Глава Российского императорского дома великая княгиня Мария Владимировна ответила на вопросы "Петербургского дневника".


"Петербургский дневник": В этом году отмечается 400-летие Династии Романовых. Ваше личное отношение к этому празднику - больше как к семейному или все таки как к народному? Что превалирует - душа или политика?

Мария Романова: По моему глубокому убеждению, мы празднуем, прежде всего, не "400-летие Дома Романовых", а 400-летие преодоления Смуты и восстановления российской государственности. Воцарение нашей династии занимает в этом процессе значимое и достойное место. Всенародное призвание на царство легитимного преемника Рюриковичей закрепило плоды победы, одержанной ополчением Минина и Пожарского. Но все равно это только часть грандиозного исторического события, ставшего результатом объединения всех народных сил. Поэтому, безусловно, мы отмечаем не семейный, а общенациональный праздник.

Никакая политизация в таком деле недопустима. Все партии должны сознавать, что государство не может быть по-настоящему крепким, если в нем отсутствует уважение к собственной истории и система фундаментальных ценностей, общих для всех граждан, независимо от различий в их политических пристрастиях. Память о предках, их подвигах и идеалах не может быть присвоена ни одним политическим течением.

По моему глубокому убеждению, очень важно, чтобы празднование 400-летия победы над Смутой и любых других знаменательных исторических дат не сводилось к одним лишь помпезным мероприятиям – банкетам, парадам, установке памятников и т.п. Все это тоже нужно, для красоты и поднятия духа, но в меру. Многие наши соотечественники еще испытывают лишения. У них возникнет разочарование, если они увидят дорогостоящие торжества, но не ощутят внимания к их нуждам. Для молодых людей праздники могут остаться пустым звуком, если им не объяснять в доступной форме значение исторических событий и их связь с нашей нынешней жизнью. Поэтому нужно использовать юбилейные даты для активизации благотворительной и просветительской деятельности. Если мы создадим в память о событиях и героях прошлого программы помощи нуждающимся, поддержки молодых дарований, развития науки, культуры, искусства, образования, спорта, если издадим книги и распространим правдивую информацию в печати, на телевидении и радио и в сети Интернет, то принесем нашей стране реальную пользу. Памятники в сердцах людей гораздо важнее, чем мраморные и бронзовые монументы на площадях.

"Петербургский дневник": А как вы относитесь к тому, что ряд потомков династии, от так называемых морганатических браков, не признает вас в качестве главы Российского Императорского Дома?

Мария Романова: Статус Главы Российского Императорского Дома основан на историческом законе и не зависит от чьего-либо признания или непризнания. Закон о наследовании императора Павла I не допускает существования "претендентов", так как всегда указывает одно-единственное лицо, обладающее правами и обязанностями главы династии. Господь судил так, что этим лицом оказалась я.

Ко всем своим родственникам я отношусь хорошо. Очень радуюсь, если они проявляют активность и стараются быть полезными России. С некоторыми из них вижусь чаще, с некоторыми реже. Знаю, что среди них есть несколько человек, которые неприязненно относятся ко мне и моему сыну, отвергают правовые и мировоззренческие основы нашего Дома, иногда, увы, прибегают к ложным утверждениям. Об этом я сожалею. Но и к ним не испытываю никаких негативных чувств. Недовольные фрондирующие родственники – неизбежное явление в жизни любой династии во все времена. Нужно относиться к этому со спокойствием и добрым юмором. 

"Петербургский дневник": Каким вы видите будущее России?

Мария Романова: Я по природе оптимист и верю, что Россия в XXI веке продолжит поступательное развитие, преодолеет последствия катастроф ХХ века, обеспечит благосостояние граждан, полноценную защиту их прав и свобод, а также восстановит свои позиции на мировой арене. Но совершенно очевидно, что этого не может произойти по мановению волшебной палочки. Ни монархия, ни республика, ни самые талантливые и сильные государственные деятели в любой государственной и политической системе не смогут ничего добиться, если каждый из нас не будет честно и добросовестно трудиться на своем месте на благо всего общества. Это было во всем  мире с древности, и до сих пор в тех странах, где сохранился такой менталитет, например в азиатских, ситуация гораздо стабильнее, чем там, где господствуют индивидуализм, социальное иждивенчество и эгоизм. 

