Новости в сети

Loading...

Василия Панкратова назначили председателем Комитета по культуре Санкт-Петербурга 2 апреля. Но в этом не было сенсации. Василий Юрьевич хорошо известен и сотрудникам комитета, и общественности. Наше интервью с ним состоялось на 50-й день его работы.


"Петербургский дневник": В Санкт-Петербурге проходит множество культурных акций. Одно из самых ярких событий мая – "Ночь музеев". Вы довольны тем, как она прошла?

Василий Панкратов: Мне кажется, что эта культурная акция прошла с большим успехом. Из года в год мы этот успех наращиваем. Ее посетили более 100 тыс. человек, что превосходит результат прошлого года. Никаких серьезных происшествий не произошло, и это тоже позитивный результат. 

Все музеи, которые в акции участвовали, остались довольны. Хотя, конечно, всегда существуют и те музеи, сотрудники которых не очень довольны таким необычным способом посещения экспозиции. 

"Петербургский дневник": Сколько музеев города участвовало в нынешней "Ночи"?

Василий Панкратов: Восемьдесят три музейные площадки приняли участие.

"Петербургский дневник": В Санкт-Петербурге уже есть "Ночь музеев", есть "Ночь библиотек". Витает в воздухе идея "Театральной ночи". Это реально?

Василий Панкратов: Я пока не очень понимаю, каким образом идею осуществить. В какой формат ее вписать, потому что театральный спектакль имеет некоторую определенную продолжительность. Быть может, стоит использовать опыт авангардных театров.

"Петербургский дневник": Когда вас представляли общественности, то называли "музейщиком"…

Василий Панкратов: А я от этого звания и не отказываюсь.

"Петербургский дневник": Вы следите за развитием событий вокруг идеи воссоздания Музея нового западного искусства за счет коллекции Государственного Эрмитажа?

Василий Панкратов: Естественно. 

"Петербургский дневник": Как вы относитесь к возможности осуществления такой идеи?

Василий Панкратов: Моя позиция совершенно одно­значная. В истории музейного дела всегда перемещения происходили и будут происходить. Но я считаю непозволительным даже думать о том, чтобы сейчас можно было бы взять часть сложившейся коллекции одного музея и переместить ее в иное место. Этого нельзя делать ни в коем случае, потому что подобный прецедент может возбудить неуправляемую цепочку соответствующих реакций в музейном мире. 

Хотя для меня как бывшего директора музея-заповедника в Гатчине это очень животрепещущий вопрос, поскольку большая часть его коллекции находится в других музеях. И дирекция государственного музея-заповедника "Гатчина" постоянно ведет переговоры о том, чтобы что-то возвращалось. Но это должны быть абсолютно точечные переговоры по конкретным предметам. 

"Петербургский дневник": Когда вы вступали в должность председателя Комитета по культуре, то заявили, что ваша основная задача – наладить его нормальную работу. Что вам удалось сделать?

Василий Панкратов: Мне кажется, что какие-то результаты имеются. Мы достигли позитивных сдвигов в театральной среде. Когда я пришел, ситуация здесь была близка к скандалу. 

Во многом все изменилось благодаря участию губернатора, который собрал соответствующее совещание, где некоторые вопросы получили свое разрешение. У нас готов начать работу художественный совет. 

"Петербургский дневник": В чем его главная идея?

Василий Панкратов: Это не привычный городской художественный совет, а нечто иное – городской совет директоров театров и руководителей коллективов. Это совет организаций, подведомственных Комитету по культуре, с широкими полномочиями. В том числе и по распределению финансов. 

Этого раньше не было никогда. Это первая попытка создать ответственный орган внутри профессионального сообщества, которому предстоит распределять свои собственные деньги. Не на поддержку каких-то мифических и непонятных фестивалей, а на поддержку конкретных коллективов. 

"Петербургский дневник": Предполагается ротация членов этого совета?

Василий Панкратов: Конечно. И этот принцип станет гарантией того, что члены совета не будут тянуть финансовое оде­яло в свою сторону. Я смотрю на будущее совета со здоровым оптимизмом, потому что для меня это прежде всего экспертный совет. 

