Новости в сети

Loading...

Накануне праздника Пасхи корреспондент "ПД" встретился с отцом Александром, директором петербургского детского хосписа, и узнал, как врачи помогают тяжелобольным детям радоваться жизни, о чем мечтают пациенты хосписа и чем любой петербуржец может помочь ребенку.


"Петербургский дневник": Вы возглавляете детский хоспис. Расскажите о миссии этого учреждения и о том, в каких направлениях вы работаете?

Отец Александр: Хоспис как идея и философия организации, которая помогает жить детям с неизлечимыми заболеваниями, существует с 2003 года. В самом начале это было благотворительное сообщество, созданное Русской православной церковью для детской паллиативной помощи. Такого направления в медицине до недавнего времени не существовало, поэтому наша деятельность формировала принципы оказания подобной помощи.

Представители нашей благотворительной организации посещали детей с неизлечимыми заболеваниями на дому, предоставляли им санитарные средства, лекарства, старались наполнить жизнь пациентов радостными событиями. Таким образом, формировалась концепция холистического (с особым вниманием к интересам человека) подхода к общению с пациентами. Она оказалась востребованной городом, и администрация Петербурга приняла решение о создании государственного учреждения. Наш хоспис является первым и по-прежнему единственным учреждением детской паллиативной помощи в стране. 

Сейчас, по распоряжению министра здравоохранения Вероники Скворцовой, создана рабочая группа из специалистов разных профилей, которые формируют нормативную базу для других детских хосписов в стране. Мы должны будем сформулировать положения о детской паллиативной помощи, порядке ее оказания, выработать рекомендации по каждой из видов болезней. К этой работе привлечены медицинские специалисты, социальные работники, психологи, юристы, экономисты. Мы торопимся, поскольку многие регионы России хотят открыть подобные учреждения, но у них нет четких инструкций и рекомендаций, специально подготовленного персонала. Из-за этого они открывают койки при больницах, которые могут стать, образно говоря, тифозными бараками, в которых будут умирать дети, но никак не организациями, которые помогут им жить. Ведь если нельзя вылечить болезнь, это не значит, что ничего нельзя сделать. Человек может жить, радоваться, общаться, узнавать что-то новое, выражать себя посредством творчества. Это все и составляет философию хосписа.

"Петербургский дневник": Получается, к вам приезжают пациенты со всей России?

Отец Александр: Это учреждение может принимать только пациентов из Санкт-Петербурга. К сожалению, их много. На сегодняшний день этот стационар не может вместить всех – в нем 18 коек круглосуточного пребывания, и 10 пациентов приезжают на дневной стационар. Остальные дети (их больше 300) находятся дома. С ними работают выездные службы, так называемые стационары на дому. 

Поскольку размеры нашего хосписа не позволяют госпитализировать всех, правительство Петербурга передало нам другое здание на Варваринской улице, в котором в ближайшем будущем откроется второй стационар. Это удивительное место на берегу Суздальского озера. В 2014 году должны начаться строительные работы, и полагаю, что до конца 2014-го или к первой половине 2015-го года они должны быть закончены. 

"Петербургский дневник": По каким критериям вы отбираете персонал для работы с тяжелобольными детьми? 

Отец Александр: Это очень сложный процесс, ведь к нам приходят люди, движимые разными мотивами. Мне очень хочется, чтобы в хосписе работали только те сотрудники, которые будут любить свою профессию, пациентов, будут отдавать им часть своей жизни, делиться опытом. Хорошие кадры отыскать всегда трудно, но у нас уже сформирован коллектив единомышленников, людей, которые понимают философию организации. 

Когда приходит новый человек, мы всегда даем ему возможность освоиться в коллективе, попробовать себя в качестве волонтера, присмотреться к пациентам, к самому себе, для того чтобы принять решение, готов он работать здесь или нет. В течение одной-двух недель человек обязательно знакомится со своей работой, привыкает к ней, а мы объясняем ему, что чувствует пациент, имеющий то или иное заболевание, как должен вести себя сотрудник в неожиданных ситуациях. 

