Новости в сети

Loading...

160 лет со дня начала героической обороны Севастополя исполняется в этом году. По удивительному совпадению именно 16 марта жители города русской славы и всего Крыма выйдут на референдум, чтобы заявить о желании воссоединиться с Россией.

Командовал обороной Севастополя адмирал Павел Нахимов, выпускник Морского корпуса в Санкт-Петербурге. И около его памятника в Севастополе кипит сегодня новая битва – проходят митинги жителей города, требующих воссоединения с Россией.

Истоки

Родился Павел Степанович в отцовском имении Городок Смоленской губернии в семье небогатого дворянина, отставного секунд-майора. В семье были пять братьев и пять сестер. Все пятеро братьев стали моряками, окончив петербургский Морской кадетский корпус на Васильевском острове, на котором сегодня висит мемориальная доска с именем Нахимова.

Окончив корпус одним из лучших, Нахимов был произведен в мичманы и стал служить на фрегате "Крейсер", на котором отправился в кругосветное плавание. Командовал фрегатом знаменитый Михаил Лазарев, тот самый, что вместе с Беллинсгаузеном открыл Антарктиду. 

Лазарев полюбил Нахимова как сына и говорил о нем так: "Чист душой и любит море". 

Павел Степанович был глубоко верующим человеком. На теле он носил фамильный крест-мощевик – святыню, которую его предки передавали из поколения в поколение.

Боевое крещение

После "Крейсера" Павел Нахимов стал служить на линейном кораб­ле "Азов". На нем ему и предстояло принять боевое крещение. 

Летом 1827 г. корабль в составе русской эскадры отправился в Средиземное море "воевать турок". Восьмого октября эскадра вместе с кораблями союзников – французов и англичан – блокировала Наваринскую бухту, где под охраной береговых батарей стоял огромный соединенный турецко-египетский флот. 

В этом знаменитом сражении русские моряки сыграли решающую роль. "Азов", который шел первым, был атакован сразу шестью кораблями противника. На дно один за другим были пущены три турецких фрегата и корвет.  

Русские пушкари показали такую скорострельность и меткость, что уже через 20 минут корма флагмана турецкой эскадры была совершенно разбита, начался пожар в пороховом погребе. Турки пытались потушить огонь, но командоры "Азова" дружно ударили картечью, которая смела с палубы неприятеля, и турецкий фрегат взлетел на воздух со страшным грохотом.

Гром взрывов греческие жители слышали и поздно ночью после битвы. Турки сами взрывали свои корабли, севшие на мель. Всего же неприятель потерял в битве 60 кораблей – почти весь свой флот – и 7 тыс. матросов и офицеров.

Нахимов так подводил потом итоги боя: "Капитаны и прочие офицеры российской эскадры исполнили долг свой с примерным рвением, мужеством и презрением опасностей, нижние чины отличались храбростью и повиновением, которые достойны подражания...".

В России известие о победе вызвало восторг. "Азову" впервые в истории русского флота присвоили георгиевский кормовой флаг, а сам Нахимов получил за храбрость звание капитан-лейтенанта и Георгиевский крест. 

А в Англии весть о Наварине, наоборот, вызвала уныние. Английский король изрек в адрес командующего своей эскадры Код­рингтона: "Я посылаю ему ленту, хотя он достоин веревки". 

Союзники смертельно опасались усиления России, роста ее мощи и авторитета.

Отец-благодетель

С тех пор слава о Павле Нахимове не переставала греметь на русском флоте. В те времена, когда мордобой на кораблях был обычным явлением, Нахимов относился к морякам с подчеркнутым уважением. 

"Пора нам перестать считать себя помещиками, а матросов – крепостными людьми. Матрос есть главный двигатель на военном корабле, а мы только пружины, которые на него действуют", – говорил он офицерам. 

Свое жалованье Нахимов раздавал отставным морякам, вдовам и сиротам матросов. Матросы знали об этом и отвечали своему командиру горячей любовью, называли "отцом-благодетелем". 

"С нами Бог и сам Нахимов. Он не даст нам, братцы, потонуть!" – распевали они.

Синопский бой

Между тем провокации Турции, которую поддерживала Англия, против России продолжались. В октябре 1853 г. турецкая орда захватила русский пограничный пост Святой Николай. Османы распяли таможенного чиновника и упражнялись в стрельбе по нему. Священнику отпилили голову, а у беременной женщины вырезали из утробы младенца и на глазах еще живой матери рассекли его на куски.

