Новости в сети

Loading...

Во время многих массовых мероприятий сотрудники петербургского ОМОН обеспечивают общественный порядок. О готовности петербургского ОМОН к любым осложнениям обстановки, об особенностях службы в отряде мобильном особого назначения читателям "Петербургского дневника" рассказал командир ОМОНа города на Неве полковник полиции Василий Рубан.

"Петербургский дневник": Расскажите вкратце об истории появления ОМОН.

Василий Рубан: Все началось с оперативного полка милиции. 25 ноября 1988 года был образован отряд. Кстати, это был второй в стране по численности подобный отряд после московского, который образовался чуть раньше. На тот момент в полку было людей немного, человек 300, а с формированием отряда прибавилось сразу человек 600. Дана была разнарядка по городу о выделении бойцов из районных подразделений внутренних дел. Поначалу ОМОН выполнял те же задачи, что и полк, на базе которого он был сформирован, пока не наступили 90-е годы. Там уже все было по-другому: события в Москве, на Кавказе. Приходилось много работать, чтобы создать достойный костяк, который мог бы справляться с поставленными задачами. Начиная с 1991 года мирная жизнь закончилась - пришлось всерьез окунаться в действительно боевую работу. 

"Петербургский дневник": Какие задачи стоят перед отрядом сегодня, и какова его численность?

Василий Рубан: Главная задача – охрана общественного порядка и недопущение массовых беспорядков. Что касается численности, то она менялась постоянно. Сейчас в отряде свыше тысячи человек. Много это или мало? Кто-то скажет, что это много. Но мне как руководителю численность сотрудников хотелось бы увеличить. ОМОН сегодня обеспечивает общественный порядок практически на всех массовых мероприятиях. А во время событий международного масштаба мы вообще буквально переходим на казарменное положение. И несмотря на такую большую загруженность, постоянно держим резерв на случай непредвиденных ситуаций. Только представьте такую нагрузку в повседневном режиме.

"Петербургский дневник": Как подготовлены бойцы ОМОН, и кто может претендовать на службу у вас?

Василий Рубан: Кандидат на службу в отряде сначала беседует с нашим психологом. Если психолог выносит вердикт "не годен", то такому кандидату путь в отряд закрывается автоматически. Если же он проходит психолога, то тогда проверяется его физическая подготовка. У нас есть свои нормативы, которые кандидат должен выполнить. Конечно, наличие у кандидата спортивных разрядов нами только приветствуется. Все, кто прошел наш суровый отбор, становятся настоящими профессионалами, ведь подготовке бойцов мы уделяем немало времени и внимания. Именно благодаря такой подготовке многие в отряде прошли "горячие" точки, есть среди них и те, кто получил ранения, принимая участие в боевых действиях. Успех выполненных операций также зависит от устойчивого морально-психологического климата. В слаженном коллективе всегда есть возможность повышать свой профессиональный уровень. Многие из тех, кто прошел испытание ОМОНом, справляются с любыми обязанностями в других подразделениях или ведомствах.

"Петербургский дневник": Понятие спецназ применимо к ОМОН?

Василий Рубан: Безусловно. Мы выполняем задачи не только по охране общественного порядка в городе, но и задерживаем преступников, постоянно принимаем участие в спецоперациях.

"Петербургский дневник": Петербургский ОМОН, случись что, всегда оказывается на передовой. Сможет ли он обеспечить общественный порядок, если, скажем, у нас произойдут массовые волнения по всему городу?

Василий Рубан: Сделаем все необходимое для того, чтобы не пришлось пресекать подобное. Несмотря на то, что у отряда есть все технические средства, мы стараемся работать на упреждение. В городе часто проходят несогласованные акции, во время которых общественный порядок обеспечивает ОМОН. И лучший показатель нашей служебной деятельности – это тот факт, что за все время существования отряда, нами ни разу не применялись ни электрошокеры, ни газ, ни водометы. Ведь мы понимаем, что это наши сограждане, пусть и нарушившие закон. 

"Петербургский дневник": Можете определить категории граждан, с которыми приходится работать петербургскому ОМОНу при обеспечении общественного порядка?

