Новости в сети

Loading...

В ближайшее время в Петербурге должен предстать перед судом необычный обвиняемый. Молдаванину Иону Патрику грозит наказание за похищение человека, избиение, использование рабского труда. А по сути он был руководителем и хозяином профессиональных нищих, попрошайничавших в метро. Его задержание стало значимым событием для полиции, но на нищенском бизнесе, к сожалению, оно почти не отразилось. Выманивание денег у горожан под разными предлогами продолжает процветать.

Восстание украинки

Поймать организаторов нищенского притона помогла одна из "рабынь", которой удалось улизнуть из-под тотального контроля и сообщить о своей беде полиции. Это произошло еще весной 2013 года. 27-летняя уроженка Украины рассказала стражам порядка, что приехала в Петербург в 2011м, чтобы устроиться на работу в крупный магазин. Однако прямо на вокзале ее схватили двое неизвестных, избили, отняли паспорт и увезли в частный дом в поселке Аннино Ломоносовского района. А потом заставили ходить по метро с протянутой рукой.

Женщина поведала, что на работу ее доставляют утром, а вечером отбирают всю выручку и увозят на машине на ночевку в тот самый дом, где обитает еще несколько таких же попрошаек. А заправляла этим бизнесом семейная пара из Молдавии — Ион Парник и Феодора Стойка. Супруги держали псевдонищих в черном теле, избивали их, денег не оставляли, кое-как кормили, а главное — поили водкой, что для многих попрошаек было весомым аргументом не сопротивляться.

Сбежавшая украинка помогла полиции выманить Парника и Стойку на встречу, где их и задержали. Затем стражи порядка нагрянули в гости к "рабовладельцам". Там обнаружилось шестеро калек, четыре надсмотрщика, много денег мелкими купюрами и монетами, а также избитая женщина под грудой досок. Было возбуждено уголовное дело, началось следствие. Но инвалиды, которые сначала были как будто рады своему освобождению, вскоре "ушли в отказ", свидетельствовать против своих хозяев не захотели. Поэтому привлечь к ответственности надсмотрщиков не удалось. Феодора также суду пока не подлежит, медэксперты признали ее не совсем вменяемой и отправили на принудительное психиатрическое лечение.

А отдохнувшие в социальных учреждениях калеки, которых освободили из молдавского рабства... вернулись на свои рабочие места. Они продолжают клянчить милостыню, но теперь уже трудятся не на Иона с Феодорой, а на себя.

Мирные труженики метро

Такое поведение попрошаек неудивительно. Ведь в их понимании нищий — это не материальное положение, а профессия, причем весьма прибыльная. По данным полиции, всего за день один попрошайка может собрать 20–70 тысяч рублей. Люди охотно подают калекам и старикам, веря в их "сказки" о пропавших документах, страшных болезнях и боевых заслугах. Большинство жертвователей не задумываются, кому на самом деле достаются эти деньги, и уж тем более никто не проверяет подлинность нищенских биографий. К тому же совать нос в эти дела небезопасно. За многими попрошайками следят крепкие парни, которые не позволят простым прохожим "срывать маски" с "актеров".

Задержание одного организатора нищенского притона никак не повлияло на ситуацию в городе. Силами правоохранительных органов ее вообще сложно изменить. Попрошайничество законом не запрещено. Люди ведь добровольно отдают свои деньги "нуждающимся".

"У сотрудников метрополитена нет никаких оснований выгонять нищих на улицу, разве что те будут в грязной и дурнопахнущей одежде, — пояснила пресс-секретарь петербургской подземки Юлия Шавель. — Конфликтных ситуаций эти нищие не устраивают, к ним не придерешься. В метро они проходят наравне с обычными пассажирами".

Единственный предлог, под которым таких дельцов можно вывести из метро, — это вменить им в вину деятельность, направленную на получение прибыли без разрешения руководства метрополитена. А на поверхности — на улицах и площадях — и такого повода для задержания быть не может.

"Мадонн с младенцами" почти искоренили

Единственная категория попрошаек, которую можно и очень нужно наказывать, — это нищие с детьми — так называемые "мадонны с младенцами". По закону (151 статья УК РФ) недопустимо вовлекать несовершеннолетних в попрошайничество. Однако на практике применить эту статью довольно сложно — слишком расплывчато с юридической точки зрения понятие "вовлекать". Маленькие дети, а уж тем более младенцы, просто не понимают, что их используют, их никто не вовлекает, не уговаривает — их просто берут и несут на место работы. К тому же известны случаи, когда ребенка "перед сменой" накачивали успокоительными препаратами и даже наркотиками, чтобы он спал и не капризничал.

