Новости в сети

Loading...

В каждом управлении наркоконтроля имеется свое экспертное подразделение. Экспертная служба УФСКН РФ по Санкт-Петербургу и Ленинградской области координирует деятельность экспертных подразделений всего Северо-Западного федерального округа. О специфике работы службы читателям "Петербургского дневника" рассказал ее начальник - полковник полиции Алексей Сугуров.

"Петербургский дневник": Что сегодня представляет из себя экспертная служба петербургского наркококнтроля?   Алексей Сугуров: Направлений работы много, но, конечно, основное направление деятельности – это физико-химическое исследование наркотических средств, прекурсоров и сильнодействующих веществ. Крайне важна и линия криминалистики, которая представлена дактилоскопией, трасологией, баллистикой, почерковедческой, фоноскопической экспертизами, технической экспертизой документов. Активно развивается и такое новое направление, как психофизиология. Очень востребована сегодня и компьютерно-техническая экспертиза, ведь ни для кого не секрет, что проникновение сотовой связи и компьютеров приближается к 100%. Вот как раз в компьютерах наркодилеров мы и разбираемся.

"Петербургский дневник": Какое из направлений наиболее сложное, чем конкретно вы можете помочь оперативникам в их работе по поиску наркодилеров?

Алексей Сугуров: Пожалуй, наиболее сложным является физико-химическое направление, здесь у нас занято наибольшее количество сотрудников, причем экспертизы проводятся круглосуточно. Один из самых важных вопросов, на который мы должны дать ответ – это место производства вещества, отечественное оно или зарубежное. Очень важно узнать, не из одной ли лаборатории разные партии наркотиков. В настоящее время создается единая база оценки веществ. То есть, например, сегодня можно уже в ходе проведения экспертизы героина установить, изымалось ли точно такое по составу вещество где-либо еще.

Эти сведения, кстати, могут говорить о территории действия конкретной преступной группировки. А, к примеру, по оттискам на том же гашише или на упаковках героина можно довольно точно определить место происхождения "товара". Это ценнейшая информация для наших оперативных сотрудников. Появление же на рынке новых, ранее не встречавшихся веществ заставляет предполагать, что заработал новый канал поставок.

"Петербургский дневник": Есть ли особенности использования "старой доброй" дактилоскопии?

Алексей Сугуров: В деятельности наркоконтроля этот вид экспертизы имеет огромное значение. Понятно, что если след на упаковке наркотиков принадлежит конкретному лицу, то следователь получает очень серьезные доказательства его причастности к незаконной деятельности.

Важно, что база следовой информации имеет региональный формат, к нам поступают следы из самых разных городов Северо-Западного региона. Эта база уже помогла раскрыть немало серьезных преступлений. Так, например, не так давно мы задержали одного торговца, у которого в нижнем белье был обнаружен пакет с метадоном. А вот отпечатки пальцев на этом пакете принадлежали совсем другому лицу, который тоже числился в нашей базе.

Таким образом, удалось распутать целую цепочку наркодилеров. Или вот еще случай был. Задержали мы одного гражданина с крупной партией наркотиков, суд дал ему определенный срок, после отбытия которого он уехал к себе на родину. Там он поменял фамилию, получил новые документы, вернулся к нам в страну и снова начал незаконную деятельность. Но вот отпечатки пальцев то он не поменял. Поэтому после его второго задержания сразу выяснилось, что он прикрывается чужим именем.

"Петербургский дневник": Сейчас постоянно все новые и новые виды синтетических наркотиков попадают в запретительные списки. Но на их место тут же приходят новые. Что необходимо предпринять в этой области?

Алексей Сугуров: Да, стоит отметить, что производители и оптовые дилеры осведомлены, какие вещества и с какого момента будут подконтрольны, и на смену одному зелью готовят новые. Конечно, мы сократили сроки внесения в списки – сегодня это два-три-четыре месяца с момента появления вещества на рынке, но панацеей от новых видов наркотиков эти меры не являются.

Здесь путь у нас только один – использовать понятия аналогов и производных. То есть если мы, оценивая структуру вещества, понимаем, что оно имеет схожесть с конкретным наркотиком, и что эффект от него тоже схож, то это вещество надо запрещать. Кстати именно по такому пути мы пошли, когда изобличили деятельность преступной группы, которая организовала масштабный сбыт наркотиков через почтовые отправления. Вещества, которые они распространяли, мы как раз и признали производными, после чего появились законные основания для пресечения их деятельности. А уже позже эти вещества были внесены в списки.

В этой связи интересен опыт Белоруссии, где попадание вещества под запрет занимает не больше недели. Если они видят, что есть наркотический эффект, и что структура конкретного вещества похожа на структуру известного наркотика, то его сразу помещают в так называемый временный список запрещения. А уже все оценки и исследования выполняются потом.

"Петербургский дневник": На ваш взгляд, так называемые дизайнерские наркотики (курительные смеси) могут являться мостиком к более серьезным наркотическим веществам?