Василий Рубан: Какие бы это категории ни были, это, прежде всего, люди, будь то футбольные фанаты или националистически настроенные граждане. На многих мероприятиях, где требуется поддержка ОМОНа, бывает достаточно лишь нашего присутствия. Сам фактор наличия бойцов ОМОН заставляет потенциальных нарушителей правопорядка подумать прежде, чем что-то предпринять. Но если нарушение порядка все же происходит, то ОМОН принимает меры, которые, замечу, всегда находятся в рамках закона. 

"Петербургский дневник": Как ОМОН устраняет сложности, которые возникают во время массовых мероприятий?

Василий Рубан: ОМОН и был создан для того, чтобы устранять сложности. В отряде 6 батальонов (5 пехотных и один – моторизованный – прим. ред.), и все их командиры - люди с большим профессиональным и жизненным опытом. Работу на месте они организуют, исходя из сложившейся ситуации.

"Петербургский дневник": А помните, некоторое время назад было предложение, чтобы во время тех же футбольных матчей на самом стадионе безопасность бы обеспечивали только стюарды. То есть вообще без полиции и без ОМОНа. Что бы тогда было?

Василий Рубан: Мы можем бесконечно моделировать ситуацию и ее последствия. Сейчас для обеспечения порядка во время футбольных матчей всегда привлекаются силы ОМОНа и полиции. На самом стадионе появились так называемые "глушилки", стало немного поспокойнее. Кроме того, ведется видеосъемка, которая позволяет по окончании матча задерживать правонарушителей. Когда обстановка на стадионе осложняется, то мы принимаем жесткие меры, но подчеркну: всегда в рамках закона.

"Петербургский дневник": Всегда ли оправданы нарекания граждан на жесткие методы работы отряда?

Василий Рубан: Для начала хотелось бы отметить, что нарекания в основном происходят со стороны обывателей, которые до конца не видят и не понимают ситуации. Граждане, которые смотрят на ситуацию со стороны, даже не знают, что предшествовало тем или иным нашим действиям. Они видят, что кто-то лежит или кого-то несут, а что было до этого? Почему-то ни у кого такого вопроса не возникает. Возможно, он с заточкой кинулся на сотрудника, и каков были бы последствия, не прими сотрудник меры к задержанию.

С начала года мы выполнили свыше 2 тысяч задач по обеспечению порядка во время массовых мероприятий. За это время на действия наших бойцов в ОМОН жалоб не поступало. Чаще в письменном виде нас благодарят за то, что мы своевременно приняли меры в том или ином случае. Нарекания обычно появляются в прессе или в блогах. И здесь зачастую за ОМОН принимают другие полицейские подразделения. Почему-то многие думают, что если человек в черном шлеме и неважно в какой форме со средствами защиты – это для обывателя уже боец ОМОН. Я сам бываю почти на всех массовых мероприятиях и в случаях, когда за омоновцев принимают других, подхожу и спрашиваю, а где вы увидели омоновцев. Причем у меня, как и у моих бойцов лица открытые. Чего нам бояться? А за нарекания на ОМОН, за который приняли кого-нибудь другого, мы оправдываться не будем.

"Петербургский дневник": Но ведь то, что вам приходится применять физическую силу, это же очевидно?

Василий Рубан: Разумеется, очевидно. А также законно и обоснованно. Условия и порядок применения физической силы регламентированы законом о полиции. Но прежде чем ее применить, мы неоднократно в устной форме пытаемся предотвратить нарушение правопорядка. В случае если словесные увещевания не оказывают воздействие, применяем уже физическую силу и специальные средства для прекращения противоправных действий.

"Петербургский дневник": Как часто бойцам петербургского ОМОНа приходится выезжать на поддержание общественного порядка в другие регионы? К примеру, в ту же Чечню.

