Новости в сети

Loading...

О специфике работы отдела по борьбе с контрабандой наркотиков Северо-Западной оперативной таможни СЗТУ "Петербургскому дневнику" рассказал его начальник Олег Крестьянов.

"Петербургский дневник": Насколько эффективно сработала Северо-Западная оперативная таможня по пресечению ввоза и вывоза наркотических средств в этом году?

Олег Крестьянов: Борьба с наркотрафиком является одним из наиболее приоритетных направлений в нашей деятельности: и таможни в целом и в деятельности отдела, который в свою очередь курирует по линии борьбы с контрабандой наркотиков все таможни Северо-Запада России от Калининграда до Мурманска. Работа таможни ведется сразу по нескольким линиям – морской, авиационной, железнодорожной, почтовой, автомобильного транспорта. Отмечу также, что мы единственный субъект РФ, граничащий с ЕС.

Наркотики, к сожалению, через границу проходят, и преступные группировки во всех странах очень хорошо финансируются и зарабатывают огромные деньги. Наша же задача - поставить заслон перед ними, пресечь поток наркотиков. За этот год в таможнях СЗТУ возбуждено 50 уголовных дел по фактам контрабанды наркотиков и психотропных веществ. Из оборота изъято более 200 кг различных видов наркотических средств. На самом деле это очень большая цифра, потому что если ее перевести в разовые дозы, то количество их будет исчисляться миллионами.

"Петербургский дневник": Какие виды наркотиков были изъяты?

Олег Крестьянов: Более 140 кг кокаина, почти 4 кг героина, 40 кг гашиша, около 1 кг амфетамина и множество других наркотиков, среди которых и марихуана, и кодеин, и триметилфентанил, и маковая соломка, и гаммабутиралактон.

 "Петербургский дневник": Были ли какие-то яркие задержания?

Олег Крестьянов: К примеру, по авиационной линии. А это в свою очередь аэропорты, пассажиры, багаж, перемещаемые грузы. Здесь у нас возбуждено 7 уголовных дел. Если говорить о так называемых ярких задержаниях, то в аэропорту Пулково мы выявили 6 "глотателей" из Таджикистана. Отмечу, что ежегодно мы задерживаем от 6 до 13 "глотателей". Замечу, что работа по выявлению данного контингента – очень тяжелая. Сотрудникам таможни приходится общаться с каждым прилетающим из этих наркоопасных регионов. А только на одном рейсе порядка 150-250 человек. И вот каждого из них приходится расспрашивать, зачем он прилетел, к кому и т.д. И по всяким вербальным и невербальным признакам таможенники вычисляют потенциальных "глотателей".

Еще были интересные задержания, когда удалось обнаруживать наркотики в воротнике куртки, в двигателе для мопеда, в сварочном аппарате. Недавно задержали марки, пропитанные сильнейшим наркотиком.

 "Петербургский дневник": Как часто в вашей работе участвуют кинологи?

Олег Крестьянов: Кинологи постоянно присутствуют в наших рейдах. Если брать, допустим, Пулково или Морской порт, железнодорожные или автомобильные пункты пропуска, то они с нами всегда. В арсенале кинологов есть специально обученные собаки, которые работают только по наркотикам. Да, действительно, собачкам удается находить наркотики. Но, опять-таки, собака – это инструмент, а кинолог – человек, который должен чувствовать и понимать, что собака пытается до него донести. Обозначая присутствие наркотиков, собака может присесть, залаять, завилять хвостом… Потому что для собаки, по большому счету, это просто игра.

 "Петербургский дневник": Но вообще собаки приносят пользу общему делу?

Олег Крестьянов: Безусловно. Сотрудники кинологической службы Северо-Западной оперативной таможни постоянно проводят в школах профилактические занятия, рассказывая детям о вреде наркотиков и о работе таможенников. Чтобы заинтересовать ребят, они берут с собой собак, которые демонстрируют свое мастерство в поиске тех или иных предметов. К примеру, муляжи тех же наркотических "закладок" кинологи прячут где-нибудь в классе или спортзале, а их верные четвероногие помощники их успешно обнаруживают на глазах изумленных школьников. То есть детям с малого возраста объясняют, что наркотики - это плохо и что есть те, кто активно и, главное, результативно борется с этим злом.

Кроме того, наши кинологи ездят в тюрьмы. Некоторое время назад благодаря им удалось обнаружить на территории одного из исправительных учреждений тайники, где заключенные хранили метадон. Они были сделаны под полом в бараках.

Часто за помощью к нашим кинологам обращаются из наркоконтроля, МВД и ФСБ.

