Новости в сети

Loading...

О том, насколько важен четвероногий друг в таможенном деле, рассказывает начальник кинологической службы Северо-Западной оперативной таможни СЗТУ Максим Щеглов. 

"Петербургский дневник": Каковы показатели кинологической службы Северо-Западной оперативной таможни по выявлению нарушений в сфере таможенного дела, результаты работы?

Максим Щеглов: Сразу скажу, что в системе ФТС России (Федеральная таможенная служба) семь региональных  кинологических служб. В каждом федеральном округе своя. Без лишней скромности отмечу, что кинологическая служба нашего региона занимает первые места ежегодно с момента создания самой службы, за исключением 2011 года, когда пальма первенства была отдана дальневосточникам. Итог обычно подводится на основании таких показателей, как количество изъятой контрабанды, общая организация деятельности, укомплектованность, то есть показатели, которые определяют эффективность функционирования подразделений.

Лидирующие позиции Северо-Запада объясняются тем, что история отечественной таможенной кинологии зародилась именно у нас. Еще во времена Ленинградской таможни впервые, когда  начали появляться специалисты-кинологи, в их числе был и знаменитый Валерий Гавин. Тогда еще, в 1989 году, пограничники передали ему первую собаку, русского спаниеля, которая и была подготовлена на поиск наркотиков. Валерий Гавин впоследствии проходил обучение за границей, после чего успешно обучал специалистов-кинологов нашего региона. Северо-Запад был ключевой территорией, с которой практический опыт применения поисковых собак стал распространяться по всей стране. 

Ранее специалисты-кинологи не выделялись в таможне как отдельное подразделение, а находились в составе отдела по борьбе с контрабандой и были малочисленны. Иными словами, самой кинологической службы тогда не было. Первым специализированным подразделением в составе таможенных органов России стала в 1999 году Северо-Западная таможня, возглавляемая кинологом по призванию - Любовью Невской. На базе Северо-Западной таможни собаки подготавливались и переводились в регион для практического применения. В то время в таможнях проходили службу по 2-3 специалиста-кинолога.  

В 2008 году было принято беспрецедентное решение о формировании в составе ФТС России отдельной структуры в форме кинологической службы. С этой целью создана Центральная таможня. Были выделены кинологические службы регионального характера, и в каждом таможенном органе создан кинологический отдел. Так что показатели нашей работы можно начинать оценивать с 2008 года. Наши успехи обусловлены тем, что основные кинологи-преподаватели являются выходцами с Северо-Запада. Это Ольга Ерофеева, наш заслуженный работник, автор многочисленных учебников и методических пособий по кинологии. Именно по ним сегодня в России практически везде в таможенной службе осуществляется подготовка собак. Можно с уверенность заявить, что Северо-Запад является локомотивом в развитии кинологии в России. 

Что касается конкретных цифр, то за прошлый год только тяжелых наркотиков – кокаина и героина – было обнаружено и изъято более 200 кг. И это заслуга кинологов Северо-Запада, служебные собаки которых сумели обнаружить наркотики. Если переводить это в какой-то экономический эквивалент, то судите сами: на содержание одной собаки в год уходит примерно 50 тыс. рублей. Если перевести обнаруженные наркотики в денежный эквивалент, то рентабельность одной собаки (а у нас на службе от Мурманска до Калининграда на всех таможнях работают 200 специально обученных собак) получится один к семидесяти. Поэтому если смотреть с экономической точки зрения, собаки - очень эффективный инструмент. Сравниться с ними могут лишь сканы (инспекционно-досмотровые комплексы, применяемые при осуществлении таможенного контроля), стоящие на границе. Но это очень сложные и громоздкие технические устройства. А самое неудобное в них то, что они имеют привязку к определенному посту и требуют больших затрат на обслуживание.

Собака же – мобильная, экономичная, в любом месте применимая. Поэтому на сегодняшний день и в дальнейшей перспективе это наиболее эффективный инструмент таможенного контроля в части пресечения контрабанды товаров, обладающих индивидуальным запахом. А индивидуальным запахом обладает все. Даже деньги, вопреки известной поговорке.

В прошлом году в УК РФ была введена статья  200.1 за контрабанду наличных денежных средств. С учетом этих изменений мы стали готовить собачек на поиск денег. И уже в конце прошлого года в одном из региональных таможенных управлений ФТС России благодаря служебной собаке была пресечена контрабанда незаконного вывоза из России порядка 2 млн долларов. И вообще научить собаку искать можно все, что угодно, потому что, повторю, каждый предмет имеет индивидуальный запах. А собаке достаточно несколько молекул на объем кубического метра, чтобы уловить и дать об этом знать теми способами, которыми ее учили. 

"Петербургский дневник": Существуют ли какие-то критерии отбора собак для будущей работы?  

Максим Щеглов: Критерии, безусловно, существуют, более того, это одни из наиболее требовательных и сложных критериев в сравнении с другими специализациями у собак. Отбор крайне жесткий. Мало того, что эти собаки должны быть добродушными и абсолютно не агрессивными – это и так понятно, ведь этим собакам работать на линии контроля, где границу пересекают обычные добропорядочные граждане, в том числе дети, пожилые люди, инвалиды. 

