Новости в сети

Loading...

Начальник управления Федеральной миграционной службы по Санкт-Петербургу и Ленинградской области Елена Дунаева рассказала, как на практике проходит борьба с нелегальной миграцией, почему в доходных домах идеальные условия и сколько резиновых квартир в Петербурге.

"Петербургский дневник": С этого года миграционное законодательство было ужесточено. Например, сократился срок пребывания мигрантов на территории РФ в течение полугода, уменьшилась квота на привлечение иностранной рабочей силы. Насколько эти меры, на ваш взгляд, решают проблему нелегальной миграции?

Елена Дунаева: На самом деле ужесточения в законодательстве появились еще в прошлом году. Первое, что мы начали делать, – это закрывать въезд иностранным гражданам, которые нарушили сроки законного нахождения на территории России. В отношении таких граждан и тех, у кого было два и более административных правонарушений, въезд закрывается на три года.

Именно эта работа дала серьезные результаты - за 2013 год мы закрыли въезд более 50 тысячам иностранных граждан только по Петербургу и Ленобласти. Когда органы пограничного контроля не пропускают до 45-48 иностранных граждан в день только в Пулково, возвращая их теми же рейсами обратно, очень быстро идет распространение информации там, откуда они приехали, о том, что есть такая мера и она работает. Иностранному гражданину просто невыгодно и даже уже губительно в таком случае нарушать закон.

Поэтому мы видим желание иностранных граждан получить законные основания для нахождения на нашей территории. Прежде всего это стремление получить патент, который дает право работать у физического лица и находиться свободно на нашей территории до года, это желание вставать на миграционный учет в положенные сроки. Сейчас мы можем говорить, что до 80% проверяемых нами граждан стали при себе иметь документы, подтверждающие законность пребывания на нашей территории.

Кроме того, с 1 августа прошлого года в Москве, Петербурге, Московской и Ленинградской областях такая санкция, как выдворение, стала применяться в обязательном порядке для нарушителей режима пребывания. Это тоже стимулирующий фактор, потому что раньше иностранный гражданин понимал, что если его выявят как нарушителя, к нему будет применен штраф от 2 до 5 тысяч рублей. И он мог спокойно уйти с этим постановлением, которое зачастую  не исполнял, а штраф бы не платил. 

Сегодня же, если мы выдворяем человека, он не сможет въехать на территорию России последующие пять лет. Для иностранных граждан, а их основная цель - это все-таки реализация трудовых функций, получение заработка, это очень существенная мера и они на нее остро реагируют. 

Квота на привлечение иностранной рабочей силы уменьшается каждый год. Многие заявки работодателей отклоняются, потому что они не могут подтвердить истинную потребность в привлечении иностранцев или не готовы предоставить нормальные условия для их пребывания на нашей территории. Но дело в том, что если бы на территорию Петербурга приезжало ровно столько, сколько заявлено по квоте, проблемы бы не было, потому что все, кто приехал, имели бы гарантированно работу, условия проживания и заработок. 

У нас нет ограничений для въезда для граждан из стран СНГ, поэтому сюда приезжают, не задумываясь о том, какая квота.  А поскольку они прибывают с конкретной целью зарабатывать деньги, то отсутствие возможности получить разрешение на работу не является для них фактором, определяющим то, что они уедут отсюда. Они начинают пытаться и как-то где-то все равно реализовать свои трудовые функции. В частности, все чаще люди приобретают патент, который позволяет им остаться на законных основаниях. То есть это та категория граждан, по отношению к которым мы не можем применить санкцию за нарушение режима  пребывания. Но поскольку мы все понимаем, что теоретически это те граждане, у которых может быть недостаточно средств на  то, чтобы обеспечить себе нормальные условия проживания, они попадают в группу риска. 

"Петербургский дневник": Как отрасли лидируют по количеству привлечения нелегальной рабочей силы?

Елена Дунаева: Где бы ни использовался труд иностранных граждан, нарушители всегда присутствуют. Так как наиболее востребованы иностранные граждане в строительстве и сфере услуг,  эти отрасли лидируют и по количеству нарушений.

