Новости в сети

Loading...

Губернатор Санкт-Петербурга Георгий Полтавченко наградил победителей конкурса народного признания "Наш любимый врач". В десятку лучших в номинации "Специалисты" вошла врач-офтальмолог детской городской поликлиники №51 Колпинского района Александра Тулина.

"Петербургский дневник": Александра, как вам удалось так многого достичь? 

Александра Тулина: В 2007 г. я окончила Санкт-Петербургскую педиатрическую медицинскую академию. Во время учебы, чтобы набраться практики, работала в приемном покое медсестрой в Институте скорой помощи. По окончании академии закончила годичную интернатуру по специальности "Педиатрия". Потом пришла работать в 54-ю (ныне №51) поликлинику Колпино, а места педиатра там не оказалось. Но была свободна ставка офтальмолога, и мне предложили обучиться этой специальности. 

"Петербургский дневник": И не пожалели?

Александра Тулина: Наоборот, считаю, что мне повезло. Офтальмология – неисчерпаемая, бездонная профессия с точки зрения изучения новых технологий. В Петербурге мощная офтальмологическая база, так что есть чему и у кого учиться. К тому же на момент моего поступления в интернатуру заведующим курсом детской офтальмологии был профессор Р.Л. Трояновский. Большой школой стала и работа с профессором Н.А. Поповой: как преподаватель она дает фундаментальные знания на всю жизнь. 

"Петербургский дневник": Помнится, у моих детей была стойкая неприязнь к  белым халатам. 

Александра Тулина: Сегодня нет никаких белых халатов ни у меня, ни у медсестры, только курточка с веселыми зверушками. Стены кабинета украшены яркими рисунками. И в плане оборудования работать сейчас очень здорово. Ведь как врач-окулист работал раньше? Он мог посмотреть месячному ребенку (именно в этом возрасте показан первый осмотр) глазное дно, внешне оценить аномалию развития, но определить рефракцию в таком возрасте было трудно. А теперь приборы позволяют составить прогноз по зрению, дать рекомендации маме, настроить ее на ношение очков ребенком уже в месяц от его рождения. 

"Петербургский дневник": А нагрузка у вас большая?

Александра Тулина: Основная моя работа в Колпино, там у нас большой хорошо оборудованный диагностический кабинет, где работают три врача-офтальмолога. Еще я принимаю детей в поликлинике Металлостроя, там тоже все отремонтировано и оснащено. Полную нагрузку взять не могу, так как временно замещаю специалиста, находящегося в декретном отпуске. Я готова уступить место человеку, который хотел бы работать и с любовью относился к детям, но пока некому. А мне жалко бросать деток, которых, если не будет офтальмолога, направят в городской центр на Моховой ул., а ведь туда из Металлостроя путь неблизкий. Третье место работы – в Понтонном. Деткам, которым необходимо дополнительное обследование, мы даем направление в 51-ю поликлинику, где успешно внедрена и работает единственная в Колпинском районе автоматизированная система профосмотров детского населения. 

"Петербургский дневник": Почему так важно не упустить момент, если у ребенка проблемы с глазами?

Александра Тулина: Был такой случай. Мама 6-летнего ребенка в панике пришла к врачу. Он на зрение не жаловался, но имел другие проблемы со здоровьем, и к окулисту родители долгое время не обращались. Но однажды мама заметила, как мальчик играет: закрывает один глаз, говорит, я так вижу, закрывает другой – а так не вижу. Оказалось, что у ребенка был астигматизм легкой степени, ранее недиагностированный и не откорректированный очками. Со временем один глаз почти ослеп. Дело в том, что мозг ребенка по природе своей лентяй, как и человек в целом. Если вы можете получить хорошее изображение, вы не будете работать с плохим. Зачем напрягаться? Мозг считает так же: если есть хорошее изображение, идущее со здорового глаза, он не будет работать с плохо видящим (так называемым ленивым) глазом. В 7-летнем возрасте заканчивается формирование зрительного анализатора. Впоследствии выправить информационный поток от глаза к мозгу очень сложно, это во многом зависит от настойчивости родителей. Вот почему так важно скорректировать косящий глаз или астигматизм очками или операцией еще до школы.

