Новости в сети

Loading...

Об итогах работы петербургских судебных приставов читателям "Петербургского дневника" рассказал руководитель УФССП по Санкт-Петербургу - главный судебный пристав Санкт-Петербурга, государственный советник юстиции РФ первого класса Владимир Гольцмер.

"Петербургский дневник": Владимир Альфредович, есть ли в работе вверенного вам управления свой собственный стиль, отличный от методов работы других российских управлений?

Владимир Гольцмер: Это вечный вопрос, связанный с великой историей Петербурга, вопрос об особом магнетизме и неповторимой ауре нашего города. И если мы можем говорить об особом петербургском стиле, то он накладывает отпечаток и на стиль работы управления. Мы всегда вынуждены "держать марку", стремиться ко всему новому, революционному, продвигать передовые идеи. В Петербурге стартовало немало проектов, которые нам не так легко дались. Вспомнить хотя бы применение такой меры как ограничение права на выезд, которая поначалу вызвала массу волнений. Даже размещение фотографий злостных неплательщиков на улицах города получило большой резонанс в СМИ, хотя во многих регионах к этому уже привыкли. Надо признать, неоценимую помощь в этом проекте нам оказало правительство Петербурга. В декабре нам добавили количество мониторов, на которых будут транслироваться ролики с теми, кто находится в розыске у службы.

"Петербургский дневник": Довольны ли вы итогами уходящего года?

Владимир Гольцмер: Я уже неоднократно отмечал, что управление по Санкт-Петербургу, в сравнении с другими крупными и сложными регионами, показывает неплохие результаты. Не буду перегружать цифрами, но в этом году нам удалось оптимизировать некоторые направления нашей работы. Благодаря активному сотрудничеству со Сбербанком России нам удалось значительно улучшить систему принудительного исполнения судебных решений. С недавних пор задолженности списываются с банковских счетов должников в массовом порядке. Считаю это большим достижением, особенно в части взыскания мелких задолженностей, штрафов в том числе. Только за 9 месяцев в пользу взыскателей уже перечислено более 10 миллиардов рублей. Не хочется загадывать, но уже сейчас ясно, что суммы, которые взыскали судебные приставы в этом году, будут разительно отличаться от тех, что были взысканы в прошлом году. Стабильность и развитие – на этих, казалось бы, взаимоисключающих принципах мы стараемся выстраивать нашу работу.

"Петербургский дневник": Хватает ли петербургскому управлению сотрудников и если нет, то сказывается ли это на качестве их службы?

Владимир Гольцмер: Не скрою, кадровый вопрос для нас стоит особенно остро. И на это есть объективные причины. В Петербурге достаточно сложно привлечь юристов зарплатой в 20 тысяч рублей, притом что нагрузка у судебных приставов-исполнителей запредельная: ненормированный рабочий день, стрессовые и нередко экстремальные условия работы. Конечно, говорить о том, что у нас все идеально, я не буду. Невозможно работать только на энтузиазме. Есть и проблемы, и жалобы на нас, но мы стараемся разбираться с каждым случаем. Если виноват наш сотрудник, значит, он будет за это отвечать.

"Петербургский дневник": Работа приставов-исполнителей каким-то образом контролируется?

Владимир Гольцмер: Проще ответить, кем она не контролируется! А если серьезно, то, безусловно, и в нашем управлении ведется постоянная проверка исполнения судебных решений в районных отделах, проводятся проверки Центральным аппаратом ФССП. Нашу работу контролирует прокуратура города. Это нормально, мы адекватно все это воспринимаем и стараемся оперативно реагировать на все замечания. Но, по моему мнению, конечный результат работы управления напрямую зависит от личной ответственности, преданности делу и исполнительности каждого работника.

"Петербургский дневник": Правда ли, что для служащих УФССП не существует такого понятия, как выслуга лет?

