Новости в сети

Loading...

Следственным органам МВД 6 апреля исполнилось 50 лет. О специфике работы органов предварительного следствия "ПД" рассказывает начальник Главного следственного управления ГУ МВД по СПб и ЛО полковник юстиции Марина Матвеева.


"Петербургский дневник": Как повлияла на деятельность органов предварительного следствия реформа МВД России, в частности, сокращение штатной численности органов предварительного следствия?

Марина Матвеева: Действительно, органы предварительного следствия нашего региона претерпели преобразования в рамках ведомственной реформы и подверглись сокращению штатной численности почти на 500 человек. Но хочу отметить: о грядущем сокращении было известно  заранее, никого из сотрудников не ставили перед фактом внезапно. Негативного влияния на результаты работы органов предварительного следствия сокращение штатной численности не оказало, хотя нагрузка на следователей значительно увеличилась. Помимо того что каждый следователь теперь расследует одновременно большее количество уголовных дел, порой на сотрудников наших подразделений приходится по три-пять дежурств в месяц, в том числе суточных.

Хочу напомнить, что одной из основных задач реформирования являлось сохранение ценных кадров, а именно тех сотрудников, кто по своим морально-этическим и деловым качествам соответствует реалиям сегодняшнего дня. В целом нам удалось решить данную задачу – сохранить и дальше развивать накопленный опыт. 

Хотя, не скрою, для меня как председателя аттестационной комиссии Главного следственного управления обидно, что ряд сотрудников (16 человек) не оправдали оказанного им доверия и совершили преступления, будучи уже аттестованными по новым должностям. Каждый такой факт оказывает негативное влияние на общественное мнение о деятельности правоохранительных органов. Поэтому руководство Главного следственного управления изменило подход к подбору и расстановке кадров. А с теми, кто нарушает закон и служебную дисциплину, мы расстаемся незамедлительно.

"Петербургский дневник": Если в следственных органах МВД России все благополучно, зачем объединять их с подразделениями Следственного комитета РФ?

Марина Матвеева: Во-первых, объединение следственных органов только обсуж­дается. Кроме того, следствие на протяжении многих лет постоянно совершенствуется и развивается. Что касается цели объединения, то, как указывают его инициаторы, в первую очередь это желание добиться самостоятельности всех следственных органов. 

В настоящее время органы предварительного следствия находятся в подчинении Следственного департамента МВД России, с одной стороны, и главных управлений по субъектам РФ, с другой. Тот факт, что следственные под­разделения входят в состав органов внутренних дел, безусловно, накладывает отпечаток на формы и направления работы, но это естественно, так как мы делаем общее дело. Я считаю, что в главке в настоящее время между подраз­делениями полиции и следствия выстроены конструктивные, деловые отношения, которые позволяют раскрывать самые сложные и запутанные преступления.

Кроме того, в России функции предварительного расследования преступления и его оперативного сопровождения четко разделены. Многие обыватели этого не понимают. Даже у журналистов, специализирующихся на жанре расследования, сплошь и рядом слово "следователь" применяется даже тогда, когда они рассказывают об оперативной работе и надо было бы говорить "оперуполномоченный".

Следственная деятельность – это официальное предварительное расследование преступлений, осуществляемое в строгих процессуальных рамках. Порядок его проведения четко регламентирован до мельчайших деталей. Ни для кого не секрет, что большинство тяжких и особо тяжких преступлений, проведение предварительного следствия по которым обязательно, заранее спланированы. Их совершение детально подготавливается, тщательно скрываются следы. Все эти обстоятельства делают процесс расследования крайне сложным. В связи с этим можно уверенно говорить о том, что раскрыть указанные преступления только процессуальными методами невозможно либо крайне затруднительно. Для того чтобы допросить человека (свидетеля, подозреваемого), необходимо сначала его выявить, установить степень его осведомленности и задержать. Чтобы провести опознание, необходимо найти и предоставить в распоряжение следователя опознаваемый предмет или лицо. Чтобы провести экспертизу, нужно найти и собрать необходимые образцы, и так далее. Иными словами, что в рамках Следственного комитета РФ, что в рамках МВД России следователи всегда должны работать во взаимодействии с сотрудниками подразделений полиции. Причем качество взаимодействия зависит как от ответственности и профессиональности субъектов взаимодействия, так и от уровня контроля за работой подчиненных со стороны руководящего состава.

