Новости в сети

Loading...

Девятого апреля звезда французского кино Жан-Поль Бельмондо отметит свое 80-летие. В преддверии юбилея легендарный артист, обладатель множества актерских наград и премий, приехал в Северную столицу и впервые провел здесь свой творческий вечер.


"Петербургский дневник": Жан-Поль, когда вам впервые пришла в голову мысль стать артистом, что повлияло на ваш выбор?

Жан-Поль Бельмондо: Еще учась в школе, я задался вопросом, какую профессию выбрать: стать спортсменом (а я занимался боксом и каскадерскими трюками) или артистом (меня вдохновляли клоуны и хорошие актеры). Но преподаватели не хотели видеть меня в школе, и в 14 лет я пошел на производство. Но там я тоже не понравился, о чем начальство и сообщило моему отцу. Тогда он спросил меня: "Чего же ты все-таки хочешь?". "Стать актером!" – ответил я. 

Не прерывая занятий спортом, я поступил в Высшую национальную консерваторию драматического искусства. Свою профессиональную карьеру в начале 1950-х гг. я начал на сцене, стал играть небольшие роли в театре и делал это 8 лет. 

"Петербургский дневник": Вашу творческую судьбу во многом определила встреча с режиссером Жан-Люком Годаром. Расскажите, как это было.

Жан-Поль Бельмондо: Однажды я встретил Жан-Люка Годара, и он предложил мне сыграть в его фильме "Шарлотта и ее парень". Сначала я не хотел соглашаться на эту роль, но потом поду­мал, что это будет очень забавное кино, и решился. На деле это оказалась короткометражка, и я был несколько разочарован. Тогда Годар пообещал сделать большой фильм и дать мне в нем ведущую роль. 

В то время я играл в пьесе "Оскар". И здесь, так же как и раньше, директриса театра сказала, что мне надо пойти в армию. Когда я, отслужив, вернулся домой, Годар сообщил мне, что снимает кино, в котором у меня будет главная роль. Это был фильм "На последнем дыхании".

"Петербургский дневник": … который признан шедевром киноискусства.

Жан-Поль Бельмондо: В то время мы совсем не думали об этом, а просто много работали. Настоящие фильмы получаются только тогда, когда весь отдаешься кино. 

"Петербургский дневник": Вы снялись почти в 100 фильмах, сыграли более 40 ролей в театре, воплотили на экране сотни образов. Какие из картин вам особенно дороги? 

Жан-Поль Бельмондо: Своей кинематографической карьерой я очень доволен. Я не могу сказать, какие фильмы предпочитаю. Я люблю и комедию, и драму. Люблю всех своих героев, которых играл. Может быть, были роли, которые я хотел бы сыграть. Но другие актеры сделали это так здорово, что я ни о чем не жалею. 

"Петербургский дневник": Для ваших героев характерно ироничное отношение к себе, да и к жизни в целом. Примером может служить фильм "Профессионал", в котором соединились черты комедии и боевика. Говорят, у него есть два совершенно разных финала?

Жан-Поль Бельмондо: Действительно, при соединении комедии и боевика появился совершенно новый жанр. А что делать? К тому времени Франсуа Трюффо уже не было, а Жан-Люк Годар был какой-то странноватый. Так в этой картине, как и во многих других моих фильмах, соединились вместе драма и комедия. Это жизнь, нельзя все время оставаться в трагедии. 

Что касается "Профессионала", то там действительно есть два разных окончания. Один хороший, это когда мой герой Жос Бомон остается жив. И другой – плохой, когда его убивают. Авторы выбрали второй вариант, тот, что все видели в кино. И продолжения у этого фильма, как надеялись многие, нет и не будет. 

"Петербургский дневник": Сегодня ваши поклонники вспоминали о том, что вы были в нашей стране еще 30 лет назад. Ваши впечатления от сегодняшней России? Не планируете ли вы вслед за Депардье принять российское гражданство?