"Петербургский дневник": По итогам 2012 года вы стали лауреатом общероссийской премии "Человек года" в номинации "Великая Россия" - за подвижническую деятельность в области культуры, образования, благотворительности и в связи с 400-летием Дома Романовых. Расскажите, пожалуйста, об этом подробнее. 

Мария Романова: Мне очень дорого это общественное признание полезности моих трудов. Однако я не считаю правильным хвалиться какими-то своими достижениями. По моему собственному мнению, они еще очень скромные. Я стараюсь по мере сил возрождать традиции нашей семьи в области благотворительности, в различных общественных и культурных направлениях деятельности. Стремлюсь  способствовать поддержанию  межнационального, межконфессионального и общегражданского мира в России и укреплению дружбы между народами, принадлежащими к единому цивилизационному пространству бывшей Российской Империи и СССР. Защищаю положительный образ России в мире. Кое-что удается, но впереди еще огромная невозделанная нива.

Присуждение мне премии "Человек года" я рассматриваю как дань уважения к традиции, которую воплощает и хранит глава Императорского Дома, и знак того, что постепенная реинтеграция династии в общественную жизнь России приветствуется людьми самых разных политических убеждений, а вовсе не только монархистами.

"Петербургский дневник": В прошлом году с согласия командующего Балтийским Флотом вице-адмирала В.В. Чиркова вы приняли сторожевой корабль "Ярослав Мудрый" под свое шефство. В чем оно выражается?

Мария Романова: Шефство – это традиционная форма моральной и деятельной поддержки военнослужащих. Помню, еще в самом начале возобновления наших контактов с Россией, когда появилась возможность встречаться и беседовать  с нашими моряками, они делились со мной впечатлениями от общения с иностранными коллегами, особенно из флотов монархических государств – Великобритании, Голландии, Швеции, Норвегии… Там у кораблей (как и у сухопутных воинских частей) есть шефы – члены королевских семей. Они поддерживают связь с командами, лично отмечают заслуги отличившихся, проводят торжественные акты, помогают в совершенствовании духовного и культурного мира офицеров и матросов. То есть в миниатюре они воспроизводят в жизни команды ту роль, которую государи исполняют в жизни всей страны, – роль отца и матери, старших брата или сестры. Только в данном случае есть возможность еще более тесного и регулярного общения, чем у монарха с гражданами его государства. А у нас, к сожалению, после революции эта традиция была искоренена. В результате и в армии, и на флоте возник дефицит гуманитарных связей с государством и обществом. Воинские части и военно-морские команды как бы осиротели. 

Я стараюсь возродить традицию шефства и, в целом, исторических духовных связей Императорского Дома с Вооруженными Силами России. Разумеется, исключительно в рамках современного действующего законодательства и только с согласия государственной власти и командования. С этой целью я возродила Императорский Военный Орден Святителя Николая Чудотворца. Его кавалеры – и находящиеся на действительной военной и военно-морской службе, и перешедшие в запас, составляют почетную корпорацию, благодаря которой я могу эффективно содействовать патриотическому воспитанию молодежи и укреплению морального духа военнослужащих. 

Шефство над "Ярославом Мудрым" очень дорого для меня. Ведь мой дед император в изгнании Кирилл Владимирович был моряком. Он прошел весь путь последовательно от мичмана до контр-адмирала, чудом спасся во время Русско-японской войны при взрыве броненосца "Петропавловск", участвовал в I Мировой войне, командовал Гвардейским экипажем. Морские традиции приобрели для нашей семьи особое значение.

Хочу отметить, что мое шефство было бы эфемерным, если бы не постоянный подвиг жен, матерей, дочерей и сестер офицеров и матросов. От их любви и уважения к своим мужьям, сыновьям, отцам и братьям, их терпения и понимания, без всякого преувеличения, зависит обороноспособность нашей страны. Их единство в заботах о родных защитниках Отечества является образцом и исполнения семейного долга, и патриотического служения женщин, и становления институтов подлинного гражданского общества.

