Новости в сети

Loading...

О легендарном отряде специального назначения уголовно-исполнительной системы "Тайфун" УФСИН России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области рассказывает его командир полковник внутренней службы Алексей Лукашевич.

"Петербургский дневник": Каковы же основные задачи именно вашего спецназа, учитывая общее направление деятельности ведомства?

Алексей Лукашевич: В первую очередь отряд выполняет задачи по обеспечению правопорядка в учреждениях нашей уголовно-исполнительной системы, обеспечению  безопасности сотрудников, отражает и предотвращает массовые беспорядки  в данных учреждениях. Также мы работаем по освобождению лиц, захваченных в качестве заложников на территории наших учреждений. Кроме того, мы принимаем активное участие в контртеррористических операциях на территории РФ. Ну и помимо этого на основе каких-либо юридических соглашений между ведомствами выполняем определенные функции по задержанию особо опасных преступников. Здесь мы работаем во взаимодействии и со Следственным комитетом, и с ФСБ, и с МВД.

По сути дела, правоохранительные органы имеют полное право привлекать нас на какие-либо определенные спецоперации также и в городе. Но такие спецоперации мы не любим афишировать, дабы не возникало каких-то лишних вопросов, поскольку даже те же самые негодяи и злодеи, которых задерживают, умеют грамотно преподнести какую-либо лживую информацию в отношении наших сотрудников либо нашего подразделения, поэтому мы все делаем аккуратно, тактически и технически грамотно.

"Петербургский дневник": А если осужденный находится в бегах?

Алексей Лукашевич: Все, что касается непосредственно нашей системы, в том числе и побег заключенного из мест лишения свободы, либо массовый побег, либо человек скрывается от исполнения наказаний  - это наша стезя, и мы оказываем здесь полное содействие другим службам УФСИН. 

"Петербургский дневник": Вы упомянули участие "Тайфуна" в контртеррористических операциях. В каких именно участвовал "Тайфун"? 

Алексей Лукашевич: В контртеррористических операциях мы участвовали начиная с 1994 года, и в первой и второй чеченских кампаниях. В составе нашего отряда три героя России. К сожалению, двое из них погибли в Чечне. Звания героев России им было присвоено посмертно. Помимо этого в Чечне у нас погибло еще четверо ребят, два из них в 2000 году при штурме Комсомольского и два в 2002 году при охране здания правительства в Грозном. Слава Богу, вне контртеррористических операций не погиб никто: у личного состава хватает и полученного опыта, и знаний, чтобы обходиться без жертв вне боевых операций. 

"Петербургский дневник": Из кого формируется спецназ УФСИН России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области?

Алексей Лукашевич: Основной упор при отборе мы делаем на тех, кто приходит к нам из различных силовых структур и уже имеют определенный боевой опыт. Кроме того, очень желательно, чтобы кандидат в отряд имел высшее образование, поскольку у нас только офицеры. В крайнем случае, образование может быть средне-специальным с правом получения первичного офицерского звания. Без этого условия кандидатов мы не рассматриваем вообще. У нас даже кинологи офицеры. 

Помимо этого рассматриваются духовные качества сотрудника. Прежде чем попасть в отряд, он проходит две важные инстанции – командира и психолога. Психолог тестирует кандидата на предмет его психологической устойчивости к каким-либо физиологическим и физическим нагрузкам. Также определяются его черты характера, сможет ли он вообще проходить у нас службу. Дальше мы проверяем его на физическую пригодность: у нас есть определенные тесты, которые он должен в обязательном порядке выполнить. Если он их не выполняет, то в отряд ему путь закрыт. Данный тест представляет из себя бег либо 5 км, либо 3 км с определенным нормативом режима пробегания, затем челночный бег (10 по 10 м), подтягивание (18-20 раз), отжимание в количестве 75 раз на каждое упражнение. Если сотрудник делает это легко, то дальше он допускается до тестирования в рукопашном бое. Если он все это пройдет, его принимают в отряд. 

"Петербургский дневник": А уже действующих сотрудников отряда проверяют на предмет физической подготовленности?