Жан-Поль Бельмондо: Я был очень доволен своим тогдашним приездом в СССР, доволен и сейчас. Я люблю Россию. Мне очень приятно, что здесь хорошо знают все фильмы, в которых я снимался. Особенно радует, что их смотрит молодое поколение юных россиян. 

Что касается гражданства… Это для меня высокая честь, и я был бы очень доволен, но я слишком люблю Францию. 

"Петербургский дневник": Вы являетесь автором книг, в которых рассказываете о своей жизни, творчестве. Но еще больше пишут о вас другие. Нет ли обиды на журналистов? Может быть, вы хотели бы что-то опровергнуть или добавить?

Жан-Поль Бельмондо: Есть статьи правдивые, есть и лживые. Терпеть неправду о себе – неотъемлемая часть актерской профессии. И хотя мне статьи журналистов не нравятся, ничего плохого они обо мне не писали. Но надо отдать должное журналистам или мне самому: на сплетни я никогда не мог пожаловаться. О себе я написал немало книг, но больше этого делать не буду. И, если появится еще какая-нибудь книга, она будет уже не моя. 

Мой нынешний возраст принес мне прежде всего спокойствие. 80 лет – это когда ты больше не нервничаешь, на все смотришь спокойно, с пониманием. Никаких волнений, все проходит. 

"Петербургский дневник": Все знают вас как знаменитого актера. Но мало кто осведомлен о том, что вы активно занимаетесь благотворительной деятельностью.

Жан-Поль Бельмондо: В мире существует много бедных людей, им надо помогать. Это естественно для любого нормального человека. Я оказываю помощь тем, кто был на войне и нуждается в поддержке. Война – это всегда ужасно. И самое ужасное заключается в том, что человеку до сих пор нужна война, которую я ненавижу.

"Петербургский дневник": Есть ли такие режиссеры и актеры, с которыми вам хотелось бы, но не удалось поработать?

Жан-Поль Бельмондо: Есть. Это Феллини, с которым мы много раз встречались, но никогда не работали вместе. Из современных актрис мне хотелось бы сняться вместе с Брижит Бордо. А мой кумир в кино – это Жан Габен.

"Петербургский дневник": Вы удостоены многих званий и наград. Но от одной из них – премии "Сезар" (французский аналог "Оскара") за лучшую мужскую роль в фильме "Баловень судьбы" – вы отказались. Говорят, это связано с тем, что создатель этого приза когда-то не очень хорошо отозвался о работах вашего отца, скульптора Поля Бельмондо. Это так? 

Жан-Поль Бельмондо: Не совсем. Я отказался от этой награды потому, что она называлась "Сезар", а должна была называться "Ренуар". 

Этот уникальный режиссер, которому были подвластны любые жанры, актер, продюсер, сценарист оказал огромное влияние на наше мировоззрение и очень много сделал для развития французского кинематографа. В то время скульптор Сезар был жив, а Жан Ренуар уже умер, и я считал, что было бы более справедливо назвать награду его именем.

"Петербургский дневник": Расскажите, пожалуйста, о своей семье. Продолжил ли кто-нибудь из детей актерскую династию? И правда ли, что когда-то в детстве отец слепил с вас статую?

Жан-Поль Бельмондо: У меня большая семья, трое детей и семеро внуков. Никто из детей – все они уже очень взрослые люди – по моим стопам не пошел. 

Но есть внук, который в девять с половиной лет необычайно способный малый. И я надеюсь, что он еще будет сниматься в кино и играть в театре. А статуя действительно есть, она стоит в Париже в парке Тюильри.

"Петербургский дневник": Как собираетесь отмечать свой юбилей? Все помнят, что, когда вам исполнилось 50 лет, вы совершили прыжок с Эйфелевой башни.

Жан-Поль Бельмондо: На этот раз прыжка не будет. Я буду отмечать свой день рождения в узком семейном кругу. Это будет очень хороший праздник, и ничего больше. 

