Этот театральный сезон стал для Андрея Могучего первым в должнос­ти художественного руководителя Большого драматического театра им. Г.А. Товстоногова. И значит, уже можно подвести некоторые итоги работы одного из главных и любимых театров нашей страны и узнать у его руководителя о планах на будущее.

"Петербургский дневник": Андрей Анатольевич, вы говорили, что это назначение стало для вас неожиданностью.

Андрей Могучий: Для меня это назначение стало не только большой честью, но и большой ответственностью. Я, как и все ленинградцы, воспитывался на спектаклях БДТ, видел практически все постановки Г.А. Товстоногова. Я должен был справиться со своим чрезмерным пиететом к театру, чтобы решить те задачи, которые передо мной возникли. 

"Петербургский дневник": И какие конкретно задачи вы намерены решать?

Андрей Могучий: Я бы хотел, чтобы театр был традиционно "развернут" к зрителю. Учитывая эстетические и этичес­кие реалии сегодняшнего дня, отвечал на подлинные запросы общества. Хотел бы, чтобы БДТ вновь занял центральное место на театральной карте страны. У БДТ уникальный исторический и социальный контекст. Этот театр изначально нес мощный просветительский заряд, приобщал к ранее недоступному высокому сценическому искусству. В его труппе и сегодня служат люди, которые работали с Г.А. Товстоноговым. Мощные, сильные, профессиональные, сохранившие самое главное в профессии – высокий этический уровень, который когда-то был заложен Георгием Александровичем. Я чувствую, что в этих стенах до сих пор достаточно энергии для правильной жизни в искусстве. Но с моей стороны и со стороны всего коллектива требуются огромные усилия и непрестанная работа. Только тогда генетическая энергия БДТ выйдет на свободу. 

"Петербургский дневник": На вашей встрече со старожилами БДТ артисты говорили, что театр для них всегда был одной семьей и хорошо бы это сохранить.  

Андрей Могучий: Когда-то, создавая Формальный театр, я тоже думал о театре-семье, базирующемся на принципах абсолютного единомыслия. Но на практике разуверился в этой идее. Сейчас театр для меня – творчес­кий объект, на который ты должен уметь смотреть со стороны. Быть в "единомыслии" и уметь выходить из "единомыслия", смотреть на самого себя свежим взглядом постороннего человека. Год в БДТ многому меня научил. Я понимал, что уважение и почитание про­шлого, принятое в этом театре, без сомнения, великая вещь, но будущее никогда не наступит, если курить фимиам театру-музею, забыв про сегодня. Мне кажется, прошлое и настоящее в БДТ стало наконец потихоньку соединяться. Я чувствую себя намного увереннее, и если год назад я говорил про БДТ: "Ваш театр", то сейчас говорю: "Наш театр". 

"Петербургский дневник": Вы как-то сказали: "Мы должны пройти по канату и бережно провес­ти душу старого БДТ в будущее". Каким будет новый старый театр? 

Андрей Могучий: С одной стороны, театр должен сохранить свою историческую архитектурную ценность. С другой – он обязан быть оснащен по последнему слову техники, что позволит делать современные спектакли. Несмотря на то что БДТ – театр федеральный, для меня он прежде всего театр, душа которого принадлежит городу, который отвечает на запросы горожан. Ведь Ленинград – Петербург – город специальный, он отличается от Москвы и других городов. В нем особая аура. В этом смысле БДТ всегда был ленинградским театром – театром высокой этической культуры. Поэтому мы говорим о такой художественной стратегии: театр, открытый городу. 

"Петербургский дневник": Что это означает на практике?

Андрей Могучий: Мы объединим зону театрального музея, кафе и фойе в общее пространство, открытое для зрителя. Условно мы называем все это "зоной просвещения", где живет и зритель, и мы, где идет обмен энергий. В просветительскую зону можно будет прийти всей семьей, выпить кофе, посетить театральный мастер-класс, попасть на встречу с артистами и т.д. Здесь разместятся мемориальный кабинет Г.А. Товстоногова, экспозиция, посвященная "золотому периоду" БДТ, книжный киоск. Просветительская история будет формироваться постепенно, и проектов с активным участием горожан будет много. Только на практике мы сможем понять, какой у людей запрос и как сделать, чтобы человек, пришедший в театр, был готов к восприятию искусства. 

