Новости в сети

Loading...

Писатель, актер и режиссер, автор нашумевшей книги "Похороните меня за плинтусом" Павел Санаев представил первую часть своей дилогии "Хроники Раздолбая". О новом романе и его героях, а также о своих планах на будущее он рассказал корреспонденту "ПД".

"Петербургский дневник":  Павел, расскажите о вашей новой книге "Хроники Раздолбая". О чем она? Правду ли говорят (об этом свидетельствует и подзаголовок романа "Похороните меня за плинтусом – 2"), что это продолжение вашей первой повести, ставшей бестселлером?

Павел Санаев: Роман "Хроники Раздолбая" рассказывает о четырех главных героях от их подросткового возраста и до тридцати с лишним лет. И то, ради чего я стал писатьэту книгу, те важные темы, которые я хотел донести до читателя, можно было рассказать, только если танцевать от печки: показать от самого подросткового возраста, как люди формировались. Мои герои знакомятся еще подростками, растут при Советском Союзе, поэтому в "Хрониках" много узнаваемых деталей того времени. Затем происходит слом эпох, и лишь дальше, уже в наше время, мы увидим их взрослыми людьми. Все герои пойдут по самым разным путям. Поэтому я бы не спешил, как некоторые это сейчас делают, записать книжку в подростково-юношескую литературу. Это пока предыстория.

"Петербургский дневник":  Сколько времени заняла работа над первой частью?

Павел Санаев: Первые наброски, поиск нужных интонаций я начал делать, когда стало понятно, что повествование будет вестись от первого лица. Писать от имени Пети Иванова было нельзя, иначе получилась бы его частная жизнь. А хотелось сделать более общую историю, универсальную, чтобы любой человек мог поставить себя на его место.

"Петербургский дневник": И сколько там от вас?

Павел Санаев: Без комментариев. Хотя, наверное, можно было бы представить себе моего нового героя повзрослевшим Сашей Савельевым. Более того, ничего не стоило поменять некоторые имена в "Хронике" и, вместо того чтобы описывать детство Раздолбая, просто сделать отсылки к первой книге. Но хотелось написатьсамостоятельную вещь, хотелось,чтобы читатели проживали вместе с героями, чтобы сами делали выводы. Подобную ошибку я уже сделал однажды, когда все начали разбирать: вот это было, этого не было. Нельзя книжку препарировать, где литература, а где автор. Нужно всегда это разделять. Конечно, при желании некоторые черточки можно найти у любого писателя, но это не значит, что нужно проводить прямые параллели.

"Петербургский дневник":  Вы имеете в виду свою первую книгу "Похороните меня за плинтусом"?

Павел Санаев: Скорее, ее экранизацию. Книга у меня светлая, а экранизация Сергея Снежкина мрачная, в ней нет необходимой легкости, а в повести она есть. И эта мрачность была нашим основным расхождением с режиссером, мы даже не общались в процессе съемок. Моя бабушка была очень одаренным человеком, но в силу разных обстоятельств не смог ла направить свою энергию в нужное русло. Такие домашние деспоты, пытающиеся всех перевоспитать, есть во многих семьях. Но я уверен, что она любила нас, причем любила неистово. И восьмилетний мальчик Саша Савельев видел в бабушкиной душе лучик света, а в фильме его не было. В то же время в театральных постановках в "Балтийском доме", в Театре Марка Розовского было уважительное отношение к первоисточнику. Люди проявили свое творчество, сохранив при этом уважение к повести. А в картине этого нет.

"Петербургский дневник":  Означает ли сказанное, что этот опыт отбил у вас желание работать в кино? Ведь в последнее время вам неоднократно поступали предложения о режиссерской работе, от которых вы почему-то отказывались.

Павел Санаев: Да, предложения были. От одних картин я отказывался совершенно спокойно, а о некоторых до сих пор жалею! Мне предлагали снять фильм "Гагарин", которыйнедавно вышел на экраны, предлагали "Поддубного", в котором играет Михаил Пореченков, – его съемки уже заканчиваются. Но об этих отказах я не жалею, тем более что фильмы получились достойные. Но вот история, над которой работает уже другой режиссер, – о захвате нашего корабля пиратами, по сути, это "Кандагар" и "Пираты ХХ века"в одном флаконе – точно была бы кинохитом, и о том отказе я очень жалею до сих пор.

"Петербургский дневник": Так вы все-таки больше писатель или режиссер? Помнится, в одном из интервью вы как-то признались, что больше любите ставить кино, чем писать книги. Означает ли это, что вы уже исчерпали все темы?

