Новости в сети

Loading...

На брифинге в рамках III Международного юридического форума, завершившегося в Санкт-Петербурге, первый заместитель директора ФСКН России генерал-полковник полиции Владимир Каланда ответил на вопросы, касающиеся наркоугрозы и борьбы с ней.


"Петербургский дневник": На Санкт-Петербургском юридическом форуме много говорилось об унификации международного законодательства. В то же время антинаркотическое законодательство в разных странах очень разное. Какова позиция России, например, в вопросах легализации наркотиков?

Владимир Каланда: Наркомания – это не только правонарушение, это еще и заболевание, и поэтому вполне естественно, что в лечении этого заболевания во всем мире существуют разные подходы. Вы знаете, что многие страны используют так называемую заместительную, метадоновую терапию. Мы, как и большинство государств мира, противники такого лечения, мы также противники легализации потребления наркотиков. В тех же Нидерландах с момента легализации наркотиков уровень общеуголовной преступности увеличился на порядок. Это известный факт.  Но мы не застрахованы от ситуации, когда наркомафия вкладывает большие средства в продвижение вопросов легализации наркотиков. Многие серьезные исследования, проведенные в этой области, говорят о том, что легализация – это не метод борьбы с наркоманией.

"Петербургский дневник": В 2014 году войска НАТО покинут Афганистан. Ожидается ли в связи с этим всплеск поставок героина в нашу страну?

Владимир Каланда: Мы не драматизируем вывод войск ММСБ с территории Афганистана. На сегодня в этой стране и так существует большое перепроизводство опиумного мака, склады буквально "забиты" героином. Дело в том, что не имеет никакого смысла производить наркотиков больше, чем потребляется на сегодня в мире. Поэтому говорить о возможном всплеске героиновой активности, мне кажется, не стоит.

На сегодняшний день почти 155 тысяч гектаров в Афганистане и так заняты посевами опиумного мака, войска США никогда не вели активных действий против наркомафии. Сегодня благодаря усилиям в том числе ФСКН России и лично директора ФСКН Виктора Иванова был проведен ряд успешных операций на территории Афганистана, в ходе которых были уничтожены достаточно большие нарколаборатории и значительное число наркотиков. НАТО и США в настоящее время не сторонники идеи уничтожить наркомафию в месте ее существования. Они в основном заняты проблематикой наркотрафика, это, по их мнению, более легкий путь решения этой проблемы.

"Петербургский дневник": Если вернуться к юридическому форуму, то скажите, какие бы проблемы, связанные с ФСКН, вы хотели бы обсудить?

Владимир Каланда: Многие круглые столы, проходившие на Международном юридическом форуме, связаны с вопросами  унификации антинаркотического законодательства и проблемами рецепции международного права в нашем национальном законодательстве. Нас в большей степени интересуют единые антинаркотические подходы в рамках ЕврАзЭС и Таможенного союза. Мы активно работаем в этом направлении, нам есть о чем доложить и юридической общественности, в том числе многим западным специалистам. То есть на этом направлении работы у нас есть чему поучиться. Если говорить об унификации законодательства в целом, то мы наблюдаем, к сожалению, очень разные подходы даже в рамках трактования тех конвенций по борьбе с наркотиками, которые приняты ООН и другими международными организациями. Мы считаем, что форум может служить продвижению тех антинаркотических инициатив, с которыми выступает ФСКН.

"Петербургский дневник": Достаточно ли существующей законодательной базы для борьбы с распространением наркотиков, и какие изменения ожидаются в ближайшем будущем?

Владимир Каланда: За последние два года у нас принят не один законопроект, мы, по сути, переформатировали все антинаркотическое законодательство России. Одна из составляющих этих серьезных изменений -  это усиление борьбы с наиболее опасными видами наркооборота, с крупными поставщиками наркотиков. Вы знаете, что с января текущего года введена, в том числе, и такая мера, как пожизненное лишение свободы в отношении крупных поставщиков, усилена ответственность за распространение наркотиков в местах массового досуга граждан, в культурных, общеобразовательных учреждениях. У нас есть положительные примеры, когда законодательство является хорошим рычагом воздействия на общенаркотическую ситуацию в стране. Так, например, принятие постановления о контроле за кодеиносодержащими препаратами привело к тому, что дезоморфиновая наркомания у нас упала практически вполовину. 

"Петербургский дневник": В связи с недавними событиями в Санкт-Петербурге, когда погибла семья сотрудника ФСКН, хочется узнать, какие меры предпринимаются сегодня по защите сотрудников и их семей.