Но самое главное, этих собак нужно научить искать абсолютно неинтересные для них, с биологической точки зрения, запахи. Как замотивировать собаку? Нужно предложить ей что-то особо ценное, за что она согласится искать не значимый для нее запах. В настоящее время в мировой практике наиболее эффективным признан игровой метод. Суть метода заключается в том, что за нахождение нужных человеку запахов с собакой играют в ее любимую игрушку. В связи с этим возникает еще один существенный критерий – собака должна быть игривой. Нам подходят собаки, которые любят играть. Такие животные, которые будут тыкать вам в руки мячик целый вечер, а на прогулке приносить вам палочку снова и снова, прося взглядом закинуть ее еще раз. Любая вещица для такой собаки может стать игрушкой, и она с упоением будет возиться с ней, приглашая человека поиграть.

Развитое игровое поведение – это показатель творчества и высокого интеллектуального развития животного – а это в нашей работе крайне важно, ведь контрабандисты всегда предлагают все более и более сложные варианты сокрытия. Собака на поиске каждый раз решает новую задачу по обнаружению знакомых ей запахов.

"Петербургский дневник": С какого возраста собаку начинают тренировать, и сколько на это уходит времени? 

Максим Щеглов: Как и люди, собаки лучше всего обучаются в молодости. Поэтому подготовка собак производится в период от одного года до трех лет. Но это вовсе не означает, что после трех лет мы совсем перестаем заниматься подготовкой собак. Собаки учатся всю жизнь, и для совершенствования ее рабочих навыков постоянно проводятся тренировочные занятия. Пройдя спецкурс, собака уже должна самостоятельно находить закладки в труднодоступных местах. Не просто отличать запах из группы, но уже и суметь среди партии товара, массы багажа выделить необходимый поток воздуха и обозначить так, как ее учили, либо активным, либо пассивным способом.

"Петербургский дневник": А что из себя представляют эти способы?

Максим Щеглов: Пассивный способ обозначения применяется при обнаружении взрывчатых веществ. Для того, чтобы предотвратить самоподрыв обнаруженного взрывного устройства, собака в ходе поиска, определив наличие того или иного запаха, присущего именно взрывчатке, в месте, где он наиболее интенсивен, подходит к этому месту или предмету и садится рядом. И ее уже не сдвинуть, пока не произойдет определенный сценарий. 

Активным же способом обозначения можно обучать собак по поиску всего того, что не представляет такой опасности, как взрывчатка. При активном способе обозначения собака начинает скрести, копать или трогать лапой, хватать зубами, вставать на задние лапы и т.д., пытаясь сама достать этот предмет.

Отмечу, что для пассивного способа собак отбирают специально. Они должны быть совершенно спокойными и даже несколько меланхоличными. 

"Петербургский дневник": Собаки натаскиваются каждая на что-то конкретное и на что конкретно натаскиваются собаки кинологической службы СЗОТ? Какие виды запрещенных предметов собаки могут найти? 

Максим Щеглов: Четкие разделения, как я уже говорил, есть только между взрывчатыми и наркотическими веществами. Если собаку натаскивать и на то, и на другое, это может в итоге только навредить её поисковым навыкам в силу того, что у нее так устроен мозг. Поэтому это разделение научно обоснованное. И вообще взрывчатка  - это очень специфическая отрасль. К примеру, на следующий год мы будем увеличивать поголовье с данной специализацией в связи с необходимостью обеспечения безопасности проведения в 2018 году в России Чемпионата мира по футболу.

А на самом деле собаку можно подготовить на обнаружение любого предмета, поскольку, повторюсь, у всего есть индивидуальный запах. Часть собак у нас подготовлена на обнаружение табака, курительных смесей. Основное же – это наркотики, оружие, взрывчатка, янтарь, деньги. 

"Петербургский дневник": Запах денег одинаков для любой валюты или у каждой он тоже индивидуален?

Максим Щеглов: Совершенно верно, доллары, евро, рубли на самом деле пахнут по-разному. А учить собаку надо тоже не на пустом месте. Она должна постоянно искать то, за что ее похвалят. Следовательно, чтобы она находила деньги, она должна знать, как они пахнут. К примеру, натаскивая собак на запах наркотиков, используются специально сделанные для этих целей запаховые имитаторы данных веществ. В Петербурге и Москве есть лаборатории, которые занимаются разработкой таких имитаторов. Что касается создания имитатора запаха денег, то здесь сотрудники лабораторий оказались бессильны. Такие имитаторы им создать не удалось. А причина в том, что краска и бумага, которая используется для изготовления денег, являются глубоко засекреченными. И, естественно, химическую формулу никто не дает. Создать идентичный запах просто невозможно по той простой причине, что это закрытая информация, как по иностранным валютам, так и по отечественной. Это не наркотики, где формулы, какими бы длинными они ни были, известны. 