"Петербургский дневник": Глаза – это первое средство коммуникации. Как же вы находите общий язык с ребенком, который плохо видит?

Александра Тулина: Первое, за счет чего мы найдем общий язык, – это улыбка. Для меня нет детей некрасивых, нет детей глупых. Они все – радость и солнышко. Я утром встаю с легким сердцем, потому что знаю, что увижу своих деток, которые придут ко мне с открытыми объятиями и распахнутой душой. Если ребенок плохо видит, а бывает, что еще и плохо слышит, – на помощь приходит тепло рук. Ты берешь малыша на руки, разговариваешь с ним, пусть он плохо слышит, достаточно интонации. Нужно обязательно наладить контакт. Это взрослому можно сказать: стойте, смотрите в эту точку и т.п. С маленьким пациентом так не получится. Если ты ему не понравился, он не станет тебе доверять и ты ничего у него не проверишь. И хоть у нас не так много времени на прием, у меня замечательная медсестра, с которой мы так организовали работу, чтобы каждому уделить внимание. А прощаясь, я приглашаю малыша не на прием, а в гости.

"Петербургский дневник": В чем еще специфика детского врача?

Александра Тулина: Если врач для взрослых работает с одним человеком, то нам приходится общаться с целой группой поддержки. Приходят мамы, бабушки, папы, иногда приходят семьями. И каждому нужно заново все объяснять. Поэтому, я считаю, если человек не хочет работать в медицине, пусть не работает. Этому делу нельзя отдаваться наполовину. Как бы я ни устала, пусть приняла за день хоть 40 человек, я не откажу в помощи. Был такой случай, когда за 5 минут до окончания приема в кабинет вошла мама с плачущим ребенком без документов, без карты. Ребенок был в выходные у бабушки с дедушкой, а когда родители забрали его, оказалось, что глаз у него покраснел и болит. Бабушка лечила капельками от конъюнктивита. Ребенок кричит, не дает себя осмотреть. И, если работать не на полную катушку, можно было бы согласиться с бабушкиным "диагнозом" и попросить маму прийти завтра. Но мы все-таки обследовали малыша и обнаружили признаки проникающего ранения. Оказалось, ребенок во время игры проткнул глаз карандашом. Последовали срочная госпитализация и операция в тот же вечер. Глаз спасли. 

"Петербургский дневник": Что же поддерживает вас в такой непростой работе? Семья, муж?

Александра Тулина: Мне и здесь повезло. И мои родители, и родители мужа – одна большая дружная семья. Мы с мужем, его родителями, бабушкой и сестрой живем в большом частном доме в Усть-Ижоре, построенном еще прадедом свек­ра. Родители мужа приняли меня как дочку, они мной гордятся. Мои родители живут в Понтонном, так что мы часто собираемся вместе. А еще у нас живут три таксы и три дворняжки, все найденыши. Одну таксочку, породистую, чипированную, подобрали добрые люди и отдали нам. Ее привязали на улице со всеми ее пожитками, представляете?! В мешочке пледик, записка с кличкой, игрушечки и шампуни недешевые… а у собаки всего лишь грыжа была. Ну как можно ее бросить? Вылечили, оставили у себя. Всем не поможешь, но можно постараться. Муж мой тоже занимается благотворительностью: перевозит на своем грузовичке собак в места передержки, привозит в приюты корма для животных. 

"Петербургский дневник": Напоследок вернемся к конкурсу. Как вы считаете, что он вам дал?

Александра Тулина: Такие конкурсы очень нужны, они стимулируют работать еще лучше. Вроде ты каждый день видишь результат своего труда, отношение к тебе других людей. Но когда открываешь сайт и читаешь трогательные детские истории, разглядываешь рисунки, то понимаешь, что этот человечек не просто тебе благодарен, он о тебе думает, раз нашел время, чтобы не только зарегистрироваться и проголосовать, но и сделать что-то своими руками, сочинить текст. Это дорогого стоит.