Прослышав об этих зверствах, Нахимов, уже ставший вице-адмиралом, устремил корабли к гавани Синоп, где стояла турецкая эскад­ра. В сражении из 14 турецких кораблей русские уничтожили 13. Более 3,2 тыс. турок были убиты или ранены. В плен попал и сам командир турецкой эскадры Осман-паша. В то время как русские не потеряли ни одного корабля, а убитых и раненых оказалось в 12 раз меньше. Такой блестящей победы еще не было в истории морского флота! 

Осада Севастополя

Прежних союзников – англичан и французов – охватила паника, они опасались усиления России в Средиземном море и решили любой ценой остановить ее, захватив Севастополь – опорную базу русского флота на юге. 

Началась тяжелая Крымская война – осада Севастополя, который русские моряки и солдаты защищали с небывалым мужеством. Молодой Лев Толстой рассказал о ней в своих "Севастопольских рассказах".

Превосходство врага на море было столь подавляющим, что пришлось затопить корабли русской эскадры, перегородив ими вход в бухту. Павлу Нахимову, уже ставшему адмиралом, приказали возглавить сухопутную оборону города. 

Героическая оборона Севастополя продолжалась 349 дней. Враги безжалостно обстреливали город из орудий, многократно пытались взять его штурмом. Русские героически защищались. Нахимов сам был в первых рядах защитников города, командуя обороной вместе с адмиралом Владимиром Корниловым. Чтобы дать подчиненным пример храбрости, он в золотых адмиральских эполетах смело появлялся на самых опасных участках. Казалось, что пули не берут храбреца. Однако 28 июня 1855 г., когда Нахимов поднялся на бруствер и стал смот­реть в подзорную трубу в сторону неприятеля, пуля сразила его в висок. Со всеми почестями героя похоронили во Владимирском соборе.

Героический подвиг Нахимова стал примером для поколений российских моряков. В 1942 г., когда враги снова штурмовали Сева­стополь, один снаряд попал в музей и в клочья разорвал мундир Нахимова. Тогда матросы разобрали эти тряпицы, прикрепили к бушлатам и смело пошли в бой с криками: "Мы – нахимовцы!". В честь легендарного адмирала был учрежден орден, его именем названы училища для юных моряков. А память о герое и славной обороне Севастополя и сегодня вдохновляет его жителей, которые выйдут 16 марта на референдум.

2014-03-14T11:14:00+04:00
Севастополь выходит на новую "битву"

160 лет со дня начала героической обороны Севастополя исполняется в этом году. По удивительному совпадению именно 16 марта жители города русской славы и всего Крыма выйдут на референдум, чтобы заявить о желании воссоединиться с Россией.

Читать далее

Командовал обороной Севастополя адмирал Павел Нахимов, выпускник Морского корпуса в Санкт-Петербурге. И около его памятника в Севастополе кипит сегодня новая битва – проходят митинги жителей города, требующих воссоединения с Россией.

Истоки

Родился Павел Степанович в отцовском имении Городок Смоленской губернии в семье небогатого дворянина, отставного секунд-майора. В семье были пять братьев и пять сестер. Все пятеро братьев стали моряками, окончив петербургский Морской кадетский корпус на Васильевском острове, на котором сегодня висит мемориальная доска с именем Нахимова.

Окончив корпус одним из лучших, Нахимов был произведен в мичманы и стал служить на фрегате "Крейсер", на котором отправился в кругосветное плавание. Командовал фрегатом знаменитый Михаил Лазарев, тот самый, что вместе с Беллинсгаузеном открыл Антарктиду. 

Лазарев полюбил Нахимова как сына и говорил о нем так: "Чист душой и любит море". 

Павел Степанович был глубоко верующим человеком. На теле он носил фамильный крест-мощевик – святыню, которую его предки передавали из поколения в поколение.

Боевое крещение

После "Крейсера" Павел Нахимов стал служить на линейном кораб­ле "Азов". На нем ему и предстояло принять боевое крещение. 

Летом 1827 г. корабль в составе русской эскадры отправился в Средиземное море "воевать турок". Восьмого октября эскадра вместе с кораблями союзников – французов и англичан – блокировала Наваринскую бухту, где под охраной береговых батарей стоял огромный соединенный турецко-египетский флот. 

В этом знаменитом сражении русские моряки сыграли решающую роль. "Азов", который шел первым, был атакован сразу шестью кораблями противника. На дно один за другим были пущены три турецких фрегата и корвет.  

Русские пушкари показали такую скорострельность и меткость, что уже через 20 минут корма флагмана турецкой эскадры была совершенно разбита, начался пожар в пороховом погребе. Турки пытались потушить огонь, но командоры "Азова" дружно ударили картечью, которая смела с палубы неприятеля, и турецкий фрегат взлетел на воздух со страшным грохотом.

