Новости в сети

Loading...

Санкт-Петербург, 1 октября. О тонкостях работы, связанной с должниками по кредитам, рассказывает старший судебный пристав Кировского районного отдела УФССП России по Санкт-Петербургу Ольга Федорова.

"Петербургский дневник": Каковы масштабы проблемы невыплаты банковских кредитов? К примеру, в Кировском районе много ли должников этой категории?

Ольга Федорова: В Кировском районе, а он один из самых больших районов города, около 2 тыс. должников, которые не справляются с кредиторской задолженностью. И это, могу вас уверить, не мало. Многие должны сразу нескольким банкам. Есть такие, которых буквально затягивает: сначала берут кредит в одном месте и не могут его отдать, потом "перекредитовываются" где-то еще, потом еще…

Получается что-то по типу "финансовой пирамиды наоборот". Но самая сложная категория - те, кто намеренно набрали кредитов везде, где им только дали, причем изначально не собираясь эти кредиты отдавать. У некоторых таких должников в "арсенале" сразу 5 банков-кредиторов. В целом же по городу банкам задолжали почти 40 тысяч петербуржцев и организаций, но большинство – это физические лица.

"Петербургский дневник": Чаще всего какого рода эти кредиты?

Ольга Федорова: Потребительские - просто взяли деньги под покупку какой-то бытовой техники, электроники, мебели. Следом идут автокредиты, а затем уже ипотека. Вполне понятно, что должников по ипотечным кредитам меньше всего, поскольку те, кто их берет, все-таки делают это сознательно и стараются справиться с выплатами. Тенденция такова, что чем меньше кредит, тем меньше у людей ответственности.

"Петербургский дневник": Слышал, что наркоманы частенько берут в кредит какую-нибудь технику, а потом едут на известный вещевой рынок и сдают ее за полцены, ради денег на очередную дозу. Естественно, что гасить такой кредит они изначально не собираются. Правда ли это и если да, то, как вы с такими разбираетесь?

Ольга Федорова: Да, такие факты есть. Борьба с подобными проявлениями ведется и, признаюсь, не без головной боли. Как правило, с таких должников нечего взыскать.

"Петербургский дневник": Какие меры принимаются в отношении должников, если они не платят долги добровольно?

Ольга Федорова: Все меры, предусмотренные Федеральным законом "Об исполнительном производстве". Мы вручаем должнику постановление о возбуждении, после чего у него есть пять дней на добровольное исполнение судебного решения. Если в течение этого времени он не исполняет требования исполнительного документа, не гасит свою задолженность, то пристав начинает применять меры принудительного исполнения, самые эффективные - арест имущества или денежных средств на счетах, ограничение на выезд за пределы РФ. Перечень мер принудительного исполнения, который мы можем применить к нерадивым должникам, у нас достаточно большой.

"Петербургский дневник": А если человек готов погасить задолженность, но частями, вы можете реструктурировать долг?

Ольга Федорова: Реструктурировать долг мы не можем. В этом случае необходимо обратиться в суд, выдавший исполнительный документ с заявлением о рассрочке исполнения судебного акта. В заявлении нужно указать причины отсутствия возможности погасить всю задолженность единовременно. Известны случаи, когда суд такие заявления удовлетворяет.

"Петербургский дневник": Но, как я понимаю, это происходит уже после того, как банк не согласился пойти навстречу клиенту?

Ольга Федорова: Естественно. Когда уже получено судебное решение, возбуждено исполнительное производств в нашей службе. Не надо дожидаться, пока пройдет срок для добровольного исполнения судебного решения и появятся серьезные проблемы. Лучше сразу обратиться в суд.

"Петербургский дневник": А если сам суд примется за рассмотрение такого заявления уже после истечения этих пяти дней?

Ольга Федорова: В принципе, на это время, когда должник подал такое заявление, возможно приостановление исполнительного производства.

"Петербургский дневник": По опыту работы вашего отдела, каковы были максимальные суммы задолженностей?

Ольга Федорова: От 5-10 тыс. рублей до десятков миллионов и сотен миллионов. Как правило, такие крупные суммы задолженностей встречаются у директоров фирм, которые брали деньги на развитие бизнеса и не справлялись.

"Петербургский дневник": Может ли должник вернуть задолженность не деньгами, а, скажем, ювелирными украшениями?

Ольга Федорова: Нет, категорически. Да, драгметаллы могут быть арестованы, но должна произойти обязательная оценка, обязательная реализация данного имущества специальными уполномоченными организациями, и денежные средства, полученные от продажи ювелирных ценностей или каких-то иных ценностей, вот они уже поступают в счет погашения задолженности перед взыскателем. То есть бартера у нас нет.