Обязательно будут детские программы. Так, в Каменно­островском теат­ре мы уже реализовали проект "Театр изнутри" – интерактивный спектакль-экскурсию для детей. Ребята пробуют себя в разных теат­ральных профессиях, но главное ноу-хау в том, что в финале сами играют на сцене для родителей. Это прикосновение к сакральному, попадание внутрь театра – важнейшая вещь и для нас, и для ребят. Когда к нам приходили дети из детских домов, все, кто в этот день работал в театре, выступали в роли зрителей. И не могу сказать, кому это было важнее: тем ребятам, которые невероятно раскрылись на площадке, или нам. То, какими эти дети вышли на сцену, имело очень сильное терапевтическое действие и для меня, и для всех создателей "Театра изнутри". В обновленном здании на Фонтанке, 65, мы обязательно продолжим этот проект, так же как и педагогические прог­раммы "Театр как урок. Урок как театр", которые БДТ реализует совместно с педагогическим университетом им. А.И. Герцена. 

"Петербургский дневник": БДТ – театр федеральный, как складываются отношения с городом?

Андрей Могучий: Прекрасно! Потому что и Василий Николаевич Кичеджи, и другие члены правительства Санкт-Петербурга уделяют нашему театру очень много внимания. Мы всегда чувствуем поддержку города и в свою очередь откликаемся на это, предлагая новые программы и спектакли, которые будут работать именно на город. В этом смысле я очень патриотичный человек. 

"Петербургский дневник": Вы неоднократно говорили, что "первична художественная прог­рамма". Чем обусловлен выбор открыть новый сезон постановкой по роману  Н.Г. Чернышевского "Что делать?" 

Андрей Могучий: Изначально желание сделать эту премьеру возникло из-за названия. Когда вышел роман, по силе популярности ему не было равных. Он совпал с чаяниями и надеждами общества. И сегодня, сопоставляя современные проблемы с проблемами того времени, мы видим, что есть какие-то базовые вещи, которые нас объединяют. Поэтому мы не будем делать только исторический экскурс в ХIХ в., это будет спектакль про сегодня. 

"Петербургский дневник": А что еще мы увидим на сцене БДТ?

Андрей Могучий: У Каменноостровского театра в силу его островного положения будет своя специфическая репертуарная политика. Скорее всего, сконцентрируемся на музыкальных и музыкально-драматических проектах. Мы уже начали работу в этом направлении. 

В декабре состоялась премье­ра спектакля "Алиса" с Алисой Фрейндлих в главной роли. Это спектакль с элементами цирка, аттракциона, с другой стороны – психологический, с проникновением в человеческое подсознание. Спектакль "Эрендира" поставлен молодым режиссером Федором Лавровым по повести Габриэля Гарсиа Маркеса. В главной роли – народная артистка России Нина Усатова. Это очень музыкальный спектакль, блестящая роль Нины Усатовой, большая удача молодого режиссера.

Готов спектакль "Из жизни марионеток" по киносценарию Ингмара Бергмана, его делает режиссер Анджей Бубень на Малой сцене. Приступает к работе эстонский режиссер Эльмо Нюганен, он будет ставить "Томление" – спектакль по пьесе Уильяма Бойда, созданной по мотивам произведений А.П. Чехова. Виктор Крамер поставит спектакль по роману Ромена Гари "Обещание на рассвете". Пригласили к постановке много других, в том числе и молодых режиссеров. Также в планах – сделать выставку "Неизвестный Товстоногов", который сегодня потрясающе современен.

Г.А. Товстоногов всегда понимал пульс времени, и в этом был залог успеха БДТ. Г.А. Товстоногов и его заветы – это и есть та душа театра, которую надо пронести по канату в будущее.

