Новости в сети

Loading...

О том, насколько безопасен наш город, о причинах низкой раскрываемос­ти преступ­лений, об отношениях прокуратуры и Следственного комитета читателям "Петербургского дневника" рассказывает заместитель прокурора Санкт-Петербурга Игорь Резонов.


"Петербургский дневник": Насколько напряженной является криминогенная обстановка в Петербурге на сегодняшний день?

Игорь Резонов: Конечно, полностью безопасным наш город, к сожалению, объективно никто назвать не может.

В 2012 г. в Петербурге благодаря совместным усилиям правоохранительных органов и органов власти была достигнута некоторая отрицательная динамика по снижению числа зарегистрированных преступлений. Их число сократилось почти на 5% и составило 56,5 тыс. преступлений. Про­изошло снижение количества тяжких и особо тяжких преступ­лений, убийств и умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, изнасилований, хулиганства, корыстно-насильственных преступлений (краж, грабежей, разбоев) и преступлений, связанных с незаконным оборотом оружия. 

Это результат слаженной работы правоохранительной системы, органов власти и общественности: с учетом криминогенной ситуации адресно была изменена система патрулирования полиции, полиция получила современный автопарк для патрулирования, улицы города освещены и оснащаются видеонаблюдением, к охране общественного порядка стали активно привлекать добровольные народные дружины, казаков, общественные, в том числе молодежные, организации и даже частные охранные предприятия.И тем не менее реальная межведомственная система профилактики у нас пока в стадии становления. К переменам в криминальной статистике мы относимся сдержанно. Это только цифры.  

Кроме того, прокурорами сис­тематически вскрываются факты сокрытия правоохранительными органами от регистрации сообщений о преступлениях. Так, из общего указанного числа зарегистрированных в 2012 г. преступ­лений 12% – это ранее сокрытые заявления и факты преступлений, выявленные и поставленные на учет прокурорами. Подтверждение этому – рост преступности в городе за 2 месяца текущего года на 10% – зарегистрировано 8,5 тыс. преступлений. При этом общая раскрываемость преступлений низкая – половина от совершаемых. 


"Петербургский дневник": С чем прежде всего связана низкая раскрываемость?

Игорь Резонов: Низкая раскрываемость квартирных краж, грабежей, разбоев, хищений транспортных средств – следствие неэффективной оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел. 

Отмечу также, что еще достаточно высока преступность в общественных местах, рецидивная преступность, идет рост преступ­лений в состоянии алкогольного опьянения.

Растет преступность иностранных граждан (в основном это преступления выходцев из Средней Азии и Азербайджана в отношении таких же иностранных граждан).

Несмотря на постоянный прирост числа пресеченных правоохранительными органами преступлений, связанных с наркотиками, проблема наркотизации не снята – наши граждане готовы получать сомнительное удовольствие, рискуя свободой, здоровьем и жизнью. Конечно, находится масса и тех, кто готов им предоставлять такие "удовольствия" с рис­ком потери свободы, но с целью легкой наживы.

"Петербургский дневник": Какими, по вашему, по степени жесткости должны быть меры по отношению к тем, кто распространяет наркотические вещества, и тем, кто их употребляет? 

Игорь Резонов: Самые максимальные, но это при условии максимального качества оперативно-розыскной и следственной работы оперативных и следственных подразделений органов внутренних дел, наркоконтроля, ФСБ и Следственного комитета (СК). 

"Петербургский дневник": Чисто гипотетически, что будет с Петербургом, если перестать бороться с распространением наркотиков? Ведь говорят, что сладок только запретный плод.

Игорь Резонов: Превратимся в перевалочный пункт наркоконтрабандистов, в столицу наркоманов и опустившихся людей, то есть быстро вымирающих, но на все готовых ради дозы рабов.

Мы все в ответе за то, как мы живем. Кто-то считает, что он достоин жить лучше, чем живет, а потому имеет право добывать себе радос­ти жизни вопреки интересам и правам других – обманом, кражами, грабежами, разбоями, насилием, злоупотреблением служебным положением. Другие уверены, что никого не должно касаться, какой образ жизни он ведет. А третьи боятся что-либо изменить в объективной действительности своим активным вмешательством или хотя бы при нехватке физичес­ких сил сообщением о фактах нарушения закона в компетентные органы. Эгоизм, алчность одних, безразличие и пассивность других и порождают то, что мы имеем. Естественно, это не относится к нашему обществу в целом и ко всем сотрудникам правоохранительных органов в частности. Отсюда и переменные и не всегда ощутимые успехи в сфере противостояния криминалу. 

"Петербургский дневник": Правомерно ли собирать с родителей деньги на школьную охрану и учебники? И в каких случаях родителям стоит обращаться в прокуратуру с жалобами на школьное руководство?