"Петербургский дневник": Считается, что предварительное расследование носит исключительно обвинительный уклон. Вы с этим согласны?

Марина Матвеева: Утверждение в корне неверное. Всегда существовало и существует  два основополагающих принципа следственной работы – принцип неотвратимости наказания и презумпция невиновности. Поэтому все следователи нацелены на принятие справедливых решений по уголовным делам, тщательное изучение всех обстоятельств, способствовавших совершению преступления, установление как степени вины, так и невиновности лиц, оказавшихся среди подозреваемых. 

Для нас защита доброго имени человека не менее важна, чем изобличение преступника. 

"Петербургский дневник": Как вы оцениваете работу следствия в минувшем году?

Марина Матвеева: Что касается оценки результатов деятельности следствия, то она предусматривает не только глубокое изучение каждого случая брака в нашей работе, но и непременное принятие мер, не допускающих повторения ошибок. Не скрою, накопилось немало проблем, среди которых и затягивание расследования, и не всегда обоснованные решения, принятые в ходе предварительного следствия.

В целом же в минувшем году на территории Санкт-Петербурга и Ленинградской области зарегистрировано более 63 тыс. преступлений, из которых почти 40 тыс., или 65%, составляют преступления, по которым обязательно предварительное следствие. Основной массив из них расследовался следователями органов внутренних дел. Почти 13 тыс. уголовных дел окончено производством, по ним расследовано более 20 тыс. преступлений. К уголовной ответственности привлечены почти 13 тыс. обвиняемых. Треть из них – те, кто совершил тяжкие и особо тяжкие преступления, – были заключены под стражу. 53 человека привлечены к уголовной ответственности как члены организованных преступных групп. 

Благодаря четким и грамотным действиям наших сотрудников на 94% возмещен материальный ущерб от преступной деятельности.

"Петербургский дневник": И все же, несмотря на весомые результаты, вряд ли можно считать, что жители города и области, которым пришлось столкнуться с работой правоохранительных органов в целом и следствия МВД в частности, довольны тем, как защищены их права и интересы. Вам наверняка приходится лично рассматривать жалобы и письма граждан о недос­татках в работе следствия. На что чаще всего они жалуются? 

Марина Матвеева: Начну с того, что и я, и руководители территориальных следственных подразделений совершенно объективно оцениваем результаты нашей работы. Ни один следователь не может быть удовлетворен своей работой, если у него в производстве есть нераскрытые преступления. Это значит, что в любой момент преступник может вновь совершить преступление, почувствовав свою безнаказанность.

Но, к сожалению, ежегодно почти 30% от числа находившихся в производстве уголовных дел приостанавливаются нами в связи с неустановлением лица, совершившего преступление. Безусловно, оперативно-розыскные мероприятия по ним проводятся и после приостановления следственных действий, а впоследствии до 10-15% из них раскрывается, но все же остается значительный пласт преступлений, так и не раскрытых.

Естественно, что это вызывает недовольство граждан. И именно по данному поводу поступают жалобы и заявления. 

Я требую от подчиненных тщательно вникать во все проблемы, с которыми обращаются к нам граждане, и давать им принципиальную оценку. Сама лично читаю все поступившие в Главное следственное управление обращения. Все без исключения обращения, будь они переданы через Интернет, по почте или на личном приеме, регистрируются и тщательно проверяются в соответствии с действующим законодательством и в строго определенные сроки, а по результатам заявителю дается ответ.


В минувшем году в Главное следственное управление обратились более 2 тыс. человек, из них более 100 приняты мною и моими заместителями. Из поступивших по почте обращений 625 поступили от потерпевших, 335 – лично от обвиняемых, 53 – от родственников обвиняемых, 165 – от адвокатов. 

Наибольшее количество обращений касается расследования уголовных дел об экономических преступлениях (49,4%). В основном речь идет о различного рода мошенничествах. Каждый потерпевший хочет, чтобы его обидчик был не только привлечен к уголовной ответственности, но и возместил причиненный ущерб, не дожидаясь суда.