"Петербургский дневник": На ваш взгляд, можно ли как-то привлекать работодателей к процессу адаптации трудовых мигрантов? Ведь они все-таки – самая заинтересованная сторона.

Елена Дунаева: На мой взгляд, работодатель должен быть ответственен, как и любая принимающая сторона. Когда мы, к примеру, едем за границу, у нас же есть принимающая сторона в лице отеля или туроператора. Если бы мы ехали к родственникам, то принимающей стороной были бы родственники. Принимающая сторона отвечает за прибывающего гражданина с момента въезда до момента выезда. Те, кто въезжает в безвизовом порядке, сами начинают заниматься решением  организационных вопросов, в т.ч. искать жилье. Где они его ищут? Среди таких же земляков, у которых есть какой-то опыт. Среди тех, кто им это предлагает, а это не всегда добросовестные граждане и предприниматели.

Если работодатели заявляют о потребности, берут иностранного гражданина, заключая с ним трудовой договор, уже, на мой взгляд, априори должны вытекать все последующие обязательства из этих трудовых правоотношений. Нарушил иностранный гражданин закон, значит, работодатель несет определенную ответственность перед обществом, в том числе вопросы финансовых расходов по выдворению и депортации такого гражданина.

"Петербургский дневник": Некоторые горожане испытывают беспокойство из-за того, что по соседству массово проживают мигранты, будь то доходные дома, например, или  общежитие на Весельной ул.

Елена Дунаева: На Весельной ул. действительно живет порядка 300 человек, но что в этом криминального? Люди живут в нормальных условиях, они все поставлены на миграционный учет. Они работали на строительстве Пулково, и работодатель нормально подошел к их размещению, создал условия. 

Я всем очень советую посмотреть систему организации проживания в доходных домах. Идеальные условия, на мой взгляд, решены вопросы безопасности, выведены тревожные кнопки на пульт охраны близлежащих органов полиции, производится еженедельная смена постельного белья, ежедневная уборка в комнатах, есть комната отдыха и т.д. Люди живут в нормальных условиях, а я все-таки придерживаюсь позиции, что бытие определяет сознание. Если люди живут в нормальных условиях, то, выходя на улицу, за дверь доходного дома, они не вступают в противоречие с окружающим миром. Они чувствуют себя нормальными  людьми, которые не загнаны в угол и не поставлены в условия, когда необходимо выживать.

То, что люди живут по соседству в таком количестве, конечно, это не может не смущать, и в первую очередь беспокоят, наверное, какие-то поведенческие моменты. Например, когда много человек сидят на корточках и громко разговаривают на непонятном языке. Но мы не можем в подобном случае применить к гражданам, имеющим на руках все документы, какие-то меры воздействия, потому что они ничего не нарушают. Поведение в быту - это уже следующая категория, с которой нужно работать, опять же используя возможности по такому организованному проживанию. И мы это пытаемся делать, приходя туда с разъяснительными беседами, привлекая диаспоры, чтобы они, используя языковые возможности, разъясняли  те правила, по которым мы живем.

С точки зрения безопасности, даже если нам известны места такого массового проживания, как на Весельной, и нам, и полиции это значительно упрощает жизнь. Потому что мы понимаем, кто там живет, какая система учета, и в каждом конкретном случае чего мы можем влиять на ситуацию. Хуже и страшнее, когда люди живут в расселенных домах и мы вообще не знаем, кто там проживает, до тех пор  пока не придем, всех оттуда не выведем и не проведем тотальную проверку. Поэтому, конечно, организация проживания в цивилизованных условиях, создание условий для социализации трудовых мигрантов - это то, к чему мы должны стремиться. К тому же все граждане иностранные, получающие разрешительные документы, проходят сегодня дактилоскопическую регистрацию, что немаловажно в решении вопросов обеспечения безопасности граждан.

Понятно, что присутствует страх, опасение перед такой категорией, как трудовые мигранты. К сожалению, сегодня очень много внимания в информационном пространстве уделяется преступности среди мигрантов. И несомненно, это колоссальная проблема. Но надо отметить, что  преступления, которые совершаются, чаще всего совершаются внутри мигрантской среды, т.е. это не значит, что трудовой мигрант приезжает с целью совершить преступление против гражданина РФ.