Я соберу в приватной обстановке только друзей и близких. Мы поужинаем, выпьем вина. Никого постороннего не будет, это закрытая вечеринка. Я хочу, чтобы этот день принадлежал только мне и моим родным.

"Петербургский дневник": СМИ не раз сообщали о ваших болезнях. Но вы продолжаете сниматься в кино, мы видим вас здесь, в России, и у вас все та же обаятельная улыбка. В чем секрет вашего творческого долголетия?

Жан-Поль Бельмондо: Я никогда не пил, не принимал наркотики, зато много занимался спортом – футболом, волейболом и особенно боксом, мой главный любимый удар – прямой левой. Был чемпионом Парижа, даже подумывал о карьере профессионального боксера. Спорт очень хорошо помогает избавиться от всех вредных привычек.

Я вовсе не боялся самостоятельно исполнять все трюки, был физически крепок и всегда доб­росовестно репетировал. Поэтому обходился без каскадеров. До фильма "Ограбление" (1985 г.), где произошел несчастный случай, все трюки всегда выполнял сам.

Что касается какого-то особого секрета долголетия, то его нет. Я просто очень хочу, чтобы это продолжалось как можно дольше, хочу жить.

Несколько лет назад после тяжелой болезни я сыграл в фильме режиссера Франсиса Юстера "Человек и его пес", чтобы доказать всем, и самому себе в первую очередь, что любые болезни можно победить. В трудных ситуациях я всегда стараюсь держаться. А когда наступают еще более трудные ситуации, я еще более стараюсь не падать духом.

Надеюсь, что я еще не раз буду играть и снова заставлю всех смеяться и плакать. Ведь главное качество артиста – это профессионализм.

2013-04-05T11:25:00+04:00
Жан-Поль Бельмондо: "Я еще не раз буду играть и снова заставлю всех смеяться и плакать"

Девятого апреля звезда французского кино Жан-Поль Бельмондо отметит свое 80-летие. В преддверии юбилея легендарный артист, обладатель множества актерских наград и премий, приехал в Северную столицу и впервые провел здесь свой творческий вечер.


"Петербургский дневник": Жан-Поль, когда вам впервые пришла в голову мысль стать артистом, что повлияло на ваш выбор?

Читать далее

Жан-Поль Бельмондо: Еще учась в школе, я задался вопросом, какую профессию выбрать: стать спортсменом (а я занимался боксом и каскадерскими трюками) или артистом (меня вдохновляли клоуны и хорошие актеры). Но преподаватели не хотели видеть меня в школе, и в 14 лет я пошел на производство. Но там я тоже не понравился, о чем начальство и сообщило моему отцу. Тогда он спросил меня: "Чего же ты все-таки хочешь?". "Стать актером!" – ответил я. 

Не прерывая занятий спортом, я поступил в Высшую национальную консерваторию драматического искусства. Свою профессиональную карьеру в начале 1950-х гг. я начал на сцене, стал играть небольшие роли в театре и делал это 8 лет. 

"Петербургский дневник": Вашу творческую судьбу во многом определила встреча с режиссером Жан-Люком Годаром. Расскажите, как это было.

Жан-Поль Бельмондо: Однажды я встретил Жан-Люка Годара, и он предложил мне сыграть в его фильме "Шарлотта и ее парень". Сначала я не хотел соглашаться на эту роль, но потом поду­мал, что это будет очень забавное кино, и решился. На деле это оказалась короткометражка, и я был несколько разочарован. Тогда Годар пообещал сделать большой фильм и дать мне в нем ведущую роль. 

В то время я играл в пьесе "Оскар". И здесь, так же как и раньше, директриса театра сказала, что мне надо пойти в армию. Когда я, отслужив, вернулся домой, Годар сообщил мне, что снимает кино, в котором у меня будет главная роль. Это был фильм "На последнем дыхании".

"Петербургский дневник": … который признан шедевром киноискусства.

Жан-Поль Бельмондо: В то время мы совсем не думали об этом, а просто много работали. Настоящие фильмы получаются только тогда, когда весь отдаешься кино. 

