Новости в сети

Loading...

Основатель звукозаписывающей студии Максим Жегалин рассказал "Петербургскому дневнику" о том, как стать звездой. Даже в отсутствие голоса и музыкального слуха. Максим Жегалин музыкант, один из основателей звукозаписывающей студии Ra Ra Records. Приехал в Санкт-Петербург из Казахстана. Окончил кафедру английского языка факультета иностранных языков РГПУ им. А.И. Герцена в 2003 г.

"Петербургский дневник": У тебя удивительная профессия – ты даешь возможность каждому почувствовать себя звездой. Как родилась эта идея?

Максим Жегалин: Окунемся в историю. Ra Ra Records стартовал осенью 2007 г. в маленькой домашней студии, которую мы отстроили сами. Ее строили для музыкального проекта, где планировали писать свой материал.

Но в декабре 2007 г. моя близкая подруга решила сделать нечто эдакое, неординарное в качестве новогоднего подарка своему молодому человеку. Обратилась к нам с просьбой записать песню. У нас было много своего музыкального материала, из которого она выбрала аранжировку, мы написали текст, записали ее вокал, и так по­явился первый трек, записанный на Ra Ra Records. Первая песня в подарок. Реакция молодого человека превзошла все ожидания. Это был восторг! И вот тут мне пришла в голову идея поставить этот процесс на поток.

"Петербургский дневник": Сколько человек у тебя в команде?

Максим Жегалин: Постоянно со мной работают трое – аккаунт-менеджер, автор текстов и саунд-продюсер, который и новый материал пишет, и сведением и мастерингом чернового материала со студий занимается. Плюс сессионные музыканты и все те, кто записывает клиентов на студиях.

"Петербургский дневник": А что вы делаете, если у вашего клиента нет ни голоса, ни слуха?

Максим Жегалин: Это один из самых распространенных вопросов при обращении к нам. Понятное дело, что большинство наших клиентов ни разу настоящего микрофона-то не видели, не говоря уже о записи и пении на студии. И здесь мы всегда готовим клиента, тщательно объясняем, что существует ряд инструментов как во время записи, так и на постпродакшне, позволяющих скорректировать ноты, добиться попадания в ритм, усилить общее вокальное восприятие на треке. 

Все это описывается техничес­кими терминами, но в целом картина именно такова.

Другой вопрос, что Майкла Джексона уже не получится. Не нужно думать, что студия – это некая волшебная коробочка, мы закидываем туда абы что, а на выходе – король поп-музыки по звучанию. Нет, 60% качества вокала зависит от того, насколько человек выложится на записи. Остальное – тюнинг и коррекция.

"Петербургский дневник": Кто придумывает музыку и слова? Или ребята приходят с уже готовым материалом?

Максим Жегалин: Музыка создается под клиента только в случае услуги "Песня под ключ". Это самая индивидуальная услуга. При выборе эксклюзивного сингла и караоке-сингла вся музыка уже есть в наличии. При эксклюзивном сингле – выбор музыки осуществляется из авторских композиций, а при караоке – минусы известных треков. Что касается текстов, в 99% случаев тексты мы пишем сами под запросы и критерии клиента.

"Петербургский дневник": Сколько треков вы уже записали в Петербурге?

Максим Жегалин: Мы работаем не только в Петербурге, хотя на него приходится больший объем продаж, чем на остальное. Сейчас мы работаем практически в каждом крупном городе нашей страны. И хотим уже выйти за ее пределы. 

Что касается количества песен, за все время нашего существования мы записали их более 3 тыс. Я считаю это небольшой показатель. Но в этом бизнесе нет промышленных объемов.

"Петербургский дневник": Следите ли вы за судьбой созданных у вас песен, может быть, какие-то попали в ротацию или стали хитами?

Максим Жегалин: Были клиенты, которые хотели продвинуть в эфир радиостанций песни, записанные у нас. Но тут две сложности. Во-первых, относительно технических характеристик мы не делаем музыку такого уровня, как профессионалы из шоу-бизнеса. У нас любительский уровень. Поэтому с точки зрения радио качество треков по некоторым показателям может недотягивать до песен Димы Билана или Тимати. 

Во-вторых, формат радио. Какое радио сейчас интересует творчество? Им интересны рейтинги. Поэтому там математика и маркетинг. Выявляешь потребность пуб­лики, определяешь аудиторию, делаешь вполне такой форматный трек под нужды радио.