2014-07-18T10:20:00+04:00
Андрей Могучий: душа БДТ принадлежит городу

Этот театральный сезон стал для Андрея Могучего первым в должнос­ти художественного руководителя Большого драматического театра им. Г.А. Товстоногова. И значит, уже можно подвести некоторые итоги работы одного из главных и любимых театров нашей страны и узнать у его руководителя о планах на будущее.

"Петербургский дневник": Андрей Анатольевич, вы говорили, что это назначение стало для вас неожиданностью.

Андрей Могучий: Для меня это назначение стало не только большой честью, но и большой ответственностью. Я, как и все ленинградцы, воспитывался на спектаклях БДТ, видел практически все постановки Г.А. Товстоногова. Я должен был справиться со своим чрезмерным пиететом к театру, чтобы решить те задачи, которые передо мной возникли. 

"Петербургский дневник": И какие конкретно задачи вы намерены решать?

Андрей Могучий: Я бы хотел, чтобы театр был традиционно "развернут" к зрителю. Учитывая эстетические и этичес­кие реалии сегодняшнего дня, отвечал на подлинные запросы общества. Хотел бы, чтобы БДТ вновь занял центральное место на театральной карте страны. У БДТ уникальный исторический и социальный контекст. Этот театр изначально нес мощный просветительский заряд, приобщал к ранее недоступному высокому сценическому искусству. В его труппе и сегодня служат люди, которые работали с Г.А. Товстоноговым. Мощные, сильные, профессиональные, сохранившие самое главное в профессии – высокий этический уровень, который когда-то был заложен Георгием Александровичем. Я чувствую, что в этих стенах до сих пор достаточно энергии для правильной жизни в искусстве. Но с моей стороны и со стороны всего коллектива требуются огромные усилия и непрестанная работа. Только тогда генетическая энергия БДТ выйдет на свободу. 

"Петербургский дневник": На вашей встрече со старожилами БДТ артисты говорили, что театр для них всегда был одной семьей и хорошо бы это сохранить.  

Андрей Могучий: Когда-то, создавая Формальный театр, я тоже думал о театре-семье, базирующемся на принципах абсолютного единомыслия. Но на практике разуверился в этой идее. Сейчас театр для меня – творчес­кий объект, на который ты должен уметь смотреть со стороны. Быть в "единомыслии" и уметь выходить из "единомыслия", смотреть на самого себя свежим взглядом постороннего человека. Год в БДТ многому меня научил. Я понимал, что уважение и почитание про­шлого, принятое в этом театре, без сомнения, великая вещь, но будущее никогда не наступит, если курить фимиам театру-музею, забыв про сегодня. Мне кажется, прошлое и настоящее в БДТ стало наконец потихоньку соединяться. Я чувствую себя намного увереннее, и если год назад я говорил про БДТ: "Ваш театр", то сейчас говорю: "Наш театр". 

"Петербургский дневник": Вы как-то сказали: "Мы должны пройти по канату и бережно провес­ти душу старого БДТ в будущее". Каким будет новый старый театр? 

Андрей Могучий: С одной стороны, театр должен сохранить свою историческую архитектурную ценность. С другой – он обязан быть оснащен по последнему слову техники, что позволит делать современные спектакли. Несмотря на то что БДТ – театр федеральный, для меня он прежде всего театр, душа которого принадлежит городу, который отвечает на запросы горожан. Ведь Ленинград – Петербург – город специальный, он отличается от Москвы и других городов. В нем особая аура. В этом смысле БДТ всегда был ленинградским театром – театром высокой этической культуры. Поэтому мы говорим о такой художественной стратегии: театр, открытый городу. 

"Петербургский дневник": Что это означает на практике?

Андрей Могучий: Мы объединим зону театрального музея, кафе и фойе в общее пространство, открытое для зрителя. Условно мы называем все это "зоной просвещения", где живет и зритель, и мы, где идет обмен энергий. В просветительскую зону можно будет прийти всей семьей, выпить кофе, посетить театральный мастер-класс, попасть на встречу с артистами и т.д. Здесь разместятся мемориальный кабинет Г.А. Товстоногова, экспозиция, посвященная "золотому периоду" БДТ, книжный киоск. Просветительская история будет формироваться постепенно, и проектов с активным участием горожан будет много. Только на практике мы сможем понять, какой у людей запрос и как сделать, чтобы человек, пришедший в театр, был готов к восприятию искусства. 