Алексей Лукашевич: Раз в полгода обязательно. Существуют зачетные требования к каждому сотруднику, включая командира. И мы сдаем не только физическую подготовку и знание рукопашного боя, но и огневую подготовку. А это владение пистолетом, автоматом и для снайперов еще и снайперской винтовкой. Что касается единоборств, то у нас есть единый план подготовки всего личного состава по боевому самбо. Это в обязательном порядке. Но, естественно, наши сотрудники владеют и другими видами единоборств. К примеру, в отряде служит мастер спорта международного класса по тайскому боксу. В свое время он был даже серебряным призером на чемпионате мира. Просто все, кто поступают к нам в отряд, уже и так спортсмены. Здесь же они оттачивают свое мастерство с учетом специфики выполняемых отрядом задач, делясь в процессе тренировок  индивидуальными  навыками с товарищами. А тренировки, причем изнурительные, у нас каждый день.

"Петербургский дневник": На какие подразделения делится "Тайфун"?

Алексей Лукашевич: Правильнее будет сказать, что в самих подразделениях есть инструкторы-снайперы, инструкторы-взрывники, инструкторы-кинологи (собаки которых прежде всего натаскиваются на обнаружение взрывчатых веществ) и инструкторы-водители. Соответственно, в каждом направлении они работают и обучаются. Кроме того, в отряде есть специалисты-высотники.

"Петербургский дневник": Часто ли приходится выезжать по тревоге?

Алексей Лукашевич: Конечно, оперативных выездов у нас значительно меньше, чем у спецподразделений МВД и наркоконтроля, но в принципе хватает. Мы выезжаем не только от своего ведомства, но, как я уже говорил, нас задействуют и другие силовые структуры.

"Петербургский дневник": Каков возрастной состав в отряде?

Алексей Лукашевич: Сейчас мы обновляем отряд. Из тех ребят, кто прошел две чеченские войны, у нас остались буквально единицы. Они, как могут, передают свой боевой опыт подрастающему молодому поколению, но, как известно, время не щадит никого. Понятно, что если сотрудник не справляется со своими психофизиологическими нагрузками, приходится переводить его либо на другую службу, либо отправлять на пенсию. И обновление просто необходимо. Хотя примеры есть разные. Один наш сотрудник, мастер спорта по рукопашному бою СССР, дослужил до пятидесяти с лишним лет и многим молодым до сих пор может дать фору. Я бы его и сейчас оставил, но, к сожалению, кадры не пропустили. Но он к нам постоянно приходит, занимается.

"Петербургский дневник": Вы вообще поддерживаете своих бывших сослуживцев?

Алексей Лукашевич: Безусловно. Ребята постоянно приходят в гости. Мы общаемся. Стараемся помочь друг другу как можем. 

"Петербургский дневник": А как тайфуновцы проводят свободное от работы время?

Алексей Лукашевич: Мне кажется, спецназ – это образ жизни. Иной раз ребят приходится буквально выгонять домой, где их ждут жены и дети. А они будто не слышат, тренируются, оттачивают навыки. Да мы и сами стараемся брать в отряд вот таких фанатов. Скажем так, те люди, которые гипотетически могут случайно сюда попасть, здесь долго не задерживаются. Такие очень быстро отсеиваются, потому что график несения службы плюс различные мероприятия забирают очень много времени и сил, которые нельзя жалеть  в нашем роде деятельности. Потому что отряд специального назначения – это люди с удивительной судьбой. Ведь недаром, когда сотруднику спецназа вручают какую-нибудь награду, он говорит: "Служу отечеству и спецназу!". Другие здесь просто не выживают.  Те, кто пришел к нам и остался, служат долго. Поэтому и текучки кадров у нас нет. 

"Петербургский дневник": То есть люди себе не принадлежат. Они принадлежат спецназу?!

Алексей Лукашевич: Абсолютно верно. Они живут этой идеей. Постоянно эту идею претворяют в жизнь, подпитывают ее. Создается определенный костяк, определенный коллектив, который и называется спецназом.  

"Петербургский дневник": А сейчас приходится принимать участие в боевых операциях, и какого они характера?