"Петербургский дневник": Кто обычно выступает в качестве наркокурьеров?

Олег Крестьянов: Это, как правило, лица мужского пола от 20 до 40 лет. Женщины-наркокурьеры – крайне редкое явление. Таких, максимум, процентов пять. Что касается гражданства, то здесь мы задерживали и граждан Латвии, и Литвы, и Эстонии, и Финляндии, и Белоруссии. Но основная масса – это граждане России. Причем и те, кто привозит наркотики к нам, и те, кто увозит их с территории РФ. Дело в том, что наркодилеры используют нашу страну как транзитную. В ту же Финляндию, прибалтийские страны, Белоруссию небольшими партиями переправляется героин. Наркодилерам это выгодно, поскольку в названных мной странах он стоит значительно дороже. Кроме того, за границу переправляют наркотики амфетаминового ряда, изготовленные нашими химиками-умельцами в подпольных лабораториях.

"Петербургский дневник": Пресечь удается чаще ввоз или вывоз наркотических средств?

Олег Крестьянов: Честно говоря, практически 50 на 50. Но если говорить о крупных партиях наркотиков, которые мы задерживаем, то это, в основном, ввозимые к нам. Как пример этого года – 139 кг кокаина на Балтийской таможне, 39 кг гашиша на Себежской таможне. Хочу упомянуть еще несколько крупных задержаний партий гашиша на территории Финляндии от 50 кг и до 100 кг, которые шли к нам в Россию. Там оперативно сработали финские таможенники.

"Петербургский дневник": Насколько тесно вы взаимодействуете с правоохранительными органами иностранных государств?

Олег Крестьянов: Практически со всеми странами, с кем мы граничим, у нас есть оперативное взаимодействие с их таможенными службами. Например, с Финляндией мы работаем очень плотно - проводим рабочие встречи и обсуждаем вопросы приграничного сотрудничества и оперативного обмена информацией.

"Петербургский дневник": Наркотики по почте – это реальная угроза?

Олег Крестьянов: Да, это сейчас одна из основных угроз. В основном все это идет из Китая, а Китай, как известно, перестраивается очень быстро, и многие наркотики (речь идет о курительных смесях и других синтетических наркотиках), которые производятся в Китае, не сразу попадают в наши запретительные списки. Мы не раз задерживали такие вещества, но по результатам экспертизы они оказывались не запрещенными. Но сейчас эти вещества постоянно вносятся в запретительные списки. И даже когда мы их задерживаем и они на тот момент еще не являются наркотическими, через месяц они уже попадают под запрет.

Действительно, такие наркотические вещества идут по почте. Сейчас по линии почтовых отправлений у нас возбуждено более 20 уголовных дел. Кроме того, по этой линии мы задержали 10 литров бутиролактона – он шел в двух посылках, по 5 литров в каждой. Мы задерживаем конкретных лиц, стараясь при этом выявить всю цепочку. Работаем в самом тесном взаимодействии с полицией, наркоконтролем, ФСБ – в зависимости от того, с кем мы проводим ту или иную операцию. Соответственно, и дальнейшее расследование, поскольку своего следствия в таможнях нет, проводится той спецслужбой, которая принимала участие в конкретной операции.

И вообще курительные смеси – это очень страшный наркотик. Они ломают психику молодого человека с первого применения. Очень много зафиксировано суицидов среди тех, кто употреблял эти курительные смеси. Они обладают сильным галлюциногенным эффектом, к примеру люди выбрасывались из окна, думая, что птицы и умеют летать.

"Петербургский дневник": Как удается в таком большом потоке грузов и пассажиров, пересекающих границу, выявить факты незаконного перемещения наркотиков и психотропных средств?

Олег Крестьянов: По-разному. Это и чутье сотрудников, которые по вербальным и не вербальным признакам определяют контрабандиста. Человек может волноваться, потеть, суетиться, пытаться улыбаться таможеннику, вывести его на разговор. Существует на самом деле очень много признаков. Все зависит от профессионализма сотрудников, а у нас, поверьте, работают профессионалы. Также выявление идет с помощью предварительно полученной оперативной информации. Но в любом случае, чтобы эту информацию проверить, необходимо работать с конкретным человеком.

"Петербургский дневник": А грузы? Они ведь не потеют?