Василий Рубан: Мы регулярно выезжаем в различные регионы страны. Например, В Чеченской Республике мы находимся постоянно лет десять. Отряды на Северном Кавказе сменяют друг друга каждые полгода. Сейчас там находится 70 наших бойцов. В самом Грозном они обеспечивают безопасность комплекса правительственных учреждений. За это время у петербургского ОМОН сложилась определенная репутация. Местные знают, что на наших парней всегда и во всем можно положиться. В любой ситуации они сработают грамотно и профессионально. Когда отряд хотели передислоцировать на другое место, то власти республики сказали, что другого ОМОНа им на таком важном объекте не надо. 

"Петербургский дневник": Сколько сотрудников ОМОН погибло за время существования отряда?

Василий Рубан: Двенадцать человек. Это произошло как раз в периоды первой и второй чеченской кампаний. Члены семей всех этих сотрудников знают, что никогда не останутся без внимания и поддержки с нашей стороны. Как и 16 бывших наших сотрудников, получивших инвалидность вследствие военной травмы. На протяжении 10 лет фонд ветеранов ОМОН и оперполка оказывает помощь семьям погибших бойцов, инвалидам и ветеранам, которые нуждаются в нашей поддержке. Пока живет ОМОН, будет жива и память о наших погибших ребятах.

Ныне действующие сотрудники ухаживают за местами их захоронения. На Серафимовском кладбище установлен обелиск, посвященный нашим бойцам. Накануне юбилея отряда, в память о сотрудниках ОМОН, погибших при исполнении служебных обязанностей, 15 ноября мы проводим турнир по стрельбе из боевого оружия. Забота о родственниках погибших бойцов находится на особом контроле в отряде. Мы как одна большая семья: на наши праздники они едут к нам, на дни рождения, важные семейные события – мы вместе с ними. По сути, мы пытаемся заменить детям их отцов, которых они потеряли. И наш долг – помочь им добиться достойного места в жизни. 

"Петербургский дневник": Всегда ли петербургский ОМОН работает с открытыми лицами?

Василий Рубан: Я хочу сказать, что ОМОН – это народное подразделение полиции, народный спецназ. Мы работаем с открытыми лицами, без масок. Это говорит лишь о том, что бояться нам некого, нечего скрывать от граждан. Конечно, никто масок не отменяет, их применение разрешено. Можно и нам. К примеру, при выполнении специальных операций по задержанию вооруженных преступников или освобождению заложников. То есть ситуации, когда существует реальная угроза жизни и здоровью не только граждан, но и самих бойцов. Решая такого рода задачи, мы надеваем бронежилеты и вооружаемся.

"Петербургский дневник": Насколько вооружение и техническое оснащение отряда соответствует сегодняшним реалиям?

Василий Рубан: Отряд оснащен всем необходимым по последнему слову техники. Пистолеты, автоматы, гранатометы – оружие, которое позволяет бойцам ОМОН эффективно выполнять задачи во время служебных командировок в Северо-Кавказском регионе. Водометы, бронетранспортеры, бронированные спецмашины "Тигр". Также у нас имеется и водная флотилия - 19 катеров, в том числе 2 судна на воздушной подушке, способные пройти по любому участку акватории Санкт-Петербурга и Ленинградской области. Без катеров ОМОНа ни одно большое мероприятие, вроде саммита, вообще не обходится: обеспечиваем безопасность как на суше, так и на воде.

"Петербургский дневник": Каким правоохранительным ведомствам отряд оказывает поддержку?

Василий Рубан: Мы работаем со всеми структурами города. Выезжаем на спецоперации с миграционной службой, прокуратурой, Следственным комитетом. Мало того, иногда, когда это необходимо, даже с Рыбнадзором. Везде, где необходима силовая поддержка ОМОН. 

"Петербургский дневник":  Петербургский ОМОН в этом году отмечает свой юбилей. Подведите некий итог. Что сделано, а что еще находится в планах?

Василий Рубан: ОМОН сегодня продолжает выполнять все те же задачи, что и четверть века назад, - обеспечивать общественный порядок. Так было, так есть и так будет. Для того, чтобы защитить жителей нашего города, у отряда имеется все необходимое. А это для нас самое важное.