"В теплое время года (с мая по сентябрь) наблюдается активность цыган-люли — граждан Таджикистана и Узбекистана. Они зачастую нарушают правила въезда в Россию. Кроме того, дети у них, по сравнению с другими этническими группами, занимающимися попрошайничеством, находятся в наихудшем состоянии. Их направляют для медицинского обследования и при необходимости лечения в детскую больницу на ул. Цимбалина, а потом — в детские дома," — говорит руководитель молодежной службы безопасности Леонид Армер. 

Эта организация помогала полиции в выявлении попрошаек с детьми. Женщин то и дело забирали в участки. Такое повышенное внимание со стороны органов безопасности мешало работать. Возможно, поэтому "мадонн с младенцами" в последнее время стало меньше.

Классификация попрошаек

Потерявшие кошелек. Эти люди неприметны в толпе. Они подходят к прохожим и просят денег на проезд под предлогом того, что случайно остались без средств, например, потеряли кошелек или забыли деньги на работе, а срочно надо ехать к рожающей жене. При этом попрошайка выманивает около 50–100 рублей, так как ехать далеко, на нескольких видах транспорта.

Приличные пенсионеры. Скромно, иногда немного оригинально одетые (на станции метро "Невский проспект" можно встретить бабушку в шляпке) старички просят помочь им на жизнь. Действуют ненавязчиво, интеллигентно. Иногда и вовсе просто сидят с баночкой для подаяний в руках. (Одну такую можно увидеть на ступеньках станции "Сенная площадь".)

Нищие старики. Они уже более настойчиво просят помощи: кричат, громко плачут или молятся. Одеты убого, используют палки и костыли для большей достоверности образа. Некоторые "не в силах" стоять, опускаются на колени, низко наклоняются к земле. Несколько лет назад одна такая старуха была разоблачена — под ворохом платков и кофт скрывалась еще совсем не старая женщина — примерно 30–35 лет.

Инвалиды. Убогость страдальцев варьируется от псевдослепоты до ампутации всех конечностей. Некоторые действительно имеют физические патологии, другие их лишь ловко имитируют, подволакивая ногу, хромая, закатывая глаза или заламывая руки в неестественное положение.

Афганцы. Чаще всего это безногие или безрукие инвалиды. Одеты в тельняшки, элементы военной формы. Уверяют, что воевали в горячих точках, где и были изувечены. По данным УВД на метрополитене, реальных афганцев или участников других боевых действий последних лет среди них нет. Свои травмы они получили при более прозаических обстоятельствах, например, отморозив ноги по пьянке.

Родственники больных. Деньги собирают на лечение онкологии и генетических заболеваний. Используют фотографии детей, плохо читаемые копии больничных выписок и диагнозов. Некоторые просят средства на похороны родственников — причем годами мигрируя по разным местам.

Потерпевшие. Рассказывают трагические истории о пожарах, наводнениях, крушениях поездов и прочих катаклизмах, после которых они и вся их большая семья остались без средств к существованию. Также могут использовать фотографии "несчастных" детей.

Беременные. Девушки смиренно просят милостыню. Всеми силами изображают, как им тяжело стоять в их положении — степень округлости живота свидетельствует о 7–8 месяце беременности. Одна такая "будущая мать" не может разродиться уже около года. Часто она появляется в переходе между станциями метро "Спасская" и "Сенная площадь".

Бомжи. Побираются в людных местах. Сидят в окружении тюков и баулов со своим скарбом. В последнее время у них модно откровенно писать на табличках "Подайте на бухло".

Богомольцы. Просят деньги на восстановление и строительство храмов, монастырей. РПЦ уже неоднократно предупреждала, что ее представители так не работают.

Животные. Собак, кошек, лошадей и пони выставляют на улицах, рядом располагаются таблички: "Помогите на корм", "Мы хотим кушать" и т. п. Хозяева стоят рядом — следят, чтобы никто не вздумал забрать животное. Зверей иногда заставляют держать в пасти ведерки для подаяний (порой их прикручивают проволокой к морде).