"Петербургский дневник": Вы снялись почти в 100 фильмах, сыграли более 40 ролей в театре, воплотили на экране сотни образов. Какие из картин вам особенно дороги? 

Жан-Поль Бельмондо: Своей кинематографической карьерой я очень доволен. Я не могу сказать, какие фильмы предпочитаю. Я люблю и комедию, и драму. Люблю всех своих героев, которых играл. Может быть, были роли, которые я хотел бы сыграть. Но другие актеры сделали это так здорово, что я ни о чем не жалею. 

"Петербургский дневник": Для ваших героев характерно ироничное отношение к себе, да и к жизни в целом. Примером может служить фильм "Профессионал", в котором соединились черты комедии и боевика. Говорят, у него есть два совершенно разных финала?

Жан-Поль Бельмондо: Действительно, при соединении комедии и боевика появился совершенно новый жанр. А что делать? К тому времени Франсуа Трюффо уже не было, а Жан-Люк Годар был какой-то странноватый. Так в этой картине, как и во многих других моих фильмах, соединились вместе драма и комедия. Это жизнь, нельзя все время оставаться в трагедии. 

Что касается "Профессионала", то там действительно есть два разных окончания. Один хороший, это когда мой герой Жос Бомон остается жив. И другой – плохой, когда его убивают. Авторы выбрали второй вариант, тот, что все видели в кино. И продолжения у этого фильма, как надеялись многие, нет и не будет. 

"Петербургский дневник": Сегодня ваши поклонники вспоминали о том, что вы были в нашей стране еще 30 лет назад. Ваши впечатления от сегодняшней России? Не планируете ли вы вслед за Депардье принять российское гражданство?

Жан-Поль Бельмондо: Я был очень доволен своим тогдашним приездом в СССР, доволен и сейчас. Я люблю Россию. Мне очень приятно, что здесь хорошо знают все фильмы, в которых я снимался. Особенно радует, что их смотрит молодое поколение юных россиян. 

Что касается гражданства… Это для меня высокая честь, и я был бы очень доволен, но я слишком люблю Францию. 

"Петербургский дневник": Вы являетесь автором книг, в которых рассказываете о своей жизни, творчестве. Но еще больше пишут о вас другие. Нет ли обиды на журналистов? Может быть, вы хотели бы что-то опровергнуть или добавить?

Жан-Поль Бельмондо: Есть статьи правдивые, есть и лживые. Терпеть неправду о себе – неотъемлемая часть актерской профессии. И хотя мне статьи журналистов не нравятся, ничего плохого они обо мне не писали. Но надо отдать должное журналистам или мне самому: на сплетни я никогда не мог пожаловаться. О себе я написал немало книг, но больше этого делать не буду. И, если появится еще какая-нибудь книга, она будет уже не моя. 

Мой нынешний возраст принес мне прежде всего спокойствие. 80 лет – это когда ты больше не нервничаешь, на все смотришь спокойно, с пониманием. Никаких волнений, все проходит. 

"Петербургский дневник": Все знают вас как знаменитого актера. Но мало кто осведомлен о том, что вы активно занимаетесь благотворительной деятельностью.

Жан-Поль Бельмондо: В мире существует много бедных людей, им надо помогать. Это естественно для любого нормального человека. Я оказываю помощь тем, кто был на войне и нуждается в поддержке. Война – это всегда ужасно. И самое ужасное заключается в том, что человеку до сих пор нужна война, которую я ненавижу.

"Петербургский дневник": Есть ли такие режиссеры и актеры, с которыми вам хотелось бы, но не удалось поработать?

Жан-Поль Бельмондо: Есть. Это Феллини, с которым мы много раз встречались, но никогда не работали вместе. Из современных актрис мне хотелось бы сняться вместе с Брижит Бордо. А мой кумир в кино – это Жан Габен.