2013-12-13T11:50:00+04:00
Александра Тулина: Утром встаю с легким сердцем

Губернатор Санкт-Петербурга Георгий Полтавченко наградил победителей конкурса народного признания "Наш любимый врач". В десятку лучших в номинации "Специалисты" вошла врач-офтальмолог детской городской поликлиники №51 Колпинского района Александра Тулина.

Читать далее

"Петербургский дневник": Александра, как вам удалось так многого достичь? 

Александра Тулина: В 2007 г. я окончила Санкт-Петербургскую педиатрическую медицинскую академию. Во время учебы, чтобы набраться практики, работала в приемном покое медсестрой в Институте скорой помощи. По окончании академии закончила годичную интернатуру по специальности "Педиатрия". Потом пришла работать в 54-ю (ныне №51) поликлинику Колпино, а места педиатра там не оказалось. Но была свободна ставка офтальмолога, и мне предложили обучиться этой специальности. 

"Петербургский дневник": И не пожалели?

Александра Тулина: Наоборот, считаю, что мне повезло. Офтальмология – неисчерпаемая, бездонная профессия с точки зрения изучения новых технологий. В Петербурге мощная офтальмологическая база, так что есть чему и у кого учиться. К тому же на момент моего поступления в интернатуру заведующим курсом детской офтальмологии был профессор Р.Л. Трояновский. Большой школой стала и работа с профессором Н.А. Поповой: как преподаватель она дает фундаментальные знания на всю жизнь. 

"Петербургский дневник": Помнится, у моих детей была стойкая неприязнь к  белым халатам. 

Александра Тулина: Сегодня нет никаких белых халатов ни у меня, ни у медсестры, только курточка с веселыми зверушками. Стены кабинета украшены яркими рисунками. И в плане оборудования работать сейчас очень здорово. Ведь как врач-окулист работал раньше? Он мог посмотреть месячному ребенку (именно в этом возрасте показан первый осмотр) глазное дно, внешне оценить аномалию развития, но определить рефракцию в таком возрасте было трудно. А теперь приборы позволяют составить прогноз по зрению, дать рекомендации маме, настроить ее на ношение очков ребенком уже в месяц от его рождения. 

"Петербургский дневник": А нагрузка у вас большая?

Александра Тулина: Основная моя работа в Колпино, там у нас большой хорошо оборудованный диагностический кабинет, где работают три врача-офтальмолога. Еще я принимаю детей в поликлинике Металлостроя, там тоже все отремонтировано и оснащено. Полную нагрузку взять не могу, так как временно замещаю специалиста, находящегося в декретном отпуске. Я готова уступить место человеку, который хотел бы работать и с любовью относился к детям, но пока некому. А мне жалко бросать деток, которых, если не будет офтальмолога, направят в городской центр на Моховой ул., а ведь туда из Металлостроя путь неблизкий. Третье место работы – в Понтонном. Деткам, которым необходимо дополнительное обследование, мы даем направление в 51-ю поликлинику, где успешно внедрена и работает единственная в Колпинском районе автоматизированная система профосмотров детского населения. 

"Петербургский дневник": Почему так важно не упустить момент, если у ребенка проблемы с глазами?

Александра Тулина: Был такой случай. Мама 6-летнего ребенка в панике пришла к врачу. Он на зрение не жаловался, но имел другие проблемы со здоровьем, и к окулисту родители долгое время не обращались. Но однажды мама заметила, как мальчик играет: закрывает один глаз, говорит, я так вижу, закрывает другой – а так не вижу. Оказалось, что у ребенка был астигматизм легкой степени, ранее недиагностированный и не откорректированный очками. Со временем один глаз почти ослеп. Дело в том, что мозг ребенка по природе своей лентяй, как и человек в целом. Если вы можете получить хорошее изображение, вы не будете работать с плохим. Зачем напрягаться? Мозг считает так же: если есть хорошее изображение, идущее со здорового глаза, он не будет работать с плохо видящим (так называемым ленивым) глазом. В 7-летнем возрасте заканчивается формирование зрительного анализатора. Впоследствии выправить информационный поток от глаза к мозгу очень сложно, это во многом зависит от настойчивости родителей. Вот почему так важно скорректировать косящий глаз или астигматизм очками или операцией еще до школы.

