Новости в сети

Loading...

Следствие пока теряется в версиях о причинах убийства Евгения Луконенко. 29-летнего частнопрактикующего юриста Евгения Луконенко застрелили около 9.00 5 декабря во дворе дома 10А по ул. Писарева. Молодой человек вместе с гражданской женой вышел к припаркованной Audi Q5. Закрыть дверь он не успел. К машине подбежал мужчина среднего роста в темной одежде и кепке и несколько раз выстрелил. Одна пуля попала в руку, вторая прошла насквозь и угодила в грудину. Это ранение оказалось смертельным. Юрист скончался на месте. Его спутница так и осталась стоять у машины. А киллер убежал дворами. Не исключено, что по соседству его ждала машина. Оружие, из которого убили Евгения Луконенко, не нашли.

Практически с первых минут расследования сотрудники правоохранительных органов заговорили о заказном характере преступления. Правда, экспертов смутило оружие, из которого киллер стрелял в Луконенко. Как говорят, пистолет был небольшого калибра и странной формы. Якобы специалисты даже склонялись к тому, что стрельбу вели из самодельного оружия. А это мало похоже на действия профессиональных исполнителей. Смутила некоторых и локализация ранений – в руку. Было даже высказано предположение, что юриста хотели просто попугать. Но прибывшие на место сотрудники "заказного" отдела, исследовав обстоятельства нападения, якобы опровергли эту версию. Тем более что стало известно о предупреждении, которое неизвестные сделали Луконенко за пару дней до убийства, – ему спустили колеса на машине.

По данным "Петербургского дневника", из версий убийства самой маловероятной следствие признало семейную – с граждан­ской женой, как рассказывают, Евгений жил душа в душу. Поэтому Главное следственное управление СК РФ по Петербургу практически в первом же сообщении о произошедшем заявило, что рассматривает среди перво­очередных версию о связи смерти Луконенко с его профессиональной деятельностью.

Как выяснил "Петербургский дневник", убитый юрист работал по двум основным направлениям. Он принимал участие в ряде банкротных дел. Самым крупным и резонансным было дело о банк­ротстве фирмы ЗАО "СтиМ", которая задолжала 16 млн рублей компании "Авиа Групп Норд", контролируемой крупным бизнесменом Геннадием Тимченко. "СтиМ" взялось за часть работ при реконструкции здания Пулково-2. Деньги получило, но работы не выполнило. Затем фирма объявила себя банкротом и стала активно перемещаться по стране путем перерегистрации.

Второе направление – политическое. Вместе с сокурсником Антоном Медведевым уже через пару лет после окончания юрфака Университета в 2005 г. Луконенко стал работать на некоторых депутатов во время муниципальных выборов. 

Так, в феврале 2010 г. он представлял интересы двух кандидатов в МО Автово, которые обвинили своего коллегу-эсера в антисемитизме. Правда, суд иск отклонил. Иногда Евгений Луконенко оказывал юридическое сопровож­дение самим муниципальным образованиям. 

А около года назад он стал членом избиркома МО Измайловское. Его друг Медведев вошел в городской избирком.

Вспомнило следствие и о том, что Евгений Луконенко – сын адвоката Игоря Луконенко, осужденного за рейдерский захват Фрунзенского плодо­овощного комбината. Суд признал Луконенко-старшего виновным в том, что он давал юридические консультации по оформлению поддельных документов, контро­лировал действия фиктивного директора комбината и выезжал на его захват. Срок дали условный, но и его Луконенко-старший оспаривает, считая себя полностью невиновным. Правда, это знание не обогатило ГСУ новыми версиями.

При рассмотрении профессио­нальных дел погибшего юриста следствие столкнулось с одной сложностью. Евгений Луконенко, по признанию его коллег, находился на нижней ступени возможных экономических и политических споров – являлся рядовым исполнителем. И смысла убивать его не было никакого.