"Петербургский дневник": Один из персонажей булгаковского "Мастера и Маргариты" Воланд уделяет очень большое внимание вопросу крови. В ваших венах течет кровь поистине великих людей. Это как-то накладывает на вас определенный отпечаток и заставляет ли вас ответственно подходить к совершению тех или иных поступков, принятию жизненно важных решений?

Мария Романова: Конечно, я обязана вести себя так, чтобы ни моим предкам на небе, ни моим потомкам на земле не было стыдно за меня. Ощущение принадлежности к древнему роду, сыгравшему значительную роль в судьбах России и всего мира, заставляет особенно ответственно относиться к собственной жизни. Но я убеждена, что любой, независимо от происхождения, должен руководствоваться подобными мыслями. У каждого человека и у каждого рода своя судьба и свое предназначение в истории. Но, в конце концов, мы все произошли от Адама и Евы. Ни наличие известных и славных предков, ни их отсутствие не оправдывает никого из нас, если мы кого-то обижаем, обманываем или равнодушно проходим мимо чужого страдания. 

"Петербургский дневник": Чем для вас является Санкт-Петербург?

Мария Романова: Я очень люблю Северную столицу. С раннего детства родители рассказывали мне о Санкт-Петербурге, хотя сами они не имели о нем личных живых впечатлений, а сформировали свое видение только по рассказам предыдущего поколения, заставшего величие имперской столицы. Но, все равно, было какое-то волшебное ощущение и чувство восхищения перед красотой этого города. Наше возвращение на Родину в 1991-1992 гг. тоже началось с Санкт-Петербурга. Я счастлива, что он сохранил свой исторический облик. Очень надеюсь, что и в будущем эта цельность не разрушится. Каждый город должен развиваться. Новые тенденции в архитектуре неизбежны. Но необходимо сохранить историческое наследие. А если что-то и приходится заменять и перестраивать, то следует это делать гармонично и деликатно. 

"Петербургский дневник": Своей родиной вы считаете Испанию, где вы непосредственно родились, или...?

Мария Романова: Мы благодарны Испании и Франции, где прошла большая часть нашей изгнаннической жизни после революции 1917 года. Эти страны оказали нам гостеприимство, защитили в трудные годы. Но Родина – это не место физического рождения или длительного проживания, а та страна, к которой устремлены главные мысли и чувства. Для Романовых это всегда – Россия.

"Петербургский дневник": У вас прекрасное оксфордское образование, вы владеете семью языками. Насколько важно сегодня быть образованным и чем вам помогли приобретенные знания в жизни? 

Мария Романова: То, что в нашей голове, никто не сможет у нас отнять. Каждый человек должен неустанно, в течение всей жизни заниматься самовоспитанием и самообразованием. У кого-то способностей больше в одной области, у кого-то в другой. Нужно найти свой путь и идти по нему, совершенствуя знания и опыт. Чем шире кругозор, тем интереснее человек, и тем больше у него возможностей общаться с другими людьми. А умение найти отклик в сердцах людей – это главное знание и главный опыт. 

В современном мире появилась тенденция давать молодым людям узкую специализацию. Думаю, это неправильно. Из-за такого подхода страдает общая культура людей. Кроме того, если в какой-то отрасли случается кризис и люди теряют работу, они оказываются совершенно невостребованными, так как не умеют и не знают ничего кроме своей специальности. 

Конечно, чтобы быть настоящим профессионалом, каждый должен изучать свою профессию особенно тщательно и углубленно. Но при этом важно иметь хотя бы общее представление и об остальных сферах знания. Каждый день следует узнавать что-то новое. Только тогда личность будет полноценной и адаптированной к жизни. 

"Петербургский дневник": Вы постоянно проживаете в Испании. В каких вы отношениях с королем Хуаном-Карлосом? Как вы оцениваете призывы некоторых общественно-политических сил Испании о переходе к республиканской форме правления, учитывая коррупционные скандалы, сопровождающие дочь короля инфанту Кристину. 