"Петербургский дневник": Вы удостоены многих званий и наград. Но от одной из них – премии "Сезар" (французский аналог "Оскара") за лучшую мужскую роль в фильме "Баловень судьбы" – вы отказались. Говорят, это связано с тем, что создатель этого приза когда-то не очень хорошо отозвался о работах вашего отца, скульптора Поля Бельмондо. Это так? 

Жан-Поль Бельмондо: Не совсем. Я отказался от этой награды потому, что она называлась "Сезар", а должна была называться "Ренуар". 

Этот уникальный режиссер, которому были подвластны любые жанры, актер, продюсер, сценарист оказал огромное влияние на наше мировоззрение и очень много сделал для развития французского кинематографа. В то время скульптор Сезар был жив, а Жан Ренуар уже умер, и я считал, что было бы более справедливо назвать награду его именем.

"Петербургский дневник": Расскажите, пожалуйста, о своей семье. Продолжил ли кто-нибудь из детей актерскую династию? И правда ли, что когда-то в детстве отец слепил с вас статую?

Жан-Поль Бельмондо: У меня большая семья, трое детей и семеро внуков. Никто из детей – все они уже очень взрослые люди – по моим стопам не пошел. 

Но есть внук, который в девять с половиной лет необычайно способный малый. И я надеюсь, что он еще будет сниматься в кино и играть в театре. А статуя действительно есть, она стоит в Париже в парке Тюильри.

"Петербургский дневник": Как собираетесь отмечать свой юбилей? Все помнят, что, когда вам исполнилось 50 лет, вы совершили прыжок с Эйфелевой башни.

Жан-Поль Бельмондо: На этот раз прыжка не будет. Я буду отмечать свой день рождения в узком семейном кругу. Это будет очень хороший праздник, и ничего больше. 

Я соберу в приватной обстановке только друзей и близких. Мы поужинаем, выпьем вина. Никого постороннего не будет, это закрытая вечеринка. Я хочу, чтобы этот день принадлежал только мне и моим родным.

"Петербургский дневник": СМИ не раз сообщали о ваших болезнях. Но вы продолжаете сниматься в кино, мы видим вас здесь, в России, и у вас все та же обаятельная улыбка. В чем секрет вашего творческого долголетия?

Жан-Поль Бельмондо: Я никогда не пил, не принимал наркотики, зато много занимался спортом – футболом, волейболом и особенно боксом, мой главный любимый удар – прямой левой. Был чемпионом Парижа, даже подумывал о карьере профессионального боксера. Спорт очень хорошо помогает избавиться от всех вредных привычек.

Я вовсе не боялся самостоятельно исполнять все трюки, был физически крепок и всегда доб­росовестно репетировал. Поэтому обходился без каскадеров. До фильма "Ограбление" (1985 г.), где произошел несчастный случай, все трюки всегда выполнял сам.

Что касается какого-то особого секрета долголетия, то его нет. Я просто очень хочу, чтобы это продолжалось как можно дольше, хочу жить.

Несколько лет назад после тяжелой болезни я сыграл в фильме режиссера Франсиса Юстера "Человек и его пес", чтобы доказать всем, и самому себе в первую очередь, что любые болезни можно победить. В трудных ситуациях я всегда стараюсь держаться. А когда наступают еще более трудные ситуации, я еще более стараюсь не падать духом.

Надеюсь, что я еще не раз буду играть и снова заставлю всех смеяться и плакать. Ведь главное качество артиста – это профессионализм.


Текст: Марина Алексеева
Фото: Кириллов Андрей

Новости в сети

Новости по теме

Комментарии

Чтобы написать комментарий, необходимо авторизоваться через социальные сети:
или 
КОММЕНТАРИИ (1)
  • энни 12 апреля в 14:08
    Бардо - актриса (Brigitte Bardot), Бордо - город (Bordeaux), бордо - цвет, как вино из этого города (bordeaux), статьи не проверяете перед публикацией? За интервью спасибо, приятно "услышать" любимого актера. Только вот стыдно было читать вопрос о российском гражданстве...

Новости в сети

Новости

Новости в сети

Социальные сети