Павел Санаев: Дело, пожалуй, не в этом, потому что всегда можно найти тему для новой книги. Но это очень сильно выматывает меня психологически. Все очень просто. Кино – это командная работа, с коллективом людей, часто меняющихся, не похожих друг на друга. Она абсолютно для другого психотипа. А писательская работа более однообразна. К тому же ее приходится выполнять в замкнутом пространстве, в одиночестве, когда сидишь день за днем за столом и делаешь, даже несмотря на то что текст разный, одно и то же. Видимо, моему психотипу, моему характеру это противопоказано. Мне подходит командная работа. Работа в одиночестве вгоняет меня в депрессию. И хотя она не та, от которой лечатся у психолога, все равно тяжело. Обычно я пишу по 6-8 часов в день за компьютером. Самый сложный момент – это погружение. А потом, когда уже втянешься в процесс, даже не замечаешь, если кто-нибудь заходит в комнату.

Сейчас я работаю над второй частью "Хроник". Думаю, что работа над продолжением этого романа займет еще год-полтора. Но это ни в коем случае не сиквел, это будет именно окончание "Хроник". Писал я их под вдохновением от грандиозного романа "Жан-Кристоф" Ромена Роллана, в котором он подробно описывает, как формируется личность музыканта. Кстати, эта книга публиковалась в течение 6 лет.

"Петербургский дневник":  Что помогает вам в писательской работе – кофе, музыка?

Павел Санаев: Когда я понял, что очень сильно завишу от кофе, то перестал его пить. Хотя это было тяжело. А курить я бросил еще на третьем курсе института – ни удовольствия, ни здоровья. Поэтому очень приветствую закон, запрещающий курение в общественных местах.

"Петербургский дневник": А каково ваше отношение к инициативе депутатов Госдумы, предлагающих ввести самые жесткие меры против тех, кто нелегально скачивает кино, игры, книги или музыку?

Павел Санаев:  Думаю, что закон, получивший наименование антипиратского, скорее всего, работать в нашей стране не будет. И тому есть целый ряд причин. Он бы работал, если бы было принято решение блокировать ссылки, нарушающие авторские права, без суда, просто на основе самого факта нарушения авторских прав. По новому же закону надо сообщить в Мосгорсуд. Тот в свою очередь сообщает в Роспотребнадзор. Эта волокита может растянуться на полгода. А главное, вы заблокировали одну ссылку, а у вас тут же появилась другая. Это не решает проблемы, так как поменять в Интернете адрес ссылки ничего не стоит. Это может работать только в том случае, если появится специальная служба, убирающая все незаконные ссылки, или если введут штраф, как на Западе. Например, в США штраф за незаконное скачивание и нарушение авторских прав составляет $250 тыс., что начисто отбивает охоту заниматься таким пиратством.

"Петербургский дневник": Скажите, Павел, на ваш взгляд, кому будут интересны "Хроники Раздолбая" больше всего? И удастся ли вам повторить свой первый успех?

Павел Санаев: Я не стал бы давать прогнозов. Пока понятно только одно: все будет совсем не так, как с первой книгой, потому что это разные вещи. "Плинтус" – это такая простая и понятная история, которая вызывает безусловные эмоции у всех без исключения людей. Там мальчик, его бабушка, мучительная, но все равно любовь – все это вызывает стопроцентный отклик. Здесь более сложная для восприятия вещь: она не столько для сердца, сколько для интеллекта. Потому что беседа с внутренним голосом, которую ведет герой, для кого-то будет абсолютно понятна и близка, может быть, даже покажется неким открытием. А кто-то назовет все это сумасшествием, когда чокнутый человек сам с собой разговаривает. К этому просто нужно быть готовым. Что касается новой книги…Думаю, что судьба ее будет совершенно своя, другая, но надеюсь, что хорошая.

"Петербургский дневник":  У вас нет планов экранизировать эту книгу самому или отдать кому-либо из любимых режиссеров?

Павел Санаев:  Конкретных планов на экранизацию этого романа у меня нет. А если бы были, то я сразу бы стал писать сценарий. Хотя, как мне кажется, когда "Хроники Раздолбая" будут дописаны окончательно, на их основе можно было бы снять сериал. Но пока это чисто теоретический разговор.

