Новости в сети

Loading...

На Петербургском меж­дународном экономическом форуме премии "Глобальная энергия" за выдающийся вклад в повышение безопасности атомной энергетики и вывод из эксплуатации ядерных объектов были удостоены известные ученые Ларс Гуннар Ларссон (Швеция) и российский академик Ашот Саркисов.

"Петербургский дневник": Ашот Аракелович, журналисты подсчитали, что вы уже 68 лет связаны с процессами расщепления атомного ядра. А как возник ваш интерес к атомной энергетике?

Ашот Саркисов: После окончания Великой Отечественной войны, в 1946 г., когда атомной энергетики еще не было, я как-то гулял по Невскому пр. И на одном из книжных развалов вдруг увидел книгу, которая сразу меня заинтересовала. В ней рассказывалось об атомной энергетике, которую можно использовать для военных целей. 

"Петербургский дневник": Вам как участнику войны это было, наверное, особенно интересно. 

Ашот Саркисов: В 1941 г. я поступил в Высшее военно-морское инженерное училище имени Ф.Э. Дзержинского. И после ускоренной двухмесячной общевойсковой подготовки был откомандирован на Карельский фронт. 

Там в землянке я штудировал учебники по математике и геометрии, которые взял с собой, решал задачи повышенной сложности из учебника Андрея Киселева. 

В марте 1945 г. я был отозван с фронта и зачислен слушателем в это училище. 

Именно туда я и принес купленную мной книгу, стал читать запоем, и с тех пор эта тема никогда не переставала меня интересовать.

"Петербургский дневник": Вы выступаете главным защитником и пропагандистом более широкого использования атомной энергетики. Между тем многие специалисты настроены в этом вопросе отрицательно и предупреждают об опасностях, которые она несет.

Ашот Саркисов: За все время использования мирного атома в мире от прямого воздействия радиации погибли 59 человек. Это в десятки раз меньше количества погибших при авариях на тепловых электростанциях и не сопоставимо с масштабом гибели людей под колесами автомобилей, а эта цифра составляет 1,2 млн человек в год. При этом никто в мире не ставит вопрос о ликвидации автотранс­порта.

Само понятие "радиоактивность" не носит исключительно техничный характер. Так, на Алтае есть местность, где естественный радиационный фон превышает 7 миллизивертов в год, столь же высока природная радиоактивность в одном из регионов Финляндии, где проживают 250 тыс. человек, и при этом они не жалуются на здоровье. А персонал атомных станций, по данным Рос­атома, подвергается воздействию радиации интенсивностью 2 миллизиверта в год. 

В пользу мирного атома свидетельствует и существующий уровень безопасности на атомных станциях: десять в минус шестой – десять в минус седьмой степени аварий на реакторочас. 

"Петербургский дневник": А как же тогда объяснить страшную аварию на АЭС в Чернобыле?

Ашот Саркисов: Авария в Чернобыле случилась из-за недостаточной подготовленности персонала к действиям в условиях чрезвычайных ситуаций. Но эта авария, так же как и та, что произошла на Фукусимской АЭС, послужила хорошим уроком и привела к резкому росту мер безопасности при использовании атомной энергии за счет превентивных мероприятий. (В их числе тренажеры для персонала атомных станций, разработанные А. Саркисовым. Сейчас все сотрудники российских АЭС проходят подготовку на этих тренажерах, где отрабатывают действия в экстремальных ситуациях. – Ред.)

"Петербургский дневник": Один из главных аргументов сторонников развития атомной энергетики – экология.

Ашот Саркисов: Развитие атомной энергетики диктуется не только стремлением уменьшить выбросы углекислого газа в атмосферу. Разумеется, это важно, но, на мой взгляд, это не доминирующий фактор среди причин, по которым необходимо развивать атомную энергетику. Есть и другие обстоятельства, которые объективно заставляют нас обратиться к вопросу развития атомной энергетики. 

Не будем забывать, что запасы органического топлива будут близки к исчерпанию через 50-100 лет. Человечество неизбежно столкнется с необходимостью решения вопроса о поиске альтернативных источников энергии. Накопленный опыт и технологии, которые существуют сего­дня и просматриваются на обозримую перспективу, говорят о том, что задачу компенсации убыли органических энергоносителей за счет нетрадиционных источников (солнца, ветра, гидроэнергетики, приливов и т.д.) полностью выполнить нельзя. Поэтому нам нужно развивать и совершенствовать атомную энергетику, чтобы к тому моменту подойти во все­оружии, имея совершенно безопасную и высокотехнологичную альтернативу, вписывающуюся в общую экологическую концепцию сохранения земной природы и окружающей среды. И этим развитием мы занимаемся уже сего­дня.

"Петербургский дневник": Так, значит, без атомной энергетики наше будущее уже невозможно? 

Ашот Саркисов: Весомые за и против мирного атома приводят к разному отношению стран к использованию атомной энергии. Если Франция делает на нее ставку и планирует довести этот сектор энергетики до 80% в экономике, то соседняя Германия приняла решение о ликвидации уже работающих атомных станций и делает упор на альтернативные источники энергии. 