"Петербургский дневник": Вы ранее, будучи заместителем председателя комитета, были известны как автор целевой и комплексной программы Комитета по культуре Санкт-Петербурга, а также концепции развития культурной сферы. Сейчас находится время для разработки подобных программ?

Василий Панкратов: За прошедшие 50 дней своей работы, мне кажется, я хорошо обдумал свою тактику и стратегию…

"Петербургский дневник": А не могли бы вы рассказать, в чем состоит ее суть?

Василий Панкратов: Заняться решением конкретных технических вопросов. В отрасли их накопилось гораздо больше, чем иных проблем. Система функционирует нынче в некий переходный период, когда не очень понятны правила игры. 

Мне кажется, что моя первая задача состоит в том, чтобы настроить всю команду Комитета по культуре на то, чтобы понять самим и донести до учреждений то, что им нужно сейчас делать. Я люб­лю придумывать идеи, я люблю их реализовывать. Но идей много, а помочь своим учреждениям надо сейчас. 

"Петербургский дневник": А как насчет программ?

Василий Панкратов: Те идеи, которые закладывались в предыдущие программы, связаны с европейской традицией, а это идеи доступности петербургской культуры, ее престижности, устойчивости и эффективности ее функционирования. Эти идеи продолжают работать. 

Самое главное, что предыдущими концепциями мы ввели в оборот те понятия, которые сейчас переходят из одного официального документа в другой. Я не вижу острой необходимости соз­давать какую-то новую концепцию. А вот программы развития нужны.

Например, нам надо крепко подумать о том, что делать с музыкальной сферой. Мы не имеем реального представления о том, что происходит в подведомственной нам сети учреждений в части музыкальной культуры. Кроме хорошо работающей Капеллы остальных учреждений не видно. 

То же самое происходит с кино. То есть не вести разговоры о культуре вообще, а брать отдельные части культурной сферы и пытаться навести в них порядок. 

"Петербургский дневник": Ваша любимая идея – укрупнение событий в сфере культуры. В мае, например, в Санкт-Петербурге проходит более 40 фестивалей и акций. Вы будете реализовывать эту идею?

Василий Панкратов: Всегда боролся за укрупнение, еще будучи заместителем председателя. Старался либо маленькие события присоединить к большим, либо объединять их в одно крупное. 

Нам явно необходимо равномерно распределить по календарю все события культурной жизни города, чтобы одни не мешали другим. И решить: сколько, например, фестивалей классической музыки мы финансируем. 

"Петербургский дневник": Состоится ли в Санкт-Петербурге очередной Международный культурный форум?

Василий Панкратов: На сегодня мы идею его проведения поддерживаем и надеемся, что он все-таки будет. Хотя не могу сказать, что у меня есть полное понимание, каким он должен быть. 

"Петербургский дневник": Не могу не спросить вас о проблеме передачи церковных зданий их первоначальному владельцу. Какова ваша позиция в этом вопросе?

Василий Панкратов: Она абсолютно однозначна. Храмы надо передавать. Их создавали для молитвы. Это в идеале. 

Но при этом возникает много "но" – от того, как церковь будет эти здания содержать, до того, что делать с находящимися там экспонатами. Курс на передачу зданий очевиден для нас, но необходимо в каж­дом конкретном случае решать привносимые подобной ситуацией проблемы. 

"Петербургский дневник": Ваша позиция в отношении новейшего искусства широко известна. Где, на ваш взгляд, может быть в нашем городе место для подобных экспериментов?

Василий Панкратов: Пока мне трудно ответить на этот вопрос. 

Мне кажется, что пора вернуться к идее создания городского совета по актуальному искусству. В свое время такой совет сущест­вовал, но ни к чему не привел. И я понимаю – почему. Потому что он был только наш, петербургский. 

А надо, по-моему, ввести в него и москвичей, и специалистов из других городов, чтобы расширить географию, расширить возможные точки зрения на процесс. 

Экспериментальное творчество создает вполне живую художест­венную атмосферу в городе. Замечу, что во время "Ночи музеев" молодежь ходила в основном по экспозициям современного искусства. 

