневая подготовка. Также специальная тактическая подготовка, которая проводится и в городе, и на открытой местности. Еще есть высотная подготовка. В общем, все то, что может понадобиться для выполнения тех или иных задач.

"Петербургский дневник": На тренировках работаете в полный контакт?Константин Бондарев: Бывает и такое. Конечно, никто никого там не убивает, все-таки работать надо кому-то. Тем не менее стараемся серьезно относиться к подготовке. Требования по подготовке предусматривают определенные нормативы, которые ежегодно должен сдавать каждый сотрудник. Мы стараемся сдавать эти нормативы чаще – раз в квартал, чтобы люди форму не теряли и не расслаблялись."Петербургский дневник": Как часто приходится выходить на мероприятия?Константин Бондарев: Ежедневно. Люди работают в суточном режиме, поскольку заявки поступают от оперативников и на дневные выходы, и на ночные. Бывают по несколько заявок в сутки. Бывает поспокойней, когда одна-две-три заявки. Здесь все зависит от оперативников. Если у них идет реализация, то тогда и у нас работы прибавляется. В управлении отделов много, а мы одни. Плюс еще рейды в ночные клубы, где мы задействованы постоянно со дня образования управления с 2003 года. "Петербургский дневник": Были ли случаи оказания спецназу жесткого сопротивления? Константин Бондарев: Мы стараемся не допускать сопротивления, потому что одна из наших главных задач – это скорость. Чем быстрее мы зайдем в адрес и задержим, тем больше у оперативников возможностей собрать доказательную базу. Чтобы наркодилеры не успели, к примеру, уничтожить наркотики, когда мы ломаем дверь в квартиру. Любые движения задержанных быстро пресекаются. Поэтому сопротивление встречается редко. Правда, в прошлом году был случай, когда при штурме частного дома злоумышленник применил боевой ТТ. Первый выстрел он произвел, но, слава Богу, ни в кого не попал. А когда он выстрелил во второй раз, его пистолет дал осечку. Ну а дальше он уже ничего не успел: его задержали. Гибели сотрудников спецназа во время боевых заданий у нас не было."Петербургский дневник": А вообще попадаются вам среди наркодилеров, что называется, "крутые ребята", которые реально могут оказать сопротивление?Константин Бондарев: Встречаются. Хорошо тренированные подготовленные парни 25-30 лет. Зачастую вооруженные, как правило, это члены преступных группировок. И здесь наша задача - молниеносность, чтобы они даже не успели применить свои навыки и тем более оружие. Что же касается портрета таких "крутых ребят", то помимо своих спортивных навыков в  бытовом аспекте живут они богато, в социальном плане – успешны. Их основная психология – зарабатывание денег. Это вообще свойственно значительной части современной молодежи – заработать здесь и сейчас. Многие из них сами не употребляют наркотики. "Петербургский дневник": А у вас существуют какие-то внутренние нормативы по скорости проникновения в жилище?Константин Бондарев: Такого нет. Да это и невозможно сделать, все адреса разные. Конечно,  встречались и эксклюзивные двери. Такие, что бункер ядерный позавидует. "Петербургский дневник": Подключался ли спецназ петербургского наркоконтроля к операциям  других ведомств?

Константин Бондарев: Работаем, в основном, с теми ведомствами, у которых нет своего спецназа. К примеру, со Следственным комитетом. А совместно с другими подразделениями мы работали, когда непосредственно наше управление привлекало в качестве силовой поддержки спецподразделения других ведомств. Например, когда какая-то масштабная заявка, где надо одновременно отработать десятки адресов, и когда наших сил и средств не хватает. Тут и СОБР ГУ МВД привлекался, и "Град" УФСБ. Там ребята тоже хорошие, подготовленные. Многих мы знаем лично, общаемся. 

"Петербургский дневник": Если сравнивать российские службы специального назначения, например, с  американскими, то уступаем ли мы заокеанским коллегам?Константин Бондарев: Не думаю. Что же касается нашего спецназа, то расскажу следующее. 25 мая 2012 года на базе института повышения квалификации Управления ФСКН России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области под Петербургом проходило российско-американское мероприятие. Директор ФСКН России Виктор Иванов встречался со своим американским коллегой господином Керликовски по вопросам борьбы с наркотиками. Нашему спецназу была поставлена задача - провести показательные выступления. Причем чтобы не ударить лицом в грязь, нам было необходимо удивить американцев. Задействовали вертолет наших коллег из ГУ МВД, бронетехнику. Штурмовали здание с разных направлений, захватывали предполагаемых вооруженных преступников, освобождали заложников, показывали навыки владения рукопашным боем, навыки тактической стрельбы, и еще кинологи продемонстрировали свое мастерство. Американцы были довольны, хлопали и вынесли вердикт, что мы работаем не хуже их. Они действительно были удивлены и не скрывали своего восторга. Сказали, что то, что они увидели, вполне на уровне их морских котиков. "Петербургский дневник": Как выглядит жизнь спецназовца вне службы?Константин Бондарев: У каждого по-разному. Большинство – женаты, у всех дети. У некоторых даже по трое. Из увлечений спорт  или связанные со спортом хобби – прыгают с парашютом, занимаются альпинизмом и дайвингом. Очень много охотников и рыболовов. И, между прочим, чем лучше охотник, тем лучше из него снайпер. "Петербургский дневник":  Если бы о спецназе наркоконтроля решили снять сериал или фильм, какую главную мысль вы бы хотели донести до зрителей?Константин Бондарев: Скажу кратко. Наркомания, я считаю,  на сегодняшний день самая страшная проблема. Это истребление генофонда нашей страны, рост преступности… На мой взгляд, важно, чтобы каждый россиянин это понимал, и, может, тогда наркоситуация изменится к лучшему. Те, кто занимается незаконным оборотом наркотиков, – преступники, а преступников надо наказывать. И рано или поздно мы к ним придем! 