Алексей Сугуров: Любой наркотик несет вред. И человек, употребляющий те же курительные смеси, в любом случае будет находиться в зависимости от необходимости употребления какого-либо наркотического или психоактивного вещества. В том числе и героина. Дело в том, что при употреблении наркотиков ломается стена барьера между так называемыми легкими и тяжелыми наркотиками. Мне кажется, что человек даже не осознает, какой вид наркотика требуется ему для введения себя в определенное состояние. Если в такой момент ему предложат тот же героин, он может согласиться. 

"Петербургский дневник": Какие спецсредства вы используете в своей работе?

Алексей Сугуров: В ночных клубах мы сейчас проверяем наработки петербургских инженеров. Это приборы, которые бесконтактно позволяют определить наличие наркотических веществ на руках, в карманах и прочее.  Они уже находятся в стадии конечной разработки, сейчас мы работаем над их  совершенствованием. Я думаю, они смогут оказать нам существенную помощь. 

"Петербургский дневник": В каких необычных местах удавалось находить наркотики?

Алексей Сугуров: Способы маскировки, которые применяют наркодилеры, достаточно широки. В автомобилях это, как правило, пороги, газовые баллоны, когда один баллон действительно с газом, а другой напичкан гашишем. Если брать героин, то довольно часто попадаются так называемые глотатели, среди которых встречаются даже беременные женщины. Были изъятия героина в сухофруктах, маленькими "чеками" он был помещен в кураге. Если кокаин, то это банановые поставки. В общем, фантазия контрабандистов безгранична. Прячут даже в обыкновенных чайных пакетиках. 

"Петербургский дневник": Прослеживаются ли сегодня какие-нибудь тенденции в плане потребления наркотиков?

Алексей Сугуров: Ситуация с ориентиром молодежи на "синтетику", на использование гаммабутиралактона в увеселительных заведениях и дискотеках –  пока в лучшую сторону не меняется. Кроме того, в Санкт-Петербурге возникает  довольно много небольших лабораторий. Этому способствует Интернет, посредством которого способы синтеза того же амфетамина распространяются достаточно быстро. Мы это отслеживаем: сайты закрываются, но, к сожалению, появляются новые. Но хочу заявить, то чем эти умельцы занимаются в своих домашних лабораториях, рано или поздно будет нам известно, а, следовательно, наказание неминуемо. У нас достаточно хороший опыт по пресечению деятельности лабораторий в Санкт-Петербурге.

2013-12-04T17:15:00+04:00
Алексей Сугуров: Любые наркотики вредны - и легкие, и тяжелые

В каждом управлении наркоконтроля имеется свое экспертное подразделение. Экспертная служба УФСКН РФ по Санкт-Петербургу и Ленинградской области координирует деятельность экспертных подразделений всего Северо-Западного федерального округа. О специфике работы службы читателям "Петербургского дневника" рассказал ее начальник - полковник полиции Алексей Сугуров.

Читать далее

"Петербургский дневник": Что сегодня представляет из себя экспертная служба петербургского наркококнтроля?   Алексей Сугуров: Направлений работы много, но, конечно, основное направление деятельности – это физико-химическое исследование наркотических средств, прекурсоров и сильнодействующих веществ. Крайне важна и линия криминалистики, которая представлена дактилоскопией, трасологией, баллистикой, почерковедческой, фоноскопической экспертизами, технической экспертизой документов. Активно развивается и такое новое направление, как психофизиология. Очень востребована сегодня и компьютерно-техническая экспертиза, ведь ни для кого не секрет, что проникновение сотовой связи и компьютеров приближается к 100%. Вот как раз в компьютерах наркодилеров мы и разбираемся.

"Петербургский дневник": Какое из направлений наиболее сложное, чем конкретно вы можете помочь оперативникам в их работе по поиску наркодилеров?

Алексей Сугуров: Пожалуй, наиболее сложным является физико-химическое направление, здесь у нас занято наибольшее количество сотрудников, причем экспертизы проводятся круглосуточно. Один из самых важных вопросов, на который мы должны дать ответ – это место производства вещества, отечественное оно или зарубежное. Очень важно узнать, не из одной ли лаборатории разные партии наркотиков. В настоящее время создается единая база оценки веществ. То есть, например, сегодня можно уже в ходе проведения экспертизы героина установить, изымалось ли точно такое по составу вещество где-либо еще.

Эти сведения, кстати, могут говорить о территории действия конкретной преступной группировки. А, к примеру, по оттискам на том же гашише или на упаковках героина можно довольно точно определить место происхождения "товара". Это ценнейшая информация для наших оперативных сотрудников. Появление же на рынке новых, ранее не встречавшихся веществ заставляет предполагать, что заработал новый канал поставок.

"Петербургский дневник": Есть ли особенности использования "старой доброй" дактилоскопии?

Алексей Сугуров: В деятельности наркоконтроля этот вид экспертизы имеет огромное значение. Понятно, что если след на упаковке наркотиков принадлежит конкретному лицу, то следователь получает очень серьезные доказательства его причастности к незаконной деятельности.