Обязательно будут детские программы. Так, в Каменно­островском теат­ре мы уже реализовали проект "Театр изнутри" – интерактивный спектакль-экскурсию для детей. Ребята пробуют себя в разных теат­ральных профессиях, но главное ноу-хау в том, что в финале сами играют на сцене для родителей. Это прикосновение к сакральному, попадание внутрь театра – важнейшая вещь и для нас, и для ребят. Когда к нам приходили дети из детских домов, все, кто в этот день работал в театре, выступали в роли зрителей. И не могу сказать, кому это было важнее: тем ребятам, которые невероятно раскрылись на площадке, или нам. То, какими эти дети вышли на сцену, имело очень сильное терапевтическое действие и для меня, и для всех создателей "Театра изнутри". В обновленном здании на Фонтанке, 65, мы обязательно продолжим этот проект, так же как и педагогические прог­раммы "Театр как урок. Урок как театр", которые БДТ реализует совместно с педагогическим университетом им. А.И. Герцена. 

"Петербургский дневник": БДТ – театр федеральный, как складываются отношения с городом?

Андрей Могучий: Прекрасно! Потому что и Василий Николаевич Кичеджи, и другие члены правительства Санкт-Петербурга уделяют нашему театру очень много внимания. Мы всегда чувствуем поддержку города и в свою очередь откликаемся на это, предлагая новые программы и спектакли, которые будут работать именно на город. В этом смысле я очень патриотичный человек. 

"Петербургский дневник": Вы неоднократно говорили, что "первична художественная прог­рамма". Чем обусловлен выбор открыть новый сезон постановкой по роману  Н.Г. Чернышевского "Что делать?" 

Андрей Могучий: Изначально желание сделать эту премьеру возникло из-за названия. Когда вышел роман, по силе популярности ему не было равных. Он совпал с чаяниями и надеждами общества. И сегодня, сопоставляя современные проблемы с проблемами того времени, мы видим, что есть какие-то базовые вещи, которые нас объединяют. Поэтому мы не будем делать только исторический экскурс в ХIХ в., это будет спектакль про сегодня. 

"Петербургский дневник": А что еще мы увидим на сцене БДТ?

Андрей Могучий: У Каменноостровского театра в силу его островного положения будет своя специфическая репертуарная политика. Скорее всего, сконцентрируемся на музыкальных и музыкально-драматических проектах. Мы уже начали работу в этом направлении. 

В декабре состоялась премье­ра спектакля "Алиса" с Алисой Фрейндлих в главной роли. Это спектакль с элементами цирка, аттракциона, с другой стороны – психологический, с проникновением в человеческое подсознание. Спектакль "Эрендира" поставлен молодым режиссером Федором Лавровым по повести Габриэля Гарсиа Маркеса. В главной роли – народная артистка России Нина Усатова. Это очень музыкальный спектакль, блестящая роль Нины Усатовой, большая удача молодого режиссера.

Готов спектакль "Из жизни марионеток" по киносценарию Ингмара Бергмана, его делает режиссер Анджей Бубень на Малой сцене. Приступает к работе эстонский режиссер Эльмо Нюганен, он будет ставить "Томление" – спектакль по пьесе Уильяма Бойда, созданной по мотивам произведений А.П. Чехова. Виктор Крамер поставит спектакль по роману Ромена Гари "Обещание на рассвете". Пригласили к постановке много других, в том числе и молодых режиссеров. Также в планах – сделать выставку "Неизвестный Товстоногов", который сегодня потрясающе современен.

Г.А. Товстоногов всегда понимал пульс времени, и в этом был залог успеха БДТ. Г.А. Товстоногов и его заветы – это и есть та душа театра, которую надо пронести по канату в будущее.


Текст: Петербургский Дневник
Фото: пресс-служба БДТ

Новости по теме

Комментарии

Чтобы написать комментарий, необходимо авторизоваться через социальные сети:
или 

Новости в сети

Новости раздела

Новости в сети

Новости

Новости в сети

Социальные сети