Новости в сети

Loading...

Санкт-Петербург, 9 августа. Руководителя крупнейшего и лучшего музея мира знают все. Почетный гражданин Санкт-Петербурга, декан восточного факультета СПбГУ, президент Всемирного клуба петербуржцев, директор Государственного Эрмитажа Михаил Пиотровский в гостях у "ПД".

"Петербургский дневник": Михаил Борисович, позвольте узнать, как разрешилась ситуация с требованиями относительно передачи части коллекции Эрмитажа в Москву для воссоздания некогда закрытого Нового музея западного искусства?

Михаил Пиотровский: Власти не поддались на провокацию, не стали менять законодательство и, что очень важно, прислушались к мнению музейной общественности. Более того, власти прислушались к мнению экспертов, петербуржцев, всех, кто встал на защиту нашего музея.

Я искренне признателен всем, кто нас поддержал в этой нелегкой ситуации. Примат неделимости коллекций, которые хранятся сегодня в музеях страны, восторжест­вовал. Это принципиально важно не только для Эрмитажа, но и для всего музейного мира.

"Петербургский дневник": В этом контексте как вы оцениваете слова канцлера ФРГ Ангелы Меркель на открытии совместной российско-германской выставки в Эрмитаже о том, что ее страна будет продолжать работу по возвращению перемещенных ценностей?

Михаил Пиотровский: Ее выступление доказывает еще раз: вопрос реституции находится прежде всего в сфере политики. И политики хотят в сфере культуры выиграть то, что не удалось выиграть на полях сражений. А мы не прячем экспонаты, которые есть в наших коллекциях из тех, что оказались у нас после Второй мировой войны. 

Эрмитаж не боится показывать трофейные экспонаты, порою получая тумаки со всех сторон. Подобные выставки, которые, кстати, мы уже не первый раз организуем совместно с немецкими музеями, являются ощутимым шагом вперед во взаимопонимании сторон. Постепенно такими акциями мы выводим этот вопрос из сферы политики. Ведь культура должна быть вне этих споров вообще. Визит на открытие выставки президента России и канцлера ФРГ это продемонстрировал.

"Петербургский дневник": Напряженность чувствовалась?

Михаил Пиотровский: Ее подогревали некоторые журналисты с немецкой стороны. Для фрау Меркель ситуация получилась непростой, ведь скоро в Германии состоятся выборы. Но культура и в этот раз оказалась вне политики.

Нам удалось продолжить свою линию, которая заключается в том, что права культуры имеют некую приоритетность в современном мире.

"Петербургский дневник": Как вы оцениваете ту экспансию, которую осуществлял Эрмитаж с начала нового века в зарубежные страны?

Михаил Пиотровский: Открытие центров-спутников нашего музея в Лас-Вегасе, Лондоне, Амстердаме считаю удачной идеей, потому что это не только экспансия Эрмитажа, это экспансия России, ее культуры.

При этом открылись центры-спутники музея и в России – в Выборге и Казани. Каждый из зарубежных проектов был рассчитан на определенный срок. Филиал в Лас-Вегасе, например, проработал 7 лет. Но наличие в игорной столице мира нашего центра изменило Лас-Вегас. На те средства, которые получили от лондонского центра, мы сейчас организуем выставки из Англии в Россию. Проект в Амстердаме по-прежнему супер­успешен.

"Петербургский дневник": Каковы дальнейшие планы в этом направлении?

Михаил Пиотровский: Выставочный центр Эрмитаж-Феррара перемещается из Феррары в Венецию.

Решается вопрос об открытии спутника Эрмитажа в Венеции, на повестке дня – новый центр в Барселоне и во Владивостоке, а также несколько центров в России. Такова реализация программы "Большой Эрмитаж", которая предусматривает создание и расширение системы филиалов.

Это позволяет привязывать весь мир к Эрмитажу и Эрмитаж ко всему миру, делает наши коллекции доступнее. Для того чтобы мы продолжали открытие цент­ров, нужна государственная поддержка.

"Петербургский дневник": И каково решение?

Михаил Пиотровский: Готовится соответствующее решение правительства Российской Федерации о поддержке нескольких центров-спутников в разных городах.