Если провести градацию по мотиву обращений, то получается, что 52,4% от числа всех поступивших в ГСУ обращений касаются качества расследования. Заявители считают, что расследование ведется в недостаточном объеме или с нарушением сроков.

Каждое рассмотренное обращение нами тщательно проверено, изучены уголовные дела. В минувшем году 353 обращения признаны обоснованными. Привлечены к дисциплинарной ответственности 46 сотрудников, в отношении еще 15 ограничились ранее наложенными взысканиями, 24 не привлечены к дисциплинарной ответственности в связи с увольнением из органов внутренних дел. Среди привлеченных к дисциплинарной ответственности 14 руководителей территориальных органов предварительного следствия. 

"Петербургский дневник": Часто говорят, что рост экономических преступлений – примета времени. Но новые составы преступлений – это, как правило, новые требования к следователям: их знаниям, опыту, умению ориентироваться в сложных ситуациях, возникающих в ходе финансово-экономической деятельности. Успевают ли ваши подчиненные за этим процессом?

Марина Матвеева: С развитием общественных отношений и экономики меняется и преступность. Отсюда возрастает роль следователя. Система отбора кадров в нашей службе обусловлена спецификой уголовных дел, находящихся в производстве. Зачастую следователи не хуже "узких" специалистов разбираются в финансово-кредитной системе, аудите, иных экономических вопросах. Кроме того, в следствии традиционно работают грамотные, высокопрофессиональные сотрудники. У них обязательно есть желание и готовность к работе в условиях повышенной нагрузки и ответственности, связанных с расследованием сложных и трудоемких уголовных дел.

"Петербургский дневник": Возвращаясь к раскрытию преступлений... Истек срок следствия, преступник не установлен. Что будет дальше с делом, ведь потерпевший надеется, что ему, например, вернут похищенное, а преступника накажут? 

Марина Матвеева: Если дело приостановлено – это не значит, что на нем поставлен крест. В соответствии с уголовно-процессуальным законодатель­ством работа по установлению лица, совершившего преступление, продолжается.

Зачастую сдвинуть дело с мертвой точки помогает именно свежий взгляд. Если в районном под­разделении не удалось раскрыть преступление, мы передаем его в следственную часть ГСУ. Без сомнения, это в основном экономические преступления, причинившие крупный ущерб, имеющие общественный резонанс. Вы же понимаете, что передавать в следственную часть все нераскрытые преступления мы не можем.

Бывает, конечно, что по делу по прошествии времени поступает какая-нибудь оперативная информация. Появление новых обстоятельств напрямую связано с работой, которую ведут органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность. 

Ну и, конечно, на раскрытие части давних преступлений влияет наука, появление новых методик исследования следов на месте преступления.

"Петербургский дневник": Так чем же отличаются следователи МВД России от следователей Следственного комитета РФ? 

О чьих достижениях постоянно говорит начальник данного ведомства?

Марина Матвеева: Следователи наших ведомств в смысле профессии отличаются друг от друга по большому счету лишь подведомственной компетенцией. А инструментарий у всех следователей, по сути, одинаков: знание закона и процессуальных норм, аналитика, умение разговаривать с людьми, законодательное право давать поручения органам дознания и т.д.

"Петербургский дневник": Следователи постоянно общаются, с одной стороны, с потерпевшими и родственниками жертв преступлений, с другой стороны, с теми, кто это злодейство сотворил. Сколько нужно проработать, чтобы нивелировались эмоции по отношению к тем и другим?

Марина Матвеева: Надеюсь, что наши следователи никогда не будут равнодушными  к чужому горю. Лично у меня сопереживание к потерпевшим как было, так и остается, хотя я служу в следственных органах более 25 лет. 

Что касается обвиняемых, то, глядя на многих из тех, кто обманывает стариков, совершает преступления, сопряженные с причинением телесных повреждений, кто стреляет в людей, в отношении пьяных водителей, насмерть сбивающих пешеходов, по-прежнему гнев закипает. Другое дело, что эти эмоции держатся внутри себя.

2013-04-09T12:07:00+04:00
Марина Матвеева: "С развитием общественных отношений и экономики меняется и преступность"

Следственным органам МВД 6 апреля исполнилось 50 лет. О специфике работы органов предварительного следствия "ПД" рассказывает начальник Главного следственного управления ГУ МВД по СПб и ЛО полковник юстиции Марина Матвеева.