2014-04-06T12:30:37+04:00
Доходная профессия – нищий: почему у попрошаек беременность длится не 9 месяцев, а несколько лет

В ближайшее время в Петербурге должен предстать перед судом необычный обвиняемый. Молдаванину Иону Патрику грозит наказание за похищение человека, избиение, использование рабского труда. А по сути он был руководителем и хозяином профессиональных нищих, попрошайничавших в метро. Его задержание стало значимым событием для полиции, но на нищенском бизнесе, к сожалению, оно почти не отразилось. Выманивание денег у горожан под разными предлогами продолжает процветать.

Читать далее

Восстание украинки

Поймать организаторов нищенского притона помогла одна из "рабынь", которой удалось улизнуть из-под тотального контроля и сообщить о своей беде полиции. Это произошло еще весной 2013 года. 27-летняя уроженка Украины рассказала стражам порядка, что приехала в Петербург в 2011м, чтобы устроиться на работу в крупный магазин. Однако прямо на вокзале ее схватили двое неизвестных, избили, отняли паспорт и увезли в частный дом в поселке Аннино Ломоносовского района. А потом заставили ходить по метро с протянутой рукой.

Женщина поведала, что на работу ее доставляют утром, а вечером отбирают всю выручку и увозят на машине на ночевку в тот самый дом, где обитает еще несколько таких же попрошаек. А заправляла этим бизнесом семейная пара из Молдавии — Ион Парник и Феодора Стойка. Супруги держали псевдонищих в черном теле, избивали их, денег не оставляли, кое-как кормили, а главное — поили водкой, что для многих попрошаек было весомым аргументом не сопротивляться.

Сбежавшая украинка помогла полиции выманить Парника и Стойку на встречу, где их и задержали. Затем стражи порядка нагрянули в гости к "рабовладельцам". Там обнаружилось шестеро калек, четыре надсмотрщика, много денег мелкими купюрами и монетами, а также избитая женщина под грудой досок. Было возбуждено уголовное дело, началось следствие. Но инвалиды, которые сначала были как будто рады своему освобождению, вскоре "ушли в отказ", свидетельствовать против своих хозяев не захотели. Поэтому привлечь к ответственности надсмотрщиков не удалось. Феодора также суду пока не подлежит, медэксперты признали ее не совсем вменяемой и отправили на принудительное психиатрическое лечение.

А отдохнувшие в социальных учреждениях калеки, которых освободили из молдавского рабства... вернулись на свои рабочие места. Они продолжают клянчить милостыню, но теперь уже трудятся не на Иона с Феодорой, а на себя.

Мирные труженики метро

Такое поведение попрошаек неудивительно. Ведь в их понимании нищий — это не материальное положение, а профессия, причем весьма прибыльная. По данным полиции, всего за день один попрошайка может собрать 20–70 тысяч рублей. Люди охотно подают калекам и старикам, веря в их "сказки" о пропавших документах, страшных болезнях и боевых заслугах. Большинство жертвователей не задумываются, кому на самом деле достаются эти деньги, и уж тем более никто не проверяет подлинность нищенских биографий. К тому же совать нос в эти дела небезопасно. За многими попрошайками следят крепкие парни, которые не позволят простым прохожим "срывать маски" с "актеров".

Задержание одного организатора нищенского притона никак не повлияло на ситуацию в городе. Силами правоохранительных органов ее вообще сложно изменить. Попрошайничество законом не запрещено. Люди ведь добровольно отдают свои деньги "нуждающимся".

"У сотрудников метрополитена нет никаких оснований выгонять нищих на улицу, разве что те будут в грязной и дурнопахнущей одежде, — пояснила пресс-секретарь петербургской подземки Юлия Шавель. — Конфликтных ситуаций эти нищие не устраивают, к ним не придерешься. В метро они проходят наравне с обычными пассажирами".

Единственный предлог, под которым таких дельцов можно вывести из метро, — это вменить им в вину деятельность, направленную на получение прибыли без разрешения руководства метрополитена. А на поверхности — на улицах и площадях — и такого повода для задержания быть не может.

"Мадонн с младенцами" почти искоренили

Единственная категория попрошаек, которую можно и очень нужно наказывать, — это нищие с детьми — так называемые "мадонны с младенцами". По закону (151 статья УК РФ) недопустимо вовлекать несовершеннолетних в попрошайничество. Однако на практике применить эту статью довольно сложно — слишком расплывчато с юридической точки зрения понятие "вовлекать". Маленькие дети, а уж тем более младенцы, просто не понимают, что их используют, их никто не вовлекает, не уговаривает — их просто берут и несут на место работы. К тому же известны случаи, когда ребенка "перед сменой" накачивали успокоительными препаратами и даже наркотиками, чтобы он спал и не капризничал.