2013-11-25T11:07:00+04:00
Василий Рубан: Петербургский ОМОН работает с открытыми лицами

Во время многих массовых мероприятий сотрудники петербургского ОМОН обеспечивают общественный порядок. О готовности петербургского ОМОН к любым осложнениям обстановки, об особенностях службы в отряде мобильном особого назначения читателям "Петербургского дневника" рассказал командир ОМОНа города на Неве полковник полиции Василий Рубан.

Читать далее

"Петербургский дневник": Расскажите вкратце об истории появления ОМОН.

Василий Рубан: Все началось с оперативного полка милиции. 25 ноября 1988 года был образован отряд. Кстати, это был второй в стране по численности подобный отряд после московского, который образовался чуть раньше. На тот момент в полку было людей немного, человек 300, а с формированием отряда прибавилось сразу человек 600. Дана была разнарядка по городу о выделении бойцов из районных подразделений внутренних дел. Поначалу ОМОН выполнял те же задачи, что и полк, на базе которого он был сформирован, пока не наступили 90-е годы. Там уже все было по-другому: события в Москве, на Кавказе. Приходилось много работать, чтобы создать достойный костяк, который мог бы справляться с поставленными задачами. Начиная с 1991 года мирная жизнь закончилась - пришлось всерьез окунаться в действительно боевую работу. 

"Петербургский дневник": Какие задачи стоят перед отрядом сегодня, и какова его численность?

Василий Рубан: Главная задача – охрана общественного порядка и недопущение массовых беспорядков. Что касается численности, то она менялась постоянно. Сейчас в отряде свыше тысячи человек. Много это или мало? Кто-то скажет, что это много. Но мне как руководителю численность сотрудников хотелось бы увеличить. ОМОН сегодня обеспечивает общественный порядок практически на всех массовых мероприятиях. А во время событий международного масштаба мы вообще буквально переходим на казарменное положение. И несмотря на такую большую загруженность, постоянно держим резерв на случай непредвиденных ситуаций. Только представьте такую нагрузку в повседневном режиме.

"Петербургский дневник": Как подготовлены бойцы ОМОН, и кто может претендовать на службу у вас?

Василий Рубан: Кандидат на службу в отряде сначала беседует с нашим психологом. Если психолог выносит вердикт "не годен", то такому кандидату путь в отряд закрывается автоматически. Если же он проходит психолога, то тогда проверяется его физическая подготовка. У нас есть свои нормативы, которые кандидат должен выполнить. Конечно, наличие у кандидата спортивных разрядов нами только приветствуется. Все, кто прошел наш суровый отбор, становятся настоящими профессионалами, ведь подготовке бойцов мы уделяем немало времени и внимания. Именно благодаря такой подготовке многие в отряде прошли "горячие" точки, есть среди них и те, кто получил ранения, принимая участие в боевых действиях. Успех выполненных операций также зависит от устойчивого морально-психологического климата. В слаженном коллективе всегда есть возможность повышать свой профессиональный уровень. Многие из тех, кто прошел испытание ОМОНом, справляются с любыми обязанностями в других подразделениях или ведомствах.

"Петербургский дневник": Понятие спецназ применимо к ОМОН?

Василий Рубан: Безусловно. Мы выполняем задачи не только по охране общественного порядка в городе, но и задерживаем преступников, постоянно принимаем участие в спецоперациях.

"Петербургский дневник": Петербургский ОМОН, случись что, всегда оказывается на передовой. Сможет ли он обеспечить общественный порядок, если, скажем, у нас произойдут массовые волнения по всему городу?

Василий Рубан: Сделаем все необходимое для того, чтобы не пришлось пресекать подобное. Несмотря на то, что у отряда есть все технические средства, мы стараемся работать на упреждение. В городе часто проходят несогласованные акции, во время которых общественный порядок обеспечивает ОМОН. И лучший показатель нашей служебной деятельности – это тот факт, что за все время существования отряда, нами ни разу не применялись ни электрошокеры, ни газ, ни водометы. Ведь мы понимаем, что это наши сограждане, пусть и нарушившие закон. 

"Петербургский дневник": Можете определить категории граждан, с которыми приходится работать петербургскому ОМОНу при обеспечении общественного порядка?