Олег Крестьянов: Как я уже говорил, у нас очень хорошо налажено приграничное сотрудничество. Таможни практически всех стран обмениваются между собой информацией. И о новых способах сокрытия, и под прикрытием каких товаров могут перемещаться наркотики. Как-то в полостях бамбуковых кресел перевозился кокаин. Тогда информация распространилась по всему миру, имеется в виду по всем таможням. Сразу в нескольких странах удалось задержать этот наркотик, перевозимый именно в бамбуковых стульях. Опять же всю подобную информацию мы также берем на заметку, и подозрительные грузы, попадающие под "ориентировку", проверяем очень тщательно, просвечиваем рентгеном и прочее. А так в основном то, что касается проверки грузов, мы, конечно же, пользуемся оперативными наработками, информацией.

"Петербургский дневник": Самые неожиданные места, где удалось обнаружить наркотики?

Олег Крестьянов: Как-то в памперсах обнаружили. Причем прямо на ребенке. Еще был случай, когда наркотики перевозили внутри живой собаки. Ей распороли желудок, засунули наркоту и обратно зашили. Сотрудники обратили внимание на то, что собака практически теряет сознание. Это и выдало преступников.

А так везут в подошвах, в полостях чемоданов. Растворенный кокаин периодически перевозят в бутылках с алкоголем. Таких не раз задерживали. Кроме того, наркотики прячут в технологических полостях автомобилей, приклеивают скотчем на теле, у кого на что хватит фантазии.

"Петербургский дневник": А какова тенденция: увеличилось ли количество изымаемых наркотиков?

Олег Крестьянов: Если брать статистику с 2009 года, то из года в год эти изменения очень незначительные. По уголовным делам и по изъятиям показатели примерно одинаковые. Ежегодно мы задерживаем не менее 200 кг наркотиков - это факт. Причем крупные партии кокаина, гашиша (более 60 кг) задерживаем каждый год.

"Петербургский дневник": Интересно, сколько наркотических средств, поступающих из-за рубежа, все-таки просачиваются через границу?

Олег Крестьянов: Конечно, нельзя сказать, что мы стопроцентно перекрываем все. Как нельзя на сто процентов предотвратить убийства, квартирные кражи и так далее. Но если не ставить заслон в виде таможни, а мы первые, кто встает на пути проникновения в нашу страну наркотиков, то даже страшно подумать, во что превратится наш мир.

2013-12-10T11:02:00+04:00
Олег Крестьянов: Курительные смеси ломают психику с первого применения

О специфике работы отдела по борьбе с контрабандой наркотиков Северо-Западной оперативной таможни СЗТУ "Петербургскому дневнику" рассказал его начальник Олег Крестьянов.

Читать далее

"Петербургский дневник": Насколько эффективно сработала Северо-Западная оперативная таможня по пресечению ввоза и вывоза наркотических средств в этом году?

Олег Крестьянов: Борьба с наркотрафиком является одним из наиболее приоритетных направлений в нашей деятельности: и таможни в целом и в деятельности отдела, который в свою очередь курирует по линии борьбы с контрабандой наркотиков все таможни Северо-Запада России от Калининграда до Мурманска. Работа таможни ведется сразу по нескольким линиям – морской, авиационной, железнодорожной, почтовой, автомобильного транспорта. Отмечу также, что мы единственный субъект РФ, граничащий с ЕС.

Наркотики, к сожалению, через границу проходят, и преступные группировки во всех странах очень хорошо финансируются и зарабатывают огромные деньги. Наша же задача - поставить заслон перед ними, пресечь поток наркотиков. За этот год в таможнях СЗТУ возбуждено 50 уголовных дел по фактам контрабанды наркотиков и психотропных веществ. Из оборота изъято более 200 кг различных видов наркотических средств. На самом деле это очень большая цифра, потому что если ее перевести в разовые дозы, то количество их будет исчисляться миллионами.

"Петербургский дневник": Какие виды наркотиков были изъяты?

Олег Крестьянов: Более 140 кг кокаина, почти 4 кг героина, 40 кг гашиша, около 1 кг амфетамина и множество других наркотиков, среди которых и марихуана, и кодеин, и триметилфентанил, и маковая соломка, и гаммабутиралактон.

 "Петербургский дневник": Были ли какие-то яркие задержания?

Олег Крестьянов: К примеру, по авиационной линии. А это в свою очередь аэропорты, пассажиры, багаж, перемещаемые грузы. Здесь у нас возбуждено 7 уголовных дел. Если говорить о так называемых ярких задержаниях, то в аэропорту Пулково мы выявили 6 "глотателей" из Таджикистана. Отмечу, что ежегодно мы задерживаем от 6 до 13 "глотателей". Замечу, что работа по выявлению данного контингента – очень тяжелая. Сотрудникам таможни приходится общаться с каждым прилетающим из этих наркоопасных регионов. А только на одном рейсе порядка 150-250 человек. И вот каждого из них приходится расспрашивать, зачем он прилетел, к кому и т.д. И по всяким вербальным и невербальным признакам таможенники вычисляют потенциальных "глотателей".