"Петербургский дневник": С этого года также вступил в силу закон о резиновых квартирах. Много ли адресов массовой регистрации в Петербурге?

Елена Дунаева: Много или мало – понятие относительное. В Петербурге у нас 155 адресов массовой регистрации, массовой постановки на учет. Все эти адреса находятся у нас на контроле, и понятно, что на десяти квадратных метах не могут проживать сто человек. Но, к сожалению, мы работаем постфактум, потому что постановка на миграционный учет осуществляется двумя способами. Один из них – через почтовое отделение связи. И когда мы получаем информацию от почтового отделения, начинаем вносить ее в базу, то мы видим, что это адрес многократной постановки на учет. Но гражданин-то уже ушел с почты с уведомлением о том, что он стоит на учете, и его легализация уже произошла.

Я в чем вижу плюс закона о резиновых квартирах? В первую очередь, с точки зрения профилактических мер.  Когда гражданин, осуществляющий постановку на миграционный учет, понимает, что за фиктивную постановку он будет нести уголовную ответственность, то в основной массе это должно  работать.

"Петербургский дневник": Размер штрафов за привлечение нелегальной рабочей силы значительно увеличился, неужели это не останавливает работодателей?

Елена Дунаева: Штрафы действительно большие - от 400 до 800 тысяч за одного нарушителя. Поэтому работодатели в массе своей все же стараются оформлять документы. Есть, несомненно, категории лиц, которые думают: ну а вдруг ко мне не скоро придут или вовсе не придут, и допускают использование иностранной рабочей силы, и стараются находить пробелы в законодательстве, которые они могли бы как- то использовать. Наша задача - совершенствовать профессиональную подготовку сотрудников и обеспечить реализацию принципа неотвратимости наказания за совершенные правонарушения.

2014-03-12T18:09:00+04:00
Елена Дунаева: где бы ни использовался труд мигрантов, нарушители всегда присутствуют

Начальник управления Федеральной миграционной службы по Санкт-Петербургу и Ленинградской области Елена Дунаева рассказала, как на практике проходит борьба с нелегальной миграцией, почему в доходных домах идеальные условия и сколько резиновых квартир в Петербурге.

Читать далее

"Петербургский дневник": С этого года миграционное законодательство было ужесточено. Например, сократился срок пребывания мигрантов на территории РФ в течение полугода, уменьшилась квота на привлечение иностранной рабочей силы. Насколько эти меры, на ваш взгляд, решают проблему нелегальной миграции?

Елена Дунаева: На самом деле ужесточения в законодательстве появились еще в прошлом году. Первое, что мы начали делать, – это закрывать въезд иностранным гражданам, которые нарушили сроки законного нахождения на территории России. В отношении таких граждан и тех, у кого было два и более административных правонарушений, въезд закрывается на три года.

Именно эта работа дала серьезные результаты - за 2013 год мы закрыли въезд более 50 тысячам иностранных граждан только по Петербургу и Ленобласти. Когда органы пограничного контроля не пропускают до 45-48 иностранных граждан в день только в Пулково, возвращая их теми же рейсами обратно, очень быстро идет распространение информации там, откуда они приехали, о том, что есть такая мера и она работает. Иностранному гражданину просто невыгодно и даже уже губительно в таком случае нарушать закон.

Поэтому мы видим желание иностранных граждан получить законные основания для нахождения на нашей территории. Прежде всего это стремление получить патент, который дает право работать у физического лица и находиться свободно на нашей территории до года, это желание вставать на миграционный учет в положенные сроки. Сейчас мы можем говорить, что до 80% проверяемых нами граждан стали при себе иметь документы, подтверждающие законность пребывания на нашей территории.

Кроме того, с 1 августа прошлого года в Москве, Петербурге, Московской и Ленинградской областях такая санкция, как выдворение, стала применяться в обязательном порядке для нарушителей режима пребывания. Это тоже стимулирующий фактор, потому что раньше иностранный гражданин понимал, что если его выявят как нарушителя, к нему будет применен штраф от 2 до 5 тысяч рублей. И он мог спокойно уйти с этим постановлением, которое зачастую  не исполнял, а штраф бы не платил. 