2014-06-18T09:47:17+04:00
Музыкант Максим Жегалин: Майкла Джексона из клиента не получится

Основатель звукозаписывающей студии Максим Жегалин рассказал "Петербургскому дневнику" о том, как стать звездой. Даже в отсутствие голоса и музыкального слуха. Максим Жегалин музыкант, один из основателей звукозаписывающей студии Ra Ra Records. Приехал в Санкт-Петербург из Казахстана. Окончил кафедру английского языка факультета иностранных языков РГПУ им. А.И. Герцена в 2003 г.

Читать далее

"Петербургский дневник": У тебя удивительная профессия – ты даешь возможность каждому почувствовать себя звездой. Как родилась эта идея?

Максим Жегалин: Окунемся в историю. Ra Ra Records стартовал осенью 2007 г. в маленькой домашней студии, которую мы отстроили сами. Ее строили для музыкального проекта, где планировали писать свой материал.

Но в декабре 2007 г. моя близкая подруга решила сделать нечто эдакое, неординарное в качестве новогоднего подарка своему молодому человеку. Обратилась к нам с просьбой записать песню. У нас было много своего музыкального материала, из которого она выбрала аранжировку, мы написали текст, записали ее вокал, и так по­явился первый трек, записанный на Ra Ra Records. Первая песня в подарок. Реакция молодого человека превзошла все ожидания. Это был восторг! И вот тут мне пришла в голову идея поставить этот процесс на поток.

"Петербургский дневник": Сколько человек у тебя в команде?

Максим Жегалин: Постоянно со мной работают трое – аккаунт-менеджер, автор текстов и саунд-продюсер, который и новый материал пишет, и сведением и мастерингом чернового материала со студий занимается. Плюс сессионные музыканты и все те, кто записывает клиентов на студиях.

"Петербургский дневник": А что вы делаете, если у вашего клиента нет ни голоса, ни слуха?

Максим Жегалин: Это один из самых распространенных вопросов при обращении к нам. Понятное дело, что большинство наших клиентов ни разу настоящего микрофона-то не видели, не говоря уже о записи и пении на студии. И здесь мы всегда готовим клиента, тщательно объясняем, что существует ряд инструментов как во время записи, так и на постпродакшне, позволяющих скорректировать ноты, добиться попадания в ритм, усилить общее вокальное восприятие на треке. 

Все это описывается техничес­кими терминами, но в целом картина именно такова.

Другой вопрос, что Майкла Джексона уже не получится. Не нужно думать, что студия – это некая волшебная коробочка, мы закидываем туда абы что, а на выходе – король поп-музыки по звучанию. Нет, 60% качества вокала зависит от того, насколько человек выложится на записи. Остальное – тюнинг и коррекция.

"Петербургский дневник": Кто придумывает музыку и слова? Или ребята приходят с уже готовым материалом?

Максим Жегалин: Музыка создается под клиента только в случае услуги "Песня под ключ". Это самая индивидуальная услуга. При выборе эксклюзивного сингла и караоке-сингла вся музыка уже есть в наличии. При эксклюзивном сингле – выбор музыки осуществляется из авторских композиций, а при караоке – минусы известных треков. Что касается текстов, в 99% случаев тексты мы пишем сами под запросы и критерии клиента.

"Петербургский дневник": Сколько треков вы уже записали в Петербурге?

Максим Жегалин: Мы работаем не только в Петербурге, хотя на него приходится больший объем продаж, чем на остальное. Сейчас мы работаем практически в каждом крупном городе нашей страны. И хотим уже выйти за ее пределы. 

Что касается количества песен, за все время нашего существования мы записали их более 3 тыс. Я считаю это небольшой показатель. Но в этом бизнесе нет промышленных объемов.

"Петербургский дневник": Следите ли вы за судьбой созданных у вас песен, может быть, какие-то попали в ротацию или стали хитами?

Максим Жегалин: Были клиенты, которые хотели продвинуть в эфир радиостанций песни, записанные у нас. Но тут две сложности. Во-первых, относительно технических характеристик мы не делаем музыку такого уровня, как профессионалы из шоу-бизнеса. У нас любительский уровень. Поэтому с точки зрения радио качество треков по некоторым показателям может недотягивать до песен Димы Билана или Тимати. 

Во-вторых, формат радио. Какое радио сейчас интересует творчество? Им интересны рейтинги. Поэтому там математика и маркетинг. Выявляешь потребность пуб­лики, определяешь аудиторию, делаешь вполне такой форматный трек под нужды радио.


Текст: Анна Литвинко
Фото: из личного архива М. Жегалина
Разделы: Интервью
Тэги: Музыка

Новости в сети

Новости по теме

Комментарии

Чтобы написать комментарий, необходимо авторизоваться через социальные сети:
или 

Новости в сети

Новости

Новости в сети

Социальные сети