"Петербургский дневник": Как часто на примере вашего района люди не справляются с кредитами по ипотеке? Что происходит с такой квартирой, если в отношении покупателя есть исполнительное производство? Можно ли арестовать ипотечную квартиру, если это единственное жилье?

Ольга Федорова: Да, такую квартиру возможно арестовать. Существует преимущество залога. Банк всегда может забрать свой залог, даже если эта квартира является единственным жильем. И такие примеры, когда люди теряли квартиры по решению суда, у нас были.

"Петербургский дневник": Существует ли уголовная ответственность за неуплату кредитов? С какого момента она может наступить?

Ольга Федорова: Такая ответственность предусмотрена за злостное уклонение от кредиторской задолженности в крупном размере, то есть свыше 1,5 млн рублей. Дознаватели службы судебных приставов должны доказать факт наличия злого умысла у должника, то есть если он имел возможность погасить кредит, но делать этого не хотел. Если неплательщик покупал различные дорогие вещи, ездил по заграничным курортам, но при этом игнорировал задолженность и решение суда, у него есть все шансы оказаться на скамье подсудимых. Это очень важно, люди должны понимать, что злостное уклонение от уплаты кредиторской задолженности – это преступление, которое преследуется уголовным кодексом.

"Петербургский дневник": Бывают такие ситуации, когда добросовестный плательщик делает последний платеж по кредиту и при этом абсолютно уверен в том, что все погашено, на самом деле остался должным банку, скажем, рубль. Он себе спокойно живет, что называется, в ус не дует, а ему продолжают капать проценты?

Ольга Федорова: Замечу, что, во-первых, бывают недобросовестные банки. Во-вторых, всегда советую поступать следующим образом: необходимо требовать у кредитной организации документ с подписью и печатью, подтверждающий то, что вы погасили кредит в полном объеме, и у банка претензий нет. Они обязаны предоставлять такую справку. Даже если она никогда не пригодится, вам будет спокойнее.

"Петербургский дневник": Могут ли применяться меры принудительного характера в отношении поручителей по банковским кредитам?

Ольга Федорова: Конечно, все меры, которые применяются в отношении должника, так как поручитель признается должником, если тот, за кого он поручился, от обязанностей уклоняется. К примеру, кто-то взял 100 тыс. рублей. За него поручились еще двое. И вот они все втроем становятся должны 100 тысяч. Соглашаясь на поручительство, вы должны все взвесить и обдумать.

"Петербургский дневник": Может, вспомните какие-нибудь интересные случаи, касающиеся вашей работы?

Ольга Федорова: По большей части они скорей грустные, правовая культура наших должников еще слишком низка. А так бегаем, машины изымаем. Порой приставам приходится организовывать настоящую погоню за должником.

"Петербургский дневник": А сопротивление приставам оказывают?

Ольга Федорова: Бывает. Из последних примеров помню, как брат должника, у которого, кстати, за крупную задолженность банку приставы арестовывали бытовую технику, начал набрасываться на наших сотрудников с кулаками, грозился вызвать полицию. И этим он угрожал представителям власти, людям в погонах. Хочется, чтобы граждане понимали, что если к вам пришли судебные приставы, то не надо отвлекать правоохранительные органы от работы, надо исполнять судебное решение.

"Петербургский дневник": Случались ли курьезные случаи?

Ольга Федорова: Последний наш курьез, который прославил нас на всю страну, – это кабан. Наши работники поймали его у входа в отдел. Сначала мы держали его в туалете, не зная, куда его деть. А потом отвезли специалистам-ветеринарам в Парголово. Он визжал как резанный, пока мы его везли на служебной машине через весь город. А уж с каким трудом мы его "упаковывали", чтобы в машину посадить, – это вообще отдельная история. Мы недавно интересовались его судьбой. Оказывается, наш питомец болел пневмонией, его уже вылечили. Но самое смешное, оказалось, что это свин. Просто он очень похож на кабана, даже специалисты не сразу поняли. Наверно, его купили как мини-пига, а он вырос, ну и вышвырнули на улицу. Жаль, что с животными так обходятся. А мы рады, что помогли, – не важно, кабану или свину.

2013-10-01T10:57:00+04:00
Ольга Федорова: По бартеру пристав не работает

Санкт-Петербург, 1 октября. О тонкостях работы, связанной с должниками по кредитам, рассказывает старший судебный пристав Кировского районного отдела УФССП России по Санкт-Петербургу Ольга Федорова.