Мария Романова: К королю Хуану-Карлосу я испытываю глубокое уважение и любовь – и как к родственнику, и как к доброму другу, и как к монарху страны, в которой я пока живу. Его заслуги огромны. Он спас Испанию от новой Гражданской войны, вывел ее в число ведущих государств мира. Да, субъективно те или иные его поступки могут кому-то нравиться, а кому-то не нравиться. Безгрешных людей вообще не существует. Монарх в государстве, как и отец в семье, иногда бывает неправ, совершает ошибки, проявляет человеческие слабости. Но несправедливо и некрасиво подвергать его злорадному шельмованию, забывая о его любви, трудах, переживаниях, его мужестве в критические моменты. Тем, кто этим занимается, я напомнила бы слова А.С. Пушкина: "Нет истины в поношении, и нет правды там, где нет любви". И посоветовала бы перечитать библейское повествование о Хаме и евангельские слова о том, что камень имеет право бросить только тот, кто сам без греха. 

Что касается печальной истории, развернувшейся вокруг зятя короля герцога Пальма де Майоркского, то давайте не будем поддаваться демагогической истерии. Вину герцога окончательно может установить только суд. Во всяком случае, король сразу сказал, что члены королевской семьи равны перед законом с остальными гражданами. Тем самым был подтвержден сугубо правовой характер испанской монархии, глубокое уважение короля к закону.

Что касается атак на институт испанской монархии, то это чистой воды демагогия. В республиках уровень коррупции значительно выше. Мы каждый день узнаем из выпусков новостей о коррупционных скандалах и арестах чиновников во многих республиканских государствах, в которых фигурируют несоизмеримо большие суммы, чем в деле герцога Пальма де Майоркского. Но мы же не призываем на этом основании упразднить институт республики. Если гражданин виновен, он должен понести наказание в соответствии с законом. Если невиновен – его доброе имя должно быть восстановлено.

Монархический строй тут совершенно не причем. Абсурдно из-за проступков отдельных людей разрушать стройную систему, оправдавшую себя и не раз выводившую нацию из кризисов. Это все равно, что из-за ошибки или злоупотребления какого-нибудь врача или медицинского чиновника закрыть все больницы и уничтожить в стране систему здравоохранения.

"Петербургский дневник": Вы являетесь достаточно близкой родственницей королевы Англии Елизаветы II, каковы отношения у вас с ней в настоящее время?  Вы встречаетесь? 

Мария Романова: Королева Елизавета II  и я, мы обе – праправнучки королевы Виктории. Когда я родилась в 1953 году, молодая Елизавета II, только недавно вступившая на престол, прислала очень теплое поздравление моему отцу и подписалась "Вашего Императорского Высочества любящая племянница". Отношения у нас вполне родственные, мы переписываемся, но частого и тесного общения в силу целого ряда причин быть не может. Взаимоотношения между Россией и Великобританией всегда были и остаются весьма сложные и специфические. Эти обстоятельства неизбежно накладывают свой отпечаток и на официальные взаимоотношения Дома Романовых и Дома Виндзоров. В прошлом есть и приятные, и печальные воспоминания.

Но в чисто родственном династическом смысле мы, безусловно, испытываем друг к другу чувства симпатии и уважения. Я и мой сын имеем определенные  места в линии британского престолонаследия, а ряд представителей Дома Виндзоров – Герцог Эдуард Кентский с его потомством, Принц Майкл Кентский с его потомством, наследник престола Принц Уэльский Чарльз и его сыновья – имеют свои места в очередности российского престолонаследия. Конечно, из-за разветвленности династий это (и в нашем, и в их случаях) очень отдаленные места. Моя бабушка - императрица в изгнании Виктория Феодоровна - была восьмой в порядке британского наследования, то есть очень близко. В наше время, для того, чтобы Романовы унаследовали британский трон, или чтобы Виндзоры унаследовали права на российский престол, должна была бы вымереть большая часть европейских королевских домов, чего, даст Бог, не случится. Но символическое значение династических переплетений  весьма важно в международных отношениях.

2013-06-27T16:30:00+04:00
Мария Романова: "Я верю, что Россия в XXI веке продолжит поступательное развитие"

Глава Российского императорского дома великая княгиня Мария Владимировна ответила на вопросы "Петербургского дневника".