Какие-то вещи человеку надо рассказать, чтобы он не допустил ошибки по причине смущения. К нам часто приходят хорошие врачи, которые долго учились и теперь горят желанием помогать людям. Но здесь они должны поменяться, т.к. в детском хосписе мы чаще всего не занимаемся лечением основного заболевания, а снимаем тяжелую симптоматику, улучшаем качество жизни. Для врача это бывает сложно, ведь любой пациент, находящийся под нашим наблюдением, имеет неизлечимые заболевания. А врач хочет видеть людей, которых он вылечил. Еще раз подчеркну, что детский хоспис – это особая философия, и я очень рад, что у нас подобралась правильная команда. 

"Петербургский дневник": Как проходят дни в хосписе и в каких мероприятиях дети принимают участие?

Отец Александр: У нас работают очень творческие люди: буквально каждый день жизни хосписа они посвящают особенной теме. Например, недавно у нас была неделя воды – дети изучали жизнь рыб, смотрели кино, пробовали еду из морепродуктов, рисовали и делали поделки, связанные с морем. Педагоги учитывают возможности каждого ребенка, даже привлекают мам, и совместное творчество становится событием для всей семьи.

В течение дня наши дети играют, занимаются с психологами, педагогами. Пациентов обучают работе на компьютере, они изучают буквы, цвета. Наша деятельность направлена на то, чтобы максимально разнообразить досуг и показать ребенку, что его мир не ограничивается больничной палатой. У нас каждый день проходят какие-то мероприятия: приезжают животные, дети с ними общаются, мы часто организуем концерты классической музыки. 

"Петербургский дневник": Какое место в повседневной жизни детей в хосписе занимает религия? Как вы взаимодействуете с представителями иных конфессий?

Отец Александр: Большинство детей, без сомнения, православные, так же как и сотрудники. Именно поэтому в хосписе действует православный храм. Но в то же время хоспис - это государственное учреждение, которое не конфессионально в своей основе. 

К нам приезжают пациенты разных вероисповеданий. И если они хотят, чтобы сюда пришел представитель их веры, конечно, он приходит. Мы можем пригласить сюда раввина или имама. Но чаще всего о понятии Бога, о том, как Бог присутствует в их жизни, как вера помогает им жить, дети беседуют со мной или с моими сотрудниками.

В этой сфере у нас никогда не возникает конфликтов. В хосписе я редко выступаю как священник – большую часть времени исполняю обязанности руководителя учреждения здравоохранения, который должен ответить на нужды своих пациентов, какими бы они ни были. И если пациенту хочется увидеть представителя своей веры, без сомнения, мы его приглашаем. 

"Петербургский дневник": В хосписе на постоянной основе действует акция "Мечты сбываются", и любой желающий может исполнить мечту ребенка. О чем чаще всего просят дети?

Отец Александр: Чаще всего дети мечтают встретиться с известным человеком (со звездой экрана, театра, спорта), мечтают что-то испытать, поехать в путешествие или получить какую-то вещь. Нужно понимать, что каждое из этих желаний выражает глубинное переживание, видение самого себя. Если ребенок мечтает получить фотоаппарат, то он не хочет, чтобы ему подарили некий предмет, а скорее всего, надеется остановить мгновение, увидеть этот мир по-своему, выделить важную деталь. Во время болезни время течет со своей скоростью, а фотография позволяет ребенку осмыслить происходящее. 

Если ребенок мечтает о компьютере, то это не дорогая игрушка, это способ компенсировать свою малоподвижность. Дети играют в активные игры (это позволяет им участвовать в жизни), общаются с друзьями. 

Иными словами, за любой мечтой ребенка можно увидеть целую историю. Исполняя мечты, мы хотим, чтобы ребенок почувствовал, что он нужен, его любят, что, несмотря на свое заболевание, он в этом мире может многое испытать. Все это очень важно для формирования самосознания детей. 

Хочу подчеркнуть, что абсолютно все желания исполняются. За эти годы не было такого случая, чтобы мечту невозможно было осуществить. 