Игорь Резонов: Охрана в школах необходима в первую очередь детям. На образовательных учреждениях не лежит обязанность по найму ЧОП, средства на это школам не выделяются. В то же время администрация школы не вправе принуждать родителей к сдаче денег на охрану. Это должен быть добровольный выбор самих родителей. Те, кто не может в силу материального положения участвовать в финансировании системы охраны школы или же считает, что их детям охрана не нужна, имеют полное право не сдавать деньги. Принуждать их никто не вправе.

Учебниками по всем предметам детей должна обеспечить безвозмездно школа. В прошлом году нами на основании одного обращения родителя о принуждении образовательным учреждением к приобретению учебников для ребенка была организована акция по сбору и проверке информации о таких фактах по всему городу – горячая телефонная линия. Прокурорская проверка вызвала большой общественный резонанс. К нам поступила масса обращений о повсеместных подобных нарушениях. По обращениям граждан на предмет соблюдения прав учащихся государственных общеобразовательных учреж­дений на обеспечение бесплатными учебниками прокурорами в суд направлено 146 исков, в адрес губернатора города внесено представление. По результатам прокурорской проверки в законе Санкт-Петербурга "О бюджете на 2013 г." на обеспечение образовательных учреждений учебной литературой предусмотрено свыше 165 млн руб­лей, что более чем в 4 раза превышает объем расходов прошлого года.Если факты финансовых требований образовательных учреждений вновь будут иметь мес­то, мы ждем обращений граждан для незамедлительного исправления ситуации. Можно обратиться как в районную прокуратуру по месту жительства, так и сразу в городскую прокуратуру.

"Петербургский дневник": Нередко можно услышать, что с выделением следователей в отдельное ведомство у прокуратуры вырос зуб на Следственный комитет. Соответствуют ли такие высказывания действительности? Какие отношения между вашими ведомствами на самом деле?

Игорь Резонов: Честно признаюсь, что нередко, сталкиваясь с грубейшим и массовым нарушением законов и прав граждан, понимаешь, что для быстрого, реального и радикального изменения ситуации возможно только лишь немедленное возбуждение уголовного дела и его оперативное расследование с привлечением к строгой ответственности виновных лиц, чего в полномочиях прокуроров сейчас, к сожалению, нет. Мы вынуждены формировать наши материалы и направлять их в следственные органы, в том числе в Следственный комитет, с требованием о возбуждении и расследовании уголовных дел. Это несколько затягивает процесс защиты прав граждан, а также не сразу приносит моральное удовлетворение прокурору, окончившему такую проверку. В этом, вероятно, суть нашей прокурорской не злобной, но зависти к следственным органам. Но не более того. Никакого зуба дополнительно к имеющимся достаточно острым зубам у прокуроров на Следственный комитет не было и нет.

При этом абсолютное большинство сотрудников СК, в первую очередь руководящий состав, – это выходцы именно из нашей прокурорской системы, мы служили с ними вместе бок о бок в одном органе под названием "прокуратура". Я, как и большинство моих бывших прокурорских коллег, так же в прошлом следователь. Отношения у нас со Следственным комитетом деловые, с коллегами – товарищеские. Результаты работы плодотворные – виновные в особо тяжких (в первую очередь коррупционных) преступлениях лица направляются в суд благодаря общим усилиям. Ведь именно мы, прокуроры, по окончании следствия проверяем их дела, утверждаем обвинительные заключения, направляем их в суд и поддерживаем по ним государственное обвинение в таком же партнерстве с оперативно-следственным составом.

2013-03-21T10:35:00+04:00
Игорь Резонов: "Мы все в ответе за то, как мы живем"

О том, насколько безопасен наш город, о причинах низкой раскрываемос­ти преступ­лений, об отношениях прокуратуры и Следственного комитета читателям "Петербургского дневника" рассказывает заместитель прокурора Санкт-Петербурга Игорь Резонов.


"Петербургский дневник": Насколько напряженной является криминогенная обстановка в Петербурге на сегодняшний день?

Игорь Резонов: Конечно, полностью безопасным наш город, к сожалению, объективно никто назвать не может.

Читать далее

В 2012 г. в Петербурге благодаря совместным усилиям правоохранительных органов и органов власти была достигнута некоторая отрицательная динамика по снижению числа зарегистрированных преступлений. Их число сократилось почти на 5% и составило 56,5 тыс. преступлений. Про­изошло снижение количества тяжких и особо тяжких преступ­лений, убийств и умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, изнасилований, хулиганства, корыстно-насильственных преступлений (краж, грабежей, разбоев) и преступлений, связанных с незаконным оборотом оружия. 