Еще были интересные задержания, когда удалось обнаруживать наркотики в воротнике куртки, в двигателе для мопеда, в сварочном аппарате. Недавно задержали марки, пропитанные сильнейшим наркотиком.

 "Петербургский дневник": Как часто в вашей работе участвуют кинологи?

Олег Крестьянов: Кинологи постоянно присутствуют в наших рейдах. Если брать, допустим, Пулково или Морской порт, железнодорожные или автомобильные пункты пропуска, то они с нами всегда. В арсенале кинологов есть специально обученные собаки, которые работают только по наркотикам. Да, действительно, собачкам удается находить наркотики. Но, опять-таки, собака – это инструмент, а кинолог – человек, который должен чувствовать и понимать, что собака пытается до него донести. Обозначая присутствие наркотиков, собака может присесть, залаять, завилять хвостом… Потому что для собаки, по большому счету, это просто игра.

 "Петербургский дневник": Но вообще собаки приносят пользу общему делу?

Олег Крестьянов: Безусловно. Сотрудники кинологической службы Северо-Западной оперативной таможни постоянно проводят в школах профилактические занятия, рассказывая детям о вреде наркотиков и о работе таможенников. Чтобы заинтересовать ребят, они берут с собой собак, которые демонстрируют свое мастерство в поиске тех или иных предметов. К примеру, муляжи тех же наркотических "закладок" кинологи прячут где-нибудь в классе или спортзале, а их верные четвероногие помощники их успешно обнаруживают на глазах изумленных школьников. То есть детям с малого возраста объясняют, что наркотики - это плохо и что есть те, кто активно и, главное, результативно борется с этим злом.

Кроме того, наши кинологи ездят в тюрьмы. Некоторое время назад благодаря им удалось обнаружить на территории одного из исправительных учреждений тайники, где заключенные хранили метадон. Они были сделаны под полом в бараках.

Часто за помощью к нашим кинологам обращаются из наркоконтроля, МВД и ФСБ.

"Петербургский дневник": Кто обычно выступает в качестве наркокурьеров?

Олег Крестьянов: Это, как правило, лица мужского пола от 20 до 40 лет. Женщины-наркокурьеры – крайне редкое явление. Таких, максимум, процентов пять. Что касается гражданства, то здесь мы задерживали и граждан Латвии, и Литвы, и Эстонии, и Финляндии, и Белоруссии. Но основная масса – это граждане России. Причем и те, кто привозит наркотики к нам, и те, кто увозит их с территории РФ. Дело в том, что наркодилеры используют нашу страну как транзитную. В ту же Финляндию, прибалтийские страны, Белоруссию небольшими партиями переправляется героин. Наркодилерам это выгодно, поскольку в названных мной странах он стоит значительно дороже. Кроме того, за границу переправляют наркотики амфетаминового ряда, изготовленные нашими химиками-умельцами в подпольных лабораториях.

"Петербургский дневник": Пресечь удается чаще ввоз или вывоз наркотических средств?

Олег Крестьянов: Честно говоря, практически 50 на 50. Но если говорить о крупных партиях наркотиков, которые мы задерживаем, то это, в основном, ввозимые к нам. Как пример этого года – 139 кг кокаина на Балтийской таможне, 39 кг гашиша на Себежской таможне. Хочу упомянуть еще несколько крупных задержаний партий гашиша на территории Финляндии от 50 кг и до 100 кг, которые шли к нам в Россию. Там оперативно сработали финские таможенники.

"Петербургский дневник": Насколько тесно вы взаимодействуете с правоохранительными органами иностранных государств?

Олег Крестьянов: Практически со всеми странами, с кем мы граничим, у нас есть оперативное взаимодействие с их таможенными службами. Например, с Финляндией мы работаем очень плотно - проводим рабочие встречи и обсуждаем вопросы приграничного сотрудничества и оперативного обмена информацией.

"Петербургский дневник": Наркотики по почте – это реальная угроза?

Олег Крестьянов: Да, это сейчас одна из основных угроз. В основном все это идет из Китая, а Китай, как известно, перестраивается очень быстро, и многие наркотики (речь идет о курительных смесях и других синтетических наркотиках), которые производятся в Китае, не сразу попадают в наши запретительные списки. Мы не раз задерживали такие вещества, но по результатам экспертизы они оказывались не запрещенными. Но сейчас эти вещества постоянно вносятся в запретительные списки. И даже когда мы их задерживаем и они на тот момент еще не являются наркотическими, через месяц они уже попадают под запрет.

