Новости в сети

Loading...

Член-корреспондент РАН, доктор физико-математических наук, директор Пулковской астрономической обсерватории Александр Степанов рассказал "Петербургскому дневнику", как сейчас живет и работает главная обитель астрономов России, которой исполнилось 175 лет.

"Петербургский дневник": Александр Владимирович, как отмечается? 

Александр Степанов: В честь юбилея, конечно, запланировано множество мероприятий, в основном научные конференции. Первой, еще в июне, прошла конференция молодых ученых, на которую собрались молодые астрономы и студенты, в том числе из Эквадора и Армении, что вывело форум на международный уровень. Замечу, что выпускник нашей аспирантуры возглавляет сейчас астрономическую обсерваторию в Эквадоре. А в декабре здесь соберутся все директора астрономических институтов России, и мы отметим 175-летие в узком "астрономическом" кругу. 

"Петербургский дневник": Что дают молодым ученым ваши конференции? 

Александр Степанов: В первую очередь это школа: мы приглашаем ведущих специалис­тов читать лекции по разным тематикам. Молодежь в свою очередь учится делать публичные доклады, отвечать на вопросы. Еще одна цель – налаживание контактов, научного сотрудничества. А начиналось все с лекций наших профессоров для молодых сотрудников, которые приходили в Пулковскую обсерваторию на работу, на практику, чтобы они понимали задачи, которые им придется решать. Со временем стали привлекать преподавателей из профильных вузов Петербурга, к нам стали приезжать молодые ученые из других городов, и вот сейчас мы вышли на международный уровень. 

"Петербургский дневник": В советской школе астрономия входила в школьную программу. Сегодня эту науку подросткам не преподают, откуда же берутся молодые ученые?

Александр Степанов: Кафедра астрономии есть на матмехе в СПбГУ, в Политехничес­ком университете. Изучают астрономию на физическом факультете в МГУ, в Уральском федеральном университете, в Южном федеральном университете. Выпускники Казанского и Самарского университетов, в основном физики, поступают к нам в аспирантуру. Конечно, нужно сначала прослушать курс астрономии, потому что это специфическая наука, хоть и физическая в значительной мере. Вообще молодых людей стало гораздо больше по сравнению с тем, что было еще 10 лет назад. 

"Петербургский дневник": Вы сказали: специфическая наука. Что она изучает?

Александр Степанов: Все, что окружает нашу планету, влияет на жизнь людей. В первую очередь действительно реальная угроза может исходить от падения на Землю комет, астероидов, метео­ритов. Сейчас создается международная сеть наблюдений за астероидно-кометной опаснос­тью. Не менее важный объект для изучения влияния на жизнь на планете – Солнце, дающее нам тепло и жизнь. Но наблюдать необходимо не только наше главное светило: есть такие объекты, как магнитары – маленькие нейтронные звезды массой 1,5 массы Солнца и 10 км в диаметре, – представляете, какая там плотность! Так вот, когда магнитары вспыхивают, вся ионосфера Земли заметно опускается и начинает колебаться с перио­дом вращения магнитара. Причем излучение от магнитара шло до Земли 30 тыс. лет. А когда такое явление происходит, в полярных областях пропадает радио­связь, страдает навигация. Астрономия – это запуски спутников, это морская, земная и авианавигация, тот же ГЛОНАСС поддерживается астрономическими наблюдениями. Во время запуска космического корабля также крайне важно, чтобы не было вспышек на Солнце, иначе связь с кораблем может пропасть. Вспышка на Солнце может быть губительной для космонавта или астронавта, если, например, он выходит из корабля в открытый космос. Раньше, во времена СССР, существовала развитая служба Солнца, головной организацией такой службы была Крымская астрофизическая обсерватория. На Украине существует своя служба Солнца, основанная на крымских наблюдениях. Школа там серьезная, опыт наблюдений достаточный, поэтому там все сохранилось. С развалом Союза сеть астрономических станций в Армении, Азербайджане и в других странах мы утратили. Единственная серьезная станция осталась в России под Кисловодском на высоте 2,1 тыс. м – Горная астрономическая станция Пулковской обсерватории, которая вот уже 60 лет не прерывает наблюдения. 

"Петербургский дневник": А это важно, чтобы наблюдения велись непрерывно? 

Александр Степанов: Не только непрерывно, но и теми же инструментами и по тем же самым методикам. За столетия изучения подъемов и спадов солнечного цикла выяснилось, что самые опасные вспышки происходят на спаде цикла. Самый известный такой период, случившийся с 1645-го по 1715 г. и характерный отсутствием пятен на Солнце в течение десятков лет, называется Минимум Маундера. Интересующиеся могут найти информацию в литературе, скажу лишь, что тот период ознаменован большим количеством катаклизмов и серьезным похолоданием в Европе (шли войны, Балтика, Темза и Дунай покрылись льдом, замерзли голландские каналы). Все это удалось восстановить по наблюдениям, которые вели религиозные деятели, астрономы той поры, многое можно почерпнуть из китайских хроник. Ретроспективный взгляд на поведение Солнца за многие сотни лет дают также анализ колец деревьев, углеродный анализ. 