Наши специалисты уже были в Приморье, чтобы изучить обстановку на месте. Для нас очень важно обозначить культурное присутствие в данном регионе. Ведь что указывает у нас в стране на то, что это место принадлежит России?

"Петербургский дневник": И что это, на ваш взгляд?

Михаил Пиотровский: Храм и музей. Все остальное, вплоть до экономики, может осуществляться кем-то другим. Теми же китайцами или японцами. А открытие выставочного центра Эрмитажа обозначит русское присутствие в регионе. Если хотите, это важно политически.

Мы тем самым демонстрируем свой музейный стиль и высокий уровень эрмитажной культуры. Ведь жители Приморья ездят и в Китай, и в Японию и могут сравнивать.

"Петербургский дневник": А какие российские города рассматриваются как места открытия филиалов?

Михаил Пиотровский: Мы рассматриваем предложения от Омска и Екатеринбурга.

"Петербургский дневник": Получается, что Эрмитаж – это в некотором смысле геополитичес­кое понятие?

Михаил Пиотровский: Cкажем так: это глобальный музей. Именно таким образом мы решаем проблему доступности культуры. 

"Петербургский дневник": Не могу не спросить об истории из давнего прошлого, когда на Дворцовой пл. еще только начинали устраивать разного рода массовые культурные мероприятия. Вы уже смогли привыкнуть к этому?

Михаил Пиотровский: Очень многое изменилось с той поры. Ни один подобный концерт или массовое гулянье не происходит без согласия Эрмитажа.

У нас есть жесткие требования к организаторам, которые мы предъявляем, и они их выполняют.

В частности, когда на последних "Алых парусах" уровень громкости зашкаливал, наши специалисты связывались со звукорежиссерами концерта, и те делали громкость ниже, что, конечно, мешало выступающим. Но таков регламент Дворцовой пл. Концерты происходят на ней в основном потому, что у города нет стадиона.

Более всего для площади подходят церемонии: парады, выпус­ки и присяга военных и военизированных учебных заведений, красивые старты и финиши.

Мы активно бьемся за то, чтобы содержание Дворцовой пл. было столь же петербургским, как и архитектура Зимнего дворца и здания Главного штаба.

Все более нарастающей проб­лемой становятся автомобили, туристические автобусы и частный развоз. Иногда не знаешь, что лучше – полупрозрачная сцена или 25 автобусов... 

"Петербургский дневник": То есть вы стараетесь управлять проявлениями массовой культуры?

Михаил Пиотровский: Cтараемся искать и находим некоторые рычаги. 

"Петербургский дневник": Как вы считаете: сегодня потребление культуры может быть массовым?

Михаил Пиотровский: Культура всегда немного выше масс. Но у нее есть несколько уровней восприятия и потребления. Как и в самом Эрмитаже. 

Один человек может прийти в наш музей и восхищаться его позолотой и архитектурой интерьеров. А кто-то придет к нам, чтобы насладиться коллекцией импрессионистов на третьем этаже. 

Музеи должны воспитывать людей, вырабатывать у них хороший вкус. А если иной посетитель не разбирается в деталях мазка Рембрандта, так этому можно, в конце концов, научиться. Почему музей – самое демократическое учреждение на свете? Потому что он, с одной стороны, предоставляет несколько уровней эстетичес­кого удовольствия в соответствии с запросами человека. А с другой – музей его воспитывает, когда он сюда приходит.

Мы стремимся не потакать массовым вкусам, а привлекать новую аудиторию…

"Петербургский дневник": Например, молодежь? 

Михаил Пиотровский: Молодежь приходит в наш музей на выставки современного искусства, современной фотографии.

"Петербургский дневник": Как в связи с этим вы оцениваете опыт "Ночи музеев"?

Михаил Пиотровский: C этой акцией все непросто. Она проводится... по инициативе французского министерства культуры. Они ведь ее придумали и внедрили по всей Европе. Мы изучаем, как подобные акции проводятся у нас, в Германии.

Мне кажется важным, чтобы приходящая на такие мероприятия публика не потеряла ощущения особости посещения музея в ночное время.

Ночная жизнь приходит в музей. Он становится ее частью, а это означает, что с улицы в музей приходит молодой человек с бутылкой пива в руках и... в зале испанской живописи может усесться на пол. На пол в музее сесть, конечно, можно. Но только без бутылки пива в руках.