"Петербургский дневник": Как вы считаете, художественные вкусы городского начальника – скажем, ваши личные вкусы – должны влиять на культурную политику? 

Василий Панкратов: Трудный вопрос. Нельзя не признать, что сегодня культурная жизнь в стране отчасти – хотя, конечно, не в полной мере – зависит от вкусов чиновников, политиков и просто влиятельных людей. Такова реальность, и с ней приходится считаться. 

Не могу, кстати, сказать, что это однозначно плохо. Развитие искусства идет разными путями. Множество музыкальных шедевров создано на почве чисто придворного искусства. Художественный расцвет в эпоху Возрождения во многом обязан вкусам отдельных личностей, находящихся на вершинах власти. 

Самая великая поэма, написанная на латинском языке, – "Энеида" Вергилия – это, в сущнос­ти, политический заказ. 

Но лично мне больше нравятся те эпохи, когда культура создается чутьем художника и гением народа. Когда культура воспитывает вкус власти, а не является его отражением.

"Петербургский дневник": Я вижу, что у вас, Василий Юрьевич, очень много различных документов на столе. А вы помните первый документ, который подписали в должности председателя Комитета по культуре?

Василий Панкратов: Честно говоря, не помню. Для меня это было на самом деле настолько естественно, что я даже не обратил на это внимание. 

"Петербургский дневник": А какой документ вы первым подписали сегодня?

Василий Панкратов: Как раз по проведению Международного культурного форума в Санкт-Петербурге.

Василий Панкратов имеет три высших образования (ЛГУ им. Жданова, Литературный институт им. Горького, Северо-Западная академия госслужбы). Трудился в Музее истории города. Работал в должности зампредседателя Комитета по культуре, директором ГМЗ "Гатчина". Отмечен государственными наградами.

2013-06-07T09:55:47+04:00
Василий Панкратов: "Мне больше нравятся эпохи, когда культура создается чутьем художника и гением народа"

Василия Панкратова назначили председателем Комитета по культуре Санкт-Петербурга 2 апреля. Но в этом не было сенсации. Василий Юрьевич хорошо известен и сотрудникам комитета, и общественности. Наше интервью с ним состоялось на 50-й день его работы.


"Петербургский дневник": В Санкт-Петербурге проходит множество культурных акций. Одно из самых ярких событий мая – "Ночь музеев". Вы довольны тем, как она прошла?

Читать далее

Василий Панкратов: Мне кажется, что эта культурная акция прошла с большим успехом. Из года в год мы этот успех наращиваем. Ее посетили более 100 тыс. человек, что превосходит результат прошлого года. Никаких серьезных происшествий не произошло, и это тоже позитивный результат. 

Все музеи, которые в акции участвовали, остались довольны. Хотя, конечно, всегда существуют и те музеи, сотрудники которых не очень довольны таким необычным способом посещения экспозиции. 

"Петербургский дневник": Сколько музеев города участвовало в нынешней "Ночи"?

Василий Панкратов: Восемьдесят три музейные площадки приняли участие.

"Петербургский дневник": В Санкт-Петербурге уже есть "Ночь музеев", есть "Ночь библиотек". Витает в воздухе идея "Театральной ночи". Это реально?

Василий Панкратов: Я пока не очень понимаю, каким образом идею осуществить. В какой формат ее вписать, потому что театральный спектакль имеет некоторую определенную продолжительность. Быть может, стоит использовать опыт авангардных театров.

"Петербургский дневник": Когда вас представляли общественности, то называли "музейщиком"…

Василий Панкратов: А я от этого звания и не отказываюсь.

"Петербургский дневник": Вы следите за развитием событий вокруг идеи воссоздания Музея нового западного искусства за счет коллекции Государственного Эрмитажа?

Василий Панкратов: Естественно. 

"Петербургский дневник": Как вы относитесь к возможности осуществления такой идеи?