С рублями ситуация проще. Старые купюры списываются путем утилизации, которая заключается в мелкой нарезке банкнот и упаковки их в специальные брикеты по 500 граммов в целлофане и с дырочками. Банк России пошел нам навстречу и снабжает нас такими брикетами. На этих денежных "макаронах" мы и обучаем наших собачек. С иностранной валютой сложнее, поскольку ее приходится возвращать при банковском обращении. Поэтому натаскивать собачек на обнаружение иностранных денег приходится путем использования "живой" валюты. 

Но здесь еще одна проблема. У каждого пересекающего границу в кошельке всегда имеются деньги, в пределах разрешенной суммы. По сути, собака просто с ума должна сойти, учитывая количество источников запаха денег на границе. Поэтому собак мы готовим на то, чтобы они реагировали только на крупное молекулярное облако запаха, которое свидетельствует о том, что тот-то и тот-то перевозит действительно крупную сумму денег. Кстати, тоже самое и с наркотиками. В зависимости от целей, мы тренируем собак на разные объемы контрабанды. И с каждым годом обучение собак усложняется. Приходится менять методики в динамично меняющемся мире. 

"Петербургский дневник": Правда, что для того, чтобы собака узнала наркотик, она должна его попробовать?

Максим Щеглов: Этот вопрос возникает довольно часто. Но непонятно, почему в таком случае нас не спрашивают, даем ли мы пожевать патроны собакам со специализацией по оружию, табак – табачным собакам, а янтарь – калининградским четвероногим поисковикам? Запах любого из перечисленных веществ для собаки служит лишь сигналом о том, что вскоре она получит долгожданную и столь сильно желаемую ею игрушку, а еще сможет поиграть в нее с любимым хозяином. В данном случае для подкрепления собаки используется игровой метод. Не говоря уже о том, что наркотики убивают не только людей. Если вы сделаете из собаки наркомана – она, как и человек, сгорит очень быстро. Наши собаки часто работают не только до официального пенсионного возраста, который у них наступает в 8 лет, но и дольше, поскольку они не лежат "на диване" целыми днями, как большинство собак, а получают физические, эмоциональные и умственные нагрузки в процессе работы. 

"Петербургский дневник": Так в чем же заключается этот игровой метод?

Максим Щеглов: Собака, когда находит наркотик, получает гораздо больше удовольствия, чем наркоман, потому что это удовольствие подкрепляется кинологом. Мощным фактором, имеющим подкрепляющее значение, являются эмоции, которые мы испытываем и передаем в работе своим питомцам. Этот эффект, называемый "эмоциональным резонансом", служит социальной организации и средством коммуникации в любой группе высших животных. Правильное использование кинологом этого эффекта позволяет создать между ним и собакой крепкий контакт и полное доверие. На высокоорганизованных, с сильно развитыми социальными отношениями животных, какими являются собаки, не меньший, а зачастую больший эффект оказывает не пищевое (а тем более болевое) подкрепление, а игра и эмоциональное одобрение со стороны хозяина. Вспомните хотя бы Хатико из известной картины.

Поэтому наши кинологи учат собак работать в игровой форме. Ведь, как известно, наиболее развитые в интеллектуальном плане собаки по уровню своего развития соответствуют уровню двухлетнего ребенка, для которого самое главное играть, играть и играть. Поэтому для начала кинолог устраивает анимацию, настраивая собаку на игру, потом дает команду – "искать". Собака, начиная искать, знает, что хозяин ждет от нее результата, и прекрасно при этом понимает, что какой результат она покажет, такое отношение со стороны кинолога будет и к ней – даст он ей ее любимую игрушку, облюбованный  еще во время тренировок мячик, или нет. И это все происходит во время рабочих выходов. И если в случае успешной работы собаки этот мячик ей не дать, собака начинает терять навыки. Но даже если собаке не удалось ничего найти, лучше дать ей понять, что она все-таки нашла искомое, применив для этого имитатор. Ничего страшного - сегодня она нашла всего лишь имитатор, а завтра обнаружит контрабандный груз или взрывчатку.

И еще, без специальной команды кинолога собака ничего искать не будет. В обычной жизни, когда собака вне работы, даже, если в толпе она учует знакомый запах запрещенных веществ, реагировать не будет. Собаку необходимо как бы включить на то, чтобы она начала работать. И здесь, конечно, очень много зависит от профессионализма кинолога. 

"Петербургский дневник": До какого возраста собака считается пригодной для службы?

Максим Щеглов: До 8 лет. Можно и дольше, но это уже на усмотрение комиссии. Тестирования наши собаки проходят каждый год и не один раз. Необходимо постоянно проверять состояние собаки, как по навыкам, так и по здоровью. Поэтому если восемь лет отслужила, стала подуставшей, появились возрастные болячки, животное попадает под выбраковку. А по-человечески, как принято говорить среди кинологов, отправляется на пенсию. И поскольку каждая собака закреплена за конкретным кинологом, который в течение всего ее срока службы постоянно с ней (собака даже живет в его семье), по уходу на пенсию животное остается жить в семье этого кинолога.