Владимир Гольцмер: Это заблуждение. Работники УФССП являются государственными гражданскими служащими, и мы руководствуемся ФЗ о госслужбе и указом президента РФ. Как и для всех госслужащих, в зависимости от срока службы, всем работникам УФССП начисляется процент к должностному окладу за выслугу лет.

"Петербургский дневник": Не секрет, что взимаемые приставами долги пополняют казну государства. Выделяете ли вы наиболее приоритетные направления в работе управления?

Владимир Гольцмер: Мы - СУДЕБНЫЕ приставы, поэтому приоритетным для нас является исполнение судебных решений, взыскание в пользу граждан и организаций. Но мы исполняем взыскание и в соответствии с актами уполномоченных органов: налоговых и таможенных органов, штрафы. За 9 месяцев в бюджет перечислено более полутора миллиардов рублей. Бесспорно, приоритетными для нас остаются взыскания алиментных платежей, уголовных штрафов. Достаточно новые для нас функции – выдворение нелегальных мигрантов и розыск – также требуют постоянного контроля.

"Петербургский дневник": Сейчас на государственном уровне очень активно обсуждается дальнейшая судьба коллекторских агентств. Поговаривают, что их вообще могут запретить как вид. Как лично вы относитесь к их деятельности? Нужны ли они?

Владимир Гольцмер: Я нормально отношусь к коллекторам, если они действуют в рамках правового поля. Не вижу ничего плохого в том, если конфликт, даже после соответствующего решения суда, будет исчерпан без принудительных мер, которые могут применять только судебные приставы. Коллекторский институт – это своего рода вспомогательный механизм решения споров в цивилизованном обществе, посредник между двумя сторонами. Следует не забывать, что коллекторы – коммерческая, а не благотворительная структура. Не уверен, что они захотят оказать помощь по проблемным исполнительным производствам. Другое дело, если коллекторы начинают "увлекаться", угрожая какими-то силовыми действиями. Тогда это уже нарушение закона, которое преследуется административным и уголовным кодексами.

"Петербургский дневник": Какие санкции существуют в отношении тех должников, скажем наркоманов, набравших кредиты и не имеющих никакой возможности их погасить? Лично вы за или против ужесточения санкций в отношении таких и любых других должников?

Владимир Гольцмер: Да, это одна из наиболее сложных категорий должников. У таких людей обычно ничего нет за душой. Да, можно привлечь их к уголовной ответственности за злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности, но приговором будет, скорее всего, штраф. И снова мы упираемся в ту же проблему. Лично я за ужесточение мер в отношении тех, кто злостно уклоняется от исполнения решения суда, всеми способами скрывается от судебных приставов, пытается уйти от обязанностей, наложенных судом. Скидок таким должникам быть не должно.

"Петербургский дневник": Какой вид должников вам наиболее неприятен и почему?

Владимир Гольцмер: Это должники, которые не считают себя должниками! Правовой нигилизм – наша общая болезнь. Со времен знаменитого высказывания Вяземского "В России суровость законов умеряется их неисполнением" мало что изменилось. И если говорить об особом "виде" должников, то это, бесспорно, нерадивые родители.

"Петербургский дневник": Насколько рискованна работа приставов, когда им приходится применять такие крайние меры, как изъятие имущества и принудительное выселение из жилого помещения? Оказывали ли когда-либо такие должники противодействие, сопряженное с риском для жизни судебного пристава?

Владимир Гольцмер: Безусловно, в нашей практике были случаи, когда судебные приставы рисковали и своим здоровьем. Особенно часто с буйными проявлениями со стороны некоторых граждан приходится сталкиваться приставам по ОУПДС – обеспечению установленного порядка деятельности судов, которые работают не только в судах, но и на выездах с исполнителями. Бывает, и нападают с холодным оружием, и на автомобилях совершают наезды. Я уже не говорю о том потоке брани, который приходится выслушивать от должников молоденьким девочкам, которые работают приставами-исполнителями. Судебным приставам нужно иметь крепкие нервы, а гражданам проявлять побольше уважения к представителям власти.

