Новости в сети

Loading...

Тридцатилетняя Анна Ефимова предстала перед судом, поскольку не ухаживала за своими детьми, бросив их, по сути, на произвол судьбы.

Случилось это так. По данным Следственного комитета РФ Ленинградской области, в поселок Большая Ижора Анна Ефимова переехала в середине 2011 г. вместе со своим гражданским мужем из Карелии. О причинах переезда известно немного – по некоторым данным, семья решила, что вблизи от Петербурга будет проще заработать. 

А возможно, переехать надума­ли, поссорившись с тамошней родней – по крайней мере к моменту начала следст­вия Ефимова с родственниками уже не общалась.

Почти сразу после переезда женщина родила дочь, занималась малышкой и домашним хозяйством. Семью обеспечивал муж. Не шиковали, но на аренду жилья, питание и одежду хватало. А примерно через год гражданский муж Ефимовой попался на краже. Суд приговорил его к тюремному заключению, и Анна, к тому времени уже вновь беременная, осталась с ребенком одна.

Со съемной квартиры ей довольно скоро пришлось съехать – денег на оплату жилья у женщины не было. Родив второго ребенка – сына, Ефимова вместе с детьми некоторое время жила у подруг и приятельниц. Потом и этот вариант отпал. Помыкавшись, женщина прибилась к очередным знакомым, пустившим ее с детьми в комнату в квартире заброшенного дома. Условия, правда, для молодой матери с детьми были не самыми подходящими – в соседней с Ефимовой комнате жил приютивший ее ранее судимый пенсионер. К нему частенько приходили гости, шумели, курили, выпивали – в общем, квартира очень походила на притон. Зато пенсия соседа была финансовым источником жильцов квартиры. Единственным – даже для детей Ефимовой еду покупал сосед.

Условия жизни были более чем неподходящие – ни воды, ни газа, ни элементарных условий. Вещи для малышей Ефимовой отдавали приятельницы. Но этой одежды катастрофически не хватало: поскольку стирать испачкавшиеся вещи было негде, Ефимова их просто выбрасывала. Купать детей ей тоже удавалось от случая к случаю – лишь в гостях у одной из приятельниц. Еду Анна готовила на маленькой электрической плитке – впрочем, из продуктов чаще всего были только макароны да рис. Дети, как отмечено в уголовном деле, конечно, стали худеть и чахнуть. Мать это замечала, но исправить ситуацию не особо старалась. По крайней мере ни за медицинской, ни за социальной помощью она не обращалась. Почему Ефимова не попыталась как-то наладить бытовые условия, понять сложно. Сама она, как рассказывают в Следственном комитете Ленобласти, говорила, что попала в замкнутый круг, из которого не могла выбраться: мол, потеряла документы, на их восстановление нужны были деньги. Денег не было, потому что не было работы. А не работала, потому что без документов никуда не брали. Этим же, кстати, она объясняла и свое нежелание показать детей врачам – дескать, кто ж их без документов-то возьмет?

А в марте Анна Ефимова и вовсе пропала. Точнее, как она сказала соседу, решила отдохнуть от такой жизни и уехала в Петро­дворец в гости к знакомому, оставив детей дома. Нашли их только на четвертый день – в полицию позвонил неизвестный (возможно, как раз тот самый сосед), участковый прошел по квартирам и обнаружил брошенных малышей в ужасном состоянии. Худющие, чумазые, голодные дети лежали на кровати. Не­много позже эксперты нашли у 8-месячного мальчика пролежни на спине – а это значит, что малыш пролежал не менее недели. 

На суде Анна Ефимова раскаивалась, полностью признавая свою вину, и просила суд о снисхождении. Тем не менее тюремный срок ей дали реальный – 5,5 года заключения. Разумеется, родительских прав тоже лишили.

У брошенных детей жительницы Ленинградской области Анны Ефимовой уже появились новые родители. И мальчика, и девочку достаточно быстро усыновили жители другого города.

2013-10-16T11:29:00+04:00
"Кукушка" из Ленобласти: мать бросила детей, потому что "очень устала"

Тридцатилетняя Анна Ефимова предстала перед судом, поскольку не ухаживала за своими детьми, бросив их, по сути, на произвол судьбы.