"Петербургский дневник": А когда собака выходит на пенсию, кинолог тоже остается не у дел?

Максим Щеглов: За кинологом может быть закреплено не более двух собак. И это сделано специально на случай выбраковки собаки, когда она подходит к пенсии. Кинолог является государственным служащим, и поэтому, когда одна собака выходит на пенсию, готова уже другая и так до пенсии самого кинолога. За свою трудовую деятельность у специалиста-кинолога может быть несколько собак. К примеру, в Финляндии все по-другому. Там контракт кинолога длится ровно столько, сколько работает закрепленная за ним собака.

"Петербургский дневник": В каких случаях без специально обученной собаки не обойтись?

Максим Щеглов: Представьте себе досмотр воздушных или морских судов. Это тысячи контейнеров. И всех их пропустить через скан просто технически невозможно – граница просто остановится. Собаке же достаточно просто пронюхать ряды и через воздушные потоки обнаружить тот или иной противозаконный груз. Да и кинолог знает, в каком месте эффективно поставить собаку, чтобы она показала, где находится контрабанда. Скажем, попадет завтра под определенный запрет чай, мы тут же поставим собак на поиск чая, и, уверяю, ни одна не задекларированная пачка не пройдет. Собака мобильна и универсальна, и ее всегда можно очень четко и тонко настроить под тот или иной необходимый запах. 

А если взять досмотр людей, которых собака может обнюхать при пересечении границы, без каких либо ущемлений личных прав и свобод и четко показать, что у того-то и того-то героин или незадекларированные деньги. При этом она покажет правильно и тихо: просто будет бежать за контрабандистом и из виду его уже не выпустит. И в этом конкретном случае собака просто незаменима в таможенном деле. 

"Петербургский дневник":  Приведите наиболее интересный пример, связанный с вашей служебной деятельностью.

Максим Щеглов: Несколько лет назад у нас произошла трагедия – в автомобильной катастрофе погиб наш кинолог – очень талантливый и искренне преданный своей работе парень. У него остались жена Наталья, маленький сын и верный напарник, немецкая овчарка Грей. После гибели Алексея Грей отказывался работать с другими кинологами. Видя, как безутешно страдает Грей, Наташа, пересилив собственную боль потери, сама стала работать кинологом. Азы дрессировки Наташа постигала, просматривая видеоархив мужа. Кадр за кадром открывались для неё секреты работы кинолога. Она и сейчас продолжает успешно работать кинологом, помогает советом молодым специалистам, недавно пришедшим в отдел. Эта история хоть и грустная, но как нельзя лучше показывает пример контакта человека с собакой, лишний раз доказывая, что собака – это такой же полноценный член семьи и коллектива.

"Петербургский дневник": Как ваша служба контактирует с другими правоохранительными органами?

Максим Щеглов: У нас налажено очень тесное взаимодействия практически со всеми правоохранительными органами. Неоднократно мы принимали участие в совместных мероприятиях как с военной, так и с районными прокуратурами Санкт-Петербурга, работаем и с УФСКН, ГСУ СК России, УФСБ, ГУ МВД России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области. Ни одной недели практически не проходит без того, чтобы мы не отправляли нашу группу для участия в совместных мероприятиях. 

"Петербургский дневник": Расскажите о профилактических мероприятиях, которые ваша служба проводит в общеобразовательных учреждениях.

Максим Щеглов: Этому направлению деятельности кинологической службы СЗОТ мы уделяем большое внимание. Причем планы по профилактическим мероприятиям формируются Антинаркотической  комиссией в Санкт-Петербурге под председательством губернатора города Георгия Полтавченко. Проводятся данные мероприятия под руководством прокуратуры Санкт-Петербурга, а кинологическое обеспечение осуществляют наши специалисты.

Помимо профилактической нашими кинологами проводится большая работа по направлению патриотического воспитания молодежи. Практически каждую неделю кинологи выезжают с собаками в разные учебные заведения. Учащимся рассказывается о вреде наркотиков и о борьбе с ними. А после этого наши собачки показывают, как они находят те или иные запрещенные предметы. Некоторые учебные заведения  впоследствии присылали нам рисунки детей, в которых мы узнавали наших четвероногих напарников.

Есть и еще одно направление – киностерапия. Мы уже не один год сотрудничаем с онкологическим отделением санатория "Солнечное", выезжая фактически раз в месяц к маленьким пациентам. Дети на таких занятиях не только могут посмотреть, что умеет делать собака – искать или выполнять команды общего курса дрессировки. Они могут погладить собак, пообщаться с ними. Заведующая отделением О.М. Дмитриева рассказывала, что после визитов наших питомцев у детей существенно улучшаются результаты медицинских анализов – а это дорогого стоит. Навещаем мы и специализированные школы, такие как "Динамика", для детей с патологией опорно-двигательного аппарата, школы для детей с отклонениями в умственном развитии.

2014-06-04T16:00:00+04:00
Максим Щеглов: собака - нос кинолога

О том, насколько важен четвероногий друг в таможенном деле, рассказывает начальник кинологической службы Северо-Западной оперативной таможни СЗТУ Максим Щеглов. 