У меня нет сомнений, надо ли поддерживать атомную энергетику даже в тех странах, где она, казалось бы, сегодня и не очень нужна. Это вынужденная необходимость, обусловленная двумя фундаментальными факторами: неизбежным исчерпанием ресурсов органического сырья и сокращением выбросов углекислого газа. Но тот факт, что атомную энергетику необходимо развивать, не вызывает у меня никаких сомнений. 

"Петербургский дневник": На церемонии вручения премии "Глобальная энергия", которую называют Нобелевской премией в энергетике, вы признались, что последние 20 с лишним лет занимаетесь проблемой ликвидации последствий потенциальных угроз, исходящих из ядерного наследия холодной войны. И вспомнили о том, как вместе с коллегами и учениками разработали стратегический мастер-план по утилизации атомных подводных лодок, отслуживших свой срок. 

Ашот Саркисов: В СССР был построен самый большой атомный подводный флот в мире. Мы строили его ударными темпами, но прошло время – и лодки начали выходить из строя. И такие отслужившие свое лодки оказались в 40-50 раз опаснее, чем те осадки, которые выпадали на земле вследствие испытания ядерного оружия. 

На саммите Большой восьмерки 2002 г. в Кананаскисе было решено выделить России для утилизации этих объектов и экологической реабилитации местности $10 млрд. Европейский банк реконструкции и развития поставил условие передачи этих средств – наличие четкого плана, что будет сделано, какими силами и в какие сроки. Так появился стратегический мастер-план, который был утвержден и Росатомом, и международными экспертами.

В настоящее время из 201 утилизированы уже 193 выведенные из эксплуатации атомные подводные лодки. Все отработанное ядерное топливо из атомных реакторов подводных лодок и хранилищ выведено и переработано на комбинате "Маяк". Созданы два современных надежных хранилища реакторных отсеков утилизированных атомных подлодок: одно на Севере и второе на Дальнем Востоке. Я благодарю за достигнутые результаты Росатом, коллег из Москвы, Санкт-Петербурга, Севастополя, доктора Ларса Гуннара Ларссона (Швеция), с которым мы разделили эту премию. 

Сегодня человечество начинает осознавать грядущую угрозу, которую несут накапливаемые всевозможные отходы. Но мне кажется, практическое решение отстает от темпов загрязнения. Поэтому в этом вопросе требуются и политическая воля, и широкое образование населения, и понимание важности этих вопросов.

2014-06-02T12:50:00+04:00
Ашот Саркисов: атомную энергетику развивать необходимо

На Петербургском меж­дународном экономическом форуме премии "Глобальная энергия" за выдающийся вклад в повышение безопасности атомной энергетики и вывод из эксплуатации ядерных объектов были удостоены известные ученые Ларс Гуннар Ларссон (Швеция) и российский академик Ашот Саркисов.

Читать далее

"Петербургский дневник": Ашот Аракелович, журналисты подсчитали, что вы уже 68 лет связаны с процессами расщепления атомного ядра. А как возник ваш интерес к атомной энергетике?

Ашот Саркисов: После окончания Великой Отечественной войны, в 1946 г., когда атомной энергетики еще не было, я как-то гулял по Невскому пр. И на одном из книжных развалов вдруг увидел книгу, которая сразу меня заинтересовала. В ней рассказывалось об атомной энергетике, которую можно использовать для военных целей. 

"Петербургский дневник": Вам как участнику войны это было, наверное, особенно интересно. 

Ашот Саркисов: В 1941 г. я поступил в Высшее военно-морское инженерное училище имени Ф.Э. Дзержинского. И после ускоренной двухмесячной общевойсковой подготовки был откомандирован на Карельский фронт. 

Там в землянке я штудировал учебники по математике и геометрии, которые взял с собой, решал задачи повышенной сложности из учебника Андрея Киселева. 

В марте 1945 г. я был отозван с фронта и зачислен слушателем в это училище. 

Именно туда я и принес купленную мной книгу, стал читать запоем, и с тех пор эта тема никогда не переставала меня интересовать.

"Петербургский дневник": Вы выступаете главным защитником и пропагандистом более широкого использования атомной энергетики. Между тем многие специалисты настроены в этом вопросе отрицательно и предупреждают об опасностях, которые она несет.

Ашот Саркисов: За все время использования мирного атома в мире от прямого воздействия радиации погибли 59 человек. Это в десятки раз меньше количества погибших при авариях на тепловых электростанциях и не сопоставимо с масштабом гибели людей под колесами автомобилей, а эта цифра составляет 1,2 млн человек в год. При этом никто в мире не ставит вопрос о ликвидации автотранс­порта.

Само понятие "радиоактивность" не носит исключительно техничный характер. Так, на Алтае есть местность, где естественный радиационный фон превышает 7 миллизивертов в год, столь же высока природная радиоактивность в одном из регионов Финляндии, где проживают 250 тыс. человек, и при этом они не жалуются на здоровье. А персонал атомных станций, по данным Рос­атома, подвергается воздействию радиации интенсивностью 2 миллизиверта в год. 