"Петербургский дневник": В этом году отмечается 400-летие Династии Романовых. Ваше личное отношение к этому празднику - больше как к семейному или все таки как к народному? Что превалирует - душа или политика?

Мария Романова: По моему глубокому убеждению, мы празднуем, прежде всего, не "400-летие Дома Романовых", а 400-летие преодоления Смуты и восстановления российской государственности. Воцарение нашей династии занимает в этом процессе значимое и достойное место. Всенародное призвание на царство легитимного преемника Рюриковичей закрепило плоды победы, одержанной ополчением Минина и Пожарского. Но все равно это только часть грандиозного исторического события, ставшего результатом объединения всех народных сил. Поэтому, безусловно, мы отмечаем не семейный, а общенациональный праздник.

Никакая политизация в таком деле недопустима. Все партии должны сознавать, что государство не может быть по-настоящему крепким, если в нем отсутствует уважение к собственной истории и система фундаментальных ценностей, общих для всех граждан, независимо от различий в их политических пристрастиях. Память о предках, их подвигах и идеалах не может быть присвоена ни одним политическим течением.

По моему глубокому убеждению, очень важно, чтобы празднование 400-летия победы над Смутой и любых других знаменательных исторических дат не сводилось к одним лишь помпезным мероприятиям – банкетам, парадам, установке памятников и т.п. Все это тоже нужно, для красоты и поднятия духа, но в меру. Многие наши соотечественники еще испытывают лишения. У них возникнет разочарование, если они увидят дорогостоящие торжества, но не ощутят внимания к их нуждам. Для молодых людей праздники могут остаться пустым звуком, если им не объяснять в доступной форме значение исторических событий и их связь с нашей нынешней жизнью. Поэтому нужно использовать юбилейные даты для активизации благотворительной и просветительской деятельности. Если мы создадим в память о событиях и героях прошлого программы помощи нуждающимся, поддержки молодых дарований, развития науки, культуры, искусства, образования, спорта, если издадим книги и распространим правдивую информацию в печати, на телевидении и радио и в сети Интернет, то принесем нашей стране реальную пользу. Памятники в сердцах людей гораздо важнее, чем мраморные и бронзовые монументы на площадях.

"Петербургский дневник": А как вы относитесь к тому, что ряд потомков династии, от так называемых морганатических браков, не признает вас в качестве главы Российского Императорского Дома?

Мария Романова: Статус Главы Российского Императорского Дома основан на историческом законе и не зависит от чьего-либо признания или непризнания. Закон о наследовании императора Павла I не допускает существования "претендентов", так как всегда указывает одно-единственное лицо, обладающее правами и обязанностями главы династии. Господь судил так, что этим лицом оказалась я.

Ко всем своим родственникам я отношусь хорошо. Очень радуюсь, если они проявляют активность и стараются быть полезными России. С некоторыми из них вижусь чаще, с некоторыми реже. Знаю, что среди них есть несколько человек, которые неприязненно относятся ко мне и моему сыну, отвергают правовые и мировоззренческие основы нашего Дома, иногда, увы, прибегают к ложным утверждениям. Об этом я сожалею. Но и к ним не испытываю никаких негативных чувств. Недовольные фрондирующие родственники – неизбежное явление в жизни любой династии во все времена. Нужно относиться к этому со спокойствием и добрым юмором. 

"Петербургский дневник": Каким вы видите будущее России?

Мария Романова: Я по природе оптимист и верю, что Россия в XXI веке продолжит поступательное развитие, преодолеет последствия катастроф ХХ века, обеспечит благосостояние граждан, полноценную защиту их прав и свобод, а также восстановит свои позиции на мировой арене. Но совершенно очевидно, что этого не может произойти по мановению волшебной палочки. Ни монархия, ни республика, ни самые талантливые и сильные государственные деятели в любой государственной и политической системе не смогут ничего добиться, если каждый из нас не будет честно и добросовестно трудиться на своем месте на благо всего общества. Это было во всем  мире с древности, и до сих пор в тех странах, где сохранился такой менталитет, например в азиатских, ситуация гораздо стабильнее, чем там, где господствуют индивидуализм, социальное иждивенчество и эгоизм. 