"Петербургский дневник": Хватает ли вам государственных и благотворительных средств на нужды хосписа?

Отец Александр: Для бюджета мы дорогое учреждение здравоохранения, тем не менее, город не жалеет средств, чтобы у детей было качественное питание, множество интересных событий, хороший уход. Этих денег немного не хватает, но находятся благотворители, которые жертвуют средства. 

Объем благотворительной помощи, в которой мы нуждаемся ежегодно, - около 10 млн рублей. На эти деньги мы организуем, в том числе, и разнообразное фуршетное питание с фруктами и даже кулинарными изысками, чтобы принятие пищи стало для детей событием в течение дня. 

"Петербургский дневник": Что нужно сделать человеку, желающему помочь хоспису, куда обратиться? 

Отец Александр: Я рекомендую приехать к нам. Познакомившись с деятельностью учреждения, пообщавшись с сотрудниками, человек сможет понять, чем он хочет помочь. Исходя из его желаний, ему предложат или что-то приобрести, или подарить, или он может проявить себя как волонтер. Каждый человек приходит со своим пониманием того, что он в силах дать. И лишь при непосредственном общении с сотрудниками хосписа можно определить, чем ему действительно стоит заниматься.  

"Петербургский дневник": Вы проводите интересную акцию "Белый цветок". 1 июня, в День защиты детей, в Петербурге волонтеры раздают прохожим белые цветы, а те могут помочь вашему хоспису и пожертвовать денег. Насколько популярна эта акция? Приходится ли вам искать волонтеров?

Отец Александр: На акции мы привлекаем много волонтеров из медицинских колледжей. Волонтеры, если так можно выразиться, бывают двух типов: те, которые появляются на одну акцию, и те, которые посвящают часть жизни этой деятельности. Некоторые волонтеры позже приходят к нам в хоспис работать, становятся нашими сотрудниками. Другие потом уходят от нас в большую жизнь, и мы надеемся, что получив образец милосердия, они смогут его воплощать в других сферах своей деятельности. 

"Петербургский дневник": Сегодня много говорят о том, что наше общество стало жестоким. Вы с этим согласны?

Отец Александр: Я не согласен с этим. Когда мы встречаем проявления жестокости, нам кажется, что весь мир рухнул. Но на самом деле это чаще всего единичные проявления. Мой пастырский опыт говорит, что человек добр внутри себя. Душа человека по природе своей – христианка. Она всегда отзывается на чужую боль, получает радость тогда, когда дарит что-то другим. Поэтому я верю в человека, так же, как и Бог верит в каждого из нас.

"Петербургский дневник": Может быть, общение с больными детьми – это прививка от жестокости?

Отец Александр: Прежде, чем приходить в детский хоспис, нужно поговорить с нашими сотрудниками о мотивах этого поступка. Человек должен быть готов подарить что-то от своей души, а не искать во встрече с пациентом решения своих проблем. Сначала нужно разобраться с тем, что происходит у тебя в жизни и в душе, чтобы быть свободным от этого психологического груза. И дальше уже приходить, дарить добро, выполнять свою работу, не желая ничего взамен. 

"Петербургский дневник": Многие считают, что работа с неизлечимо больными людьми – очень тяжелый груз. А как вы чувствуете?

Отец Александр: Я не буду спорить, это действительно тяжело. Тяжело, в первую очередь, оттого, что ты всегда переносишь боль чужого на себя. С одной стороны, надо не очерстветь, с другой – не дать возможность этой боли завладеть тобой. Должна быть грань. 

С сотрудниками, непосредственно работающими с детьми, регулярно ведут беседы опытные психологи. Видя симптомы профессионального выгорания, они рекомендуют человеку пойти отдохнуть, прогуляться, провести больше времени с семьей. Сотрудник, который эмоционально выгорает, становится неэффективным, не может дарить полноту жизни своим пациентам.

2013-05-16T10:49:00+04:00
Протоиерей Александр Ткаченко: "Детский хоспис – это особая философия"

Накануне праздника Пасхи корреспондент "ПД" встретился с отцом Александром, директором петербургского детского хосписа, и узнал, как врачи помогают тяжелобольным детям радоваться жизни, о чем мечтают пациенты хосписа и чем любой петербуржец может помочь ребенку.