Василий Рубан: Какие бы это категории ни были, это, прежде всего, люди, будь то футбольные фанаты или националистически настроенные граждане. На многих мероприятиях, где требуется поддержка ОМОНа, бывает достаточно лишь нашего присутствия. Сам фактор наличия бойцов ОМОН заставляет потенциальных нарушителей правопорядка подумать прежде, чем что-то предпринять. Но если нарушение порядка все же происходит, то ОМОН принимает меры, которые, замечу, всегда находятся в рамках закона. 

"Петербургский дневник": Как ОМОН устраняет сложности, которые возникают во время массовых мероприятий?

Василий Рубан: ОМОН и был создан для того, чтобы устранять сложности. В отряде 6 батальонов (5 пехотных и один – моторизованный – прим. ред.), и все их командиры - люди с большим профессиональным и жизненным опытом. Работу на месте они организуют, исходя из сложившейся ситуации.

"Петербургский дневник": А помните, некоторое время назад было предложение, чтобы во время тех же футбольных матчей на самом стадионе безопасность бы обеспечивали только стюарды. То есть вообще без полиции и без ОМОНа. Что бы тогда было?

Василий Рубан: Мы можем бесконечно моделировать ситуацию и ее последствия. Сейчас для обеспечения порядка во время футбольных матчей всегда привлекаются силы ОМОНа и полиции. На самом стадионе появились так называемые "глушилки", стало немного поспокойнее. Кроме того, ведется видеосъемка, которая позволяет по окончании матча задерживать правонарушителей. Когда обстановка на стадионе осложняется, то мы принимаем жесткие меры, но подчеркну: всегда в рамках закона.

"Петербургский дневник": Всегда ли оправданы нарекания граждан на жесткие методы работы отряда?

Василий Рубан: Для начала хотелось бы отметить, что нарекания в основном происходят со стороны обывателей, которые до конца не видят и не понимают ситуации. Граждане, которые смотрят на ситуацию со стороны, даже не знают, что предшествовало тем или иным нашим действиям. Они видят, что кто-то лежит или кого-то несут, а что было до этого? Почему-то ни у кого такого вопроса не возникает. Возможно, он с заточкой кинулся на сотрудника, и каков были бы последствия, не прими сотрудник меры к задержанию.

С начала года мы выполнили свыше 2 тысяч задач по обеспечению порядка во время массовых мероприятий. За это время на действия наших бойцов в ОМОН жалоб не поступало. Чаще в письменном виде нас благодарят за то, что мы своевременно приняли меры в том или ином случае. Нарекания обычно появляются в прессе или в блогах. И здесь зачастую за ОМОН принимают другие полицейские подразделения. Почему-то многие думают, что если человек в черном шлеме и неважно в какой форме со средствами защиты – это для обывателя уже боец ОМОН. Я сам бываю почти на всех массовых мероприятиях и в случаях, когда за омоновцев принимают других, подхожу и спрашиваю, а где вы увидели омоновцев. Причем у меня, как и у моих бойцов лица открытые. Чего нам бояться? А за нарекания на ОМОН, за который приняли кого-нибудь другого, мы оправдываться не будем.

"Петербургский дневник": Но ведь то, что вам приходится применять физическую силу, это же очевидно?

Василий Рубан: Разумеется, очевидно. А также законно и обоснованно. Условия и порядок применения физической силы регламентированы законом о полиции. Но прежде чем ее применить, мы неоднократно в устной форме пытаемся предотвратить нарушение правопорядка. В случае если словесные увещевания не оказывают воздействие, применяем уже физическую силу и специальные средства для прекращения противоправных действий.

"Петербургский дневник": Как часто бойцам петербургского ОМОНа приходится выезжать на поддержание общественного порядка в другие регионы? К примеру, в ту же Чечню.

Василий Рубан: Мы регулярно выезжаем в различные регионы страны. Например, В Чеченской Республике мы находимся постоянно лет десять. Отряды на Северном Кавказе сменяют друг друга каждые полгода. Сейчас там находится 70 наших бойцов. В самом Грозном они обеспечивают безопасность комплекса правительственных учреждений. За это время у петербургского ОМОН сложилась определенная репутация. Местные знают, что на наших парней всегда и во всем можно положиться. В любой ситуации они сработают грамотно и профессионально. Когда отряд хотели передислоцировать на другое место, то власти республики сказали, что другого ОМОНа им на таком важном объекте не надо. 