2013-03-11T13:31:00+04:00
Константин Бондарев: Боевой опыт – это неоценимый помощник в нашей работе

Сегодня УФСКН РФ по СПБ и ЛО исполняется 10 лет. Об основных задачах спецназа наркоконтроля и о том, из кого он формируется, о тренировках бойцов спецназа и об их жизни вне работы "Петербургскому дневнику" рассказал заместитель начальника Управления ФСКН России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области генерал-майор полиции Константин Бондарев.


"Петербургский дневник": Из кого формируется спецназ Управления ФСКН России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области?Константин Бондарев: Изначально спецназ Управления создавался на базе службы физической защиты налоговой полиции. Но большая его часть, его костяк - из спецназа "Тайфун" и из "Гранита" (СОБР). Остальные - в основном из ВДВ, спецназа ГРУ, внутренних войск. "Петербургский дневник": Если в процентном соотношении брать весь ваш спецназ, то сколько его сотрудников прошли "горячие точки"?Константин Бондарев: Сейчас это половина наших бойцов. Но время идет, им на смену приходят молодые парни. Да, они хорошо подготовлены, но боевого опыта не имеют. Многие уходят, к сожалению.

Читать далее

"Петербургский дневник": Почему "к сожалению"?Константин Бондарев: Потому что боевой опыт – это неоценимый помощник в нашей работе."Петербургский дневник": А куда уходят потом, отработав у вас в спецназе?Константин Бондарев: По-разному. Есть те, кто идет работать в охранные структуры. Есть те, кто идет в бизнес. Ротация же связана с тем, что возраст подходит и после сорока люди начинают думать, как дальше жить, определяться. Кто-то увольняется, кто-то переходит в оперативные службы и продолжает работу в правоохранительных органах. Кто-то остается в спецназе на руководящих должностях. "Петербургский дневник": То есть сорок лет – это потолок для спецназовца?Константин Бондарев: Нет, это не предел. Служат ребята и старше. Просто требования предъявляются  такие же, как и к молодому бойцу, и если он выдерживает, тогда служит. Заместитель начальника нашей службы – Михаил Григорьевич Левитанус, а ему уже за 40 лет, - в прошлом году завоевал бронзу на Всемирных полицейских играх в Нью-Йорке. "Петербургский дневник": Каковы же основные задачи именно вашего спецназа, учитывая общее направление деятельности ведомства?Константин Бондарев: Основная задача – силовое сопровождение оперативно-розыскных мероприятий. Это силовая поддержка оперативников, проникновение в адреса, задержания, обеспечение безопасности сотрудников УФСКН. На серьезные мероприятия оперативники всегда привлекают нас. "Петербургский дневник": Как проходят тренировки и какие требования предъявляются к бойцу спецназа?Константин Бондарев: Тренировки проходят согласно плану: рукопашный бой, физическая подготовка, огневая подготовка. Также специальная тактическая подготовка, которая проводится и в городе, и на открытой местности. Еще есть высотная подготовка. В общем, все то, что может понадобиться для выполнения тех или иных задач.