Важно, что база следовой информации имеет региональный формат, к нам поступают следы из самых разных городов Северо-Западного региона. Эта база уже помогла раскрыть немало серьезных преступлений. Так, например, не так давно мы задержали одного торговца, у которого в нижнем белье был обнаружен пакет с метадоном. А вот отпечатки пальцев на этом пакете принадлежали совсем другому лицу, который тоже числился в нашей базе.

Таким образом, удалось распутать целую цепочку наркодилеров. Или вот еще случай был. Задержали мы одного гражданина с крупной партией наркотиков, суд дал ему определенный срок, после отбытия которого он уехал к себе на родину. Там он поменял фамилию, получил новые документы, вернулся к нам в страну и снова начал незаконную деятельность. Но вот отпечатки пальцев то он не поменял. Поэтому после его второго задержания сразу выяснилось, что он прикрывается чужим именем.

"Петербургский дневник": Сейчас постоянно все новые и новые виды синтетических наркотиков попадают в запретительные списки. Но на их место тут же приходят новые. Что необходимо предпринять в этой области?

Алексей Сугуров: Да, стоит отметить, что производители и оптовые дилеры осведомлены, какие вещества и с какого момента будут подконтрольны, и на смену одному зелью готовят новые. Конечно, мы сократили сроки внесения в списки – сегодня это два-три-четыре месяца с момента появления вещества на рынке, но панацеей от новых видов наркотиков эти меры не являются.

Здесь путь у нас только один – использовать понятия аналогов и производных. То есть если мы, оценивая структуру вещества, понимаем, что оно имеет схожесть с конкретным наркотиком, и что эффект от него тоже схож, то это вещество надо запрещать. Кстати именно по такому пути мы пошли, когда изобличили деятельность преступной группы, которая организовала масштабный сбыт наркотиков через почтовые отправления. Вещества, которые они распространяли, мы как раз и признали производными, после чего появились законные основания для пресечения их деятельности. А уже позже эти вещества были внесены в списки.

В этой связи интересен опыт Белоруссии, где попадание вещества под запрет занимает не больше недели. Если они видят, что есть наркотический эффект, и что структура конкретного вещества похожа на структуру известного наркотика, то его сразу помещают в так называемый временный список запрещения. А уже все оценки и исследования выполняются потом.

"Петербургский дневник": На ваш взгляд, так называемые дизайнерские наркотики (курительные смеси) могут являться мостиком к более серьезным наркотическим веществам?

Алексей Сугуров: Любой наркотик несет вред. И человек, употребляющий те же курительные смеси, в любом случае будет находиться в зависимости от необходимости употребления какого-либо наркотического или психоактивного вещества. В том числе и героина. Дело в том, что при употреблении наркотиков ломается стена барьера между так называемыми легкими и тяжелыми наркотиками. Мне кажется, что человек даже не осознает, какой вид наркотика требуется ему для введения себя в определенное состояние. Если в такой момент ему предложат тот же героин, он может согласиться. 

"Петербургский дневник": Какие спецсредства вы используете в своей работе?

Алексей Сугуров: В ночных клубах мы сейчас проверяем наработки петербургских инженеров. Это приборы, которые бесконтактно позволяют определить наличие наркотических веществ на руках, в карманах и прочее.  Они уже находятся в стадии конечной разработки, сейчас мы работаем над их  совершенствованием. Я думаю, они смогут оказать нам существенную помощь. 

"Петербургский дневник": В каких необычных местах удавалось находить наркотики?

Алексей Сугуров: Способы маскировки, которые применяют наркодилеры, достаточно широки. В автомобилях это, как правило, пороги, газовые баллоны, когда один баллон действительно с газом, а другой напичкан гашишем. Если брать героин, то довольно часто попадаются так называемые глотатели, среди которых встречаются даже беременные женщины. Были изъятия героина в сухофруктах, маленькими "чеками" он был помещен в кураге. Если кокаин, то это банановые поставки. В общем, фантазия контрабандистов безгранична. Прячут даже в обыкновенных чайных пакетиках. 

"Петербургский дневник": Прослеживаются ли сегодня какие-нибудь тенденции в плане потребления наркотиков?

Алексей Сугуров: Ситуация с ориентиром молодежи на "синтетику", на использование гаммабутиралактона в увеселительных заведениях и дискотеках –  пока в лучшую сторону не меняется. Кроме того, в Санкт-Петербурге возникает  довольно много небольших лабораторий. Этому способствует Интернет, посредством которого способы синтеза того же амфетамина распространяются достаточно быстро. Мы это отслеживаем: сайты закрываются, но, к сожалению, появляются новые. Но хочу заявить, то чем эти умельцы занимаются в своих домашних лабораториях, рано или поздно будет нам известно, а, следовательно, наказание неминуемо. У нас достаточно хороший опыт по пресечению деятельности лабораторий в Санкт-Петербурге.


Текст: Дмитрий Стаценко
Фото: УФСКН
Разделы: Интервью

Новости в сети

Новости по теме

Комментарии

Чтобы написать комментарий, необходимо авторизоваться через социальные сети:
или 

Новости в сети

Новости

Новости в сети

Социальные сети