Сегодня же, если мы выдворяем человека, он не сможет въехать на территорию России последующие пять лет. Для иностранных граждан, а их основная цель - это все-таки реализация трудовых функций, получение заработка, это очень существенная мера и они на нее остро реагируют. 

Квота на привлечение иностранной рабочей силы уменьшается каждый год. Многие заявки работодателей отклоняются, потому что они не могут подтвердить истинную потребность в привлечении иностранцев или не готовы предоставить нормальные условия для их пребывания на нашей территории. Но дело в том, что если бы на территорию Петербурга приезжало ровно столько, сколько заявлено по квоте, проблемы бы не было, потому что все, кто приехал, имели бы гарантированно работу, условия проживания и заработок. 

У нас нет ограничений для въезда для граждан из стран СНГ, поэтому сюда приезжают, не задумываясь о том, какая квота.  А поскольку они прибывают с конкретной целью зарабатывать деньги, то отсутствие возможности получить разрешение на работу не является для них фактором, определяющим то, что они уедут отсюда. Они начинают пытаться и как-то где-то все равно реализовать свои трудовые функции. В частности, все чаще люди приобретают патент, который позволяет им остаться на законных основаниях. То есть это та категория граждан, по отношению к которым мы не можем применить санкцию за нарушение режима  пребывания. Но поскольку мы все понимаем, что теоретически это те граждане, у которых может быть недостаточно средств на  то, чтобы обеспечить себе нормальные условия проживания, они попадают в группу риска. 

"Петербургский дневник": Как отрасли лидируют по количеству привлечения нелегальной рабочей силы?

Елена Дунаева: Где бы ни использовался труд иностранных граждан, нарушители всегда присутствуют. Так как наиболее востребованы иностранные граждане в строительстве и сфере услуг,  эти отрасли лидируют и по количеству нарушений.

"Петербургский дневник": На ваш взгляд, можно ли как-то привлекать работодателей к процессу адаптации трудовых мигрантов? Ведь они все-таки – самая заинтересованная сторона.

Елена Дунаева: На мой взгляд, работодатель должен быть ответственен, как и любая принимающая сторона. Когда мы, к примеру, едем за границу, у нас же есть принимающая сторона в лице отеля или туроператора. Если бы мы ехали к родственникам, то принимающей стороной были бы родственники. Принимающая сторона отвечает за прибывающего гражданина с момента въезда до момента выезда. Те, кто въезжает в безвизовом порядке, сами начинают заниматься решением  организационных вопросов, в т.ч. искать жилье. Где они его ищут? Среди таких же земляков, у которых есть какой-то опыт. Среди тех, кто им это предлагает, а это не всегда добросовестные граждане и предприниматели.

Если работодатели заявляют о потребности, берут иностранного гражданина, заключая с ним трудовой договор, уже, на мой взгляд, априори должны вытекать все последующие обязательства из этих трудовых правоотношений. Нарушил иностранный гражданин закон, значит, работодатель несет определенную ответственность перед обществом, в том числе вопросы финансовых расходов по выдворению и депортации такого гражданина.

"Петербургский дневник": Некоторые горожане испытывают беспокойство из-за того, что по соседству массово проживают мигранты, будь то доходные дома, например, или  общежитие на Весельной ул.

Елена Дунаева: На Весельной ул. действительно живет порядка 300 человек, но что в этом криминального? Люди живут в нормальных условиях, они все поставлены на миграционный учет. Они работали на строительстве Пулково, и работодатель нормально подошел к их размещению, создал условия. 

Я всем очень советую посмотреть систему организации проживания в доходных домах. Идеальные условия, на мой взгляд, решены вопросы безопасности, выведены тревожные кнопки на пульт охраны близлежащих органов полиции, производится еженедельная смена постельного белья, ежедневная уборка в комнатах, есть комната отдыха и т.д. Люди живут в нормальных условиях, а я все-таки придерживаюсь позиции, что бытие определяет сознание. Если люди живут в нормальных условиях, то, выходя на улицу, за дверь доходного дома, они не вступают в противоречие с окружающим миром. Они чувствуют себя нормальными  людьми, которые не загнаны в угол и не поставлены в условия, когда необходимо выживать.