Мне кажется, что во время подобных акций посетителей надо направлять в те музеи, которые они до этого не видели и не посещали, а может быть, просто не знали.

"Петербургский дневник": Во время одной из наших предыдущих бесед вы сказали о том, что в идеале музеи должны стать градообразующими учреж­дениями. Ваша точка зрения не изменилась?

Михаил Пиотровский: Так оно и есть. Эта идея оказалась абсолютно реалистичной. Она работает.

Особенно это видно в нашем городе. Недаром Санкт-Петербург называют городом-музеем.

Это означает, что мы имеем особый образ жизни, когда культура может доминировать в перечне приоритетов. Она хороша и для своих, и для приезжих.

"Петербургский дневник": В последнее время часто слышны разговоры о централизации, то есть объединении, учреждений культуры. Как вы ее оцениваете?

Михаил Пиотровский: Идея, что называется, носится в воздухе. Но сливать вместе разные учреждения хотя бы и одного профиля нельзя. Особенно в музейной сфере. Во-первых, потому что каждый музей сам по себе уникален и неповторим.

А во-вторых, в случае объединения окажется, что в коллекциях разных музеев есть одинаковые вещи. И тогда в головах некоторых чиновников возникнет вопрос: а зачем музеям одинаковые экспонаты? Может быть, их лучше как-то реализовать?

Это не шутка. С такими взглядами тоже приходится сталкиваться в музейной практике. Мы, к сожалению, проходили это в ­20-е гг. прошлого века.

"Петербургский дневник": Не могу не спросить вас о той реформе, которая предлагается в отношении Академии наук.

Михаил Пиотровский: Мое мнение вполне определенно: академию, созданную Петром I, уничтожать нельзя. Надеюсь, что к осени будет выработан приемлемый для всех заинтересованных сторон вариант реформы.

2013-08-09T12:15:00+04:00
Михаил Пиотровский: "Экспансия Эрмитажа – это экспансия России"

Санкт-Петербург, 9 августа. Руководителя крупнейшего и лучшего музея мира знают все. Почетный гражданин Санкт-Петербурга, декан восточного факультета СПбГУ, президент Всемирного клуба петербуржцев, директор Государственного Эрмитажа Михаил Пиотровский в гостях у "ПД".

Читать далее

"Петербургский дневник": Михаил Борисович, позвольте узнать, как разрешилась ситуация с требованиями относительно передачи части коллекции Эрмитажа в Москву для воссоздания некогда закрытого Нового музея западного искусства?

Михаил Пиотровский: Власти не поддались на провокацию, не стали менять законодательство и, что очень важно, прислушались к мнению музейной общественности. Более того, власти прислушались к мнению экспертов, петербуржцев, всех, кто встал на защиту нашего музея.

Я искренне признателен всем, кто нас поддержал в этой нелегкой ситуации. Примат неделимости коллекций, которые хранятся сегодня в музеях страны, восторжест­вовал. Это принципиально важно не только для Эрмитажа, но и для всего музейного мира.

"Петербургский дневник": В этом контексте как вы оцениваете слова канцлера ФРГ Ангелы Меркель на открытии совместной российско-германской выставки в Эрмитаже о том, что ее страна будет продолжать работу по возвращению перемещенных ценностей?

Михаил Пиотровский: Ее выступление доказывает еще раз: вопрос реституции находится прежде всего в сфере политики. И политики хотят в сфере культуры выиграть то, что не удалось выиграть на полях сражений. А мы не прячем экспонаты, которые есть в наших коллекциях из тех, что оказались у нас после Второй мировой войны. 

Эрмитаж не боится показывать трофейные экспонаты, порою получая тумаки со всех сторон. Подобные выставки, которые, кстати, мы уже не первый раз организуем совместно с немецкими музеями, являются ощутимым шагом вперед во взаимопонимании сторон. Постепенно такими акциями мы выводим этот вопрос из сферы политики. Ведь культура должна быть вне этих споров вообще. Визит на открытие выставки президента России и канцлера ФРГ это продемонстрировал.

"Петербургский дневник": Напряженность чувствовалась?