Читать далее

"Петербургский дневник": Каковы показатели кинологической службы Северо-Западной оперативной таможни по выявлению нарушений в сфере таможенного дела, результаты работы?

Максим Щеглов: Сразу скажу, что в системе ФТС России (Федеральная таможенная служба) семь региональных  кинологических служб. В каждом федеральном округе своя. Без лишней скромности отмечу, что кинологическая служба нашего региона занимает первые места ежегодно с момента создания самой службы, за исключением 2011 года, когда пальма первенства была отдана дальневосточникам. Итог обычно подводится на основании таких показателей, как количество изъятой контрабанды, общая организация деятельности, укомплектованность, то есть показатели, которые определяют эффективность функционирования подразделений.

Лидирующие позиции Северо-Запада объясняются тем, что история отечественной таможенной кинологии зародилась именно у нас. Еще во времена Ленинградской таможни впервые, когда  начали появляться специалисты-кинологи, в их числе был и знаменитый Валерий Гавин. Тогда еще, в 1989 году, пограничники передали ему первую собаку, русского спаниеля, которая и была подготовлена на поиск наркотиков. Валерий Гавин впоследствии проходил обучение за границей, после чего успешно обучал специалистов-кинологов нашего региона. Северо-Запад был ключевой территорией, с которой практический опыт применения поисковых собак стал распространяться по всей стране. 

Ранее специалисты-кинологи не выделялись в таможне как отдельное подразделение, а находились в составе отдела по борьбе с контрабандой и были малочисленны. Иными словами, самой кинологической службы тогда не было. Первым специализированным подразделением в составе таможенных органов России стала в 1999 году Северо-Западная таможня, возглавляемая кинологом по призванию - Любовью Невской. На базе Северо-Западной таможни собаки подготавливались и переводились в регион для практического применения. В то время в таможнях проходили службу по 2-3 специалиста-кинолога.  

В 2008 году было принято беспрецедентное решение о формировании в составе ФТС России отдельной структуры в форме кинологической службы. С этой целью создана Центральная таможня. Были выделены кинологические службы регионального характера, и в каждом таможенном органе создан кинологический отдел. Так что показатели нашей работы можно начинать оценивать с 2008 года. Наши успехи обусловлены тем, что основные кинологи-преподаватели являются выходцами с Северо-Запада. Это Ольга Ерофеева, наш заслуженный работник, автор многочисленных учебников и методических пособий по кинологии. Именно по ним сегодня в России практически везде в таможенной службе осуществляется подготовка собак. Можно с уверенность заявить, что Северо-Запад является локомотивом в развитии кинологии в России. 

Что касается конкретных цифр, то за прошлый год только тяжелых наркотиков – кокаина и героина – было обнаружено и изъято более 200 кг. И это заслуга кинологов Северо-Запада, служебные собаки которых сумели обнаружить наркотики. Если переводить это в какой-то экономический эквивалент, то судите сами: на содержание одной собаки в год уходит примерно 50 тыс. рублей. Если перевести обнаруженные наркотики в денежный эквивалент, то рентабельность одной собаки (а у нас на службе от Мурманска до Калининграда на всех таможнях работают 200 специально обученных собак) получится один к семидесяти. Поэтому если смотреть с экономической точки зрения, собаки - очень эффективный инструмент. Сравниться с ними могут лишь сканы (инспекционно-досмотровые комплексы, применяемые при осуществлении таможенного контроля), стоящие на границе. Но это очень сложные и громоздкие технические устройства. А самое неудобное в них то, что они имеют привязку к определенному посту и требуют больших затрат на обслуживание.

Собака же – мобильная, экономичная, в любом месте применимая. Поэтому на сегодняшний день и в дальнейшей перспективе это наиболее эффективный инструмент таможенного контроля в части пресечения контрабанды товаров, обладающих индивидуальным запахом. А индивидуальным запахом обладает все. Даже деньги, вопреки известной поговорке.

В прошлом году в УК РФ была введена статья  200.1 за контрабанду наличных денежных средств. С учетом этих изменений мы стали готовить собачек на поиск денег. И уже в конце прошлого года в одном из региональных таможенных управлений ФТС России благодаря служебной собаке была пресечена контрабанда незаконного вывоза из России порядка 2 млн долларов. И вообще научить собаку искать можно все, что угодно, потому что, повторю, каждый предмет имеет индивидуальный запах. А собаке достаточно несколько молекул на объем кубического метра, чтобы уловить и дать об этом знать теми способами, которыми ее учили. 

"Петербургский дневник": Существуют ли какие-то критерии отбора собак для будущей работы?  

Максим Щеглов: Критерии, безусловно, существуют, более того, это одни из наиболее требовательных и сложных критериев в сравнении с другими специализациями у собак. Отбор крайне жесткий. Мало того, что эти собаки должны быть добродушными и абсолютно не агрессивными – это и так понятно, ведь этим собакам работать на линии контроля, где границу пересекают обычные добропорядочные граждане, в том числе дети, пожилые люди, инвалиды. 

