Новости в сети

Loading...

В Санкт-Петербургском городском суде судят Андрея Малюгина по прозвищу Боец, которого народ считает одним из самых опасных националистов Петербурга. Его уже не раз пытались отправить за решетку, однако Бойцу везло. Так, два года назад он обвинялся в жестоких убийствах в составе печально знаменитой группировки Боровикова – Воеводина. Но присяжные поверили Малюгину и оправдали только его из десятка других подсудимых. Боец вышел на свободу и, как считает следствие, начал убивать.

Всего через два месяца, по данным Следственного комитета, он задушил корейца Александра Тена, зарезал националиста Мирослава Ковровского, оскорбившего его друзей, и даже начал готовить бомбу, чтобы взорвать судью Вадима Шидловского. Того самого, который председательствовал в его первом деле, когда Малюгина оправдали.

...На очередное судебное заседание Малюгин в сопровождении конвоя пришел на костылях – у него до сих пор не зажила рана на ягодице, которую он получил при задержании.

За длительное пребывание в изоляторе Боец оброс и отрастил брюшко. На вопросы судьи Ольги Нечаевой отвечает тихо и кротко, то и дело поправляя длинную челку. Ничто не выдает в нем бывшего разведчика, воевавшего в Чечне, способного выживать в лесу и одной удавкой придушить врага. Следствие считает, что именно так Боец расправился с Александром Теном.

По данным правоохранителей, отпущенный на волю Малюгин оказался без денег и скатился до обыкновенного мошенничества: с другом Филиппом Таржемановым (по второй фамилии – Белоусовым) они попытались сдать квартиру в новостройке, которая им вообще не принадлежала. Смотреть жилье, на свою беду, пришел кореец Александр Тен.

"Сын всегда говорил, что раз он – мой младший, то я как мать должна жить с ним и его супругой. Поэтому и искал для нас более просторную квартиру..." – еле сдерживает слезы на суде мать убитого Александра Сим.

По версии следствия, получив от Тена деньги, Малюгин прокричал нацистский лозунг, задушил его удавкой и оставил труп на балконе. Родные Александ­ра искали его несколько дней, подключили к поиску и экстрасенсов, и солдат внутренних войск, однако все было тщетно. Страшный звонок раздался из убойного отдела через пять дней поисков. 

Мирослав Ковровский, по данным следствия, был жестоко зарезан средь бела дня на станции метро "Проспект Ветеранов" всего лишь из-за нескольких слов, сказанных им в адрес супруги осужденного националиста Алексея Воеводина. Когда-то Мирослав был своим среди скинхедов. Но все изменилось, когда он оказался в одной камере с Воеводиным. "Идейная лодка" разбилась о быт: говорят, мужчины ссорились из-за мелких проблем, связанных с общим житьем в камере. Да так, что глава группировки, словно мелкий сутяжник, постоянно строчил на неугодного соседа жалобы. Выйдя из тюрьмы, Мирослав на одной из посиделок нелицеприятно отозвался о супруге бывшего сокамерника. Та, по данным следствия, пожаловалась Малюгину – и вскоре Ковровский был убит. 

Уже в августе 2011 г. Бойца задержали. Это, возможно, спасло жизнь судье городского суда Вадиму Шидловскому. Во время процесса над группировкой Воеводина – Боровикова он не раз получал угрозы с требованием не назначать лидеру националистов более 20 лет лишения свободы, однако принципиальный судья приговорил Воеводина к пожизненному заключению. Следствие выяснило, что Малюгин после этого настолько возненавидел служителя Фемиды, что решил его взорвать: Боец готовил для судьи бомбу.

В Петербурге у Андрея живет мама, которая изредка приходит на процессы. Можно вообразить ее состояние – вряд ли она растила сына для того, чтобы затем ходить по судам, где его обвиняют в страшных преступ­лениях. Но Малюгин, судя по всему, считает, что был "рожден ненавидеть". Именно такая татуировка красуется на его теле, нанесенная почему-то на английском языке.