"Петербургский дневник": Глаза – это первое средство коммуникации. Как же вы находите общий язык с ребенком, который плохо видит?

Александра Тулина: Первое, за счет чего мы найдем общий язык, – это улыбка. Для меня нет детей некрасивых, нет детей глупых. Они все – радость и солнышко. Я утром встаю с легким сердцем, потому что знаю, что увижу своих деток, которые придут ко мне с открытыми объятиями и распахнутой душой. Если ребенок плохо видит, а бывает, что еще и плохо слышит, – на помощь приходит тепло рук. Ты берешь малыша на руки, разговариваешь с ним, пусть он плохо слышит, достаточно интонации. Нужно обязательно наладить контакт. Это взрослому можно сказать: стойте, смотрите в эту точку и т.п. С маленьким пациентом так не получится. Если ты ему не понравился, он не станет тебе доверять и ты ничего у него не проверишь. И хоть у нас не так много времени на прием, у меня замечательная медсестра, с которой мы так организовали работу, чтобы каждому уделить внимание. А прощаясь, я приглашаю малыша не на прием, а в гости.

"Петербургский дневник": В чем еще специфика детского врача?

Александра Тулина: Если врач для взрослых работает с одним человеком, то нам приходится общаться с целой группой поддержки. Приходят мамы, бабушки, папы, иногда приходят семьями. И каждому нужно заново все объяснять. Поэтому, я считаю, если человек не хочет работать в медицине, пусть не работает. Этому делу нельзя отдаваться наполовину. Как бы я ни устала, пусть приняла за день хоть 40 человек, я не откажу в помощи. Был такой случай, когда за 5 минут до окончания приема в кабинет вошла мама с плачущим ребенком без документов, без карты. Ребенок был в выходные у бабушки с дедушкой, а когда родители забрали его, оказалось, что глаз у него покраснел и болит. Бабушка лечила капельками от конъюнктивита. Ребенок кричит, не дает себя осмотреть. И, если работать не на полную катушку, можно было бы согласиться с бабушкиным "диагнозом" и попросить маму прийти завтра. Но мы все-таки обследовали малыша и обнаружили признаки проникающего ранения. Оказалось, ребенок во время игры проткнул глаз карандашом. Последовали срочная госпитализация и операция в тот же вечер. Глаз спасли. 

"Петербургский дневник": Что же поддерживает вас в такой непростой работе? Семья, муж?

Александра Тулина: Мне и здесь повезло. И мои родители, и родители мужа – одна большая дружная семья. Мы с мужем, его родителями, бабушкой и сестрой живем в большом частном доме в Усть-Ижоре, построенном еще прадедом свек­ра. Родители мужа приняли меня как дочку, они мной гордятся. Мои родители живут в Понтонном, так что мы часто собираемся вместе. А еще у нас живут три таксы и три дворняжки, все найденыши. Одну таксочку, породистую, чипированную, подобрали добрые люди и отдали нам. Ее привязали на улице со всеми ее пожитками, представляете?! В мешочке пледик, записка с кличкой, игрушечки и шампуни недешевые… а у собаки всего лишь грыжа была. Ну как можно ее бросить? Вылечили, оставили у себя. Всем не поможешь, но можно постараться. Муж мой тоже занимается благотворительностью: перевозит на своем грузовичке собак в места передержки, привозит в приюты корма для животных. 

"Петербургский дневник": Напоследок вернемся к конкурсу. Как вы считаете, что он вам дал?

Александра Тулина: Такие конкурсы очень нужны, они стимулируют работать еще лучше. Вроде ты каждый день видишь результат своего труда, отношение к тебе других людей. Но когда открываешь сайт и читаешь трогательные детские истории, разглядываешь рисунки, то понимаешь, что этот человечек не просто тебе благодарен, он о тебе думает, раз нашел время, чтобы не только зарегистрироваться и проголосовать, но и сделать что-то своими руками, сочинить текст. Это дорогого стоит.


Текст: Галина Сергеева
Фото: личный архив А.Тулиной

Новости в сети

Новости по теме

Комментарии

Чтобы написать комментарий, необходимо авторизоваться через социальные сети:
или 

Новости в сети

Новости

Новости в сети

Социальные сети