Но самое главное, этих собак нужно научить искать абсолютно неинтересные для них, с биологической точки зрения, запахи. Как замотивировать собаку? Нужно предложить ей что-то особо ценное, за что она согласится искать не значимый для нее запах. В настоящее время в мировой практике наиболее эффективным признан игровой метод. Суть метода заключается в том, что за нахождение нужных человеку запахов с собакой играют в ее любимую игрушку. В связи с этим возникает еще один существенный критерий – собака должна быть игривой. Нам подходят собаки, которые любят играть. Такие животные, которые будут тыкать вам в руки мячик целый вечер, а на прогулке приносить вам палочку снова и снова, прося взглядом закинуть ее еще раз. Любая вещица для такой собаки может стать игрушкой, и она с упоением будет возиться с ней, приглашая человека поиграть.

Развитое игровое поведение – это показатель творчества и высокого интеллектуального развития животного – а это в нашей работе крайне важно, ведь контрабандисты всегда предлагают все более и более сложные варианты сокрытия. Собака на поиске каждый раз решает новую задачу по обнаружению знакомых ей запахов.

"Петербургский дневник": С какого возраста собаку начинают тренировать, и сколько на это уходит времени? 

Максим Щеглов: Как и люди, собаки лучше всего обучаются в молодости. Поэтому подготовка собак производится в период от одного года до трех лет. Но это вовсе не означает, что после трех лет мы совсем перестаем заниматься подготовкой собак. Собаки учатся всю жизнь, и для совершенствования ее рабочих навыков постоянно проводятся тренировочные занятия. Пройдя спецкурс, собака уже должна самостоятельно находить закладки в труднодоступных местах. Не просто отличать запах из группы, но уже и суметь среди партии товара, массы багажа выделить необходимый поток воздуха и обозначить так, как ее учили, либо активным, либо пассивным способом.

"Петербургский дневник": А что из себя представляют эти способы?

Максим Щеглов: Пассивный способ обозначения применяется при обнаружении взрывчатых веществ. Для того, чтобы предотвратить самоподрыв обнаруженного взрывного устройства, собака в ходе поиска, определив наличие того или иного запаха, присущего именно взрывчатке, в месте, где он наиболее интенсивен, подходит к этому месту или предмету и садится рядом. И ее уже не сдвинуть, пока не произойдет определенный сценарий. 

Активным же способом обозначения можно обучать собак по поиску всего того, что не представляет такой опасности, как взрывчатка. При активном способе обозначения собака начинает скрести, копать или трогать лапой, хватать зубами, вставать на задние лапы и т.д., пытаясь сама достать этот предмет.

Отмечу, что для пассивного способа собак отбирают специально. Они должны быть совершенно спокойными и даже несколько меланхоличными. 

"Петербургский дневник": Собаки натаскиваются каждая на что-то конкретное и на что конкретно натаскиваются собаки кинологической службы СЗОТ? Какие виды запрещенных предметов собаки могут найти? 

Максим Щеглов: Четкие разделения, как я уже говорил, есть только между взрывчатыми и наркотическими веществами. Если собаку натаскивать и на то, и на другое, это может в итоге только навредить её поисковым навыкам в силу того, что у нее так устроен мозг. Поэтому это разделение научно обоснованное. И вообще взрывчатка  - это очень специфическая отрасль. К примеру, на следующий год мы будем увеличивать поголовье с данной специализацией в связи с необходимостью обеспечения безопасности проведения в 2018 году в России Чемпионата мира по футболу.

А на самом деле собаку можно подготовить на обнаружение любого предмета, поскольку, повторюсь, у всего есть индивидуальный запах. Часть собак у нас подготовлена на обнаружение табака, курительных смесей. Основное же – это наркотики, оружие, взрывчатка, янтарь, деньги. 

"Петербургский дневник": Запах денег одинаков для любой валюты или у каждой он тоже индивидуален?

Максим Щеглов: Совершенно верно, доллары, евро, рубли на самом деле пахнут по-разному. А учить собаку надо тоже не на пустом месте. Она должна постоянно искать то, за что ее похвалят. Следовательно, чтобы она находила деньги, она должна знать, как они пахнут. К примеру, натаскивая собак на запах наркотиков, используются специально сделанные для этих целей запаховые имитаторы данных веществ. В Петербурге и Москве есть лаборатории, которые занимаются разработкой таких имитаторов. Что касается создания имитатора запаха денег, то здесь сотрудники лабораторий оказались бессильны. Такие имитаторы им создать не удалось. А причина в том, что краска и бумага, которая используется для изготовления денег, являются глубоко засекреченными. И, естественно, химическую формулу никто не дает. Создать идентичный запах просто невозможно по той простой причине, что это закрытая информация, как по иностранным валютам, так и по отечественной. Это не наркотики, где формулы, какими бы длинными они ни были, известны. 