"Петербургский дневник": По итогам 2012 года вы стали лауреатом общероссийской премии "Человек года" в номинации "Великая Россия" - за подвижническую деятельность в области культуры, образования, благотворительности и в связи с 400-летием Дома Романовых. Расскажите, пожалуйста, об этом подробнее. 

Мария Романова: Мне очень дорого это общественное признание полезности моих трудов. Однако я не считаю правильным хвалиться какими-то своими достижениями. По моему собственному мнению, они еще очень скромные. Я стараюсь по мере сил возрождать традиции нашей семьи в области благотворительности, в различных общественных и культурных направлениях деятельности. Стремлюсь  способствовать поддержанию  межнационального, межконфессионального и общегражданского мира в России и укреплению дружбы между народами, принадлежащими к единому цивилизационному пространству бывшей Российской Империи и СССР. Защищаю положительный образ России в мире. Кое-что удается, но впереди еще огромная невозделанная нива.

Присуждение мне премии "Человек года" я рассматриваю как дань уважения к традиции, которую воплощает и хранит глава Императорского Дома, и знак того, что постепенная реинтеграция династии в общественную жизнь России приветствуется людьми самых разных политических убеждений, а вовсе не только монархистами.

"Петербургский дневник": В прошлом году с согласия командующего Балтийским Флотом вице-адмирала В.В. Чиркова вы приняли сторожевой корабль "Ярослав Мудрый" под свое шефство. В чем оно выражается?

Мария Романова: Шефство – это традиционная форма моральной и деятельной поддержки военнослужащих. Помню, еще в самом начале возобновления наших контактов с Россией, когда появилась возможность встречаться и беседовать  с нашими моряками, они делились со мной впечатлениями от общения с иностранными коллегами, особенно из флотов монархических государств – Великобритании, Голландии, Швеции, Норвегии… Там у кораблей (как и у сухопутных воинских частей) есть шефы – члены королевских семей. Они поддерживают связь с командами, лично отмечают заслуги отличившихся, проводят торжественные акты, помогают в совершенствовании духовного и культурного мира офицеров и матросов. То есть в миниатюре они воспроизводят в жизни команды ту роль, которую государи исполняют в жизни всей страны, – роль отца и матери, старших брата или сестры. Только в данном случае есть возможность еще более тесного и регулярного общения, чем у монарха с гражданами его государства. А у нас, к сожалению, после революции эта традиция была искоренена. В результате и в армии, и на флоте возник дефицит гуманитарных связей с государством и обществом. Воинские части и военно-морские команды как бы осиротели. 

Я стараюсь возродить традицию шефства и, в целом, исторических духовных связей Императорского Дома с Вооруженными Силами России. Разумеется, исключительно в рамках современного действующего законодательства и только с согласия государственной власти и командования. С этой целью я возродила Императорский Военный Орден Святителя Николая Чудотворца. Его кавалеры – и находящиеся на действительной военной и военно-морской службе, и перешедшие в запас, составляют почетную корпорацию, благодаря которой я могу эффективно содействовать патриотическому воспитанию молодежи и укреплению морального духа военнослужащих. 

Шефство над "Ярославом Мудрым" очень дорого для меня. Ведь мой дед император в изгнании Кирилл Владимирович был моряком. Он прошел весь путь последовательно от мичмана до контр-адмирала, чудом спасся во время Русско-японской войны при взрыве броненосца "Петропавловск", участвовал в I Мировой войне, командовал Гвардейским экипажем. Морские традиции приобрели для нашей семьи особое значение.

Хочу отметить, что мое шефство было бы эфемерным, если бы не постоянный подвиг жен, матерей, дочерей и сестер офицеров и матросов. От их любви и уважения к своим мужьям, сыновьям, отцам и братьям, их терпения и понимания, без всякого преувеличения, зависит обороноспособность нашей страны. Их единство в заботах о родных защитниках Отечества является образцом и исполнения семейного долга, и патриотического служения женщин, и становления институтов подлинного гражданского общества.

