Новости в сети

Loading...

Следствие длилось больше 8 лет, и многие забыли, что до 2005 г. на Невском пр. в доме напротив Казанского собора располагался не банковский офис, а кафе, которое так и называлось – "У Казанского". Его владелица Нелли Теслер умерла, так и не вернув себе утраченную собственность. Ее дочь Наталья проходит потерпевшей по делу о рейдерском захвате.

На днях СК РФ сообщил о передаче этого дела в суд. Обвинение в мошенничестве в особо крупном размере и в составе организованной группы предъявлено трем уроженцам Грузии – Зурабу Адеишвили, Зурабу Кокая и Кахе Гегучадзе. А ведь не так давно в истории звучали куда более громкие имена: Владимир Барсуков – он же Кумарин, Бадри Шенгелия – бывший "рейдер №1", Василий Владыковский, больше известный в определенных кругах как Вася Брянский. По версии следствия, в 2005 г. предполагаемые мошенники заинтересовались ООО "У Казан­ского". Точнее, принадлежавшими обществу 600 м2 в здании на Невском пр. в доме рядом с Зингером и земельным участком.

Стоимость активов организации на момент предполагаемого захвата следствие оценивает в сумму около 80 млн рублей. Версия такова: путем обмана и злоупотребления доверием учредителей обвиняемые при­обрели права на недвижимость.

Наталья Теслер, которая прекрасно помнит события 2005 г., не считает упомянутых трех обвиняемых ключевыми фигурами. "Это просто люди, на которых в свое время оформлялись документы, – рассказала она. – Чисто номинальные фигуры, за которыми стоят совсем другие".

Есть, впрочем, еще четверо фигурантов, которые числятся в розыске: Акакий Дараселия, Евгений Панов, Гурам Антелава и Олеги Мигриаули. Возможно, ниточки от кого-то из них протянутся к знаменитым персонажам.

Когда следствие по этому делу только начиналось, история кафе "У Казанского" считалась одной из самых громких в череде рейдерских захватов 2005 г. на Невском пр. В то время, напомним, перестали существовать знаменитые советские магазины "Ткани" и "Рыба", продуктовый на углу Невского и Рубин­штейна, ресторан "Петербургский уголок" и другие. Объединяло эти объекты то, что бывшие "красные директора", ставшие в 1990-х собственниками, не сумели сделать их доходными, несмотря на географическое положение. И многие захваты начинались с того, что владельцы решались продать долю в своем предприятии. Нечто подобное, судя по всему, случилось и с бывшей советской столовой рядом с Домом Зингера, которую вдова и дочь бывшего директора превратили в уютное, но не слишком доходное кафе. Покупателями долей в их организации выступали люди, которым в ту пору женщины, по словам Натальи Теслер, доверяли безгранично. "Мы доверились человеку, слушались его советов, а он просто взял и сдал нас рейдерам, – говорит Наталья. – Потом мы узнали, что наше кафе больше нам не принадлежит".

По одной из версий, человеком, втершимся в доверие к женщинам, был юрист Евгений Панов. Он известен как бывший сообщник Бадри Шенгелии по делу о другом захвате, поэтому в итоге расследование могло привести к "рейдеру №1". Но официально Шенгелия в деле не фигурирует. На одном из этапов следствие полагало, что Панов спровоцировал юридические проблемы хозяйкам кафе, те закономерно стали искать адвокатов, и тогда приятель направил их в фирму "Юрсервис". Глава этой конторы, полагало прежде следствие, якобы убедил мать и дочь переоформить собственность на другое юрлицо, чтобы спастись от рейдеров. В итоге бывшее кафе к предполагаемым рейдерам как раз и попало. Следствие считало, что заказчиком захвата был Василий Владыковский, а разработал схему Акакий Дараселия. Однако позже от такой версии следствие отказалось, с главы юрфирмы обвинения были сняты, равно как и с Владыковского и его пяти "экс-подельников". 

Остались под следствием Панов, Дараселия и еще двое, находящиеся в розыске. А также некое "неустановленное лицо", предполагаемый заказчик, главный бенефициар захвата.