Это результат слаженной работы правоохранительной системы, органов власти и общественности: с учетом криминогенной ситуации адресно была изменена система патрулирования полиции, полиция получила современный автопарк для патрулирования, улицы города освещены и оснащаются видеонаблюдением, к охране общественного порядка стали активно привлекать добровольные народные дружины, казаков, общественные, в том числе молодежные, организации и даже частные охранные предприятия.И тем не менее реальная межведомственная система профилактики у нас пока в стадии становления. К переменам в криминальной статистике мы относимся сдержанно. Это только цифры.  

Кроме того, прокурорами сис­тематически вскрываются факты сокрытия правоохранительными органами от регистрации сообщений о преступлениях. Так, из общего указанного числа зарегистрированных в 2012 г. преступ­лений 12% – это ранее сокрытые заявления и факты преступлений, выявленные и поставленные на учет прокурорами. Подтверждение этому – рост преступности в городе за 2 месяца текущего года на 10% – зарегистрировано 8,5 тыс. преступлений. При этом общая раскрываемость преступлений низкая – половина от совершаемых. 


"Петербургский дневник": С чем прежде всего связана низкая раскрываемость?

Игорь Резонов: Низкая раскрываемость квартирных краж, грабежей, разбоев, хищений транспортных средств – следствие неэффективной оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел. 

Отмечу также, что еще достаточно высока преступность в общественных местах, рецидивная преступность, идет рост преступ­лений в состоянии алкогольного опьянения.

Растет преступность иностранных граждан (в основном это преступления выходцев из Средней Азии и Азербайджана в отношении таких же иностранных граждан).

Несмотря на постоянный прирост числа пресеченных правоохранительными органами преступлений, связанных с наркотиками, проблема наркотизации не снята – наши граждане готовы получать сомнительное удовольствие, рискуя свободой, здоровьем и жизнью. Конечно, находится масса и тех, кто готов им предоставлять такие "удовольствия" с рис­ком потери свободы, но с целью легкой наживы.

"Петербургский дневник": Какими, по вашему, по степени жесткости должны быть меры по отношению к тем, кто распространяет наркотические вещества, и тем, кто их употребляет? 

Игорь Резонов: Самые максимальные, но это при условии максимального качества оперативно-розыскной и следственной работы оперативных и следственных подразделений органов внутренних дел, наркоконтроля, ФСБ и Следственного комитета (СК). 

"Петербургский дневник": Чисто гипотетически, что будет с Петербургом, если перестать бороться с распространением наркотиков? Ведь говорят, что сладок только запретный плод.

Игорь Резонов: Превратимся в перевалочный пункт наркоконтрабандистов, в столицу наркоманов и опустившихся людей, то есть быстро вымирающих, но на все готовых ради дозы рабов.

Мы все в ответе за то, как мы живем. Кто-то считает, что он достоин жить лучше, чем живет, а потому имеет право добывать себе радос­ти жизни вопреки интересам и правам других – обманом, кражами, грабежами, разбоями, насилием, злоупотреблением служебным положением. Другие уверены, что никого не должно касаться, какой образ жизни он ведет. А третьи боятся что-либо изменить в объективной действительности своим активным вмешательством или хотя бы при нехватке физичес­ких сил сообщением о фактах нарушения закона в компетентные органы. Эгоизм, алчность одних, безразличие и пассивность других и порождают то, что мы имеем. Естественно, это не относится к нашему обществу в целом и ко всем сотрудникам правоохранительных органов в частности. Отсюда и переменные и не всегда ощутимые успехи в сфере противостояния криминалу. 

"Петербургский дневник": Правомерно ли собирать с родителей деньги на школьную охрану и учебники? И в каких случаях родителям стоит обращаться в прокуратуру с жалобами на школьное руководство?

Игорь Резонов: Охрана в школах необходима в первую очередь детям. На образовательных учреждениях не лежит обязанность по найму ЧОП, средства на это школам не выделяются. В то же время администрация школы не вправе принуждать родителей к сдаче денег на охрану. Это должен быть добровольный выбор самих родителей. Те, кто не может в силу материального положения участвовать в финансировании системы охраны школы или же считает, что их детям охрана не нужна, имеют полное право не сдавать деньги. Принуждать их никто не вправе.

Учебниками по всем предметам детей должна обеспечить безвозмездно школа. В прошлом году нами на основании одного обращения родителя о принуждении образовательным учреждением к приобретению учебников для ребенка была организована акция по сбору и проверке информации о таких фактах по всему городу – горячая телефонная линия. Прокурорская проверка вызвала большой общественный резонанс. К нам поступила масса обращений о повсеместных подобных нарушениях. По обращениям граждан на предмет соблюдения прав учащихся государственных общеобразовательных учреж­дений на обеспечение бесплатными учебниками прокурорами в суд направлено 146 исков, в адрес губернатора города внесено представление. По результатам прокурорской проверки в законе Санкт-Петербурга "О бюджете на 2013 г." на обеспечение образовательных учреждений учебной литературой предусмотрено свыше 165 млн руб­лей, что более чем в 4 раза превышает объем расходов прошлого года.Если факты финансовых требований образовательных учреждений вновь будут иметь мес­то, мы ждем обращений граждан для незамедлительного исправления ситуации. Можно обратиться как в районную прокуратуру по месту жительства, так и сразу в городскую прокуратуру.