"Петербургский дневник": Астрономам сегодня трудно?

Александр Степанов: Строители все время норовят что-нибудь построить вблизи Пулковских высот. Застройка земель, отведенных под науку, – это общая проблема, в том числе и за границей. Недавно в обсерватории создана кафедра ЮНЕСКО, что позволило отодвинуть зону охраняемого ландшафта от обсерватории до новой планируемой развязки с КАД. Поясню, чем астрономической деятельности мешает наступление застройщиков. Наблюдение за светилами сильно осложнено интенсивным освещением: светит дорога, будут светить жилые здания, особенно если рядом возникнут высотки. В свое время мы потеряли три звездные величины, есть такой астрономический термин, то есть стали видеть меньше малых объектов, правда, частично "восстановили зрение" с помощью современных электронных технологий: если раньше объекты фиксировали на фотопластинках, то теперь используем ПЗС-матрицы, аналогичные тем, которыми оснащен каждый современный фотоаппарат. Конечно, по сравнению с Чили, где лучший астроклимат на Земле и сосредоточено 50% мировых астрономических инструментов, мы проигрываем, поэтому сейчас вектор наших наблюдений направлен именно туда. Сейчас в Чили стоит наш телескоп АЗТ-16, в планах – создание российско-чилийской обсерватории. 

"Петербургский дневник": Как раз хотела спросить вас о перспективах.

Александр Степанов: Кроме научной деятельности обсерватория ведет огромную просветительскую работу. Сейчас физически в телескоп смотрят разве что любители, ученые же наблюдают за Солнцем и другими небесными телами, сидя перед компьютером. Зато настоящий телескоп XIX в. и много чего интересного можно увидеть в нашем музее, куда с экскурсиями приходят школьники. Кроме всего прочего в музее им показывают, где проходит Пулковский меридиан – центр геодезической сети России. Если говорить о глобальных перспек­тивах, то сейчас ученые всего мира заняты поиском экзопланет, то есть систем типа Солн­це – Земля. Через 5 млрд лет Солнце погибнет, и будущему человечеству придется выбирать другие звездные системы для жизни.

2014-08-20T18:41:00+04:00
Александр Степанов: все, что окружает нашу планету, влияет на жизнь людей

Член-корреспондент РАН, доктор физико-математических наук, директор Пулковской астрономической обсерватории Александр Степанов рассказал "Петербургскому дневнику", как сейчас живет и работает главная обитель астрономов России, которой исполнилось 175 лет.

Читать далее

"Петербургский дневник": Александр Владимирович, как отмечается? 

Александр Степанов: В честь юбилея, конечно, запланировано множество мероприятий, в основном научные конференции. Первой, еще в июне, прошла конференция молодых ученых, на которую собрались молодые астрономы и студенты, в том числе из Эквадора и Армении, что вывело форум на международный уровень. Замечу, что выпускник нашей аспирантуры возглавляет сейчас астрономическую обсерваторию в Эквадоре. А в декабре здесь соберутся все директора астрономических институтов России, и мы отметим 175-летие в узком "астрономическом" кругу. 

"Петербургский дневник": Что дают молодым ученым ваши конференции? 

Александр Степанов: В первую очередь это школа: мы приглашаем ведущих специалис­тов читать лекции по разным тематикам. Молодежь в свою очередь учится делать публичные доклады, отвечать на вопросы. Еще одна цель – налаживание контактов, научного сотрудничества. А начиналось все с лекций наших профессоров для молодых сотрудников, которые приходили в Пулковскую обсерваторию на работу, на практику, чтобы они понимали задачи, которые им придется решать. Со временем стали привлекать преподавателей из профильных вузов Петербурга, к нам стали приезжать молодые ученые из других городов, и вот сейчас мы вышли на международный уровень. 

"Петербургский дневник": В советской школе астрономия входила в школьную программу. Сегодня эту науку подросткам не преподают, откуда же берутся молодые ученые?

Александр Степанов: Кафедра астрономии есть на матмехе в СПбГУ, в Политехничес­ком университете. Изучают астрономию на физическом факультете в МГУ, в Уральском федеральном университете, в Южном федеральном университете. Выпускники Казанского и Самарского университетов, в основном физики, поступают к нам в аспирантуру. Конечно, нужно сначала прослушать курс астрономии, потому что это специфическая наука, хоть и физическая в значительной мере. Вообще молодых людей стало гораздо больше по сравнению с тем, что было еще 10 лет назад. 

"Петербургский дневник": Вы сказали: специфическая наука. Что она изучает?

