Новости в сети

Loading...

Главное следственное управление Следственного комитета России по Санкт-Петербургу передает в суд уголовное дело, благодаря которому, вероятно, вышли на свет предполагаемые финансовые махинации главы банка ВЕФК Александра Гительсона. В схеме незаконного обналичивания денег, как считают правоохранители, были задействованы банковские служащие и предприниматели, а клиентов им поставлял милиционер – борец с налоговыми преступлениями. И началась эта история еще до того, как банк ВЕФК прогремел в качестве "похитителя" без малого 2 млрд рублей из бюджета Ленинградской области и 1 млрд из Пенсионного фонда России. 

По версии следствия, Гительсон добился, чтобы эти организации открыли счета в его банке, потом с помощью фиктивных зачислений создал иллюзию, будто у него на счетах хранятся и его собственные 5 млрд, а затем с помощью хитроумных схем раздал заведомо невозвратные кредиты подконтрольным юрлицам. Вроде как – из своих денег, а фактически – из денег клиентов.

В 2005 г., по данным следствия, внутри банка ВЕФК родился еще один очень маленький банк. Только нелегальный – заточенный под вполне конкретную схему действий: незаконную обналичку денег по заказу нуждающихся в "черном нале" предпринимателей. Для этого использовались в основном эстонские банки, иногда – болгарские: в этих странах законом не предусмот­рено понятие лимитов кассового остатка, поэтому юрлицо может снимать наличные неограниченно. Работал банк, по версии следствия, 3 года. А в 2008-м управление Федеральной службы безопасности по СПб и ЛО, занимаясь схемами незаконной обналички, вышло на него. Как теперь полагает следствие, за 3 года махинаторам удалось переправить за границу 45 млрд рублей и получить от этого доход в 1,2 млрд.

По версии следствия, "работу" начинали двое: бизнесмен Дмитрий Абрамкин и сотрудник банка ВЕФК Андрей Мозговой, служивший главным специалис­том отдела обменных пунктов. Для начала они зарегистрировали "обойму" фирм-однодневок. И эти фирмы повели между собой бурную внешнеэкономическую деятельность, которая на самом деле не выходила за "бумажные" пределы. Проще говоря – фиктивную. Зато деньги, которые участники схемы, по версии следствия, гоняли друг другу по липовым контрактам, были совершенно настоящими.

Предполагаемый подельник Абрамкина и Мозгового – Игорь Перепеч – открыл на свое имя счета в коммерческих банках в России. И организовал в Эстонии целую сеть граждан, которые тоже пооткрывали счета в банках, расположенных на территории этой страны, но не являющихся ее резидентами. В Следственном комитете подчеркивают, что эти люди не знали о возможно криминальной составляющей своей работы, поэтому их следствие и не привлекает. Кроме того, Перепеч якобы вошел в состав правления эстонской компании Montevalleoü, чтобы дать соучастникам возможность управлять счетами этой фирмы. И когда деньги по липовым контрактам поступали из российских банков в Эстонию, "подчиненные" Перепеча, по данным следствия, обнуляли счета. А потом сам он возил наличность заказчикам в Россию. Учет нелегального денежного трафика вела, как полагает следствие, сотрудница банка ВЕФК Любовь Стецкая.

Клиентов участникам махинаций, как утверждают следователи, поставлял Максим Сидоров. О публике, желающей обналичить деньги и уйти от налогов, он знал по долгу службы – работал опер­уполномоченным подразделения ГУВД по борьбе с налоговыми преступ­лениями. "Борьба" Сидорова, вероятнее всего, заключалась в том, чтобы вовремя сделать соответствующее предложение "подопечному": дескать, обналичивать надо через таких-то, вот телефончик.

В 2008 г. схема была раскрыта, а ее предполагаемые участники стали фигурантами уголовного дела по статье о незаконной банковской деятельности. Когда чекисты накрыли этот "нелегальный банк" с его схемами обнала, они закономерно заинтересовались наружной частью "матрешки" – вполне легальным банком ВЕФК.