2014-01-09T11:46:00+04:00
В Петербурге в суд передано дело о громком рейдерском захвате кафе "У Казанского"

Следствие длилось больше 8 лет, и многие забыли, что до 2005 г. на Невском пр. в доме напротив Казанского собора располагался не банковский офис, а кафе, которое так и называлось – "У Казанского". Его владелица Нелли Теслер умерла, так и не вернув себе утраченную собственность. Ее дочь Наталья проходит потерпевшей по делу о рейдерском захвате.

Читать далее

На днях СК РФ сообщил о передаче этого дела в суд. Обвинение в мошенничестве в особо крупном размере и в составе организованной группы предъявлено трем уроженцам Грузии – Зурабу Адеишвили, Зурабу Кокая и Кахе Гегучадзе. А ведь не так давно в истории звучали куда более громкие имена: Владимир Барсуков – он же Кумарин, Бадри Шенгелия – бывший "рейдер №1", Василий Владыковский, больше известный в определенных кругах как Вася Брянский. По версии следствия, в 2005 г. предполагаемые мошенники заинтересовались ООО "У Казан­ского". Точнее, принадлежавшими обществу 600 м2 в здании на Невском пр. в доме рядом с Зингером и земельным участком.

Стоимость активов организации на момент предполагаемого захвата следствие оценивает в сумму около 80 млн рублей. Версия такова: путем обмана и злоупотребления доверием учредителей обвиняемые при­обрели права на недвижимость.

Наталья Теслер, которая прекрасно помнит события 2005 г., не считает упомянутых трех обвиняемых ключевыми фигурами. "Это просто люди, на которых в свое время оформлялись документы, – рассказала она. – Чисто номинальные фигуры, за которыми стоят совсем другие".

Есть, впрочем, еще четверо фигурантов, которые числятся в розыске: Акакий Дараселия, Евгений Панов, Гурам Антелава и Олеги Мигриаули. Возможно, ниточки от кого-то из них протянутся к знаменитым персонажам.

Когда следствие по этому делу только начиналось, история кафе "У Казанского" считалась одной из самых громких в череде рейдерских захватов 2005 г. на Невском пр. В то время, напомним, перестали существовать знаменитые советские магазины "Ткани" и "Рыба", продуктовый на углу Невского и Рубин­штейна, ресторан "Петербургский уголок" и другие. Объединяло эти объекты то, что бывшие "красные директора", ставшие в 1990-х собственниками, не сумели сделать их доходными, несмотря на географическое положение. И многие захваты начинались с того, что владельцы решались продать долю в своем предприятии. Нечто подобное, судя по всему, случилось и с бывшей советской столовой рядом с Домом Зингера, которую вдова и дочь бывшего директора превратили в уютное, но не слишком доходное кафе. Покупателями долей в их организации выступали люди, которым в ту пору женщины, по словам Натальи Теслер, доверяли безгранично. "Мы доверились человеку, слушались его советов, а он просто взял и сдал нас рейдерам, – говорит Наталья. – Потом мы узнали, что наше кафе больше нам не принадлежит".

По одной из версий, человеком, втершимся в доверие к женщинам, был юрист Евгений Панов. Он известен как бывший сообщник Бадри Шенгелии по делу о другом захвате, поэтому в итоге расследование могло привести к "рейдеру №1". Но официально Шенгелия в деле не фигурирует. На одном из этапов следствие полагало, что Панов спровоцировал юридические проблемы хозяйкам кафе, те закономерно стали искать адвокатов, и тогда приятель направил их в фирму "Юрсервис". Глава этой конторы, полагало прежде следствие, якобы убедил мать и дочь переоформить собственность на другое юрлицо, чтобы спастись от рейдеров. В итоге бывшее кафе к предполагаемым рейдерам как раз и попало. Следствие считало, что заказчиком захвата был Василий Владыковский, а разработал схему Акакий Дараселия. Однако позже от такой версии следствие отказалось, с главы юрфирмы обвинения были сняты, равно как и с Владыковского и его пяти "экс-подельников". 

Остались под следствием Панов, Дараселия и еще двое, находящиеся в розыске. А также некое "неустановленное лицо", предполагаемый заказчик, главный бенефициар захвата.


Текст: Анастасия Филиппова
Фото: Trend

Новости в сети

Новости по теме

Комментарии

Чтобы написать комментарий, необходимо авторизоваться через социальные сети:
или 

Новости в сети

Новости

Новости в сети

Социальные сети