"Петербургский дневник": Стоит ли должникам опасаться жестких мер в преддверии новогодних каникул?

Владимир Гольцмер: Несомненно! Уже сейчас около 8 тысяч злостных неплательщиков не могут планировать свой отпуск за границей. Но я настаиваю на том, что ограничение права выезда за границу – это не карательная мера, а принудительная. И мы делаем все, чтобы проинформировать должника - что ему надо сделать, чтобы отдыхать спокойно. До новогодних каникул мы планируем провести информационную кампанию по "напоминанию" о задолженностях и последствиях неуплаты. На некоторых даже это может подействовать.

"Петербургский дневник": А вы сами бывали когда-либо кому-нибудь должны?

Владимир Гольцмер: Мне кажется, что ваш вопрос поставлен именно так, что не предполагает конкретного ответа: кому, когда и сколько! И мой ответ будет, скорее, в общечеловеческой плоскости. Я убежден, что чувство долга – перед родителями, обществом, Родиной – не пустые слова. Если вы не лишены того, что называется "честь" и "совесть", то обречены быть вечным должником.

"Петербургский дневник": В свободное от работы время удается ли вам по-настоящему отвлечься от служебных забот? Есть ли у вас какие-нибудь увлечения, не связанные со службой?

Владимир Гольцмер: К сожалению, наша работа не позволяет "выключиться" одновременно с отключением света в кабинете. Но находиться 24 часа на службе тоже невозможно. Я – человек увлеченный, но на многое просто не хватает времени. Помогает мой пес, исторические романы, музыка, и, конечно, моя семья. И еще есть одна кровоточащая незаживающая рана – это игра "Зенита" в последних турах!

2013-12-17T11:16:00+04:00
Владимир Гольцмер: Скидок должникам быть не должно

Об итогах работы петербургских судебных приставов читателям "Петербургского дневника" рассказал руководитель УФССП по Санкт-Петербургу - главный судебный пристав Санкт-Петербурга, государственный советник юстиции РФ первого класса Владимир Гольцмер.

Читать далее

"Петербургский дневник": Владимир Альфредович, есть ли в работе вверенного вам управления свой собственный стиль, отличный от методов работы других российских управлений?

Владимир Гольцмер: Это вечный вопрос, связанный с великой историей Петербурга, вопрос об особом магнетизме и неповторимой ауре нашего города. И если мы можем говорить об особом петербургском стиле, то он накладывает отпечаток и на стиль работы управления. Мы всегда вынуждены "держать марку", стремиться ко всему новому, революционному, продвигать передовые идеи. В Петербурге стартовало немало проектов, которые нам не так легко дались. Вспомнить хотя бы применение такой меры как ограничение права на выезд, которая поначалу вызвала массу волнений. Даже размещение фотографий злостных неплательщиков на улицах города получило большой резонанс в СМИ, хотя во многих регионах к этому уже привыкли. Надо признать, неоценимую помощь в этом проекте нам оказало правительство Петербурга. В декабре нам добавили количество мониторов, на которых будут транслироваться ролики с теми, кто находится в розыске у службы.

"Петербургский дневник": Довольны ли вы итогами уходящего года?

Владимир Гольцмер: Я уже неоднократно отмечал, что управление по Санкт-Петербургу, в сравнении с другими крупными и сложными регионами, показывает неплохие результаты. Не буду перегружать цифрами, но в этом году нам удалось оптимизировать некоторые направления нашей работы. Благодаря активному сотрудничеству со Сбербанком России нам удалось значительно улучшить систему принудительного исполнения судебных решений. С недавних пор задолженности списываются с банковских счетов должников в массовом порядке. Считаю это большим достижением, особенно в части взыскания мелких задолженностей, штрафов в том числе. Только за 9 месяцев в пользу взыскателей уже перечислено более 10 миллиардов рублей. Не хочется загадывать, но уже сейчас ясно, что суммы, которые взыскали судебные приставы в этом году, будут разительно отличаться от тех, что были взысканы в прошлом году. Стабильность и развитие – на этих, казалось бы, взаимоисключающих принципах мы стараемся выстраивать нашу работу.