Алексей Лукашевич: Самые последние боевые операции у нас были в Чечне. То, в чем мы задействованы в городе, – это не боевые операции. Хотя, по сути, задержание преступников в том или ином месте тоже весьма специфично. А что касается боевых действий, то сейчас они происходят на Кавказе, где под определенные местности создается приказ, где будет проводиться контртеррористическая операция. Во время таких операций, соответственно, применяются различные виды боевого оружия, подразделения действуют в определенном порядке. В данный момент этим занимаются спецназы ФСБ, ГРУ, МВД, отряды быстрого реагирования (в основном СОБРы). У нас же последняя подобная командировка была в 2000 году, когда мы понесли большие потери при штурме Комсомольского. После этого боевые задачи свелись к несколько другим моментам. Куда нас закинуть, решать не нам. Это в компетенции Верховного главнокомандующего и директора ФСИН. Но мы всегда готовы выполнить любую поставленную боевую задачу, и в принципе обучение личного состава "Тайфуна" в этом направлении и производится.  

"Петербургский дневник": Но вооруженные преступники – это же тоже не семечки?

Алексей Лукашевич: Я не считаю, что противодействие вооруженным преступникам -  это боевая задача. Да, есть, задерживаем, здесь, в городе. Помогаем другим специальным службам. 

"Петербургский дневник": Бывали ли случаи оказания бойцам "Тайфуна" жесткого сопротивления? 

Алексей Лукашевич: Огневой контакт происходит в тех местах, где есть идейные злодеи, готовые стоять до конца, не складывая оружие. Но это происходит там, где проводятся боевые операции. У нас такого не происходит, по крайней мере, на моей памяти давно такого не было. Ну а бандиты, с которыми приходится сталкиваться здесь, обычно не успевают даже достать оружие. Основной принцип задержания в спецназе – это неожиданность для тех, кого задерживают. То есть злоумышленники не могут предполагать, где, когда их настигнет кара за то, что они совершили.

"Петербургский дневник": Достаточно ли сил вашего спецназа, чтобы навести порядок во время так называемого бунта на зоне?

Алексей Лукашевич: Последний бунт у нас был в 2007 году в ИК-5 в Металлострое. По определенному плану, если происходит на зоне ЧП, то на подмогу приезжают близлежащие подразделения из других территориальных органов. Они помогают нам при подавлении, выявлении и изъятии активных участников массовых беспорядков. И такая подмога приходит всегда. И вот когда бунтовала колония в Металлострое, также прибыли приданные силы и порядок был наведен. Так что говорить о том, хватает ли только нас, в данном случае, наверное, не очень корректно. 

"Петербургский дневник": А какая вообще, на ваш взгляд, сейчас ситуация на зонах. Бунтов нет давно, и получается, все спокойно?

Алексей Лукашевич: На самом деле все зависит в первую очередь от тех работников, которые работают непосредственно в зоне, либо от оперативных служб, которые отвечают за режим и безопасность в том или ином учреждении. Если какие-либо предварительные мероприятия не проводятся, то спецконтингент все это видит, понимает и в итоге может привести данное учреждение к бунту. К примеру, в прошлом году в ИК-6 попытались побунтовать, но в итоге благодаря оперативным службам при поддержке "Тайфуна" бунт был предотвращен. 

"Петербургский дневник": А разве сейчас еще осталось деление зон на красные и черные?

Алексей Лукашевич: Существует. Черные зоны в основном на юге России. Там воры в законе пытаются диктовать свои условия администрации. И, к сожалению, в таких зонах возможно что угодно. Не буду говорить обо всей России, но в нашем регионе администрация исправительных учреждений старается контролировать эти процессы, чтобы у спецконтингента, который там находится, не было возможностей и намерений диктовать свои условия. Но если где-то произойдут упущения по службе в тех или иных исправительных учреждениях, тогда уже подключат нас. А мы всегда действуем четко, грамотно. Если применяем физическую силу и спецсредства, тут же отписываем рапорт, проводим медицинское освидетельствование и служебную проверку. Данные проверки отправляются в прокуратуру для дальнейших проверок.

"Петербургский дневник": Вы имеете право проникать на территорию исправительной колонии с оружием?