Михаил Пиотровский: Ее подогревали некоторые журналисты с немецкой стороны. Для фрау Меркель ситуация получилась непростой, ведь скоро в Германии состоятся выборы. Но культура и в этот раз оказалась вне политики.

Нам удалось продолжить свою линию, которая заключается в том, что права культуры имеют некую приоритетность в современном мире.

"Петербургский дневник": Как вы оцениваете ту экспансию, которую осуществлял Эрмитаж с начала нового века в зарубежные страны?

Михаил Пиотровский: Открытие центров-спутников нашего музея в Лас-Вегасе, Лондоне, Амстердаме считаю удачной идеей, потому что это не только экспансия Эрмитажа, это экспансия России, ее культуры.

При этом открылись центры-спутники музея и в России – в Выборге и Казани. Каждый из зарубежных проектов был рассчитан на определенный срок. Филиал в Лас-Вегасе, например, проработал 7 лет. Но наличие в игорной столице мира нашего центра изменило Лас-Вегас. На те средства, которые получили от лондонского центра, мы сейчас организуем выставки из Англии в Россию. Проект в Амстердаме по-прежнему супер­успешен.

"Петербургский дневник": Каковы дальнейшие планы в этом направлении?

Михаил Пиотровский: Выставочный центр Эрмитаж-Феррара перемещается из Феррары в Венецию.

Решается вопрос об открытии спутника Эрмитажа в Венеции, на повестке дня – новый центр в Барселоне и во Владивостоке, а также несколько центров в России. Такова реализация программы "Большой Эрмитаж", которая предусматривает создание и расширение системы филиалов.

Это позволяет привязывать весь мир к Эрмитажу и Эрмитаж ко всему миру, делает наши коллекции доступнее. Для того чтобы мы продолжали открытие цент­ров, нужна государственная поддержка.

"Петербургский дневник": И каково решение?

Михаил Пиотровский: Готовится соответствующее решение правительства Российской Федерации о поддержке нескольких центров-спутников в разных городах.

Наши специалисты уже были в Приморье, чтобы изучить обстановку на месте. Для нас очень важно обозначить культурное присутствие в данном регионе. Ведь что указывает у нас в стране на то, что это место принадлежит России?

"Петербургский дневник": И что это, на ваш взгляд?

Михаил Пиотровский: Храм и музей. Все остальное, вплоть до экономики, может осуществляться кем-то другим. Теми же китайцами или японцами. А открытие выставочного центра Эрмитажа обозначит русское присутствие в регионе. Если хотите, это важно политически.

Мы тем самым демонстрируем свой музейный стиль и высокий уровень эрмитажной культуры. Ведь жители Приморья ездят и в Китай, и в Японию и могут сравнивать.

"Петербургский дневник": А какие российские города рассматриваются как места открытия филиалов?

Михаил Пиотровский: Мы рассматриваем предложения от Омска и Екатеринбурга.

"Петербургский дневник": Получается, что Эрмитаж – это в некотором смысле геополитичес­кое понятие?

Михаил Пиотровский: Cкажем так: это глобальный музей. Именно таким образом мы решаем проблему доступности культуры. 

"Петербургский дневник": Не могу не спросить об истории из давнего прошлого, когда на Дворцовой пл. еще только начинали устраивать разного рода массовые культурные мероприятия. Вы уже смогли привыкнуть к этому?

Михаил Пиотровский: Очень многое изменилось с той поры. Ни один подобный концерт или массовое гулянье не происходит без согласия Эрмитажа.

У нас есть жесткие требования к организаторам, которые мы предъявляем, и они их выполняют.

В частности, когда на последних "Алых парусах" уровень громкости зашкаливал, наши специалисты связывались со звукорежиссерами концерта, и те делали громкость ниже, что, конечно, мешало выступающим. Но таков регламент Дворцовой пл. Концерты происходят на ней в основном потому, что у города нет стадиона.

Более всего для площади подходят церемонии: парады, выпус­ки и присяга военных и военизированных учебных заведений, красивые старты и финиши.

Мы активно бьемся за то, чтобы содержание Дворцовой пл. было столь же петербургским, как и архитектура Зимнего дворца и здания Главного штаба.

