Новости в сети

Loading...

Законодатели по просьбе силовых ведомств ужесточили наказание за телефонный терроризм. Злоумышленникам, "минирующим" школы и аэропорты, грозит до 5 лет лишения свободы или огромный штраф — один миллион рублей. Повлияет ли это на количество хулиганских звонков, разбирался "Тайный советник".

Хулиган-рекордсмен из Грузии

"Примите к сведению. Хотим взорвать аэропорт. Внимание: чемоданы. Большая бомба". Вежливый мужской голос с грузинским акцентом, раз за разом повторяющий эту фразу, к концу весны 2014 года узнавали все операционистки справочной службы аэропорта Пулково. Незнакомец звонил больше 20 раз. И после каждого звонка транспортный узел на несколько часов был парализован — силовики обыскивали каждый уголок. "Обещанной" бомбы не было. Но и добраться до "телефонного террориста", живущего в Грузии, оказалось невозможно. Питерские полицейские отправляли своим грузинским коллегам официальные запросы. Но получили лаконичный ответ о том, что на основании международного права выдать "минера" Грузия не может, так как данный гражданин с 1974 года состоит на учете в психо-неврологическом диспансере и последний раз находился на лечении в марте 2013 года.

Тем временем телефонный террор в Пулково продолжается. Как сообщили "Тайному советнику" в пресс-службе транспортной полиции по Северо-Западу, половина из всех лжесообщений по округу приходится именно на этот объект.

Средний возраст горе-шутников, отмечают в ведомстве, — от 20 до 40 лет. В 85 процентах случаев звонят с мобильных телефонов, иногда пишут письма (8 процентов звонивших).

Все чаще приходят сообщения о "заминировании" по Интернету. "Встречаются пассажиры с плохим чувством юмора. При досмотре у них находят в чемодане предмет, который плохо видно на рентгене, и на вопрос "что это?" они отвечают "бомба", думая, что это очень смешно, — рассказывают сотрудники Пулково. — После такой "шутки" пассажира тщательно обыскивают, как правило, на рейс он уже опаздывает".

Влияет на количество звонков и политическая ситуация в мире. Так, если в начале года аэропорт Пулково терроризировал житель Грузии, то последние масштабные проверки произошли из-за звонков с украинских номеров.

В июне на электронную почту полиции Пулково приходили письма. Начало у всех было одинаковое: "Слава Украине!". Далее шла угроза, что в Северной столице якобы высадится десант смертников для подрыва самолетов и инфраструктуры аэропорта. Электронные письма передавались в отделы по борьбе с киберпреступностью силовых ведомств. А 29 июля в справочную службу позвонили и пообещали артобстрел, под который, мол, попадут все самолеты, взлетающие с окрестностей Пулково.

Началась эвакуация персонала, пассажиров. Аэропорт проверяли полтора часа. Телефон "террориста" установили, но, скорее всего, как и в случае с грузинским абонентом, он окажется гражданином другого государства.

Звонят больные, обидчивые и тревожные

В правоохранительных органах отмечают рост уголовных дел по статье 207 (заведомо ложное сообщение об акте терроризма) УК РФ. Поэтому главы силовых ведомств неоднократно обращались к законодателям с просьбой ужесточить наказание по этой статье. Отныне максимальный штраф за противоправное деяние составляет 1 миллион рублей, а срок лишения свободы — 5 лет (ранее сумма штрафа составляла 200 тысяч рублей, а лишение свободы — 3 года). Но оперативники сомневаются, что количество звонков от "минеров" резко сократится.

"Как правило, люди, которые звонят, делятся на три категории, — рассказывает "ТС" один из сотрудников. — Первая группа — это откровенно нездоровые люди со справкой из психоневрологического диспансера, которые с приходом весны или осени становятся тревожными и звонят с сообщениями о бомбе куда попало. В зависимости от того, что они услышали в новостях... Таких в дежурках уже узнают по голосу. Вторая группа — обидчивые. Нахамили им в магазине — они вышли, завернули за угол и звонят с мобильного, что в магазине бомба заложена. Третья группа самая редкая — здоровые, но тревожные. Они что-то услышали и посчитали лучшим позвонить. 31-го августа в Красносельском районе проверяли детский сад. Ничего не нашли, кроме четвероклассницы. Она рассказала, что увидела у детсада компанию молодых людей, которые что-то подожгли и скрылись, вот она и решила сообщить об этом в полицию.

Как правило, отмечают в полиции, вразумительных причин о совершении злой шутки у телефонных анонимов обычно не находится. Допрашиваемые граждане не знают, чем объяснить свой поступок.

По данным ГУ МВД по Петербургу и Ленобласти, за семь месяцев 2014 года полиции приходилось выезжать по отработке анонимных заминирований 43 раза. Задержаны 18 человек, в том числе и за неоднократные звонки. На объектах управления на транспорте МВД РФ по СЗФО за указанный период был 41 звонок о заложенной бомбе. Раскрыта половина таких преступлений.