Алексей Лукашевич: Естественно. Есть определенные сигналы, по которым мы действуем и которые раскрывать я не стану. Соответственно, при захвате заложников оружие применяется однозначно, как, впрочем, и при массовых беспорядках, побеге из-под стражи.

"Петербургский дневник": А часто ли "Тайфуну" приходилось искать сбежавших из тюрьмы?

Алексей Лукашевич: Побеги случаются. И, конечно же, наш отряд, в рамках поисковых операций, тоже принимает участие в розыске осужденных, уклоняющихся от отбывания наказания.  

"Петербургский дневник": Есть ли у бойцов "Тайфуна" свой кодекс чести, и какими навыками и способностями должен обладать мальчишка, который хочет стать спецназовцем?

Алексей Лукашевич: Честь превыше жизни! Это и есть наш кодекс чести. А что касается мальчишек, которые хотели бы стать спецназовцами, то в первую очередь их воспитание должно быть направлено на любовь к Родине, к своим близким, родным. Любого мальчишку нужно воспитывать так, чтобы из него вырос достойный защитник своего Отечества. 

То, что произошло на Украине, когда поменялись ценности в сторону национал-шовинизма, мы прекрасно видим. У нас сейчас очень важно не упустить наше подрастающее поколение: дети должны знать, для чего они живут в нашей огромной стране, для чего они рождены. И они должны быть готовы в любой момент встать на защиту нашего Отечества. 

Наши боевые друзья, которые погибли в Чечне, тоже когда-то учились в школах и лицеях. Сейчас два учебных заведения в городе названы именами наших погибших бойцов – героев России Тимура Сиразетдинова (ГОУ СОШ №534) и Владимира Широкова (ГОУ НПО профессиональный лицей №130). Мы, со своей стороны, постоянно организуем в эти школы и лицеи выезды. Рассказываем о боевых подвигах этих сотрудников, о спецназе. Приглашаем детей к нам в отряд. Показываем им различные виды оружия, наш быт, тренировки.

2014-08-27T12:14:00+04:00
Алексей Лукашевич: честь превыше жизни

О легендарном отряде специального назначения уголовно-исполнительной системы "Тайфун" УФСИН России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области рассказывает его командир полковник внутренней службы Алексей Лукашевич.

Читать далее

"Петербургский дневник": Каковы же основные задачи именно вашего спецназа, учитывая общее направление деятельности ведомства?

Алексей Лукашевич: В первую очередь отряд выполняет задачи по обеспечению правопорядка в учреждениях нашей уголовно-исполнительной системы, обеспечению  безопасности сотрудников, отражает и предотвращает массовые беспорядки  в данных учреждениях. Также мы работаем по освобождению лиц, захваченных в качестве заложников на территории наших учреждений. Кроме того, мы принимаем активное участие в контртеррористических операциях на территории РФ. Ну и помимо этого на основе каких-либо юридических соглашений между ведомствами выполняем определенные функции по задержанию особо опасных преступников. Здесь мы работаем во взаимодействии и со Следственным комитетом, и с ФСБ, и с МВД.

По сути дела, правоохранительные органы имеют полное право привлекать нас на какие-либо определенные спецоперации также и в городе. Но такие спецоперации мы не любим афишировать, дабы не возникало каких-то лишних вопросов, поскольку даже те же самые негодяи и злодеи, которых задерживают, умеют грамотно преподнести какую-либо лживую информацию в отношении наших сотрудников либо нашего подразделения, поэтому мы все делаем аккуратно, тактически и технически грамотно.

"Петербургский дневник": А если осужденный находится в бегах?

Алексей Лукашевич: Все, что касается непосредственно нашей системы, в том числе и побег заключенного из мест лишения свободы, либо массовый побег, либо человек скрывается от исполнения наказаний  - это наша стезя, и мы оказываем здесь полное содействие другим службам УФСИН. 

"Петербургский дневник": Вы упомянули участие "Тайфуна" в контртеррористических операциях. В каких именно участвовал "Тайфун"? 