Гром взрывов греческие жители слышали и поздно ночью после битвы. Турки сами взрывали свои корабли, севшие на мель. Всего же неприятель потерял в битве 60 кораблей – почти весь свой флот – и 7 тыс. матросов и офицеров.

Нахимов так подводил потом итоги боя: "Капитаны и прочие офицеры российской эскадры исполнили долг свой с примерным рвением, мужеством и презрением опасностей, нижние чины отличались храбростью и повиновением, которые достойны подражания...".

В России известие о победе вызвало восторг. "Азову" впервые в истории русского флота присвоили георгиевский кормовой флаг, а сам Нахимов получил за храбрость звание капитан-лейтенанта и Георгиевский крест. 

А в Англии весть о Наварине, наоборот, вызвала уныние. Английский король изрек в адрес командующего своей эскадры Код­рингтона: "Я посылаю ему ленту, хотя он достоин веревки". 

Союзники смертельно опасались усиления России, роста ее мощи и авторитета.

Отец-благодетель

С тех пор слава о Павле Нахимове не переставала греметь на русском флоте. В те времена, когда мордобой на кораблях был обычным явлением, Нахимов относился к морякам с подчеркнутым уважением. 

"Пора нам перестать считать себя помещиками, а матросов – крепостными людьми. Матрос есть главный двигатель на военном корабле, а мы только пружины, которые на него действуют", – говорил он офицерам. 

Свое жалованье Нахимов раздавал отставным морякам, вдовам и сиротам матросов. Матросы знали об этом и отвечали своему командиру горячей любовью, называли "отцом-благодетелем". 

"С нами Бог и сам Нахимов. Он не даст нам, братцы, потонуть!" – распевали они.

Синопский бой

Между тем провокации Турции, которую поддерживала Англия, против России продолжались. В октябре 1853 г. турецкая орда захватила русский пограничный пост Святой Николай. Османы распяли таможенного чиновника и упражнялись в стрельбе по нему. Священнику отпилили голову, а у беременной женщины вырезали из утробы младенца и на глазах еще живой матери рассекли его на куски.

Прослышав об этих зверствах, Нахимов, уже ставший вице-адмиралом, устремил корабли к гавани Синоп, где стояла турецкая эскад­ра. В сражении из 14 турецких кораблей русские уничтожили 13. Более 3,2 тыс. турок были убиты или ранены. В плен попал и сам командир турецкой эскадры Осман-паша. В то время как русские не потеряли ни одного корабля, а убитых и раненых оказалось в 12 раз меньше. Такой блестящей победы еще не было в истории морского флота! 

Осада Севастополя

Прежних союзников – англичан и французов – охватила паника, они опасались усиления России в Средиземном море и решили любой ценой остановить ее, захватив Севастополь – опорную базу русского флота на юге. 

Началась тяжелая Крымская война – осада Севастополя, который русские моряки и солдаты защищали с небывалым мужеством. Молодой Лев Толстой рассказал о ней в своих "Севастопольских рассказах".

Превосходство врага на море было столь подавляющим, что пришлось затопить корабли русской эскадры, перегородив ими вход в бухту. Павлу Нахимову, уже ставшему адмиралом, приказали возглавить сухопутную оборону города. 

Героическая оборона Севастополя продолжалась 349 дней. Враги безжалостно обстреливали город из орудий, многократно пытались взять его штурмом. Русские героически защищались. Нахимов сам был в первых рядах защитников города, командуя обороной вместе с адмиралом Владимиром Корниловым. Чтобы дать подчиненным пример храбрости, он в золотых адмиральских эполетах смело появлялся на самых опасных участках. Казалось, что пули не берут храбреца. Однако 28 июня 1855 г., когда Нахимов поднялся на бруствер и стал смот­реть в подзорную трубу в сторону неприятеля, пуля сразила его в висок. Со всеми почестями героя похоронили во Владимирском соборе.

Героический подвиг Нахимова стал примером для поколений российских моряков. В 1942 г., когда враги снова штурмовали Сева­стополь, один снаряд попал в музей и в клочья разорвал мундир Нахимова. Тогда матросы разобрали эти тряпицы, прикрепили к бушлатам и смело пошли в бой с криками: "Мы – нахимовцы!". В честь легендарного адмирала был учрежден орден, его именем названы училища для юных моряков. А память о герое и славной обороне Севастополя и сегодня вдохновляет его жителей, которые выйдут 16 марта на референдум.


Текст: Андрей Соколов
Фото: Оборона Севастополя Франц Рубо

Новости в сети

Новости по теме

Комментарии

Чтобы написать комментарий, необходимо авторизоваться через социальные сети:
или 

Новости в сети

Новости

Новости в сети

Социальные сети