Все более нарастающей проб­лемой становятся автомобили, туристические автобусы и частный развоз. Иногда не знаешь, что лучше – полупрозрачная сцена или 25 автобусов... 

"Петербургский дневник": То есть вы стараетесь управлять проявлениями массовой культуры?

Михаил Пиотровский: Cтараемся искать и находим некоторые рычаги. 

"Петербургский дневник": Как вы считаете: сегодня потребление культуры может быть массовым?

Михаил Пиотровский: Культура всегда немного выше масс. Но у нее есть несколько уровней восприятия и потребления. Как и в самом Эрмитаже. 

Один человек может прийти в наш музей и восхищаться его позолотой и архитектурой интерьеров. А кто-то придет к нам, чтобы насладиться коллекцией импрессионистов на третьем этаже. 

Музеи должны воспитывать людей, вырабатывать у них хороший вкус. А если иной посетитель не разбирается в деталях мазка Рембрандта, так этому можно, в конце концов, научиться. Почему музей – самое демократическое учреждение на свете? Потому что он, с одной стороны, предоставляет несколько уровней эстетичес­кого удовольствия в соответствии с запросами человека. А с другой – музей его воспитывает, когда он сюда приходит.

Мы стремимся не потакать массовым вкусам, а привлекать новую аудиторию…

"Петербургский дневник": Например, молодежь? 

Михаил Пиотровский: Молодежь приходит в наш музей на выставки современного искусства, современной фотографии.

"Петербургский дневник": Как в связи с этим вы оцениваете опыт "Ночи музеев"?

Михаил Пиотровский: C этой акцией все непросто. Она проводится... по инициативе французского министерства культуры. Они ведь ее придумали и внедрили по всей Европе. Мы изучаем, как подобные акции проводятся у нас, в Германии.

Мне кажется важным, чтобы приходящая на такие мероприятия публика не потеряла ощущения особости посещения музея в ночное время.

Ночная жизнь приходит в музей. Он становится ее частью, а это означает, что с улицы в музей приходит молодой человек с бутылкой пива в руках и... в зале испанской живописи может усесться на пол. На пол в музее сесть, конечно, можно. Но только без бутылки пива в руках.

Мне кажется, что во время подобных акций посетителей надо направлять в те музеи, которые они до этого не видели и не посещали, а может быть, просто не знали.

"Петербургский дневник": Во время одной из наших предыдущих бесед вы сказали о том, что в идеале музеи должны стать градообразующими учреж­дениями. Ваша точка зрения не изменилась?

Михаил Пиотровский: Так оно и есть. Эта идея оказалась абсолютно реалистичной. Она работает.

Особенно это видно в нашем городе. Недаром Санкт-Петербург называют городом-музеем.

Это означает, что мы имеем особый образ жизни, когда культура может доминировать в перечне приоритетов. Она хороша и для своих, и для приезжих.

"Петербургский дневник": В последнее время часто слышны разговоры о централизации, то есть объединении, учреждений культуры. Как вы ее оцениваете?

Михаил Пиотровский: Идея, что называется, носится в воздухе. Но сливать вместе разные учреждения хотя бы и одного профиля нельзя. Особенно в музейной сфере. Во-первых, потому что каждый музей сам по себе уникален и неповторим.

А во-вторых, в случае объединения окажется, что в коллекциях разных музеев есть одинаковые вещи. И тогда в головах некоторых чиновников возникнет вопрос: а зачем музеям одинаковые экспонаты? Может быть, их лучше как-то реализовать?

Это не шутка. С такими взглядами тоже приходится сталкиваться в музейной практике. Мы, к сожалению, проходили это в ­20-е гг. прошлого века.

"Петербургский дневник": Не могу не спросить вас о той реформе, которая предлагается в отношении Академии наук.

Михаил Пиотровский: Мое мнение вполне определенно: академию, созданную Петром I, уничтожать нельзя. Надеюсь, что к осени будет выработан приемлемый для всех заинтересованных сторон вариант реформы.


Текст: Сергей Ильченко
Фото: Trend
Разделы: Интервью
Тэги:

Новости в сети

Новости по теме

Комментарии

Чтобы написать комментарий, необходимо авторизоваться через социальные сети:
или 

Новости в сети

Новости

Новости в сети

Социальные сети