Василий Панкратов: Моя позиция совершенно одно­значная. В истории музейного дела всегда перемещения происходили и будут происходить. Но я считаю непозволительным даже думать о том, чтобы сейчас можно было бы взять часть сложившейся коллекции одного музея и переместить ее в иное место. Этого нельзя делать ни в коем случае, потому что подобный прецедент может возбудить неуправляемую цепочку соответствующих реакций в музейном мире. 

Хотя для меня как бывшего директора музея-заповедника в Гатчине это очень животрепещущий вопрос, поскольку большая часть его коллекции находится в других музеях. И дирекция государственного музея-заповедника "Гатчина" постоянно ведет переговоры о том, чтобы что-то возвращалось. Но это должны быть абсолютно точечные переговоры по конкретным предметам. 

"Петербургский дневник": Когда вы вступали в должность председателя Комитета по культуре, то заявили, что ваша основная задача – наладить его нормальную работу. Что вам удалось сделать?

Василий Панкратов: Мне кажется, что какие-то результаты имеются. Мы достигли позитивных сдвигов в театральной среде. Когда я пришел, ситуация здесь была близка к скандалу. 

Во многом все изменилось благодаря участию губернатора, который собрал соответствующее совещание, где некоторые вопросы получили свое разрешение. У нас готов начать работу художественный совет. 

"Петербургский дневник": В чем его главная идея?

Василий Панкратов: Это не привычный городской художественный совет, а нечто иное – городской совет директоров театров и руководителей коллективов. Это совет организаций, подведомственных Комитету по культуре, с широкими полномочиями. В том числе и по распределению финансов. 

Этого раньше не было никогда. Это первая попытка создать ответственный орган внутри профессионального сообщества, которому предстоит распределять свои собственные деньги. Не на поддержку каких-то мифических и непонятных фестивалей, а на поддержку конкретных коллективов. 

"Петербургский дневник": Предполагается ротация членов этого совета?

Василий Панкратов: Конечно. И этот принцип станет гарантией того, что члены совета не будут тянуть финансовое оде­яло в свою сторону. Я смотрю на будущее совета со здоровым оптимизмом, потому что для меня это прежде всего экспертный совет. 

"Петербургский дневник": Вы ранее, будучи заместителем председателя комитета, были известны как автор целевой и комплексной программы Комитета по культуре Санкт-Петербурга, а также концепции развития культурной сферы. Сейчас находится время для разработки подобных программ?

Василий Панкратов: За прошедшие 50 дней своей работы, мне кажется, я хорошо обдумал свою тактику и стратегию…

"Петербургский дневник": А не могли бы вы рассказать, в чем состоит ее суть?

Василий Панкратов: Заняться решением конкретных технических вопросов. В отрасли их накопилось гораздо больше, чем иных проблем. Система функционирует нынче в некий переходный период, когда не очень понятны правила игры. 

Мне кажется, что моя первая задача состоит в том, чтобы настроить всю команду Комитета по культуре на то, чтобы понять самим и донести до учреждений то, что им нужно сейчас делать. Я люб­лю придумывать идеи, я люблю их реализовывать. Но идей много, а помочь своим учреждениям надо сейчас. 

"Петербургский дневник": А как насчет программ?

Василий Панкратов: Те идеи, которые закладывались в предыдущие программы, связаны с европейской традицией, а это идеи доступности петербургской культуры, ее престижности, устойчивости и эффективности ее функционирования. Эти идеи продолжают работать. 

Самое главное, что предыдущими концепциями мы ввели в оборот те понятия, которые сейчас переходят из одного официального документа в другой. Я не вижу острой необходимости соз­давать какую-то новую концепцию. А вот программы развития нужны.

Например, нам надо крепко подумать о том, что делать с музыкальной сферой. Мы не имеем реального представления о том, что происходит в подведомственной нам сети учреждений в части музыкальной культуры. Кроме хорошо работающей Капеллы остальных учреждений не видно. 

То же самое происходит с кино. То есть не вести разговоры о культуре вообще, а брать отдельные части культурной сферы и пытаться навести в них порядок. 

"Петербургский дневник": Ваша любимая идея – укрупнение событий в сфере культуры. В мае, например, в Санкт-Петербурге проходит более 40 фестивалей и акций. Вы будете реализовывать эту идею?