С рублями ситуация проще. Старые купюры списываются путем утилизации, которая заключается в мелкой нарезке банкнот и упаковки их в специальные брикеты по 500 граммов в целлофане и с дырочками. Банк России пошел нам навстречу и снабжает нас такими брикетами. На этих денежных "макаронах" мы и обучаем наших собачек. С иностранной валютой сложнее, поскольку ее приходится возвращать при банковском обращении. Поэтому натаскивать собачек на обнаружение иностранных денег приходится путем использования "живой" валюты. 

Но здесь еще одна проблема. У каждого пересекающего границу в кошельке всегда имеются деньги, в пределах разрешенной суммы. По сути, собака просто с ума должна сойти, учитывая количество источников запаха денег на границе. Поэтому собак мы готовим на то, чтобы они реагировали только на крупное молекулярное облако запаха, которое свидетельствует о том, что тот-то и тот-то перевозит действительно крупную сумму денег. Кстати, тоже самое и с наркотиками. В зависимости от целей, мы тренируем собак на разные объемы контрабанды. И с каждым годом обучение собак усложняется. Приходится менять методики в динамично меняющемся мире. 

"Петербургский дневник": Правда, что для того, чтобы собака узнала наркотик, она должна его попробовать?

Максим Щеглов: Этот вопрос возникает довольно часто. Но непонятно, почему в таком случае нас не спрашивают, даем ли мы пожевать патроны собакам со специализацией по оружию, табак – табачным собакам, а янтарь – калининградским четвероногим поисковикам? Запах любого из перечисленных веществ для собаки служит лишь сигналом о том, что вскоре она получит долгожданную и столь сильно желаемую ею игрушку, а еще сможет поиграть в нее с любимым хозяином. В данном случае для подкрепления собаки используется игровой метод. Не говоря уже о том, что наркотики убивают не только людей. Если вы сделаете из собаки наркомана – она, как и человек, сгорит очень быстро. Наши собаки часто работают не только до официального пенсионного возраста, который у них наступает в 8 лет, но и дольше, поскольку они не лежат "на диване" целыми днями, как большинство собак, а получают физические, эмоциональные и умственные нагрузки в процессе работы. 

"Петербургский дневник": Так в чем же заключается этот игровой метод?

Максим Щеглов: Собака, когда находит наркотик, получает гораздо больше удовольствия, чем наркоман, потому что это удовольствие подкрепляется кинологом. Мощным фактором, имеющим подкрепляющее значение, являются эмоции, которые мы испытываем и передаем в работе своим питомцам. Этот эффект, называемый "эмоциональным резонансом", служит социальной организации и средством коммуникации в любой группе высших животных. Правильное использование кинологом этого эффекта позволяет создать между ним и собакой крепкий контакт и полное доверие. На высокоорганизованных, с сильно развитыми социальными отношениями животных, какими являются собаки, не меньший, а зачастую больший эффект оказывает не пищевое (а тем более болевое) подкрепление, а игра и эмоциональное одобрение со стороны хозяина. Вспомните хотя бы Хатико из известной картины.

Поэтому наши кинологи учат собак работать в игровой форме. Ведь, как известно, наиболее развитые в интеллектуальном плане собаки по уровню своего развития соответствуют уровню двухлетнего ребенка, для которого самое главное играть, играть и играть. Поэтому для начала кинолог устраивает анимацию, настраивая собаку на игру, потом дает команду – "искать". Собака, начиная искать, знает, что хозяин ждет от нее результата, и прекрасно при этом понимает, что какой результат она покажет, такое отношение со стороны кинолога будет и к ней – даст он ей ее любимую игрушку, облюбованный  еще во время тренировок мячик, или нет. И это все происходит во время рабочих выходов. И если в случае успешной работы собаки этот мячик ей не дать, собака начинает терять навыки. Но даже если собаке не удалось ничего найти, лучше дать ей понять, что она все-таки нашла искомое, применив для этого имитатор. Ничего страшного - сегодня она нашла всего лишь имитатор, а завтра обнаружит контрабандный груз или взрывчатку.

И еще, без специальной команды кинолога собака ничего искать не будет. В обычной жизни, когда собака вне работы, даже, если в толпе она учует знакомый запах запрещенных веществ, реагировать не будет. Собаку необходимо как бы включить на то, чтобы она начала работать. И здесь, конечно, очень много зависит от профессионализма кинолога. 

"Петербургский дневник": До какого возраста собака считается пригодной для службы?

Максим Щеглов: До 8 лет. Можно и дольше, но это уже на усмотрение комиссии. Тестирования наши собаки проходят каждый год и не один раз. Необходимо постоянно проверять состояние собаки, как по навыкам, так и по здоровью. Поэтому если восемь лет отслужила, стала подуставшей, появились возрастные болячки, животное попадает под выбраковку. А по-человечески, как принято говорить среди кинологов, отправляется на пенсию. И поскольку каждая собака закреплена за конкретным кинологом, который в течение всего ее срока службы постоянно с ней (собака даже живет в его семье), по уходу на пенсию животное остается жить в семье этого кинолога.

"Петербургский дневник": А когда собака выходит на пенсию, кинолог тоже остается не у дел?