Владимир Каланда: Должен отметить, что мы защищаем всех сотрудников, работающих в ФСКН России. Действительно, в последнее время, причем я не беру этот случай, имеющий бытовую окраску, существуют факты угроз нашим сотрудникам в связи с их профессиональной деятельностью. Только в 2013 году меры государственной защиты были предоставлены 42 сотрудникам, не меньшее количество было в 2012 году.

Вы должны понимать, что мы занимаемся вопросами борьбы с организованной преступностью, поэтому уровень опасности достаточно высок. Я не могу сказать, что мы располагаем какими-то исключительными способами и средствами защиты, не характерными для других правоохранительных органов, но у нас достаточно квалифицированная и компетентная служба собственной безопасности, одна из главных задач которой - защита как сотрудников, так и их семей. К сожалению, от такого  случая с бытовой окраской, который произошел с семьей нашего сотрудника, мы не застрахованы. Уровень общекриминальной ситуации в стране оставляет желать лучшего.

"Петербургский дневник": Партии наркотиков, изымаемые сотрудниками ФСКН год от года, становятся все больше и больше. О чем это говорит?

Владимир Каланда: Мы долгое время недооценивали угрозу поступления наркотиков из-за рубежа. Вы знаете, что тема Афганистана и афганского героина только последние четыре года приобрела то звучание, которое она должна была приобрести с 2001 года, того момента, когда поток героина с территории этой страны стал резко возрастать. Отмечу, что только в этом году за четыре месяца мы изъяли столько героина, сколько было изъято за первую половину 2012 года в целом. Это рост изъятий на 80%. В первую очередь это говорит о том, что повышается качество нашей работы.

Кроме того, у нас выросло оперативное взаимодействие с рядом стран СНГ, мы оказываем прямую антинаркотическую помощь Таджикистану и Киргизии. Только в рамках этого сотрудничества качество оперативной работы выросло на порядок. Говорить о новой волне наркоэкспансии, я думаю, не стоит. Уровень поступления наркотиков примерно стабилен уже несколько лет подряд.

2013-05-21T15:13:16+04:00
Владимир Каланда: "Легализация – это не метод борьбы с наркоманией"

На брифинге в рамках III Международного юридического форума, завершившегося в Санкт-Петербурге, первый заместитель директора ФСКН России генерал-полковник полиции Владимир Каланда ответил на вопросы, касающиеся наркоугрозы и борьбы с ней.


"Петербургский дневник": На Санкт-Петербургском юридическом форуме много говорилось об унификации международного законодательства. В то же время антинаркотическое законодательство в разных странах очень разное. Какова позиция России, например, в вопросах легализации наркотиков?

Читать далее

Владимир Каланда: Наркомания – это не только правонарушение, это еще и заболевание, и поэтому вполне естественно, что в лечении этого заболевания во всем мире существуют разные подходы. Вы знаете, что многие страны используют так называемую заместительную, метадоновую терапию. Мы, как и большинство государств мира, противники такого лечения, мы также противники легализации потребления наркотиков. В тех же Нидерландах с момента легализации наркотиков уровень общеуголовной преступности увеличился на порядок. Это известный факт.  Но мы не застрахованы от ситуации, когда наркомафия вкладывает большие средства в продвижение вопросов легализации наркотиков. Многие серьезные исследования, проведенные в этой области, говорят о том, что легализация – это не метод борьбы с наркоманией.

"Петербургский дневник": В 2014 году войска НАТО покинут Афганистан. Ожидается ли в связи с этим всплеск поставок героина в нашу страну?

Владимир Каланда: Мы не драматизируем вывод войск ММСБ с территории Афганистана. На сегодня в этой стране и так существует большое перепроизводство опиумного мака, склады буквально "забиты" героином. Дело в том, что не имеет никакого смысла производить наркотиков больше, чем потребляется на сегодня в мире. Поэтому говорить о возможном всплеске героиновой активности, мне кажется, не стоит.

На сегодняшний день почти 155 тысяч гектаров в Афганистане и так заняты посевами опиумного мака, войска США никогда не вели активных действий против наркомафии. Сегодня благодаря усилиям в том числе ФСКН России и лично директора ФСКН Виктора Иванова был проведен ряд успешных операций на территории Афганистана, в ходе которых были уничтожены достаточно большие нарколаборатории и значительное число наркотиков. НАТО и США в настоящее время не сторонники идеи уничтожить наркомафию в месте ее существования. Они в основном заняты проблематикой наркотрафика, это, по их мнению, более легкий путь решения этой проблемы.