"Петербургский дневник": Вы возглавляете детский хоспис. Расскажите о миссии этого учреждения и о том, в каких направлениях вы работаете?

Читать далее

Отец Александр: Хоспис как идея и философия организации, которая помогает жить детям с неизлечимыми заболеваниями, существует с 2003 года. В самом начале это было благотворительное сообщество, созданное Русской православной церковью для детской паллиативной помощи. Такого направления в медицине до недавнего времени не существовало, поэтому наша деятельность формировала принципы оказания подобной помощи.

Представители нашей благотворительной организации посещали детей с неизлечимыми заболеваниями на дому, предоставляли им санитарные средства, лекарства, старались наполнить жизнь пациентов радостными событиями. Таким образом, формировалась концепция холистического (с особым вниманием к интересам человека) подхода к общению с пациентами. Она оказалась востребованной городом, и администрация Петербурга приняла решение о создании государственного учреждения. Наш хоспис является первым и по-прежнему единственным учреждением детской паллиативной помощи в стране. 

Сейчас, по распоряжению министра здравоохранения Вероники Скворцовой, создана рабочая группа из специалистов разных профилей, которые формируют нормативную базу для других детских хосписов в стране. Мы должны будем сформулировать положения о детской паллиативной помощи, порядке ее оказания, выработать рекомендации по каждой из видов болезней. К этой работе привлечены медицинские специалисты, социальные работники, психологи, юристы, экономисты. Мы торопимся, поскольку многие регионы России хотят открыть подобные учреждения, но у них нет четких инструкций и рекомендаций, специально подготовленного персонала. Из-за этого они открывают койки при больницах, которые могут стать, образно говоря, тифозными бараками, в которых будут умирать дети, но никак не организациями, которые помогут им жить. Ведь если нельзя вылечить болезнь, это не значит, что ничего нельзя сделать. Человек может жить, радоваться, общаться, узнавать что-то новое, выражать себя посредством творчества. Это все и составляет философию хосписа.

"Петербургский дневник": Получается, к вам приезжают пациенты со всей России?

Отец Александр: Это учреждение может принимать только пациентов из Санкт-Петербурга. К сожалению, их много. На сегодняшний день этот стационар не может вместить всех – в нем 18 коек круглосуточного пребывания, и 10 пациентов приезжают на дневной стационар. Остальные дети (их больше 300) находятся дома. С ними работают выездные службы, так называемые стационары на дому. 

Поскольку размеры нашего хосписа не позволяют госпитализировать всех, правительство Петербурга передало нам другое здание на Варваринской улице, в котором в ближайшем будущем откроется второй стационар. Это удивительное место на берегу Суздальского озера. В 2014 году должны начаться строительные работы, и полагаю, что до конца 2014-го или к первой половине 2015-го года они должны быть закончены. 

"Петербургский дневник": По каким критериям вы отбираете персонал для работы с тяжелобольными детьми? 

Отец Александр: Это очень сложный процесс, ведь к нам приходят люди, движимые разными мотивами. Мне очень хочется, чтобы в хосписе работали только те сотрудники, которые будут любить свою профессию, пациентов, будут отдавать им часть своей жизни, делиться опытом. Хорошие кадры отыскать всегда трудно, но у нас уже сформирован коллектив единомышленников, людей, которые понимают философию организации. 

Когда приходит новый человек, мы всегда даем ему возможность освоиться в коллективе, попробовать себя в качестве волонтера, присмотреться к пациентам, к самому себе, для того чтобы принять решение, готов он работать здесь или нет. В течение одной-двух недель человек обязательно знакомится со своей работой, привыкает к ней, а мы объясняем ему, что чувствует пациент, имеющий то или иное заболевание, как должен вести себя сотрудник в неожиданных ситуациях. 