Читать далее

"Петербургский дневник": Каковы масштабы проблемы невыплаты банковских кредитов? К примеру, в Кировском районе много ли должников этой категории?

Ольга Федорова: В Кировском районе, а он один из самых больших районов города, около 2 тыс. должников, которые не справляются с кредиторской задолженностью. И это, могу вас уверить, не мало. Многие должны сразу нескольким банкам. Есть такие, которых буквально затягивает: сначала берут кредит в одном месте и не могут его отдать, потом "перекредитовываются" где-то еще, потом еще…

Получается что-то по типу "финансовой пирамиды наоборот". Но самая сложная категория - те, кто намеренно набрали кредитов везде, где им только дали, причем изначально не собираясь эти кредиты отдавать. У некоторых таких должников в "арсенале" сразу 5 банков-кредиторов. В целом же по городу банкам задолжали почти 40 тысяч петербуржцев и организаций, но большинство – это физические лица.

"Петербургский дневник": Чаще всего какого рода эти кредиты?

Ольга Федорова: Потребительские - просто взяли деньги под покупку какой-то бытовой техники, электроники, мебели. Следом идут автокредиты, а затем уже ипотека. Вполне понятно, что должников по ипотечным кредитам меньше всего, поскольку те, кто их берет, все-таки делают это сознательно и стараются справиться с выплатами. Тенденция такова, что чем меньше кредит, тем меньше у людей ответственности.

"Петербургский дневник": Слышал, что наркоманы частенько берут в кредит какую-нибудь технику, а потом едут на известный вещевой рынок и сдают ее за полцены, ради денег на очередную дозу. Естественно, что гасить такой кредит они изначально не собираются. Правда ли это и если да, то, как вы с такими разбираетесь?

Ольга Федорова: Да, такие факты есть. Борьба с подобными проявлениями ведется и, признаюсь, не без головной боли. Как правило, с таких должников нечего взыскать.

"Петербургский дневник": Какие меры принимаются в отношении должников, если они не платят долги добровольно?

Ольга Федорова: Все меры, предусмотренные Федеральным законом "Об исполнительном производстве". Мы вручаем должнику постановление о возбуждении, после чего у него есть пять дней на добровольное исполнение судебного решения. Если в течение этого времени он не исполняет требования исполнительного документа, не гасит свою задолженность, то пристав начинает применять меры принудительного исполнения, самые эффективные - арест имущества или денежных средств на счетах, ограничение на выезд за пределы РФ. Перечень мер принудительного исполнения, который мы можем применить к нерадивым должникам, у нас достаточно большой.

"Петербургский дневник": А если человек готов погасить задолженность, но частями, вы можете реструктурировать долг?

Ольга Федорова: Реструктурировать долг мы не можем. В этом случае необходимо обратиться в суд, выдавший исполнительный документ с заявлением о рассрочке исполнения судебного акта. В заявлении нужно указать причины отсутствия возможности погасить всю задолженность единовременно. Известны случаи, когда суд такие заявления удовлетворяет.

"Петербургский дневник": Но, как я понимаю, это происходит уже после того, как банк не согласился пойти навстречу клиенту?

Ольга Федорова: Естественно. Когда уже получено судебное решение, возбуждено исполнительное производств в нашей службе. Не надо дожидаться, пока пройдет срок для добровольного исполнения судебного решения и появятся серьезные проблемы. Лучше сразу обратиться в суд.

"Петербургский дневник": А если сам суд примется за рассмотрение такого заявления уже после истечения этих пяти дней?

Ольга Федорова: В принципе, на это время, когда должник подал такое заявление, возможно приостановление исполнительного производства.

"Петербургский дневник": По опыту работы вашего отдела, каковы были максимальные суммы задолженностей?

Ольга Федорова: От 5-10 тыс. рублей до десятков миллионов и сотен миллионов. Как правило, такие крупные суммы задолженностей встречаются у директоров фирм, которые брали деньги на развитие бизнеса и не справлялись.

"Петербургский дневник": Может ли должник вернуть задолженность не деньгами, а, скажем, ювелирными украшениями?

Ольга Федорова: Нет, категорически. Да, драгметаллы могут быть арестованы, но должна произойти обязательная оценка, обязательная реализация данного имущества специальными уполномоченными организациями, и денежные средства, полученные от продажи ювелирных ценностей или каких-то иных ценностей, вот они уже поступают в счет погашения задолженности перед взыскателем. То есть бартера у нас нет.