"Петербургский дневник": Нередко можно услышать, что с выделением следователей в отдельное ведомство у прокуратуры вырос зуб на Следственный комитет. Соответствуют ли такие высказывания действительности? Какие отношения между вашими ведомствами на самом деле?

Игорь Резонов: Честно признаюсь, что нередко, сталкиваясь с грубейшим и массовым нарушением законов и прав граждан, понимаешь, что для быстрого, реального и радикального изменения ситуации возможно только лишь немедленное возбуждение уголовного дела и его оперативное расследование с привлечением к строгой ответственности виновных лиц, чего в полномочиях прокуроров сейчас, к сожалению, нет. Мы вынуждены формировать наши материалы и направлять их в следственные органы, в том числе в Следственный комитет, с требованием о возбуждении и расследовании уголовных дел. Это несколько затягивает процесс защиты прав граждан, а также не сразу приносит моральное удовлетворение прокурору, окончившему такую проверку. В этом, вероятно, суть нашей прокурорской не злобной, но зависти к следственным органам. Но не более того. Никакого зуба дополнительно к имеющимся достаточно острым зубам у прокуроров на Следственный комитет не было и нет.

При этом абсолютное большинство сотрудников СК, в первую очередь руководящий состав, – это выходцы именно из нашей прокурорской системы, мы служили с ними вместе бок о бок в одном органе под названием "прокуратура". Я, как и большинство моих бывших прокурорских коллег, так же в прошлом следователь. Отношения у нас со Следственным комитетом деловые, с коллегами – товарищеские. Результаты работы плодотворные – виновные в особо тяжких (в первую очередь коррупционных) преступлениях лица направляются в суд благодаря общим усилиям. Ведь именно мы, прокуроры, по окончании следствия проверяем их дела, утверждаем обвинительные заключения, направляем их в суд и поддерживаем по ним государственное обвинение в таком же партнерстве с оперативно-следственным составом.


Текст: Дмитрий Стаценко
Фото: Trend

Новости в сети

Новости по теме

Комментарии

Чтобы написать комментарий, необходимо авторизоваться через социальные сети:
или 
КОММЕНТАРИИ (1)
  • Дмитрий Каданцев 21 марта в 15:28
    В свое время В.И.Ленин назвал прокуратуру "пятым колесом в системе российской государственности". Это определение актуально до сих пор. Возьмем, к примеру, сложившуюся в С-Петербурге практику применения административного задержания к гражданам, которых сотрудники полиции "назначили" виновными в нарушениях законодательства о проведении публичных мероприятий (митингов, шествий, пикетов и т.п.). Я не буду касаться того момента, что многих из "назначенными" виновными суд таковыми не признает и вчистую оправдывает, а прокуратура при этом закрывает глаза на сфабрикованные полицией рапорта и протоколы об административных правонарушениях. Остановлюсь на другом. Несмотря на то, что согласно КоАП административное задержание является исключительной мерой, она применяется ко всем, кого полиция "назначила" виновным. При этом задержанные содержатся в условиях, которые пользуясь терминологией ст.3 Европейской конвенции о правах человека, следует назвать пытками, жестоким и унижающим достоинство обращением. Задержанным не предоставляют ни питья ни пищи, ни спального места на ночь, ни сидячего днем, не выдерживаются гарантированные законодательством нормы площади на человека. А ведь в таких условиях задержанные проводят до двух суток. Жалобы в прокуратуру, как правило, ведут к формальной проверке, в результате которой нарушения не устанавливаются. Но даже в тех редких случаях, когда районная прокуратура выносит представление в адрес руководства полиции с требованием наказать виновных, указания прокуратуры не выполняются. Так не были наказаны сотрудники 28 и 43 отделов полиции, уличенные прокуратурами Центрального и Петроградского районов в этих нарушениях. Ни одному из задержанных, чьи права были нарушены сотрудниками полиции, не были принесены извинения как того требует ст.9 Закона о полиции. Обращаю внимание, что это не единичные случаи, а сложившаяся порочная практика. Видя все это безобразие, не могу воспринять интервью с Игорем Резоновым иначе, чем стремление пустить пыль в глаза.

Новости в сети

Новости

Новости в сети

Социальные сети