Алексей Лукашевич: В контртеррористических операциях мы участвовали начиная с 1994 года, и в первой и второй чеченских кампаниях. В составе нашего отряда три героя России. К сожалению, двое из них погибли в Чечне. Звания героев России им было присвоено посмертно. Помимо этого в Чечне у нас погибло еще четверо ребят, два из них в 2000 году при штурме Комсомольского и два в 2002 году при охране здания правительства в Грозном. Слава Богу, вне контртеррористических операций не погиб никто: у личного состава хватает и полученного опыта, и знаний, чтобы обходиться без жертв вне боевых операций. 

"Петербургский дневник": Из кого формируется спецназ УФСИН России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области?

Алексей Лукашевич: Основной упор при отборе мы делаем на тех, кто приходит к нам из различных силовых структур и уже имеют определенный боевой опыт. Кроме того, очень желательно, чтобы кандидат в отряд имел высшее образование, поскольку у нас только офицеры. В крайнем случае, образование может быть средне-специальным с правом получения первичного офицерского звания. Без этого условия кандидатов мы не рассматриваем вообще. У нас даже кинологи офицеры. 

Помимо этого рассматриваются духовные качества сотрудника. Прежде чем попасть в отряд, он проходит две важные инстанции – командира и психолога. Психолог тестирует кандидата на предмет его психологической устойчивости к каким-либо физиологическим и физическим нагрузкам. Также определяются его черты характера, сможет ли он вообще проходить у нас службу. Дальше мы проверяем его на физическую пригодность: у нас есть определенные тесты, которые он должен в обязательном порядке выполнить. Если он их не выполняет, то в отряд ему путь закрыт. Данный тест представляет из себя бег либо 5 км, либо 3 км с определенным нормативом режима пробегания, затем челночный бег (10 по 10 м), подтягивание (18-20 раз), отжимание в количестве 75 раз на каждое упражнение. Если сотрудник делает это легко, то дальше он допускается до тестирования в рукопашном бое. Если он все это пройдет, его принимают в отряд. 

"Петербургский дневник": А уже действующих сотрудников отряда проверяют на предмет физической подготовленности?

Алексей Лукашевич: Раз в полгода обязательно. Существуют зачетные требования к каждому сотруднику, включая командира. И мы сдаем не только физическую подготовку и знание рукопашного боя, но и огневую подготовку. А это владение пистолетом, автоматом и для снайперов еще и снайперской винтовкой. Что касается единоборств, то у нас есть единый план подготовки всего личного состава по боевому самбо. Это в обязательном порядке. Но, естественно, наши сотрудники владеют и другими видами единоборств. К примеру, в отряде служит мастер спорта международного класса по тайскому боксу. В свое время он был даже серебряным призером на чемпионате мира. Просто все, кто поступают к нам в отряд, уже и так спортсмены. Здесь же они оттачивают свое мастерство с учетом специфики выполняемых отрядом задач, делясь в процессе тренировок  индивидуальными  навыками с товарищами. А тренировки, причем изнурительные, у нас каждый день.

"Петербургский дневник": На какие подразделения делится "Тайфун"?

Алексей Лукашевич: Правильнее будет сказать, что в самих подразделениях есть инструкторы-снайперы, инструкторы-взрывники, инструкторы-кинологи (собаки которых прежде всего натаскиваются на обнаружение взрывчатых веществ) и инструкторы-водители. Соответственно, в каждом направлении они работают и обучаются. Кроме того, в отряде есть специалисты-высотники.

"Петербургский дневник": Часто ли приходится выезжать по тревоге?

Алексей Лукашевич: Конечно, оперативных выездов у нас значительно меньше, чем у спецподразделений МВД и наркоконтроля, но в принципе хватает. Мы выезжаем не только от своего ведомства, но, как я уже говорил, нас задействуют и другие силовые структуры.

"Петербургский дневник": Каков возрастной состав в отряде?

Алексей Лукашевич: Сейчас мы обновляем отряд. Из тех ребят, кто прошел две чеченские войны, у нас остались буквально единицы. Они, как могут, передают свой боевой опыт подрастающему молодому поколению, но, как известно, время не щадит никого. Понятно, что если сотрудник не справляется со своими психофизиологическими нагрузками, приходится переводить его либо на другую службу, либо отправлять на пенсию. И обновление просто необходимо. Хотя примеры есть разные. Один наш сотрудник, мастер спорта по рукопашному бою СССР, дослужил до пятидесяти с лишним лет и многим молодым до сих пор может дать фору. Я бы его и сейчас оставил, но, к сожалению, кадры не пропустили. Но он к нам постоянно приходит, занимается.