"Петербургский дневник": Как повлияла на деятельность органов предварительного следствия реформа МВД России, в частности, сокращение штатной численности органов предварительного следствия?

Читать далее

Марина Матвеева: Действительно, органы предварительного следствия нашего региона претерпели преобразования в рамках ведомственной реформы и подверглись сокращению штатной численности почти на 500 человек. Но хочу отметить: о грядущем сокращении было известно  заранее, никого из сотрудников не ставили перед фактом внезапно. Негативного влияния на результаты работы органов предварительного следствия сокращение штатной численности не оказало, хотя нагрузка на следователей значительно увеличилась. Помимо того что каждый следователь теперь расследует одновременно большее количество уголовных дел, порой на сотрудников наших подразделений приходится по три-пять дежурств в месяц, в том числе суточных.

Хочу напомнить, что одной из основных задач реформирования являлось сохранение ценных кадров, а именно тех сотрудников, кто по своим морально-этическим и деловым качествам соответствует реалиям сегодняшнего дня. В целом нам удалось решить данную задачу – сохранить и дальше развивать накопленный опыт. 

Хотя, не скрою, для меня как председателя аттестационной комиссии Главного следственного управления обидно, что ряд сотрудников (16 человек) не оправдали оказанного им доверия и совершили преступления, будучи уже аттестованными по новым должностям. Каждый такой факт оказывает негативное влияние на общественное мнение о деятельности правоохранительных органов. Поэтому руководство Главного следственного управления изменило подход к подбору и расстановке кадров. А с теми, кто нарушает закон и служебную дисциплину, мы расстаемся незамедлительно.

"Петербургский дневник": Если в следственных органах МВД России все благополучно, зачем объединять их с подразделениями Следственного комитета РФ?

Марина Матвеева: Во-первых, объединение следственных органов только обсуж­дается. Кроме того, следствие на протяжении многих лет постоянно совершенствуется и развивается. Что касается цели объединения, то, как указывают его инициаторы, в первую очередь это желание добиться самостоятельности всех следственных органов. 

В настоящее время органы предварительного следствия находятся в подчинении Следственного департамента МВД России, с одной стороны, и главных управлений по субъектам РФ, с другой. Тот факт, что следственные под­разделения входят в состав органов внутренних дел, безусловно, накладывает отпечаток на формы и направления работы, но это естественно, так как мы делаем общее дело. Я считаю, что в главке в настоящее время между подраз­делениями полиции и следствия выстроены конструктивные, деловые отношения, которые позволяют раскрывать самые сложные и запутанные преступления.

Кроме того, в России функции предварительного расследования преступления и его оперативного сопровождения четко разделены. Многие обыватели этого не понимают. Даже у журналистов, специализирующихся на жанре расследования, сплошь и рядом слово "следователь" применяется даже тогда, когда они рассказывают об оперативной работе и надо было бы говорить "оперуполномоченный".

Следственная деятельность – это официальное предварительное расследование преступлений, осуществляемое в строгих процессуальных рамках. Порядок его проведения четко регламентирован до мельчайших деталей. Ни для кого не секрет, что большинство тяжких и особо тяжких преступлений, проведение предварительного следствия по которым обязательно, заранее спланированы. Их совершение детально подготавливается, тщательно скрываются следы. Все эти обстоятельства делают процесс расследования крайне сложным. В связи с этим можно уверенно говорить о том, что раскрыть указанные преступления только процессуальными методами невозможно либо крайне затруднительно. Для того чтобы допросить человека (свидетеля, подозреваемого), необходимо сначала его выявить, установить степень его осведомленности и задержать. Чтобы провести опознание, необходимо найти и предоставить в распоряжение следователя опознаваемый предмет или лицо. Чтобы провести экспертизу, нужно найти и собрать необходимые образцы, и так далее. Иными словами, что в рамках Следственного комитета РФ, что в рамках МВД России следователи всегда должны работать во взаимодействии с сотрудниками подразделений полиции. Причем качество взаимодействия зависит как от ответственности и профессиональности субъектов взаимодействия, так и от уровня контроля за работой подчиненных со стороны руководящего состава.