"Петербургский дневник": Один из персонажей булгаковского "Мастера и Маргариты" Воланд уделяет очень большое внимание вопросу крови. В ваших венах течет кровь поистине великих людей. Это как-то накладывает на вас определенный отпечаток и заставляет ли вас ответственно подходить к совершению тех или иных поступков, принятию жизненно важных решений?

Мария Романова: Конечно, я обязана вести себя так, чтобы ни моим предкам на небе, ни моим потомкам на земле не было стыдно за меня. Ощущение принадлежности к древнему роду, сыгравшему значительную роль в судьбах России и всего мира, заставляет особенно ответственно относиться к собственной жизни. Но я убеждена, что любой, независимо от происхождения, должен руководствоваться подобными мыслями. У каждого человека и у каждого рода своя судьба и свое предназначение в истории. Но, в конце концов, мы все произошли от Адама и Евы. Ни наличие известных и славных предков, ни их отсутствие не оправдывает никого из нас, если мы кого-то обижаем, обманываем или равнодушно проходим мимо чужого страдания. 

"Петербургский дневник": Чем для вас является Санкт-Петербург?

Мария Романова: Я очень люблю Северную столицу. С раннего детства родители рассказывали мне о Санкт-Петербурге, хотя сами они не имели о нем личных живых впечатлений, а сформировали свое видение только по рассказам предыдущего поколения, заставшего величие имперской столицы. Но, все равно, было какое-то волшебное ощущение и чувство восхищения перед красотой этого города. Наше возвращение на Родину в 1991-1992 гг. тоже началось с Санкт-Петербурга. Я счастлива, что он сохранил свой исторический облик. Очень надеюсь, что и в будущем эта цельность не разрушится. Каждый город должен развиваться. Новые тенденции в архитектуре неизбежны. Но необходимо сохранить историческое наследие. А если что-то и приходится заменять и перестраивать, то следует это делать гармонично и деликатно. 

"Петербургский дневник": Своей родиной вы считаете Испанию, где вы непосредственно родились, или...?

Мария Романова: Мы благодарны Испании и Франции, где прошла большая часть нашей изгнаннической жизни после революции 1917 года. Эти страны оказали нам гостеприимство, защитили в трудные годы. Но Родина – это не место физического рождения или длительного проживания, а та страна, к которой устремлены главные мысли и чувства. Для Романовых это всегда – Россия.

"Петербургский дневник": У вас прекрасное оксфордское образование, вы владеете семью языками. Насколько важно сегодня быть образованным и чем вам помогли приобретенные знания в жизни? 

Мария Романова: То, что в нашей голове, никто не сможет у нас отнять. Каждый человек должен неустанно, в течение всей жизни заниматься самовоспитанием и самообразованием. У кого-то способностей больше в одной области, у кого-то в другой. Нужно найти свой путь и идти по нему, совершенствуя знания и опыт. Чем шире кругозор, тем интереснее человек, и тем больше у него возможностей общаться с другими людьми. А умение найти отклик в сердцах людей – это главное знание и главный опыт. 

В современном мире появилась тенденция давать молодым людям узкую специализацию. Думаю, это неправильно. Из-за такого подхода страдает общая культура людей. Кроме того, если в какой-то отрасли случается кризис и люди теряют работу, они оказываются совершенно невостребованными, так как не умеют и не знают ничего кроме своей специальности. 

Конечно, чтобы быть настоящим профессионалом, каждый должен изучать свою профессию особенно тщательно и углубленно. Но при этом важно иметь хотя бы общее представление и об остальных сферах знания. Каждый день следует узнавать что-то новое. Только тогда личность будет полноценной и адаптированной к жизни. 

"Петербургский дневник": Вы постоянно проживаете в Испании. В каких вы отношениях с королем Хуаном-Карлосом? Как вы оцениваете призывы некоторых общественно-политических сил Испании о переходе к республиканской форме правления, учитывая коррупционные скандалы, сопровождающие дочь короля инфанту Кристину. 