"Петербургский дневник": Как часто на примере вашего района люди не справляются с кредитами по ипотеке? Что происходит с такой квартирой, если в отношении покупателя есть исполнительное производство? Можно ли арестовать ипотечную квартиру, если это единственное жилье?

Ольга Федорова: Да, такую квартиру возможно арестовать. Существует преимущество залога. Банк всегда может забрать свой залог, даже если эта квартира является единственным жильем. И такие примеры, когда люди теряли квартиры по решению суда, у нас были.

"Петербургский дневник": Существует ли уголовная ответственность за неуплату кредитов? С какого момента она может наступить?

Ольга Федорова: Такая ответственность предусмотрена за злостное уклонение от кредиторской задолженности в крупном размере, то есть свыше 1,5 млн рублей. Дознаватели службы судебных приставов должны доказать факт наличия злого умысла у должника, то есть если он имел возможность погасить кредит, но делать этого не хотел. Если неплательщик покупал различные дорогие вещи, ездил по заграничным курортам, но при этом игнорировал задолженность и решение суда, у него есть все шансы оказаться на скамье подсудимых. Это очень важно, люди должны понимать, что злостное уклонение от уплаты кредиторской задолженности – это преступление, которое преследуется уголовным кодексом.

"Петербургский дневник": Бывают такие ситуации, когда добросовестный плательщик делает последний платеж по кредиту и при этом абсолютно уверен в том, что все погашено, на самом деле остался должным банку, скажем, рубль. Он себе спокойно живет, что называется, в ус не дует, а ему продолжают капать проценты?

Ольга Федорова: Замечу, что, во-первых, бывают недобросовестные банки. Во-вторых, всегда советую поступать следующим образом: необходимо требовать у кредитной организации документ с подписью и печатью, подтверждающий то, что вы погасили кредит в полном объеме, и у банка претензий нет. Они обязаны предоставлять такую справку. Даже если она никогда не пригодится, вам будет спокойнее.

"Петербургский дневник": Могут ли применяться меры принудительного характера в отношении поручителей по банковским кредитам?

Ольга Федорова: Конечно, все меры, которые применяются в отношении должника, так как поручитель признается должником, если тот, за кого он поручился, от обязанностей уклоняется. К примеру, кто-то взял 100 тыс. рублей. За него поручились еще двое. И вот они все втроем становятся должны 100 тысяч. Соглашаясь на поручительство, вы должны все взвесить и обдумать.

"Петербургский дневник": Может, вспомните какие-нибудь интересные случаи, касающиеся вашей работы?

Ольга Федорова: По большей части они скорей грустные, правовая культура наших должников еще слишком низка. А так бегаем, машины изымаем. Порой приставам приходится организовывать настоящую погоню за должником.

"Петербургский дневник": А сопротивление приставам оказывают?

Ольга Федорова: Бывает. Из последних примеров помню, как брат должника, у которого, кстати, за крупную задолженность банку приставы арестовывали бытовую технику, начал набрасываться на наших сотрудников с кулаками, грозился вызвать полицию. И этим он угрожал представителям власти, людям в погонах. Хочется, чтобы граждане понимали, что если к вам пришли судебные приставы, то не надо отвлекать правоохранительные органы от работы, надо исполнять судебное решение.

"Петербургский дневник": Случались ли курьезные случаи?

Ольга Федорова: Последний наш курьез, который прославил нас на всю страну, – это кабан. Наши работники поймали его у входа в отдел. Сначала мы держали его в туалете, не зная, куда его деть. А потом отвезли специалистам-ветеринарам в Парголово. Он визжал как резанный, пока мы его везли на служебной машине через весь город. А уж с каким трудом мы его "упаковывали", чтобы в машину посадить, – это вообще отдельная история. Мы недавно интересовались его судьбой. Оказывается, наш питомец болел пневмонией, его уже вылечили. Но самое смешное, оказалось, что это свин. Просто он очень похож на кабана, даже специалисты не сразу поняли. Наверно, его купили как мини-пига, а он вырос, ну и вышвырнули на улицу. Жаль, что с животными так обходятся. А мы рады, что помогли, – не важно, кабану или свину.


Текст: Дмитрий Стаценко
Фото: Пресс-служба УФССП по СПб
Разделы: Интервью

Новости в сети

Новости по теме

Комментарии

Чтобы написать комментарий, необходимо авторизоваться через социальные сети:
или 

Новости в сети

Новости

Новости в сети

Социальные сети