Александр Степанов: Все, что окружает нашу планету, влияет на жизнь людей. В первую очередь действительно реальная угроза может исходить от падения на Землю комет, астероидов, метео­ритов. Сейчас создается международная сеть наблюдений за астероидно-кометной опаснос­тью. Не менее важный объект для изучения влияния на жизнь на планете – Солнце, дающее нам тепло и жизнь. Но наблюдать необходимо не только наше главное светило: есть такие объекты, как магнитары – маленькие нейтронные звезды массой 1,5 массы Солнца и 10 км в диаметре, – представляете, какая там плотность! Так вот, когда магнитары вспыхивают, вся ионосфера Земли заметно опускается и начинает колебаться с перио­дом вращения магнитара. Причем излучение от магнитара шло до Земли 30 тыс. лет. А когда такое явление происходит, в полярных областях пропадает радио­связь, страдает навигация. Астрономия – это запуски спутников, это морская, земная и авианавигация, тот же ГЛОНАСС поддерживается астрономическими наблюдениями. Во время запуска космического корабля также крайне важно, чтобы не было вспышек на Солнце, иначе связь с кораблем может пропасть. Вспышка на Солнце может быть губительной для космонавта или астронавта, если, например, он выходит из корабля в открытый космос. Раньше, во времена СССР, существовала развитая служба Солнца, головной организацией такой службы была Крымская астрофизическая обсерватория. На Украине существует своя служба Солнца, основанная на крымских наблюдениях. Школа там серьезная, опыт наблюдений достаточный, поэтому там все сохранилось. С развалом Союза сеть астрономических станций в Армении, Азербайджане и в других странах мы утратили. Единственная серьезная станция осталась в России под Кисловодском на высоте 2,1 тыс. м – Горная астрономическая станция Пулковской обсерватории, которая вот уже 60 лет не прерывает наблюдения. 

"Петербургский дневник": А это важно, чтобы наблюдения велись непрерывно? 

Александр Степанов: Не только непрерывно, но и теми же инструментами и по тем же самым методикам. За столетия изучения подъемов и спадов солнечного цикла выяснилось, что самые опасные вспышки происходят на спаде цикла. Самый известный такой период, случившийся с 1645-го по 1715 г. и характерный отсутствием пятен на Солнце в течение десятков лет, называется Минимум Маундера. Интересующиеся могут найти информацию в литературе, скажу лишь, что тот период ознаменован большим количеством катаклизмов и серьезным похолоданием в Европе (шли войны, Балтика, Темза и Дунай покрылись льдом, замерзли голландские каналы). Все это удалось восстановить по наблюдениям, которые вели религиозные деятели, астрономы той поры, многое можно почерпнуть из китайских хроник. Ретроспективный взгляд на поведение Солнца за многие сотни лет дают также анализ колец деревьев, углеродный анализ. 

"Петербургский дневник": Астрономам сегодня трудно?

Александр Степанов: Строители все время норовят что-нибудь построить вблизи Пулковских высот. Застройка земель, отведенных под науку, – это общая проблема, в том числе и за границей. Недавно в обсерватории создана кафедра ЮНЕСКО, что позволило отодвинуть зону охраняемого ландшафта от обсерватории до новой планируемой развязки с КАД. Поясню, чем астрономической деятельности мешает наступление застройщиков. Наблюдение за светилами сильно осложнено интенсивным освещением: светит дорога, будут светить жилые здания, особенно если рядом возникнут высотки. В свое время мы потеряли три звездные величины, есть такой астрономический термин, то есть стали видеть меньше малых объектов, правда, частично "восстановили зрение" с помощью современных электронных технологий: если раньше объекты фиксировали на фотопластинках, то теперь используем ПЗС-матрицы, аналогичные тем, которыми оснащен каждый современный фотоаппарат. Конечно, по сравнению с Чили, где лучший астроклимат на Земле и сосредоточено 50% мировых астрономических инструментов, мы проигрываем, поэтому сейчас вектор наших наблюдений направлен именно туда. Сейчас в Чили стоит наш телескоп АЗТ-16, в планах – создание российско-чилийской обсерватории. 

"Петербургский дневник": Как раз хотела спросить вас о перспективах.

Александр Степанов: Кроме научной деятельности обсерватория ведет огромную просветительскую работу. Сейчас физически в телескоп смотрят разве что любители, ученые же наблюдают за Солнцем и другими небесными телами, сидя перед компьютером. Зато настоящий телескоп XIX в. и много чего интересного можно увидеть в нашем музее, куда с экскурсиями приходят школьники. Кроме всего прочего в музее им показывают, где проходит Пулковский меридиан – центр геодезической сети России. Если говорить о глобальных перспек­тивах, то сейчас ученые всего мира заняты поиском экзопланет, то есть систем типа Солн­це – Земля. Через 5 млрд лет Солнце погибнет, и будущему человечеству придется выбирать другие звездные системы для жизни.


Текст: Галина Сергеева
Фото: личный архив А. Степанова

Новости в сети

Новости по теме

Комментарии

Чтобы написать комментарий, необходимо авторизоваться через социальные сети:
или 

Новости в сети

Новости

Новости в сети

Социальные сети