"Петербургский дневник": Вы вообще поддерживаете своих бывших сослуживцев?

Алексей Лукашевич: Безусловно. Ребята постоянно приходят в гости. Мы общаемся. Стараемся помочь друг другу как можем. 

"Петербургский дневник": А как тайфуновцы проводят свободное от работы время?

Алексей Лукашевич: Мне кажется, спецназ – это образ жизни. Иной раз ребят приходится буквально выгонять домой, где их ждут жены и дети. А они будто не слышат, тренируются, оттачивают навыки. Да мы и сами стараемся брать в отряд вот таких фанатов. Скажем так, те люди, которые гипотетически могут случайно сюда попасть, здесь долго не задерживаются. Такие очень быстро отсеиваются, потому что график несения службы плюс различные мероприятия забирают очень много времени и сил, которые нельзя жалеть  в нашем роде деятельности. Потому что отряд специального назначения – это люди с удивительной судьбой. Ведь недаром, когда сотруднику спецназа вручают какую-нибудь награду, он говорит: "Служу отечеству и спецназу!". Другие здесь просто не выживают.  Те, кто пришел к нам и остался, служат долго. Поэтому и текучки кадров у нас нет. 

"Петербургский дневник": То есть люди себе не принадлежат. Они принадлежат спецназу?!

Алексей Лукашевич: Абсолютно верно. Они живут этой идеей. Постоянно эту идею претворяют в жизнь, подпитывают ее. Создается определенный костяк, определенный коллектив, который и называется спецназом.  

"Петербургский дневник": А сейчас приходится принимать участие в боевых операциях, и какого они характера?

Алексей Лукашевич: Самые последние боевые операции у нас были в Чечне. То, в чем мы задействованы в городе, – это не боевые операции. Хотя, по сути, задержание преступников в том или ином месте тоже весьма специфично. А что касается боевых действий, то сейчас они происходят на Кавказе, где под определенные местности создается приказ, где будет проводиться контртеррористическая операция. Во время таких операций, соответственно, применяются различные виды боевого оружия, подразделения действуют в определенном порядке. В данный момент этим занимаются спецназы ФСБ, ГРУ, МВД, отряды быстрого реагирования (в основном СОБРы). У нас же последняя подобная командировка была в 2000 году, когда мы понесли большие потери при штурме Комсомольского. После этого боевые задачи свелись к несколько другим моментам. Куда нас закинуть, решать не нам. Это в компетенции Верховного главнокомандующего и директора ФСИН. Но мы всегда готовы выполнить любую поставленную боевую задачу, и в принципе обучение личного состава "Тайфуна" в этом направлении и производится.  

"Петербургский дневник": Но вооруженные преступники – это же тоже не семечки?

Алексей Лукашевич: Я не считаю, что противодействие вооруженным преступникам -  это боевая задача. Да, есть, задерживаем, здесь, в городе. Помогаем другим специальным службам. 

"Петербургский дневник": Бывали ли случаи оказания бойцам "Тайфуна" жесткого сопротивления? 

Алексей Лукашевич: Огневой контакт происходит в тех местах, где есть идейные злодеи, готовые стоять до конца, не складывая оружие. Но это происходит там, где проводятся боевые операции. У нас такого не происходит, по крайней мере, на моей памяти давно такого не было. Ну а бандиты, с которыми приходится сталкиваться здесь, обычно не успевают даже достать оружие. Основной принцип задержания в спецназе – это неожиданность для тех, кого задерживают. То есть злоумышленники не могут предполагать, где, когда их настигнет кара за то, что они совершили.

"Петербургский дневник": Достаточно ли сил вашего спецназа, чтобы навести порядок во время так называемого бунта на зоне?