Читать далее

Случилось это так. По данным Следственного комитета РФ Ленинградской области, в поселок Большая Ижора Анна Ефимова переехала в середине 2011 г. вместе со своим гражданским мужем из Карелии. О причинах переезда известно немного – по некоторым данным, семья решила, что вблизи от Петербурга будет проще заработать. 

А возможно, переехать надума­ли, поссорившись с тамошней родней – по крайней мере к моменту начала следст­вия Ефимова с родственниками уже не общалась.

Почти сразу после переезда женщина родила дочь, занималась малышкой и домашним хозяйством. Семью обеспечивал муж. Не шиковали, но на аренду жилья, питание и одежду хватало. А примерно через год гражданский муж Ефимовой попался на краже. Суд приговорил его к тюремному заключению, и Анна, к тому времени уже вновь беременная, осталась с ребенком одна.

Со съемной квартиры ей довольно скоро пришлось съехать – денег на оплату жилья у женщины не было. Родив второго ребенка – сына, Ефимова вместе с детьми некоторое время жила у подруг и приятельниц. Потом и этот вариант отпал. Помыкавшись, женщина прибилась к очередным знакомым, пустившим ее с детьми в комнату в квартире заброшенного дома. Условия, правда, для молодой матери с детьми были не самыми подходящими – в соседней с Ефимовой комнате жил приютивший ее ранее судимый пенсионер. К нему частенько приходили гости, шумели, курили, выпивали – в общем, квартира очень походила на притон. Зато пенсия соседа была финансовым источником жильцов квартиры. Единственным – даже для детей Ефимовой еду покупал сосед.

Условия жизни были более чем неподходящие – ни воды, ни газа, ни элементарных условий. Вещи для малышей Ефимовой отдавали приятельницы. Но этой одежды катастрофически не хватало: поскольку стирать испачкавшиеся вещи было негде, Ефимова их просто выбрасывала. Купать детей ей тоже удавалось от случая к случаю – лишь в гостях у одной из приятельниц. Еду Анна готовила на маленькой электрической плитке – впрочем, из продуктов чаще всего были только макароны да рис. Дети, как отмечено в уголовном деле, конечно, стали худеть и чахнуть. Мать это замечала, но исправить ситуацию не особо старалась. По крайней мере ни за медицинской, ни за социальной помощью она не обращалась. Почему Ефимова не попыталась как-то наладить бытовые условия, понять сложно. Сама она, как рассказывают в Следственном комитете Ленобласти, говорила, что попала в замкнутый круг, из которого не могла выбраться: мол, потеряла документы, на их восстановление нужны были деньги. Денег не было, потому что не было работы. А не работала, потому что без документов никуда не брали. Этим же, кстати, она объясняла и свое нежелание показать детей врачам – дескать, кто ж их без документов-то возьмет?

А в марте Анна Ефимова и вовсе пропала. Точнее, как она сказала соседу, решила отдохнуть от такой жизни и уехала в Петро­дворец в гости к знакомому, оставив детей дома. Нашли их только на четвертый день – в полицию позвонил неизвестный (возможно, как раз тот самый сосед), участковый прошел по квартирам и обнаружил брошенных малышей в ужасном состоянии. Худющие, чумазые, голодные дети лежали на кровати. Не­много позже эксперты нашли у 8-месячного мальчика пролежни на спине – а это значит, что малыш пролежал не менее недели. 

На суде Анна Ефимова раскаивалась, полностью признавая свою вину, и просила суд о снисхождении. Тем не менее тюремный срок ей дали реальный – 5,5 года заключения. Разумеется, родительских прав тоже лишили.

У брошенных детей жительницы Ленинградской области Анны Ефимовой уже появились новые родители. И мальчика, и девочку достаточно быстро усыновили жители другого города.


Текст: Татьяна Бурдицкая
Фото: sxc.hu
Разделы: Происшествия
Тэги: притон

Новости в сети

Новости по теме

Комментарии

Чтобы написать комментарий, необходимо авторизоваться через социальные сети:
или 

Новости в сети

Новости

Новости в сети

Социальные сети