2013-08-16T10:03:09+04:00
Павел Санаев: "Из дилогии "Хроники Раздолбая" можно было бы сделать сериал"

Писатель, актер и режиссер, автор нашумевшей книги "Похороните меня за плинтусом" Павел Санаев представил первую часть своей дилогии "Хроники Раздолбая". О новом романе и его героях, а также о своих планах на будущее он рассказал корреспонденту "ПД".

Читать далее

"Петербургский дневник":  Павел, расскажите о вашей новой книге "Хроники Раздолбая". О чем она? Правду ли говорят (об этом свидетельствует и подзаголовок романа "Похороните меня за плинтусом – 2"), что это продолжение вашей первой повести, ставшей бестселлером?

Павел Санаев: Роман "Хроники Раздолбая" рассказывает о четырех главных героях от их подросткового возраста и до тридцати с лишним лет. И то, ради чего я стал писатьэту книгу, те важные темы, которые я хотел донести до читателя, можно было рассказать, только если танцевать от печки: показать от самого подросткового возраста, как люди формировались. Мои герои знакомятся еще подростками, растут при Советском Союзе, поэтому в "Хрониках" много узнаваемых деталей того времени. Затем происходит слом эпох, и лишь дальше, уже в наше время, мы увидим их взрослыми людьми. Все герои пойдут по самым разным путям. Поэтому я бы не спешил, как некоторые это сейчас делают, записать книжку в подростково-юношескую литературу. Это пока предыстория.

"Петербургский дневник":  Сколько времени заняла работа над первой частью?

Павел Санаев: Первые наброски, поиск нужных интонаций я начал делать, когда стало понятно, что повествование будет вестись от первого лица. Писать от имени Пети Иванова было нельзя, иначе получилась бы его частная жизнь. А хотелось сделать более общую историю, универсальную, чтобы любой человек мог поставить себя на его место.

"Петербургский дневник": И сколько там от вас?

Павел Санаев: Без комментариев. Хотя, наверное, можно было бы представить себе моего нового героя повзрослевшим Сашей Савельевым. Более того, ничего не стоило поменять некоторые имена в "Хронике" и, вместо того чтобы описывать детство Раздолбая, просто сделать отсылки к первой книге. Но хотелось написатьсамостоятельную вещь, хотелось,чтобы читатели проживали вместе с героями, чтобы сами делали выводы. Подобную ошибку я уже сделал однажды, когда все начали разбирать: вот это было, этого не было. Нельзя книжку препарировать, где литература, а где автор. Нужно всегда это разделять. Конечно, при желании некоторые черточки можно найти у любого писателя, но это не значит, что нужно проводить прямые параллели.

"Петербургский дневник":  Вы имеете в виду свою первую книгу "Похороните меня за плинтусом"?

Павел Санаев: Скорее, ее экранизацию. Книга у меня светлая, а экранизация Сергея Снежкина мрачная, в ней нет необходимой легкости, а в повести она есть. И эта мрачность была нашим основным расхождением с режиссером, мы даже не общались в процессе съемок. Моя бабушка была очень одаренным человеком, но в силу разных обстоятельств не смог ла направить свою энергию в нужное русло. Такие домашние деспоты, пытающиеся всех перевоспитать, есть во многих семьях. Но я уверен, что она любила нас, причем любила неистово. И восьмилетний мальчик Саша Савельев видел в бабушкиной душе лучик света, а в фильме его не было. В то же время в театральных постановках в "Балтийском доме", в Театре Марка Розовского было уважительное отношение к первоисточнику. Люди проявили свое творчество, сохранив при этом уважение к повести. А в картине этого нет.

"Петербургский дневник":  Означает ли сказанное, что этот опыт отбил у вас желание работать в кино? Ведь в последнее время вам неоднократно поступали предложения о режиссерской работе, от которых вы почему-то отказывались.

Павел Санаев: Да, предложения были. От одних картин я отказывался совершенно спокойно, а о некоторых до сих пор жалею! Мне предлагали снять фильм "Гагарин", которыйнедавно вышел на экраны, предлагали "Поддубного", в котором играет Михаил Пореченков, – его съемки уже заканчиваются. Но об этих отказах я не жалею, тем более что фильмы получились достойные. Но вот история, над которой работает уже другой режиссер, – о захвате нашего корабля пиратами, по сути, это "Кандагар" и "Пираты ХХ века"в одном флаконе – точно была бы кинохитом, и о том отказе я очень жалею до сих пор.

"Петербургский дневник": Так вы все-таки больше писатель или режиссер? Помнится, в одном из интервью вы как-то признались, что больше любите ставить кино, чем писать книги. Означает ли это, что вы уже исчерпали все темы?