Действительно, такие наркотические вещества идут по почте. Сейчас по линии почтовых отправлений у нас возбуждено более 20 уголовных дел. Кроме того, по этой линии мы задержали 10 литров бутиролактона – он шел в двух посылках, по 5 литров в каждой. Мы задерживаем конкретных лиц, стараясь при этом выявить всю цепочку. Работаем в самом тесном взаимодействии с полицией, наркоконтролем, ФСБ – в зависимости от того, с кем мы проводим ту или иную операцию. Соответственно, и дальнейшее расследование, поскольку своего следствия в таможнях нет, проводится той спецслужбой, которая принимала участие в конкретной операции.

И вообще курительные смеси – это очень страшный наркотик. Они ломают психику молодого человека с первого применения. Очень много зафиксировано суицидов среди тех, кто употреблял эти курительные смеси. Они обладают сильным галлюциногенным эффектом, к примеру люди выбрасывались из окна, думая, что птицы и умеют летать.

"Петербургский дневник": Как удается в таком большом потоке грузов и пассажиров, пересекающих границу, выявить факты незаконного перемещения наркотиков и психотропных средств?

Олег Крестьянов: По-разному. Это и чутье сотрудников, которые по вербальным и не вербальным признакам определяют контрабандиста. Человек может волноваться, потеть, суетиться, пытаться улыбаться таможеннику, вывести его на разговор. Существует на самом деле очень много признаков. Все зависит от профессионализма сотрудников, а у нас, поверьте, работают профессионалы. Также выявление идет с помощью предварительно полученной оперативной информации. Но в любом случае, чтобы эту информацию проверить, необходимо работать с конкретным человеком.

"Петербургский дневник": А грузы? Они ведь не потеют?

Олег Крестьянов: Как я уже говорил, у нас очень хорошо налажено приграничное сотрудничество. Таможни практически всех стран обмениваются между собой информацией. И о новых способах сокрытия, и под прикрытием каких товаров могут перемещаться наркотики. Как-то в полостях бамбуковых кресел перевозился кокаин. Тогда информация распространилась по всему миру, имеется в виду по всем таможням. Сразу в нескольких странах удалось задержать этот наркотик, перевозимый именно в бамбуковых стульях. Опять же всю подобную информацию мы также берем на заметку, и подозрительные грузы, попадающие под "ориентировку", проверяем очень тщательно, просвечиваем рентгеном и прочее. А так в основном то, что касается проверки грузов, мы, конечно же, пользуемся оперативными наработками, информацией.

"Петербургский дневник": Самые неожиданные места, где удалось обнаружить наркотики?

Олег Крестьянов: Как-то в памперсах обнаружили. Причем прямо на ребенке. Еще был случай, когда наркотики перевозили внутри живой собаки. Ей распороли желудок, засунули наркоту и обратно зашили. Сотрудники обратили внимание на то, что собака практически теряет сознание. Это и выдало преступников.

А так везут в подошвах, в полостях чемоданов. Растворенный кокаин периодически перевозят в бутылках с алкоголем. Таких не раз задерживали. Кроме того, наркотики прячут в технологических полостях автомобилей, приклеивают скотчем на теле, у кого на что хватит фантазии.

"Петербургский дневник": А какова тенденция: увеличилось ли количество изымаемых наркотиков?

Олег Крестьянов: Если брать статистику с 2009 года, то из года в год эти изменения очень незначительные. По уголовным делам и по изъятиям показатели примерно одинаковые. Ежегодно мы задерживаем не менее 200 кг наркотиков - это факт. Причем крупные партии кокаина, гашиша (более 60 кг) задерживаем каждый год.

"Петербургский дневник": Интересно, сколько наркотических средств, поступающих из-за рубежа, все-таки просачиваются через границу?

Олег Крестьянов: Конечно, нельзя сказать, что мы стопроцентно перекрываем все. Как нельзя на сто процентов предотвратить убийства, квартирные кражи и так далее. Но если не ставить заслон в виде таможни, а мы первые, кто встает на пути проникновения в нашу страну наркотиков, то даже страшно подумать, во что превратится наш мир.


Текст: Дмитрий Стаценко
Фото: Пресс-служба Северо-Западной оперативной таможни
Разделы: Интервью

Новости в сети

Новости по теме

Комментарии

Чтобы написать комментарий, необходимо авторизоваться через социальные сети:
или 

Новости в сети

Новости

Новости в сети

Социальные сети