"Петербургский дневник": Хватает ли петербургскому управлению сотрудников и если нет, то сказывается ли это на качестве их службы?

Владимир Гольцмер: Не скрою, кадровый вопрос для нас стоит особенно остро. И на это есть объективные причины. В Петербурге достаточно сложно привлечь юристов зарплатой в 20 тысяч рублей, притом что нагрузка у судебных приставов-исполнителей запредельная: ненормированный рабочий день, стрессовые и нередко экстремальные условия работы. Конечно, говорить о том, что у нас все идеально, я не буду. Невозможно работать только на энтузиазме. Есть и проблемы, и жалобы на нас, но мы стараемся разбираться с каждым случаем. Если виноват наш сотрудник, значит, он будет за это отвечать.

"Петербургский дневник": Работа приставов-исполнителей каким-то образом контролируется?

Владимир Гольцмер: Проще ответить, кем она не контролируется! А если серьезно, то, безусловно, и в нашем управлении ведется постоянная проверка исполнения судебных решений в районных отделах, проводятся проверки Центральным аппаратом ФССП. Нашу работу контролирует прокуратура города. Это нормально, мы адекватно все это воспринимаем и стараемся оперативно реагировать на все замечания. Но, по моему мнению, конечный результат работы управления напрямую зависит от личной ответственности, преданности делу и исполнительности каждого работника.

"Петербургский дневник": Правда ли, что для служащих УФССП не существует такого понятия, как выслуга лет?

Владимир Гольцмер: Это заблуждение. Работники УФССП являются государственными гражданскими служащими, и мы руководствуемся ФЗ о госслужбе и указом президента РФ. Как и для всех госслужащих, в зависимости от срока службы, всем работникам УФССП начисляется процент к должностному окладу за выслугу лет.

"Петербургский дневник": Не секрет, что взимаемые приставами долги пополняют казну государства. Выделяете ли вы наиболее приоритетные направления в работе управления?

Владимир Гольцмер: Мы - СУДЕБНЫЕ приставы, поэтому приоритетным для нас является исполнение судебных решений, взыскание в пользу граждан и организаций. Но мы исполняем взыскание и в соответствии с актами уполномоченных органов: налоговых и таможенных органов, штрафы. За 9 месяцев в бюджет перечислено более полутора миллиардов рублей. Бесспорно, приоритетными для нас остаются взыскания алиментных платежей, уголовных штрафов. Достаточно новые для нас функции – выдворение нелегальных мигрантов и розыск – также требуют постоянного контроля.

"Петербургский дневник": Сейчас на государственном уровне очень активно обсуждается дальнейшая судьба коллекторских агентств. Поговаривают, что их вообще могут запретить как вид. Как лично вы относитесь к их деятельности? Нужны ли они?

Владимир Гольцмер: Я нормально отношусь к коллекторам, если они действуют в рамках правового поля. Не вижу ничего плохого в том, если конфликт, даже после соответствующего решения суда, будет исчерпан без принудительных мер, которые могут применять только судебные приставы. Коллекторский институт – это своего рода вспомогательный механизм решения споров в цивилизованном обществе, посредник между двумя сторонами. Следует не забывать, что коллекторы – коммерческая, а не благотворительная структура. Не уверен, что они захотят оказать помощь по проблемным исполнительным производствам. Другое дело, если коллекторы начинают "увлекаться", угрожая какими-то силовыми действиями. Тогда это уже нарушение закона, которое преследуется административным и уголовным кодексами.