Павел Санаев: Дело, пожалуй, не в этом, потому что всегда можно найти тему для новой книги. Но это очень сильно выматывает меня психологически. Все очень просто. Кино – это командная работа, с коллективом людей, часто меняющихся, не похожих друг на друга. Она абсолютно для другого психотипа. А писательская работа более однообразна. К тому же ее приходится выполнять в замкнутом пространстве, в одиночестве, когда сидишь день за днем за столом и делаешь, даже несмотря на то что текст разный, одно и то же. Видимо, моему психотипу, моему характеру это противопоказано. Мне подходит командная работа. Работа в одиночестве вгоняет меня в депрессию. И хотя она не та, от которой лечатся у психолога, все равно тяжело. Обычно я пишу по 6-8 часов в день за компьютером. Самый сложный момент – это погружение. А потом, когда уже втянешься в процесс, даже не замечаешь, если кто-нибудь заходит в комнату.

Сейчас я работаю над второй частью "Хроник". Думаю, что работа над продолжением этого романа займет еще год-полтора. Но это ни в коем случае не сиквел, это будет именно окончание "Хроник". Писал я их под вдохновением от грандиозного романа "Жан-Кристоф" Ромена Роллана, в котором он подробно описывает, как формируется личность музыканта. Кстати, эта книга публиковалась в течение 6 лет.

"Петербургский дневник":  Что помогает вам в писательской работе – кофе, музыка?

Павел Санаев: Когда я понял, что очень сильно завишу от кофе, то перестал его пить. Хотя это было тяжело. А курить я бросил еще на третьем курсе института – ни удовольствия, ни здоровья. Поэтому очень приветствую закон, запрещающий курение в общественных местах.

"Петербургский дневник": А каково ваше отношение к инициативе депутатов Госдумы, предлагающих ввести самые жесткие меры против тех, кто нелегально скачивает кино, игры, книги или музыку?

Павел Санаев:  Думаю, что закон, получивший наименование антипиратского, скорее всего, работать в нашей стране не будет. И тому есть целый ряд причин. Он бы работал, если бы было принято решение блокировать ссылки, нарушающие авторские права, без суда, просто на основе самого факта нарушения авторских прав. По новому же закону надо сообщить в Мосгорсуд. Тот в свою очередь сообщает в Роспотребнадзор. Эта волокита может растянуться на полгода. А главное, вы заблокировали одну ссылку, а у вас тут же появилась другая. Это не решает проблемы, так как поменять в Интернете адрес ссылки ничего не стоит. Это может работать только в том случае, если появится специальная служба, убирающая все незаконные ссылки, или если введут штраф, как на Западе. Например, в США штраф за незаконное скачивание и нарушение авторских прав составляет $250 тыс., что начисто отбивает охоту заниматься таким пиратством.

"Петербургский дневник": Скажите, Павел, на ваш взгляд, кому будут интересны "Хроники Раздолбая" больше всего? И удастся ли вам повторить свой первый успех?

Павел Санаев: Я не стал бы давать прогнозов. Пока понятно только одно: все будет совсем не так, как с первой книгой, потому что это разные вещи. "Плинтус" – это такая простая и понятная история, которая вызывает безусловные эмоции у всех без исключения людей. Там мальчик, его бабушка, мучительная, но все равно любовь – все это вызывает стопроцентный отклик. Здесь более сложная для восприятия вещь: она не столько для сердца, сколько для интеллекта. Потому что беседа с внутренним голосом, которую ведет герой, для кого-то будет абсолютно понятна и близка, может быть, даже покажется неким открытием. А кто-то назовет все это сумасшествием, когда чокнутый человек сам с собой разговаривает. К этому просто нужно быть готовым. Что касается новой книги…Думаю, что судьба ее будет совершенно своя, другая, но надеюсь, что хорошая.

"Петербургский дневник":  У вас нет планов экранизировать эту книгу самому или отдать кому-либо из любимых режиссеров?

Павел Санаев:  Конкретных планов на экранизацию этого романа у меня нет. А если бы были, то я сразу бы стал писать сценарий. Хотя, как мне кажется, когда "Хроники Раздолбая" будут дописаны окончательно, на их основе можно было бы снять сериал. Но пока это чисто теоретический разговор.


Текст: Марина Алексеева
Фото: Trend. Павел Санаев

Новости в сети

Новости по теме

Комментарии

Чтобы написать комментарий, необходимо авторизоваться через социальные сети:
или 

Новости в сети

Новости

Новости в сети