"Петербургский дневник": Считается, что предварительное расследование носит исключительно обвинительный уклон. Вы с этим согласны?

Марина Матвеева: Утверждение в корне неверное. Всегда существовало и существует  два основополагающих принципа следственной работы – принцип неотвратимости наказания и презумпция невиновности. Поэтому все следователи нацелены на принятие справедливых решений по уголовным делам, тщательное изучение всех обстоятельств, способствовавших совершению преступления, установление как степени вины, так и невиновности лиц, оказавшихся среди подозреваемых. 

Для нас защита доброго имени человека не менее важна, чем изобличение преступника. 

"Петербургский дневник": Как вы оцениваете работу следствия в минувшем году?

Марина Матвеева: Что касается оценки результатов деятельности следствия, то она предусматривает не только глубокое изучение каждого случая брака в нашей работе, но и непременное принятие мер, не допускающих повторения ошибок. Не скрою, накопилось немало проблем, среди которых и затягивание расследования, и не всегда обоснованные решения, принятые в ходе предварительного следствия.

В целом же в минувшем году на территории Санкт-Петербурга и Ленинградской области зарегистрировано более 63 тыс. преступлений, из которых почти 40 тыс., или 65%, составляют преступления, по которым обязательно предварительное следствие. Основной массив из них расследовался следователями органов внутренних дел. Почти 13 тыс. уголовных дел окончено производством, по ним расследовано более 20 тыс. преступлений. К уголовной ответственности привлечены почти 13 тыс. обвиняемых. Треть из них – те, кто совершил тяжкие и особо тяжкие преступления, – были заключены под стражу. 53 человека привлечены к уголовной ответственности как члены организованных преступных групп. 

Благодаря четким и грамотным действиям наших сотрудников на 94% возмещен материальный ущерб от преступной деятельности.

"Петербургский дневник": И все же, несмотря на весомые результаты, вряд ли можно считать, что жители города и области, которым пришлось столкнуться с работой правоохранительных органов в целом и следствия МВД в частности, довольны тем, как защищены их права и интересы. Вам наверняка приходится лично рассматривать жалобы и письма граждан о недос­татках в работе следствия. На что чаще всего они жалуются? 

Марина Матвеева: Начну с того, что и я, и руководители территориальных следственных подразделений совершенно объективно оцениваем результаты нашей работы. Ни один следователь не может быть удовлетворен своей работой, если у него в производстве есть нераскрытые преступления. Это значит, что в любой момент преступник может вновь совершить преступление, почувствовав свою безнаказанность.

Но, к сожалению, ежегодно почти 30% от числа находившихся в производстве уголовных дел приостанавливаются нами в связи с неустановлением лица, совершившего преступление. Безусловно, оперативно-розыскные мероприятия по ним проводятся и после приостановления следственных действий, а впоследствии до 10-15% из них раскрывается, но все же остается значительный пласт преступлений, так и не раскрытых.

Естественно, что это вызывает недовольство граждан. И именно по данному поводу поступают жалобы и заявления. 

Я требую от подчиненных тщательно вникать во все проблемы, с которыми обращаются к нам граждане, и давать им принципиальную оценку. Сама лично читаю все поступившие в Главное следственное управление обращения. Все без исключения обращения, будь они переданы через Интернет, по почте или на личном приеме, регистрируются и тщательно проверяются в соответствии с действующим законодательством и в строго определенные сроки, а по результатам заявителю дается ответ.


В минувшем году в Главное следственное управление обратились более 2 тыс. человек, из них более 100 приняты мною и моими заместителями. Из поступивших по почте обращений 625 поступили от потерпевших, 335 – лично от обвиняемых, 53 – от родственников обвиняемых, 165 – от адвокатов. 

Наибольшее количество обращений касается расследования уголовных дел об экономических преступлениях (49,4%). В основном речь идет о различного рода мошенничествах. Каждый потерпевший хочет, чтобы его обидчик был не только привлечен к уголовной ответственности, но и возместил причиненный ущерб, не дожидаясь суда.

Если провести градацию по мотиву обращений, то получается, что 52,4% от числа всех поступивших в ГСУ обращений касаются качества расследования. Заявители считают, что расследование ведется в недостаточном объеме или с нарушением сроков.