"Петербургский дневник": Если вернуться к юридическому форуму, то скажите, какие бы проблемы, связанные с ФСКН, вы хотели бы обсудить?

Владимир Каланда: Многие круглые столы, проходившие на Международном юридическом форуме, связаны с вопросами  унификации антинаркотического законодательства и проблемами рецепции международного права в нашем национальном законодательстве. Нас в большей степени интересуют единые антинаркотические подходы в рамках ЕврАзЭС и Таможенного союза. Мы активно работаем в этом направлении, нам есть о чем доложить и юридической общественности, в том числе многим западным специалистам. То есть на этом направлении работы у нас есть чему поучиться. Если говорить об унификации законодательства в целом, то мы наблюдаем, к сожалению, очень разные подходы даже в рамках трактования тех конвенций по борьбе с наркотиками, которые приняты ООН и другими международными организациями. Мы считаем, что форум может служить продвижению тех антинаркотических инициатив, с которыми выступает ФСКН.

"Петербургский дневник": Достаточно ли существующей законодательной базы для борьбы с распространением наркотиков, и какие изменения ожидаются в ближайшем будущем?

Владимир Каланда: За последние два года у нас принят не один законопроект, мы, по сути, переформатировали все антинаркотическое законодательство России. Одна из составляющих этих серьезных изменений -  это усиление борьбы с наиболее опасными видами наркооборота, с крупными поставщиками наркотиков. Вы знаете, что с января текущего года введена, в том числе, и такая мера, как пожизненное лишение свободы в отношении крупных поставщиков, усилена ответственность за распространение наркотиков в местах массового досуга граждан, в культурных, общеобразовательных учреждениях. У нас есть положительные примеры, когда законодательство является хорошим рычагом воздействия на общенаркотическую ситуацию в стране. Так, например, принятие постановления о контроле за кодеиносодержащими препаратами привело к тому, что дезоморфиновая наркомания у нас упала практически вполовину. 

"Петербургский дневник": В связи с недавними событиями в Санкт-Петербурге, когда погибла семья сотрудника ФСКН, хочется узнать, какие меры предпринимаются сегодня по защите сотрудников и их семей.

Владимир Каланда: Должен отметить, что мы защищаем всех сотрудников, работающих в ФСКН России. Действительно, в последнее время, причем я не беру этот случай, имеющий бытовую окраску, существуют факты угроз нашим сотрудникам в связи с их профессиональной деятельностью. Только в 2013 году меры государственной защиты были предоставлены 42 сотрудникам, не меньшее количество было в 2012 году.

Вы должны понимать, что мы занимаемся вопросами борьбы с организованной преступностью, поэтому уровень опасности достаточно высок. Я не могу сказать, что мы располагаем какими-то исключительными способами и средствами защиты, не характерными для других правоохранительных органов, но у нас достаточно квалифицированная и компетентная служба собственной безопасности, одна из главных задач которой - защита как сотрудников, так и их семей. К сожалению, от такого  случая с бытовой окраской, который произошел с семьей нашего сотрудника, мы не застрахованы. Уровень общекриминальной ситуации в стране оставляет желать лучшего.

"Петербургский дневник": Партии наркотиков, изымаемые сотрудниками ФСКН год от года, становятся все больше и больше. О чем это говорит?

Владимир Каланда: Мы долгое время недооценивали угрозу поступления наркотиков из-за рубежа. Вы знаете, что тема Афганистана и афганского героина только последние четыре года приобрела то звучание, которое она должна была приобрести с 2001 года, того момента, когда поток героина с территории этой страны стал резко возрастать. Отмечу, что только в этом году за четыре месяца мы изъяли столько героина, сколько было изъято за первую половину 2012 года в целом. Это рост изъятий на 80%. В первую очередь это говорит о том, что повышается качество нашей работы.

Кроме того, у нас выросло оперативное взаимодействие с рядом стран СНГ, мы оказываем прямую антинаркотическую помощь Таджикистану и Киргизии. Только в рамках этого сотрудничества качество оперативной работы выросло на порядок. Говорить о новой волне наркоэкспансии, я думаю, не стоит. Уровень поступления наркотиков примерно стабилен уже несколько лет подряд.


Текст: Дмитрий Стаценко
Фото: Петербургский Дневник

Новости в сети

Новости по теме

Комментарии

Чтобы написать комментарий, необходимо авторизоваться через социальные сети:
или 

Новости в сети

Новости в сети

Социальные сети