2013-12-19T10:56:36+04:00
"Рожденный ненавидеть": оправданного националиста в Петербурге обвиняют в новых преступлениях

В Санкт-Петербургском городском суде судят Андрея Малюгина по прозвищу Боец, которого народ считает одним из самых опасных националистов Петербурга. Его уже не раз пытались отправить за решетку, однако Бойцу везло. Так, два года назад он обвинялся в жестоких убийствах в составе печально знаменитой группировки Боровикова – Воеводина. Но присяжные поверили Малюгину и оправдали только его из десятка других подсудимых. Боец вышел на свободу и, как считает следствие, начал убивать.

Читать далее

Всего через два месяца, по данным Следственного комитета, он задушил корейца Александра Тена, зарезал националиста Мирослава Ковровского, оскорбившего его друзей, и даже начал готовить бомбу, чтобы взорвать судью Вадима Шидловского. Того самого, который председательствовал в его первом деле, когда Малюгина оправдали.

...На очередное судебное заседание Малюгин в сопровождении конвоя пришел на костылях – у него до сих пор не зажила рана на ягодице, которую он получил при задержании.

За длительное пребывание в изоляторе Боец оброс и отрастил брюшко. На вопросы судьи Ольги Нечаевой отвечает тихо и кротко, то и дело поправляя длинную челку. Ничто не выдает в нем бывшего разведчика, воевавшего в Чечне, способного выживать в лесу и одной удавкой придушить врага. Следствие считает, что именно так Боец расправился с Александром Теном.

По данным правоохранителей, отпущенный на волю Малюгин оказался без денег и скатился до обыкновенного мошенничества: с другом Филиппом Таржемановым (по второй фамилии – Белоусовым) они попытались сдать квартиру в новостройке, которая им вообще не принадлежала. Смотреть жилье, на свою беду, пришел кореец Александр Тен.

"Сын всегда говорил, что раз он – мой младший, то я как мать должна жить с ним и его супругой. Поэтому и искал для нас более просторную квартиру..." – еле сдерживает слезы на суде мать убитого Александра Сим.

По версии следствия, получив от Тена деньги, Малюгин прокричал нацистский лозунг, задушил его удавкой и оставил труп на балконе. Родные Александ­ра искали его несколько дней, подключили к поиску и экстрасенсов, и солдат внутренних войск, однако все было тщетно. Страшный звонок раздался из убойного отдела через пять дней поисков. 

Мирослав Ковровский, по данным следствия, был жестоко зарезан средь бела дня на станции метро "Проспект Ветеранов" всего лишь из-за нескольких слов, сказанных им в адрес супруги осужденного националиста Алексея Воеводина. Когда-то Мирослав был своим среди скинхедов. Но все изменилось, когда он оказался в одной камере с Воеводиным. "Идейная лодка" разбилась о быт: говорят, мужчины ссорились из-за мелких проблем, связанных с общим житьем в камере. Да так, что глава группировки, словно мелкий сутяжник, постоянно строчил на неугодного соседа жалобы. Выйдя из тюрьмы, Мирослав на одной из посиделок нелицеприятно отозвался о супруге бывшего сокамерника. Та, по данным следствия, пожаловалась Малюгину – и вскоре Ковровский был убит. 

Уже в августе 2011 г. Бойца задержали. Это, возможно, спасло жизнь судье городского суда Вадиму Шидловскому. Во время процесса над группировкой Воеводина – Боровикова он не раз получал угрозы с требованием не назначать лидеру националистов более 20 лет лишения свободы, однако принципиальный судья приговорил Воеводина к пожизненному заключению. Следствие выяснило, что Малюгин после этого настолько возненавидел служителя Фемиды, что решил его взорвать: Боец готовил для судьи бомбу.

В Петербурге у Андрея живет мама, которая изредка приходит на процессы. Можно вообразить ее состояние – вряд ли она растила сына для того, чтобы затем ходить по судам, где его обвиняют в страшных преступ­лениях. Но Малюгин, судя по всему, считает, что был "рожден ненавидеть". Именно такая татуировка красуется на его теле, нанесенная почему-то на английском языке.


Текст: Александра Стальнова
Фото: Trend

Новости в сети

Новости по теме

Комментарии

Чтобы написать комментарий, необходимо авторизоваться через социальные сети:
или 

Новости в сети

Новости

Новости в сети

Социальные сети