Василий Панкратов: Всегда боролся за укрупнение, еще будучи заместителем председателя. Старался либо маленькие события присоединить к большим, либо объединять их в одно крупное. 

Нам явно необходимо равномерно распределить по календарю все события культурной жизни города, чтобы одни не мешали другим. И решить: сколько, например, фестивалей классической музыки мы финансируем. 

"Петербургский дневник": Состоится ли в Санкт-Петербурге очередной Международный культурный форум?

Василий Панкратов: На сегодня мы идею его проведения поддерживаем и надеемся, что он все-таки будет. Хотя не могу сказать, что у меня есть полное понимание, каким он должен быть. 

"Петербургский дневник": Не могу не спросить вас о проблеме передачи церковных зданий их первоначальному владельцу. Какова ваша позиция в этом вопросе?

Василий Панкратов: Она абсолютно однозначна. Храмы надо передавать. Их создавали для молитвы. Это в идеале. 

Но при этом возникает много "но" – от того, как церковь будет эти здания содержать, до того, что делать с находящимися там экспонатами. Курс на передачу зданий очевиден для нас, но необходимо в каж­дом конкретном случае решать привносимые подобной ситуацией проблемы. 

"Петербургский дневник": Ваша позиция в отношении новейшего искусства широко известна. Где, на ваш взгляд, может быть в нашем городе место для подобных экспериментов?

Василий Панкратов: Пока мне трудно ответить на этот вопрос. 

Мне кажется, что пора вернуться к идее создания городского совета по актуальному искусству. В свое время такой совет сущест­вовал, но ни к чему не привел. И я понимаю – почему. Потому что он был только наш, петербургский. 

А надо, по-моему, ввести в него и москвичей, и специалистов из других городов, чтобы расширить географию, расширить возможные точки зрения на процесс. 

Экспериментальное творчество создает вполне живую художест­венную атмосферу в городе. Замечу, что во время "Ночи музеев" молодежь ходила в основном по экспозициям современного искусства. 

"Петербургский дневник": Как вы считаете, художественные вкусы городского начальника – скажем, ваши личные вкусы – должны влиять на культурную политику? 

Василий Панкратов: Трудный вопрос. Нельзя не признать, что сегодня культурная жизнь в стране отчасти – хотя, конечно, не в полной мере – зависит от вкусов чиновников, политиков и просто влиятельных людей. Такова реальность, и с ней приходится считаться. 

Не могу, кстати, сказать, что это однозначно плохо. Развитие искусства идет разными путями. Множество музыкальных шедевров создано на почве чисто придворного искусства. Художественный расцвет в эпоху Возрождения во многом обязан вкусам отдельных личностей, находящихся на вершинах власти. 

Самая великая поэма, написанная на латинском языке, – "Энеида" Вергилия – это, в сущнос­ти, политический заказ. 

Но лично мне больше нравятся те эпохи, когда культура создается чутьем художника и гением народа. Когда культура воспитывает вкус власти, а не является его отражением.

"Петербургский дневник": Я вижу, что у вас, Василий Юрьевич, очень много различных документов на столе. А вы помните первый документ, который подписали в должности председателя Комитета по культуре?

Василий Панкратов: Честно говоря, не помню. Для меня это было на самом деле настолько естественно, что я даже не обратил на это внимание. 

"Петербургский дневник": А какой документ вы первым подписали сегодня?

Василий Панкратов: Как раз по проведению Международного культурного форума в Санкт-Петербурге.

Василий Панкратов имеет три высших образования (ЛГУ им. Жданова, Литературный институт им. Горького, Северо-Западная академия госслужбы). Трудился в Музее истории города. Работал в должности зампредседателя Комитета по культуре, директором ГМЗ "Гатчина". Отмечен государственными наградами.


Текст: Сергей Ильченко
Фото: Trend
Разделы: Интервью
Тэги:

Новости в сети

Новости по теме

Комментарии

Чтобы написать комментарий, необходимо авторизоваться через социальные сети:
или 

Новости в сети

Новости

Новости в сети

Социальные сети