2014-07-15T10:12:00+04:00
Внутри скандального ВЕФКа действовал другой нелегальный банк

Главное следственное управление Следственного комитета России по Санкт-Петербургу передает в суд уголовное дело, благодаря которому, вероятно, вышли на свет предполагаемые финансовые махинации главы банка ВЕФК Александра Гительсона. В схеме незаконного обналичивания денег, как считают правоохранители, были задействованы банковские служащие и предприниматели, а клиентов им поставлял милиционер – борец с налоговыми преступлениями. И началась эта история еще до того, как банк ВЕФК прогремел в качестве "похитителя" без малого 2 млрд рублей из бюджета Ленинградской области и 1 млрд из Пенсионного фонда России. 

Читать далее

По версии следствия, Гительсон добился, чтобы эти организации открыли счета в его банке, потом с помощью фиктивных зачислений создал иллюзию, будто у него на счетах хранятся и его собственные 5 млрд, а затем с помощью хитроумных схем раздал заведомо невозвратные кредиты подконтрольным юрлицам. Вроде как – из своих денег, а фактически – из денег клиентов.

В 2005 г., по данным следствия, внутри банка ВЕФК родился еще один очень маленький банк. Только нелегальный – заточенный под вполне конкретную схему действий: незаконную обналичку денег по заказу нуждающихся в "черном нале" предпринимателей. Для этого использовались в основном эстонские банки, иногда – болгарские: в этих странах законом не предусмот­рено понятие лимитов кассового остатка, поэтому юрлицо может снимать наличные неограниченно. Работал банк, по версии следствия, 3 года. А в 2008-м управление Федеральной службы безопасности по СПб и ЛО, занимаясь схемами незаконной обналички, вышло на него. Как теперь полагает следствие, за 3 года махинаторам удалось переправить за границу 45 млрд рублей и получить от этого доход в 1,2 млрд.

По версии следствия, "работу" начинали двое: бизнесмен Дмитрий Абрамкин и сотрудник банка ВЕФК Андрей Мозговой, служивший главным специалис­том отдела обменных пунктов. Для начала они зарегистрировали "обойму" фирм-однодневок. И эти фирмы повели между собой бурную внешнеэкономическую деятельность, которая на самом деле не выходила за "бумажные" пределы. Проще говоря – фиктивную. Зато деньги, которые участники схемы, по версии следствия, гоняли друг другу по липовым контрактам, были совершенно настоящими.

Предполагаемый подельник Абрамкина и Мозгового – Игорь Перепеч – открыл на свое имя счета в коммерческих банках в России. И организовал в Эстонии целую сеть граждан, которые тоже пооткрывали счета в банках, расположенных на территории этой страны, но не являющихся ее резидентами. В Следственном комитете подчеркивают, что эти люди не знали о возможно криминальной составляющей своей работы, поэтому их следствие и не привлекает. Кроме того, Перепеч якобы вошел в состав правления эстонской компании Montevalleoü, чтобы дать соучастникам возможность управлять счетами этой фирмы. И когда деньги по липовым контрактам поступали из российских банков в Эстонию, "подчиненные" Перепеча, по данным следствия, обнуляли счета. А потом сам он возил наличность заказчикам в Россию. Учет нелегального денежного трафика вела, как полагает следствие, сотрудница банка ВЕФК Любовь Стецкая.

Клиентов участникам махинаций, как утверждают следователи, поставлял Максим Сидоров. О публике, желающей обналичить деньги и уйти от налогов, он знал по долгу службы – работал опер­уполномоченным подразделения ГУВД по борьбе с налоговыми преступ­лениями. "Борьба" Сидорова, вероятнее всего, заключалась в том, чтобы вовремя сделать соответствующее предложение "подопечному": дескать, обналичивать надо через таких-то, вот телефончик.

В 2008 г. схема была раскрыта, а ее предполагаемые участники стали фигурантами уголовного дела по статье о незаконной банковской деятельности. Когда чекисты накрыли этот "нелегальный банк" с его схемами обнала, они закономерно заинтересовались наружной частью "матрешки" – вполне легальным банком ВЕФК.


Текст: АЖУР/Анастасия Филиппова
Фото: Trend

Новости в сети

Новости по теме

Комментарии

Чтобы написать комментарий, необходимо авторизоваться через социальные сети:
или 

Новости в сети

Новости

Новости в сети

Социальные сети