"Петербургский дневник": Сколько сотрудников ОМОН погибло за время существования отряда?

Василий Рубан: Двенадцать человек. Это произошло как раз в периоды первой и второй чеченской кампаний. Члены семей всех этих сотрудников знают, что никогда не останутся без внимания и поддержки с нашей стороны. Как и 16 бывших наших сотрудников, получивших инвалидность вследствие военной травмы. На протяжении 10 лет фонд ветеранов ОМОН и оперполка оказывает помощь семьям погибших бойцов, инвалидам и ветеранам, которые нуждаются в нашей поддержке. Пока живет ОМОН, будет жива и память о наших погибших ребятах.

Ныне действующие сотрудники ухаживают за местами их захоронения. На Серафимовском кладбище установлен обелиск, посвященный нашим бойцам. Накануне юбилея отряда, в память о сотрудниках ОМОН, погибших при исполнении служебных обязанностей, 15 ноября мы проводим турнир по стрельбе из боевого оружия. Забота о родственниках погибших бойцов находится на особом контроле в отряде. Мы как одна большая семья: на наши праздники они едут к нам, на дни рождения, важные семейные события – мы вместе с ними. По сути, мы пытаемся заменить детям их отцов, которых они потеряли. И наш долг – помочь им добиться достойного места в жизни. 

"Петербургский дневник": Всегда ли петербургский ОМОН работает с открытыми лицами?

Василий Рубан: Я хочу сказать, что ОМОН – это народное подразделение полиции, народный спецназ. Мы работаем с открытыми лицами, без масок. Это говорит лишь о том, что бояться нам некого, нечего скрывать от граждан. Конечно, никто масок не отменяет, их применение разрешено. Можно и нам. К примеру, при выполнении специальных операций по задержанию вооруженных преступников или освобождению заложников. То есть ситуации, когда существует реальная угроза жизни и здоровью не только граждан, но и самих бойцов. Решая такого рода задачи, мы надеваем бронежилеты и вооружаемся.

"Петербургский дневник": Насколько вооружение и техническое оснащение отряда соответствует сегодняшним реалиям?

Василий Рубан: Отряд оснащен всем необходимым по последнему слову техники. Пистолеты, автоматы, гранатометы – оружие, которое позволяет бойцам ОМОН эффективно выполнять задачи во время служебных командировок в Северо-Кавказском регионе. Водометы, бронетранспортеры, бронированные спецмашины "Тигр". Также у нас имеется и водная флотилия - 19 катеров, в том числе 2 судна на воздушной подушке, способные пройти по любому участку акватории Санкт-Петербурга и Ленинградской области. Без катеров ОМОНа ни одно большое мероприятие, вроде саммита, вообще не обходится: обеспечиваем безопасность как на суше, так и на воде.

"Петербургский дневник": Каким правоохранительным ведомствам отряд оказывает поддержку?

Василий Рубан: Мы работаем со всеми структурами города. Выезжаем на спецоперации с миграционной службой, прокуратурой, Следственным комитетом. Мало того, иногда, когда это необходимо, даже с Рыбнадзором. Везде, где необходима силовая поддержка ОМОН. 

"Петербургский дневник":  Петербургский ОМОН в этом году отмечает свой юбилей. Подведите некий итог. Что сделано, а что еще находится в планах?

Василий Рубан: ОМОН сегодня продолжает выполнять все те же задачи, что и четверть века назад, - обеспечивать общественный порядок. Так было, так есть и так будет. Для того, чтобы защитить жителей нашего города, у отряда имеется все необходимое. А это для нас самое важное.


Текст: Дмитрий Стаценко
Фото: Петербургский Дневник
Разделы: Интервью

Новости в сети

Новости по теме

Комментарии

Чтобы написать комментарий, необходимо авторизоваться через социальные сети:
или 

Новости в сети

Новости

Новости в сети

Социальные сети