"Петербургский дневник": На тренировках работаете в полный контакт?Константин Бондарев: Бывает и такое. Конечно, никто никого там не убивает, все-таки работать надо кому-то. Тем не менее стараемся серьезно относиться к подготовке. Требования по подготовке предусматривают определенные нормативы, которые ежегодно должен сдавать каждый сотрудник. Мы стараемся сдавать эти нормативы чаще – раз в квартал, чтобы люди форму не теряли и не расслаблялись."Петербургский дневник": Как часто приходится выходить на мероприятия?Константин Бондарев: Ежедневно. Люди работают в суточном режиме, поскольку заявки поступают от оперативников и на дневные выходы, и на ночные. Бывают по несколько заявок в сутки. Бывает поспокойней, когда одна-две-три заявки. Здесь все зависит от оперативников. Если у них идет реализация, то тогда и у нас работы прибавляется. В управлении отделов много, а мы одни. Плюс еще рейды в ночные клубы, где мы задействованы постоянно со дня образования управления с 2003 года. "Петербургский дневник": Были ли случаи оказания спецназу жесткого сопротивления? Константин Бондарев: Мы стараемся не допускать сопротивления, потому что одна из наших главных задач – это скорость. Чем быстрее мы зайдем в адрес и задержим, тем больше у оперативников возможностей собрать доказательную базу. Чтобы наркодилеры не успели, к примеру, уничтожить наркотики, когда мы ломаем дверь в квартиру. Любые движения задержанных быстро пресекаются. Поэтому сопротивление встречается редко. Правда, в прошлом году был случай, когда при штурме частного дома злоумышленник применил боевой ТТ. Первый выстрел он произвел, но, слава Богу, ни в кого не попал. А когда он выстрелил во второй раз, его пистолет дал осечку. Ну а дальше он уже ничего не успел: его задержали. Гибели сотрудников спецназа во время боевых заданий у нас не было."Петербургский дневник": А вообще попадаются вам среди наркодилеров, что называется, "крутые ребята", которые реально могут оказать сопротивление?Константин Бондарев: Встречаются. Хорошо тренированные подготовленные парни 25-30 лет. Зачастую вооруженные, как правило, это члены преступных группировок. И здесь наша задача - молниеносность, чтобы они даже не успели применить свои навыки и тем более оружие. Что же касается портрета таких "крутых ребят", то помимо своих спортивных навыков в  бытовом аспекте живут они богато, в социальном плане – успешны. Их основная психология – зарабатывание денег. Это вообще свойственно значительной части современной молодежи – заработать здесь и сейчас. Многие из них сами не употребляют наркотики. "Петербургский дневник": А у вас существуют какие-то внутренние нормативы по скорости проникновения в жилище?Константин Бондарев: Такого нет. Да это и невозможно сделать, все адреса разные. Конечно,  встречались и эксклюзивные двери. Такие, что бункер ядерный позавидует. "Петербургский дневник": Подключался ли спецназ петербургского наркоконтроля к операциям  других ведомств?

Константин Бондарев: Работаем, в основном, с теми ведомствами, у которых нет своего спецназа. К примеру, со Следственным комитетом. А совместно с другими подразделениями мы работали, когда непосредственно наше управление привлекало в качестве силовой поддержки спецподразделения других ведомств. Например, когда какая-то масштабная заявка, где надо одновременно отработать десятки адресов, и когда наших сил и средств не хватает. Тут и СОБР ГУ МВД привлекался, и "Град" УФСБ. Там ребята тоже хорошие, подготовленные. Многих мы знаем лично, общаемся. 

"Петербургский дневник": Если сравнивать российские службы специального назначения, например, с  американскими, то уступаем ли мы заокеанским коллегам?Константин Бондарев: Не думаю. Что же касается нашего спецназа, то расскажу следующее. 25 мая 2012 года на базе института повышения квалификации Управления ФСКН России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области под Петербургом проходило российско-американское мероприятие. Директор ФСКН России Виктор Иванов встречался со своим американским коллегой господином Керликовски по вопросам борьбы с наркотиками. Нашему спецназу была поставлена задача - провести показательные выступления. Причем чтобы не ударить лицом в грязь, нам было необходимо удивить американцев. Задействовали вертолет наших коллег из ГУ МВД, бронетехнику. Штурмовали здание с разных направлений, захватывали предполагаемых вооруженных преступников, освобождали заложников, показывали навыки владения рукопашным боем, навыки тактической стрельбы, и еще кинологи продемонстрировали свое мастерство. Американцы были довольны, хлопали и вынесли вердикт, что мы работаем не хуже их. Они действительно были удивлены и не скрывали своего восторга. Сказали, что то, что они увидели, вполне на уровне их морских котиков. "Петербургский дневник": Как выглядит жизнь спецназовца вне службы?Константин Бондарев: У каждого по-разному. Большинство – женаты, у всех дети. У некоторых даже по трое. Из увлечений спорт  или связанные со спортом хобби – прыгают с парашютом, занимаются альпинизмом и дайвингом. Очень много охотников и рыболовов. И, между прочим, чем лучше охотник, тем лучше из него снайпер. "Петербургский дневник":  Если бы о спецназе наркоконтроля решили снять сериал или фильм, какую главную мысль вы бы хотели донести до зрителей?Константин Бондарев: Скажу кратко. Наркомания, я считаю,  на сегодняшний день самая страшная проблема. Это истребление генофонда нашей страны, рост преступности… На мой взгляд, важно, чтобы каждый россиянин это понимал, и, может, тогда наркоситуация изменится к лучшему. Те, кто занимается незаконным оборотом наркотиков, – преступники, а преступников надо наказывать. И рано или поздно мы к ним придем! 


Текст: Дмитрий Стаценко
Фото: Петербургский Дневник
Разделы: Интервью

Новости в сети

Новости по теме

Комментарии

Чтобы написать комментарий, необходимо авторизоваться через социальные сети:
или 

Новости в сети

Новости

Новости в сети

Социальные сети