То, что люди живут по соседству в таком количестве, конечно, это не может не смущать, и в первую очередь беспокоят, наверное, какие-то поведенческие моменты. Например, когда много человек сидят на корточках и громко разговаривают на непонятном языке. Но мы не можем в подобном случае применить к гражданам, имеющим на руках все документы, какие-то меры воздействия, потому что они ничего не нарушают. Поведение в быту - это уже следующая категория, с которой нужно работать, опять же используя возможности по такому организованному проживанию. И мы это пытаемся делать, приходя туда с разъяснительными беседами, привлекая диаспоры, чтобы они, используя языковые возможности, разъясняли  те правила, по которым мы живем.

С точки зрения безопасности, даже если нам известны места такого массового проживания, как на Весельной, и нам, и полиции это значительно упрощает жизнь. Потому что мы понимаем, кто там живет, какая система учета, и в каждом конкретном случае чего мы можем влиять на ситуацию. Хуже и страшнее, когда люди живут в расселенных домах и мы вообще не знаем, кто там проживает, до тех пор  пока не придем, всех оттуда не выведем и не проведем тотальную проверку. Поэтому, конечно, организация проживания в цивилизованных условиях, создание условий для социализации трудовых мигрантов - это то, к чему мы должны стремиться. К тому же все граждане иностранные, получающие разрешительные документы, проходят сегодня дактилоскопическую регистрацию, что немаловажно в решении вопросов обеспечения безопасности граждан.

Понятно, что присутствует страх, опасение перед такой категорией, как трудовые мигранты. К сожалению, сегодня очень много внимания в информационном пространстве уделяется преступности среди мигрантов. И несомненно, это колоссальная проблема. Но надо отметить, что  преступления, которые совершаются, чаще всего совершаются внутри мигрантской среды, т.е. это не значит, что трудовой мигрант приезжает с целью совершить преступление против гражданина РФ.

"Петербургский дневник": С этого года также вступил в силу закон о резиновых квартирах. Много ли адресов массовой регистрации в Петербурге?

Елена Дунаева: Много или мало – понятие относительное. В Петербурге у нас 155 адресов массовой регистрации, массовой постановки на учет. Все эти адреса находятся у нас на контроле, и понятно, что на десяти квадратных метах не могут проживать сто человек. Но, к сожалению, мы работаем постфактум, потому что постановка на миграционный учет осуществляется двумя способами. Один из них – через почтовое отделение связи. И когда мы получаем информацию от почтового отделения, начинаем вносить ее в базу, то мы видим, что это адрес многократной постановки на учет. Но гражданин-то уже ушел с почты с уведомлением о том, что он стоит на учете, и его легализация уже произошла.

Я в чем вижу плюс закона о резиновых квартирах? В первую очередь, с точки зрения профилактических мер.  Когда гражданин, осуществляющий постановку на миграционный учет, понимает, что за фиктивную постановку он будет нести уголовную ответственность, то в основной массе это должно  работать.

"Петербургский дневник": Размер штрафов за привлечение нелегальной рабочей силы значительно увеличился, неужели это не останавливает работодателей?

Елена Дунаева: Штрафы действительно большие - от 400 до 800 тысяч за одного нарушителя. Поэтому работодатели в массе своей все же стараются оформлять документы. Есть, несомненно, категории лиц, которые думают: ну а вдруг ко мне не скоро придут или вовсе не придут, и допускают использование иностранной рабочей силы, и стараются находить пробелы в законодательстве, которые они могли бы как- то использовать. Наша задача - совершенствовать профессиональную подготовку сотрудников и обеспечить реализацию принципа неотвратимости наказания за совершенные правонарушения.


Текст: Олеся Гончарова
Фото: Дмитрий Фуфаев

Новости в сети

Новости по теме

Комментарии

Чтобы написать комментарий, необходимо авторизоваться через социальные сети:
или 

Новости в сети

Новости в сети

Социальные сети