Какие-то вещи человеку надо рассказать, чтобы он не допустил ошибки по причине смущения. К нам часто приходят хорошие врачи, которые долго учились и теперь горят желанием помогать людям. Но здесь они должны поменяться, т.к. в детском хосписе мы чаще всего не занимаемся лечением основного заболевания, а снимаем тяжелую симптоматику, улучшаем качество жизни. Для врача это бывает сложно, ведь любой пациент, находящийся под нашим наблюдением, имеет неизлечимые заболевания. А врач хочет видеть людей, которых он вылечил. Еще раз подчеркну, что детский хоспис – это особая философия, и я очень рад, что у нас подобралась правильная команда. 

"Петербургский дневник": Как проходят дни в хосписе и в каких мероприятиях дети принимают участие?

Отец Александр: У нас работают очень творческие люди: буквально каждый день жизни хосписа они посвящают особенной теме. Например, недавно у нас была неделя воды – дети изучали жизнь рыб, смотрели кино, пробовали еду из морепродуктов, рисовали и делали поделки, связанные с морем. Педагоги учитывают возможности каждого ребенка, даже привлекают мам, и совместное творчество становится событием для всей семьи.

В течение дня наши дети играют, занимаются с психологами, педагогами. Пациентов обучают работе на компьютере, они изучают буквы, цвета. Наша деятельность направлена на то, чтобы максимально разнообразить досуг и показать ребенку, что его мир не ограничивается больничной палатой. У нас каждый день проходят какие-то мероприятия: приезжают животные, дети с ними общаются, мы часто организуем концерты классической музыки. 

"Петербургский дневник": Какое место в повседневной жизни детей в хосписе занимает религия? Как вы взаимодействуете с представителями иных конфессий?

Отец Александр: Большинство детей, без сомнения, православные, так же как и сотрудники. Именно поэтому в хосписе действует православный храм. Но в то же время хоспис - это государственное учреждение, которое не конфессионально в своей основе. 

К нам приезжают пациенты разных вероисповеданий. И если они хотят, чтобы сюда пришел представитель их веры, конечно, он приходит. Мы можем пригласить сюда раввина или имама. Но чаще всего о понятии Бога, о том, как Бог присутствует в их жизни, как вера помогает им жить, дети беседуют со мной или с моими сотрудниками.

В этой сфере у нас никогда не возникает конфликтов. В хосписе я редко выступаю как священник – большую часть времени исполняю обязанности руководителя учреждения здравоохранения, который должен ответить на нужды своих пациентов, какими бы они ни были. И если пациенту хочется увидеть представителя своей веры, без сомнения, мы его приглашаем. 

"Петербургский дневник": В хосписе на постоянной основе действует акция "Мечты сбываются", и любой желающий может исполнить мечту ребенка. О чем чаще всего просят дети?

Отец Александр: Чаще всего дети мечтают встретиться с известным человеком (со звездой экрана, театра, спорта), мечтают что-то испытать, поехать в путешествие или получить какую-то вещь. Нужно понимать, что каждое из этих желаний выражает глубинное переживание, видение самого себя. Если ребенок мечтает получить фотоаппарат, то он не хочет, чтобы ему подарили некий предмет, а скорее всего, надеется остановить мгновение, увидеть этот мир по-своему, выделить важную деталь. Во время болезни время течет со своей скоростью, а фотография позволяет ребенку осмыслить происходящее. 

Если ребенок мечтает о компьютере, то это не дорогая игрушка, это способ компенсировать свою малоподвижность. Дети играют в активные игры (это позволяет им участвовать в жизни), общаются с друзьями. 

Иными словами, за любой мечтой ребенка можно увидеть целую историю. Исполняя мечты, мы хотим, чтобы ребенок почувствовал, что он нужен, его любят, что, несмотря на свое заболевание, он в этом мире может многое испытать. Все это очень важно для формирования самосознания детей. 

Хочу подчеркнуть, что абсолютно все желания исполняются. За эти годы не было такого случая, чтобы мечту невозможно было осуществить. 

"Петербургский дневник": Хватает ли вам государственных и благотворительных средств на нужды хосписа?