Максим Щеглов: За кинологом может быть закреплено не более двух собак. И это сделано специально на случай выбраковки собаки, когда она подходит к пенсии. Кинолог является государственным служащим, и поэтому, когда одна собака выходит на пенсию, готова уже другая и так до пенсии самого кинолога. За свою трудовую деятельность у специалиста-кинолога может быть несколько собак. К примеру, в Финляндии все по-другому. Там контракт кинолога длится ровно столько, сколько работает закрепленная за ним собака.

"Петербургский дневник": В каких случаях без специально обученной собаки не обойтись?

Максим Щеглов: Представьте себе досмотр воздушных или морских судов. Это тысячи контейнеров. И всех их пропустить через скан просто технически невозможно – граница просто остановится. Собаке же достаточно просто пронюхать ряды и через воздушные потоки обнаружить тот или иной противозаконный груз. Да и кинолог знает, в каком месте эффективно поставить собаку, чтобы она показала, где находится контрабанда. Скажем, попадет завтра под определенный запрет чай, мы тут же поставим собак на поиск чая, и, уверяю, ни одна не задекларированная пачка не пройдет. Собака мобильна и универсальна, и ее всегда можно очень четко и тонко настроить под тот или иной необходимый запах. 

А если взять досмотр людей, которых собака может обнюхать при пересечении границы, без каких либо ущемлений личных прав и свобод и четко показать, что у того-то и того-то героин или незадекларированные деньги. При этом она покажет правильно и тихо: просто будет бежать за контрабандистом и из виду его уже не выпустит. И в этом конкретном случае собака просто незаменима в таможенном деле. 

"Петербургский дневник":  Приведите наиболее интересный пример, связанный с вашей служебной деятельностью.

Максим Щеглов: Несколько лет назад у нас произошла трагедия – в автомобильной катастрофе погиб наш кинолог – очень талантливый и искренне преданный своей работе парень. У него остались жена Наталья, маленький сын и верный напарник, немецкая овчарка Грей. После гибели Алексея Грей отказывался работать с другими кинологами. Видя, как безутешно страдает Грей, Наташа, пересилив собственную боль потери, сама стала работать кинологом. Азы дрессировки Наташа постигала, просматривая видеоархив мужа. Кадр за кадром открывались для неё секреты работы кинолога. Она и сейчас продолжает успешно работать кинологом, помогает советом молодым специалистам, недавно пришедшим в отдел. Эта история хоть и грустная, но как нельзя лучше показывает пример контакта человека с собакой, лишний раз доказывая, что собака – это такой же полноценный член семьи и коллектива.

"Петербургский дневник": Как ваша служба контактирует с другими правоохранительными органами?

Максим Щеглов: У нас налажено очень тесное взаимодействия практически со всеми правоохранительными органами. Неоднократно мы принимали участие в совместных мероприятиях как с военной, так и с районными прокуратурами Санкт-Петербурга, работаем и с УФСКН, ГСУ СК России, УФСБ, ГУ МВД России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области. Ни одной недели практически не проходит без того, чтобы мы не отправляли нашу группу для участия в совместных мероприятиях. 

"Петербургский дневник": Расскажите о профилактических мероприятиях, которые ваша служба проводит в общеобразовательных учреждениях.

Максим Щеглов: Этому направлению деятельности кинологической службы СЗОТ мы уделяем большое внимание. Причем планы по профилактическим мероприятиям формируются Антинаркотической  комиссией в Санкт-Петербурге под председательством губернатора города Георгия Полтавченко. Проводятся данные мероприятия под руководством прокуратуры Санкт-Петербурга, а кинологическое обеспечение осуществляют наши специалисты.

Помимо профилактической нашими кинологами проводится большая работа по направлению патриотического воспитания молодежи. Практически каждую неделю кинологи выезжают с собаками в разные учебные заведения. Учащимся рассказывается о вреде наркотиков и о борьбе с ними. А после этого наши собачки показывают, как они находят те или иные запрещенные предметы. Некоторые учебные заведения  впоследствии присылали нам рисунки детей, в которых мы узнавали наших четвероногих напарников.

Есть и еще одно направление – киностерапия. Мы уже не один год сотрудничаем с онкологическим отделением санатория "Солнечное", выезжая фактически раз в месяц к маленьким пациентам. Дети на таких занятиях не только могут посмотреть, что умеет делать собака – искать или выполнять команды общего курса дрессировки. Они могут погладить собак, пообщаться с ними. Заведующая отделением О.М. Дмитриева рассказывала, что после визитов наших питомцев у детей существенно улучшаются результаты медицинских анализов – а это дорогого стоит. Навещаем мы и специализированные школы, такие как "Динамика", для детей с патологией опорно-двигательного аппарата, школы для детей с отклонениями в умственном развитии.


Текст: Дмитрий Стаценко
Фото: СЗТУ

Новости в сети

Новости по теме

Комментарии

Чтобы написать комментарий, необходимо авторизоваться через социальные сети:
или 

Новости в сети

Новости

Новости в сети

Социальные сети