В пользу мирного атома свидетельствует и существующий уровень безопасности на атомных станциях: десять в минус шестой – десять в минус седьмой степени аварий на реакторочас. 

"Петербургский дневник": А как же тогда объяснить страшную аварию на АЭС в Чернобыле?

Ашот Саркисов: Авария в Чернобыле случилась из-за недостаточной подготовленности персонала к действиям в условиях чрезвычайных ситуаций. Но эта авария, так же как и та, что произошла на Фукусимской АЭС, послужила хорошим уроком и привела к резкому росту мер безопасности при использовании атомной энергии за счет превентивных мероприятий. (В их числе тренажеры для персонала атомных станций, разработанные А. Саркисовым. Сейчас все сотрудники российских АЭС проходят подготовку на этих тренажерах, где отрабатывают действия в экстремальных ситуациях. – Ред.)

"Петербургский дневник": Один из главных аргументов сторонников развития атомной энергетики – экология.

Ашот Саркисов: Развитие атомной энергетики диктуется не только стремлением уменьшить выбросы углекислого газа в атмосферу. Разумеется, это важно, но, на мой взгляд, это не доминирующий фактор среди причин, по которым необходимо развивать атомную энергетику. Есть и другие обстоятельства, которые объективно заставляют нас обратиться к вопросу развития атомной энергетики. 

Не будем забывать, что запасы органического топлива будут близки к исчерпанию через 50-100 лет. Человечество неизбежно столкнется с необходимостью решения вопроса о поиске альтернативных источников энергии. Накопленный опыт и технологии, которые существуют сего­дня и просматриваются на обозримую перспективу, говорят о том, что задачу компенсации убыли органических энергоносителей за счет нетрадиционных источников (солнца, ветра, гидроэнергетики, приливов и т.д.) полностью выполнить нельзя. Поэтому нам нужно развивать и совершенствовать атомную энергетику, чтобы к тому моменту подойти во все­оружии, имея совершенно безопасную и высокотехнологичную альтернативу, вписывающуюся в общую экологическую концепцию сохранения земной природы и окружающей среды. И этим развитием мы занимаемся уже сего­дня.

"Петербургский дневник": Так, значит, без атомной энергетики наше будущее уже невозможно? 

Ашот Саркисов: Весомые за и против мирного атома приводят к разному отношению стран к использованию атомной энергии. Если Франция делает на нее ставку и планирует довести этот сектор энергетики до 80% в экономике, то соседняя Германия приняла решение о ликвидации уже работающих атомных станций и делает упор на альтернативные источники энергии. 

У меня нет сомнений, надо ли поддерживать атомную энергетику даже в тех странах, где она, казалось бы, сегодня и не очень нужна. Это вынужденная необходимость, обусловленная двумя фундаментальными факторами: неизбежным исчерпанием ресурсов органического сырья и сокращением выбросов углекислого газа. Но тот факт, что атомную энергетику необходимо развивать, не вызывает у меня никаких сомнений. 

"Петербургский дневник": На церемонии вручения премии "Глобальная энергия", которую называют Нобелевской премией в энергетике, вы признались, что последние 20 с лишним лет занимаетесь проблемой ликвидации последствий потенциальных угроз, исходящих из ядерного наследия холодной войны. И вспомнили о том, как вместе с коллегами и учениками разработали стратегический мастер-план по утилизации атомных подводных лодок, отслуживших свой срок. 

Ашот Саркисов: В СССР был построен самый большой атомный подводный флот в мире. Мы строили его ударными темпами, но прошло время – и лодки начали выходить из строя. И такие отслужившие свое лодки оказались в 40-50 раз опаснее, чем те осадки, которые выпадали на земле вследствие испытания ядерного оружия. 

На саммите Большой восьмерки 2002 г. в Кананаскисе было решено выделить России для утилизации этих объектов и экологической реабилитации местности $10 млрд. Европейский банк реконструкции и развития поставил условие передачи этих средств – наличие четкого плана, что будет сделано, какими силами и в какие сроки. Так появился стратегический мастер-план, который был утвержден и Росатомом, и международными экспертами.

В настоящее время из 201 утилизированы уже 193 выведенные из эксплуатации атомные подводные лодки. Все отработанное ядерное топливо из атомных реакторов подводных лодок и хранилищ выведено и переработано на комбинате "Маяк". Созданы два современных надежных хранилища реакторных отсеков утилизированных атомных подлодок: одно на Севере и второе на Дальнем Востоке. Я благодарю за достигнутые результаты Росатом, коллег из Москвы, Санкт-Петербурга, Севастополя, доктора Ларса Гуннара Ларссона (Швеция), с которым мы разделили эту премию. 

Сегодня человечество начинает осознавать грядущую угрозу, которую несут накапливаемые всевозможные отходы. Но мне кажется, практическое решение отстает от темпов загрязнения. Поэтому в этом вопросе требуются и политическая воля, и широкое образование населения, и понимание важности этих вопросов.


Текст: Марина Алексеева
Фото: Trend

Новости в сети

Новости по теме

Комментарии

Чтобы написать комментарий, необходимо авторизоваться через социальные сети:
или 

Новости в сети

Новости

Новости в сети

Социальные сети