Отец Александр: Для бюджета мы дорогое учреждение здравоохранения, тем не менее, город не жалеет средств, чтобы у детей было качественное питание, множество интересных событий, хороший уход. Этих денег немного не хватает, но находятся благотворители, которые жертвуют средства. 

Объем благотворительной помощи, в которой мы нуждаемся ежегодно, - около 10 млн рублей. На эти деньги мы организуем, в том числе, и разнообразное фуршетное питание с фруктами и даже кулинарными изысками, чтобы принятие пищи стало для детей событием в течение дня. 

"Петербургский дневник": Что нужно сделать человеку, желающему помочь хоспису, куда обратиться? 

Отец Александр: Я рекомендую приехать к нам. Познакомившись с деятельностью учреждения, пообщавшись с сотрудниками, человек сможет понять, чем он хочет помочь. Исходя из его желаний, ему предложат или что-то приобрести, или подарить, или он может проявить себя как волонтер. Каждый человек приходит со своим пониманием того, что он в силах дать. И лишь при непосредственном общении с сотрудниками хосписа можно определить, чем ему действительно стоит заниматься.  

"Петербургский дневник": Вы проводите интересную акцию "Белый цветок". 1 июня, в День защиты детей, в Петербурге волонтеры раздают прохожим белые цветы, а те могут помочь вашему хоспису и пожертвовать денег. Насколько популярна эта акция? Приходится ли вам искать волонтеров?

Отец Александр: На акции мы привлекаем много волонтеров из медицинских колледжей. Волонтеры, если так можно выразиться, бывают двух типов: те, которые появляются на одну акцию, и те, которые посвящают часть жизни этой деятельности. Некоторые волонтеры позже приходят к нам в хоспис работать, становятся нашими сотрудниками. Другие потом уходят от нас в большую жизнь, и мы надеемся, что получив образец милосердия, они смогут его воплощать в других сферах своей деятельности. 

"Петербургский дневник": Сегодня много говорят о том, что наше общество стало жестоким. Вы с этим согласны?

Отец Александр: Я не согласен с этим. Когда мы встречаем проявления жестокости, нам кажется, что весь мир рухнул. Но на самом деле это чаще всего единичные проявления. Мой пастырский опыт говорит, что человек добр внутри себя. Душа человека по природе своей – христианка. Она всегда отзывается на чужую боль, получает радость тогда, когда дарит что-то другим. Поэтому я верю в человека, так же, как и Бог верит в каждого из нас.

"Петербургский дневник": Может быть, общение с больными детьми – это прививка от жестокости?

Отец Александр: Прежде, чем приходить в детский хоспис, нужно поговорить с нашими сотрудниками о мотивах этого поступка. Человек должен быть готов подарить что-то от своей души, а не искать во встрече с пациентом решения своих проблем. Сначала нужно разобраться с тем, что происходит у тебя в жизни и в душе, чтобы быть свободным от этого психологического груза. И дальше уже приходить, дарить добро, выполнять свою работу, не желая ничего взамен. 

"Петербургский дневник": Многие считают, что работа с неизлечимо больными людьми – очень тяжелый груз. А как вы чувствуете?

Отец Александр: Я не буду спорить, это действительно тяжело. Тяжело, в первую очередь, оттого, что ты всегда переносишь боль чужого на себя. С одной стороны, надо не очерстветь, с другой – не дать возможность этой боли завладеть тобой. Должна быть грань. 

С сотрудниками, непосредственно работающими с детьми, регулярно ведут беседы опытные психологи. Видя симптомы профессионального выгорания, они рекомендуют человеку пойти отдохнуть, прогуляться, провести больше времени с семьей. Сотрудник, который эмоционально выгорает, становится неэффективным, не может дарить полноту жизни своим пациентам.


Текст: Наталия Кононова
Фото: Дмитрия Фуфаева
Разделы: Интервью

Новости в сети

Новости по теме

Комментарии

Чтобы написать комментарий, необходимо авторизоваться через социальные сети:
или 

Новости в сети

Новости

Новости в сети

Социальные сети