Каждое рассмотренное обращение нами тщательно проверено, изучены уголовные дела. В минувшем году 353 обращения признаны обоснованными. Привлечены к дисциплинарной ответственности 46 сотрудников, в отношении еще 15 ограничились ранее наложенными взысканиями, 24 не привлечены к дисциплинарной ответственности в связи с увольнением из органов внутренних дел. Среди привлеченных к дисциплинарной ответственности 14 руководителей территориальных органов предварительного следствия. 

"Петербургский дневник": Часто говорят, что рост экономических преступлений – примета времени. Но новые составы преступлений – это, как правило, новые требования к следователям: их знаниям, опыту, умению ориентироваться в сложных ситуациях, возникающих в ходе финансово-экономической деятельности. Успевают ли ваши подчиненные за этим процессом?

Марина Матвеева: С развитием общественных отношений и экономики меняется и преступность. Отсюда возрастает роль следователя. Система отбора кадров в нашей службе обусловлена спецификой уголовных дел, находящихся в производстве. Зачастую следователи не хуже "узких" специалистов разбираются в финансово-кредитной системе, аудите, иных экономических вопросах. Кроме того, в следствии традиционно работают грамотные, высокопрофессиональные сотрудники. У них обязательно есть желание и готовность к работе в условиях повышенной нагрузки и ответственности, связанных с расследованием сложных и трудоемких уголовных дел.

"Петербургский дневник": Возвращаясь к раскрытию преступлений... Истек срок следствия, преступник не установлен. Что будет дальше с делом, ведь потерпевший надеется, что ему, например, вернут похищенное, а преступника накажут? 

Марина Матвеева: Если дело приостановлено – это не значит, что на нем поставлен крест. В соответствии с уголовно-процессуальным законодатель­ством работа по установлению лица, совершившего преступление, продолжается.

Зачастую сдвинуть дело с мертвой точки помогает именно свежий взгляд. Если в районном под­разделении не удалось раскрыть преступление, мы передаем его в следственную часть ГСУ. Без сомнения, это в основном экономические преступления, причинившие крупный ущерб, имеющие общественный резонанс. Вы же понимаете, что передавать в следственную часть все нераскрытые преступления мы не можем.

Бывает, конечно, что по делу по прошествии времени поступает какая-нибудь оперативная информация. Появление новых обстоятельств напрямую связано с работой, которую ведут органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность. 

Ну и, конечно, на раскрытие части давних преступлений влияет наука, появление новых методик исследования следов на месте преступления.

"Петербургский дневник": Так чем же отличаются следователи МВД России от следователей Следственного комитета РФ? 

О чьих достижениях постоянно говорит начальник данного ведомства?

Марина Матвеева: Следователи наших ведомств в смысле профессии отличаются друг от друга по большому счету лишь подведомственной компетенцией. А инструментарий у всех следователей, по сути, одинаков: знание закона и процессуальных норм, аналитика, умение разговаривать с людьми, законодательное право давать поручения органам дознания и т.д.

"Петербургский дневник": Следователи постоянно общаются, с одной стороны, с потерпевшими и родственниками жертв преступлений, с другой стороны, с теми, кто это злодейство сотворил. Сколько нужно проработать, чтобы нивелировались эмоции по отношению к тем и другим?

Марина Матвеева: Надеюсь, что наши следователи никогда не будут равнодушными  к чужому горю. Лично у меня сопереживание к потерпевшим как было, так и остается, хотя я служу в следственных органах более 25 лет. 

Что касается обвиняемых, то, глядя на многих из тех, кто обманывает стариков, совершает преступления, сопряженные с причинением телесных повреждений, кто стреляет в людей, в отношении пьяных водителей, насмерть сбивающих пешеходов, по-прежнему гнев закипает. Другое дело, что эти эмоции держатся внутри себя.


Текст: Дмитрий Стаценко
Фото: ГУ МВД
Разделы: Интервью

Новости в сети

Новости по теме

Комментарии

Чтобы написать комментарий, необходимо авторизоваться через социальные сети:
или 

Новости в сети

Новости

Новости в сети

Социальные сети