Мария Романова: К королю Хуану-Карлосу я испытываю глубокое уважение и любовь – и как к родственнику, и как к доброму другу, и как к монарху страны, в которой я пока живу. Его заслуги огромны. Он спас Испанию от новой Гражданской войны, вывел ее в число ведущих государств мира. Да, субъективно те или иные его поступки могут кому-то нравиться, а кому-то не нравиться. Безгрешных людей вообще не существует. Монарх в государстве, как и отец в семье, иногда бывает неправ, совершает ошибки, проявляет человеческие слабости. Но несправедливо и некрасиво подвергать его злорадному шельмованию, забывая о его любви, трудах, переживаниях, его мужестве в критические моменты. Тем, кто этим занимается, я напомнила бы слова А.С. Пушкина: "Нет истины в поношении, и нет правды там, где нет любви". И посоветовала бы перечитать библейское повествование о Хаме и евангельские слова о том, что камень имеет право бросить только тот, кто сам без греха. 

Что касается печальной истории, развернувшейся вокруг зятя короля герцога Пальма де Майоркского, то давайте не будем поддаваться демагогической истерии. Вину герцога окончательно может установить только суд. Во всяком случае, король сразу сказал, что члены королевской семьи равны перед законом с остальными гражданами. Тем самым был подтвержден сугубо правовой характер испанской монархии, глубокое уважение короля к закону.

Что касается атак на институт испанской монархии, то это чистой воды демагогия. В республиках уровень коррупции значительно выше. Мы каждый день узнаем из выпусков новостей о коррупционных скандалах и арестах чиновников во многих республиканских государствах, в которых фигурируют несоизмеримо большие суммы, чем в деле герцога Пальма де Майоркского. Но мы же не призываем на этом основании упразднить институт республики. Если гражданин виновен, он должен понести наказание в соответствии с законом. Если невиновен – его доброе имя должно быть восстановлено.

Монархический строй тут совершенно не причем. Абсурдно из-за проступков отдельных людей разрушать стройную систему, оправдавшую себя и не раз выводившую нацию из кризисов. Это все равно, что из-за ошибки или злоупотребления какого-нибудь врача или медицинского чиновника закрыть все больницы и уничтожить в стране систему здравоохранения.

"Петербургский дневник": Вы являетесь достаточно близкой родственницей королевы Англии Елизаветы II, каковы отношения у вас с ней в настоящее время?  Вы встречаетесь? 

Мария Романова: Королева Елизавета II  и я, мы обе – праправнучки королевы Виктории. Когда я родилась в 1953 году, молодая Елизавета II, только недавно вступившая на престол, прислала очень теплое поздравление моему отцу и подписалась "Вашего Императорского Высочества любящая племянница". Отношения у нас вполне родственные, мы переписываемся, но частого и тесного общения в силу целого ряда причин быть не может. Взаимоотношения между Россией и Великобританией всегда были и остаются весьма сложные и специфические. Эти обстоятельства неизбежно накладывают свой отпечаток и на официальные взаимоотношения Дома Романовых и Дома Виндзоров. В прошлом есть и приятные, и печальные воспоминания.

Но в чисто родственном династическом смысле мы, безусловно, испытываем друг к другу чувства симпатии и уважения. Я и мой сын имеем определенные  места в линии британского престолонаследия, а ряд представителей Дома Виндзоров – Герцог Эдуард Кентский с его потомством, Принц Майкл Кентский с его потомством, наследник престола Принц Уэльский Чарльз и его сыновья – имеют свои места в очередности российского престолонаследия. Конечно, из-за разветвленности династий это (и в нашем, и в их случаях) очень отдаленные места. Моя бабушка - императрица в изгнании Виктория Феодоровна - была восьмой в порядке британского наследования, то есть очень близко. В наше время, для того, чтобы Романовы унаследовали британский трон, или чтобы Виндзоры унаследовали права на российский престол, должна была бы вымереть большая часть европейских королевских домов, чего, даст Бог, не случится. Но символическое значение династических переплетений  весьма важно в международных отношениях.


Текст: Дмитрий Стаценко
Фото: Петербургский Дневник

Новости по теме

Комментарии

Чтобы написать комментарий, необходимо авторизоваться через социальные сети:
или 

Новости в сети

Новости раздела

Новости в сети

Новости

Новости в сети

Социальные сети