"В теплое время года (с мая по сентябрь) наблюдается активность цыган-люли — граждан Таджикистана и Узбекистана. Они зачастую нарушают правила въезда в Россию. Кроме того, дети у них, по сравнению с другими этническими группами, занимающимися попрошайничеством, находятся в наихудшем состоянии. Их направляют для медицинского обследования и при необходимости лечения в детскую больницу на ул. Цимбалина, а потом — в детские дома," — говорит руководитель молодежной службы безопасности Леонид Армер. 

Эта организация помогала полиции в выявлении попрошаек с детьми. Женщин то и дело забирали в участки. Такое повышенное внимание со стороны органов безопасности мешало работать. Возможно, поэтому "мадонн с младенцами" в последнее время стало меньше.

Классификация попрошаек

Потерявшие кошелек. Эти люди неприметны в толпе. Они подходят к прохожим и просят денег на проезд под предлогом того, что случайно остались без средств, например, потеряли кошелек или забыли деньги на работе, а срочно надо ехать к рожающей жене. При этом попрошайка выманивает около 50–100 рублей, так как ехать далеко, на нескольких видах транспорта.

Приличные пенсионеры. Скромно, иногда немного оригинально одетые (на станции метро "Невский проспект" можно встретить бабушку в шляпке) старички просят помочь им на жизнь. Действуют ненавязчиво, интеллигентно. Иногда и вовсе просто сидят с баночкой для подаяний в руках. (Одну такую можно увидеть на ступеньках станции "Сенная площадь".)

Нищие старики. Они уже более настойчиво просят помощи: кричат, громко плачут или молятся. Одеты убого, используют палки и костыли для большей достоверности образа. Некоторые "не в силах" стоять, опускаются на колени, низко наклоняются к земле. Несколько лет назад одна такая старуха была разоблачена — под ворохом платков и кофт скрывалась еще совсем не старая женщина — примерно 30–35 лет.

Инвалиды. Убогость страдальцев варьируется от псевдослепоты до ампутации всех конечностей. Некоторые действительно имеют физические патологии, другие их лишь ловко имитируют, подволакивая ногу, хромая, закатывая глаза или заламывая руки в неестественное положение.

Афганцы. Чаще всего это безногие или безрукие инвалиды. Одеты в тельняшки, элементы военной формы. Уверяют, что воевали в горячих точках, где и были изувечены. По данным УВД на метрополитене, реальных афганцев или участников других боевых действий последних лет среди них нет. Свои травмы они получили при более прозаических обстоятельствах, например, отморозив ноги по пьянке.

Родственники больных. Деньги собирают на лечение онкологии и генетических заболеваний. Используют фотографии детей, плохо читаемые копии больничных выписок и диагнозов. Некоторые просят средства на похороны родственников — причем годами мигрируя по разным местам.

Потерпевшие. Рассказывают трагические истории о пожарах, наводнениях, крушениях поездов и прочих катаклизмах, после которых они и вся их большая семья остались без средств к существованию. Также могут использовать фотографии "несчастных" детей.

Беременные. Девушки смиренно просят милостыню. Всеми силами изображают, как им тяжело стоять в их положении — степень округлости живота свидетельствует о 7–8 месяце беременности. Одна такая "будущая мать" не может разродиться уже около года. Часто она появляется в переходе между станциями метро "Спасская" и "Сенная площадь".

Бомжи. Побираются в людных местах. Сидят в окружении тюков и баулов со своим скарбом. В последнее время у них модно откровенно писать на табличках "Подайте на бухло".

Богомольцы. Просят деньги на восстановление и строительство храмов, монастырей. РПЦ уже неоднократно предупреждала, что ее представители так не работают.

Животные. Собак, кошек, лошадей и пони выставляют на улицах, рядом располагаются таблички: "Помогите на корм", "Мы хотим кушать" и т. п. Хозяева стоят рядом — следят, чтобы никто не вздумал забрать животное. Зверей иногда заставляют держать в пасти ведерки для подаяний (порой их прикручивают проволокой к морде).


Текст: Елена Ожегова "ТАЙНЫЙ СОВЕТНИК" / "ПЕТЕРБУРГСКИЙ ДНЕВНИК"
Фото: Trend

Новости в сети

Новости по теме

Комментарии

Чтобы написать комментарий, необходимо авторизоваться через социальные сети:
или 

Новости в сети

Новости

Новости в сети

Социальные сети