Алексей Лукашевич: Последний бунт у нас был в 2007 году в ИК-5 в Металлострое. По определенному плану, если происходит на зоне ЧП, то на подмогу приезжают близлежащие подразделения из других территориальных органов. Они помогают нам при подавлении, выявлении и изъятии активных участников массовых беспорядков. И такая подмога приходит всегда. И вот когда бунтовала колония в Металлострое, также прибыли приданные силы и порядок был наведен. Так что говорить о том, хватает ли только нас, в данном случае, наверное, не очень корректно. 

"Петербургский дневник": А какая вообще, на ваш взгляд, сейчас ситуация на зонах. Бунтов нет давно, и получается, все спокойно?

Алексей Лукашевич: На самом деле все зависит в первую очередь от тех работников, которые работают непосредственно в зоне, либо от оперативных служб, которые отвечают за режим и безопасность в том или ином учреждении. Если какие-либо предварительные мероприятия не проводятся, то спецконтингент все это видит, понимает и в итоге может привести данное учреждение к бунту. К примеру, в прошлом году в ИК-6 попытались побунтовать, но в итоге благодаря оперативным службам при поддержке "Тайфуна" бунт был предотвращен. 

"Петербургский дневник": А разве сейчас еще осталось деление зон на красные и черные?

Алексей Лукашевич: Существует. Черные зоны в основном на юге России. Там воры в законе пытаются диктовать свои условия администрации. И, к сожалению, в таких зонах возможно что угодно. Не буду говорить обо всей России, но в нашем регионе администрация исправительных учреждений старается контролировать эти процессы, чтобы у спецконтингента, который там находится, не было возможностей и намерений диктовать свои условия. Но если где-то произойдут упущения по службе в тех или иных исправительных учреждениях, тогда уже подключат нас. А мы всегда действуем четко, грамотно. Если применяем физическую силу и спецсредства, тут же отписываем рапорт, проводим медицинское освидетельствование и служебную проверку. Данные проверки отправляются в прокуратуру для дальнейших проверок.

"Петербургский дневник": Вы имеете право проникать на территорию исправительной колонии с оружием?

Алексей Лукашевич: Естественно. Есть определенные сигналы, по которым мы действуем и которые раскрывать я не стану. Соответственно, при захвате заложников оружие применяется однозначно, как, впрочем, и при массовых беспорядках, побеге из-под стражи.

"Петербургский дневник": А часто ли "Тайфуну" приходилось искать сбежавших из тюрьмы?

Алексей Лукашевич: Побеги случаются. И, конечно же, наш отряд, в рамках поисковых операций, тоже принимает участие в розыске осужденных, уклоняющихся от отбывания наказания.  

"Петербургский дневник": Есть ли у бойцов "Тайфуна" свой кодекс чести, и какими навыками и способностями должен обладать мальчишка, который хочет стать спецназовцем?

Алексей Лукашевич: Честь превыше жизни! Это и есть наш кодекс чести. А что касается мальчишек, которые хотели бы стать спецназовцами, то в первую очередь их воспитание должно быть направлено на любовь к Родине, к своим близким, родным. Любого мальчишку нужно воспитывать так, чтобы из него вырос достойный защитник своего Отечества. 

То, что произошло на Украине, когда поменялись ценности в сторону национал-шовинизма, мы прекрасно видим. У нас сейчас очень важно не упустить наше подрастающее поколение: дети должны знать, для чего они живут в нашей огромной стране, для чего они рождены. И они должны быть готовы в любой момент встать на защиту нашего Отечества. 

Наши боевые друзья, которые погибли в Чечне, тоже когда-то учились в школах и лицеях. Сейчас два учебных заведения в городе названы именами наших погибших бойцов – героев России Тимура Сиразетдинова (ГОУ СОШ №534) и Владимира Широкова (ГОУ НПО профессиональный лицей №130). Мы, со своей стороны, постоянно организуем в эти школы и лицеи выезды. Рассказываем о боевых подвигах этих сотрудников, о спецназе. Приглашаем детей к нам в отряд. Показываем им различные виды оружия, наш быт, тренировки.


Текст: Дмитрий Стаценко
Фото: Петербургский Дневник
Разделы: Интервью
Тэги:

Новости в сети

Новости по теме

Комментарии

Чтобы написать комментарий, необходимо авторизоваться через социальные сети:
или 

Новости в сети

Новости

Новости в сети

Социальные сети