"Петербургский дневник": Какие санкции существуют в отношении тех должников, скажем наркоманов, набравших кредиты и не имеющих никакой возможности их погасить? Лично вы за или против ужесточения санкций в отношении таких и любых других должников?

Владимир Гольцмер: Да, это одна из наиболее сложных категорий должников. У таких людей обычно ничего нет за душой. Да, можно привлечь их к уголовной ответственности за злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности, но приговором будет, скорее всего, штраф. И снова мы упираемся в ту же проблему. Лично я за ужесточение мер в отношении тех, кто злостно уклоняется от исполнения решения суда, всеми способами скрывается от судебных приставов, пытается уйти от обязанностей, наложенных судом. Скидок таким должникам быть не должно.

"Петербургский дневник": Какой вид должников вам наиболее неприятен и почему?

Владимир Гольцмер: Это должники, которые не считают себя должниками! Правовой нигилизм – наша общая болезнь. Со времен знаменитого высказывания Вяземского "В России суровость законов умеряется их неисполнением" мало что изменилось. И если говорить об особом "виде" должников, то это, бесспорно, нерадивые родители.

"Петербургский дневник": Насколько рискованна работа приставов, когда им приходится применять такие крайние меры, как изъятие имущества и принудительное выселение из жилого помещения? Оказывали ли когда-либо такие должники противодействие, сопряженное с риском для жизни судебного пристава?

Владимир Гольцмер: Безусловно, в нашей практике были случаи, когда судебные приставы рисковали и своим здоровьем. Особенно часто с буйными проявлениями со стороны некоторых граждан приходится сталкиваться приставам по ОУПДС – обеспечению установленного порядка деятельности судов, которые работают не только в судах, но и на выездах с исполнителями. Бывает, и нападают с холодным оружием, и на автомобилях совершают наезды. Я уже не говорю о том потоке брани, который приходится выслушивать от должников молоденьким девочкам, которые работают приставами-исполнителями. Судебным приставам нужно иметь крепкие нервы, а гражданам проявлять побольше уважения к представителям власти.

"Петербургский дневник": Стоит ли должникам опасаться жестких мер в преддверии новогодних каникул?

Владимир Гольцмер: Несомненно! Уже сейчас около 8 тысяч злостных неплательщиков не могут планировать свой отпуск за границей. Но я настаиваю на том, что ограничение права выезда за границу – это не карательная мера, а принудительная. И мы делаем все, чтобы проинформировать должника - что ему надо сделать, чтобы отдыхать спокойно. До новогодних каникул мы планируем провести информационную кампанию по "напоминанию" о задолженностях и последствиях неуплаты. На некоторых даже это может подействовать.

"Петербургский дневник": А вы сами бывали когда-либо кому-нибудь должны?

Владимир Гольцмер: Мне кажется, что ваш вопрос поставлен именно так, что не предполагает конкретного ответа: кому, когда и сколько! И мой ответ будет, скорее, в общечеловеческой плоскости. Я убежден, что чувство долга – перед родителями, обществом, Родиной – не пустые слова. Если вы не лишены того, что называется "честь" и "совесть", то обречены быть вечным должником.

"Петербургский дневник": В свободное от работы время удается ли вам по-настоящему отвлечься от служебных забот? Есть ли у вас какие-нибудь увлечения, не связанные со службой?

Владимир Гольцмер: К сожалению, наша работа не позволяет "выключиться" одновременно с отключением света в кабинете. Но находиться 24 часа на службе тоже невозможно. Я – человек увлеченный, но на многое просто не хватает времени. Помогает мой пес, исторические романы, музыка, и, конечно, моя семья. И еще есть одна кровоточащая незаживающая рана – это игра "Зенита" в последних турах!


Текст: Дмитрий Стаценко
Фото: Петербургский Дневник

Новости в сети

Новости по теме

Комментарии

Чтобы написать комментарий, необходимо авторизоваться через социальные сети:
или 

Новости в сети

Новости

Новости в сети

Социальные сети