2013-12-11T09:55:31+04:00
Кто "заказал" петербургского юриста Евгения Луконенко

Следствие пока теряется в версиях о причинах убийства Евгения Луконенко. 29-летнего частнопрактикующего юриста Евгения Луконенко застрелили около 9.00 5 декабря во дворе дома 10А по ул. Писарева. Молодой человек вместе с гражданской женой вышел к припаркованной Audi Q5. Закрыть дверь он не успел. К машине подбежал мужчина среднего роста в темной одежде и кепке и несколько раз выстрелил. Одна пуля попала в руку, вторая прошла насквозь и угодила в грудину. Это ранение оказалось смертельным. Юрист скончался на месте. Его спутница так и осталась стоять у машины. А киллер убежал дворами. Не исключено, что по соседству его ждала машина. Оружие, из которого убили Евгения Луконенко, не нашли.

Читать далее

Практически с первых минут расследования сотрудники правоохранительных органов заговорили о заказном характере преступления. Правда, экспертов смутило оружие, из которого киллер стрелял в Луконенко. Как говорят, пистолет был небольшого калибра и странной формы. Якобы специалисты даже склонялись к тому, что стрельбу вели из самодельного оружия. А это мало похоже на действия профессиональных исполнителей. Смутила некоторых и локализация ранений – в руку. Было даже высказано предположение, что юриста хотели просто попугать. Но прибывшие на место сотрудники "заказного" отдела, исследовав обстоятельства нападения, якобы опровергли эту версию. Тем более что стало известно о предупреждении, которое неизвестные сделали Луконенко за пару дней до убийства, – ему спустили колеса на машине.

По данным "Петербургского дневника", из версий убийства самой маловероятной следствие признало семейную – с граждан­ской женой, как рассказывают, Евгений жил душа в душу. Поэтому Главное следственное управление СК РФ по Петербургу практически в первом же сообщении о произошедшем заявило, что рассматривает среди перво­очередных версию о связи смерти Луконенко с его профессиональной деятельностью.

Как выяснил "Петербургский дневник", убитый юрист работал по двум основным направлениям. Он принимал участие в ряде банкротных дел. Самым крупным и резонансным было дело о банк­ротстве фирмы ЗАО "СтиМ", которая задолжала 16 млн рублей компании "Авиа Групп Норд", контролируемой крупным бизнесменом Геннадием Тимченко. "СтиМ" взялось за часть работ при реконструкции здания Пулково-2. Деньги получило, но работы не выполнило. Затем фирма объявила себя банкротом и стала активно перемещаться по стране путем перерегистрации.

Второе направление – политическое. Вместе с сокурсником Антоном Медведевым уже через пару лет после окончания юрфака Университета в 2005 г. Луконенко стал работать на некоторых депутатов во время муниципальных выборов. 

Так, в феврале 2010 г. он представлял интересы двух кандидатов в МО Автово, которые обвинили своего коллегу-эсера в антисемитизме. Правда, суд иск отклонил. Иногда Евгений Луконенко оказывал юридическое сопровож­дение самим муниципальным образованиям. 

А около года назад он стал членом избиркома МО Измайловское. Его друг Медведев вошел в городской избирком.

Вспомнило следствие и о том, что Евгений Луконенко – сын адвоката Игоря Луконенко, осужденного за рейдерский захват Фрунзенского плодо­овощного комбината. Суд признал Луконенко-старшего виновным в том, что он давал юридические консультации по оформлению поддельных документов, контро­лировал действия фиктивного директора комбината и выезжал на его захват. Срок дали условный, но и его Луконенко-старший оспаривает, считая себя полностью невиновным. Правда, это знание не обогатило ГСУ новыми версиями.

При рассмотрении профессио­нальных дел погибшего юриста следствие столкнулось с одной сложностью. Евгений Луконенко, по признанию его коллег, находился на нижней ступени возможных экономических и политических споров – являлся рядовым исполнителем. И смысла убивать его не было никакого.


Текст: Лидия Маслова
Фото: Trend
Разделы: Происшествия
Тэги:

Новости в сети

Новости по теме

Комментарии

Чтобы написать комментарий, необходимо авторизоваться через социальные сети:
или 

Новости в сети

Новости

Новости в сети

Социальные сети