"В советское время шутили об аварии на ЛАЭС"

Евгений Вышенков, замдиректора Агентства журналистских расследований, в прошлом сотрудник милиции:

— Я не помню ни одного случая о телефонном терроризме в то время, когда я работал в уголовном розыске при СССР. Если бы тогда кто-нибудь в ленинградской милиции произнес эту фразу, то его даже не поняли бы. А вот шутки по телефону практиковались. В середине 80-х пошла такая мода на вечерние или ночные звонки по домашним телефонам. Группа молодежи, как правило во время веселья, собиралась в кружок и обзванивала горожан по случайным номерам. "Срочно позовите к телефону полковника Суворова!" — говорил шутник, изображая дежурного по воинской части. Когда отвечали, что не туда попали, то бодрый голос докладывал: "Это очень важно! В Сосновом Бору авария на атомной станции". Через секунду он говорил: "Ой… Все нормально, извините, никому не говорите о том, что вы услышали". Порой в милицию поступали на них жалобы, но в то время техника на телефонных станциях еще не позволяла фиксировать прошлые соединения.

"Психбольных тюрьмой не напугаешь"

Татьяна Караваева, заведующая отделением неврозов и психотерапии Психоневрологического института имени В. М. Бехтерева:

— Есть люди больные, и эти звонки (телефонный терроризм. — Авт.) — один из симптомов. Есть обычные хулиганы, но и среди них могут встречаться люди с нарушением личности. Что касается просто тревожных граждан, то вряд ли они будут звонить с подобными сообщениями. Они, как правило, опасаются за свои действия. Что касается последствий ужесточения законодательства, то, скорее всего, психическинездоровых людей это не напугает.

2014-09-05T11:52:00+04:00
Петербург "минируют" больные, обидчивые и тревожные

Законодатели по просьбе силовых ведомств ужесточили наказание за телефонный терроризм. Злоумышленникам, "минирующим" школы и аэропорты, грозит до 5 лет лишения свободы или огромный штраф — один миллион рублей. Повлияет ли это на количество хулиганских звонков, разбирался "Тайный советник".

Читать далее

Хулиган-рекордсмен из Грузии

"Примите к сведению. Хотим взорвать аэропорт. Внимание: чемоданы. Большая бомба". Вежливый мужской голос с грузинским акцентом, раз за разом повторяющий эту фразу, к концу весны 2014 года узнавали все операционистки справочной службы аэропорта Пулково. Незнакомец звонил больше 20 раз. И после каждого звонка транспортный узел на несколько часов был парализован — силовики обыскивали каждый уголок. "Обещанной" бомбы не было. Но и добраться до "телефонного террориста", живущего в Грузии, оказалось невозможно. Питерские полицейские отправляли своим грузинским коллегам официальные запросы. Но получили лаконичный ответ о том, что на основании международного права выдать "минера" Грузия не может, так как данный гражданин с 1974 года состоит на учете в психо-неврологическом диспансере и последний раз находился на лечении в марте 2013 года.

Тем временем телефонный террор в Пулково продолжается. Как сообщили "Тайному советнику" в пресс-службе транспортной полиции по Северо-Западу, половина из всех лжесообщений по округу приходится именно на этот объект.

Средний возраст горе-шутников, отмечают в ведомстве, — от 20 до 40 лет. В 85 процентах случаев звонят с мобильных телефонов, иногда пишут письма (8 процентов звонивших).

Все чаще приходят сообщения о "заминировании" по Интернету. "Встречаются пассажиры с плохим чувством юмора. При досмотре у них находят в чемодане предмет, который плохо видно на рентгене, и на вопрос "что это?" они отвечают "бомба", думая, что это очень смешно, — рассказывают сотрудники Пулково. — После такой "шутки" пассажира тщательно обыскивают, как правило, на рейс он уже опаздывает".

Влияет на количество звонков и политическая ситуация в мире. Так, если в начале года аэропорт Пулково терроризировал житель Грузии, то последние масштабные проверки произошли из-за звонков с украинских номеров.

В июне на электронную почту полиции Пулково приходили письма. Начало у всех было одинаковое: "Слава Украине!". Далее шла угроза, что в Северной столице якобы высадится десант смертников для подрыва самолетов и инфраструктуры аэропорта. Электронные письма передавались в отделы по борьбе с киберпреступностью силовых ведомств. А 29 июля в справочную службу позвонили и пообещали артобстрел, под который, мол, попадут все самолеты, взлетающие с окрестностей Пулково.

Началась эвакуация персонала, пассажиров. Аэропорт проверяли полтора часа. Телефон "террориста" установили, но, скорее всего, как и в случае с грузинским абонентом, он окажется гражданином другого государства.

Звонят больные, обидчивые и тревожные

В правоохранительных органах отмечают рост уголовных дел по статье 207 (заведомо ложное сообщение об акте терроризма) УК РФ. Поэтому главы силовых ведомств неоднократно обращались к законодателям с просьбой ужесточить наказание по этой статье. Отныне максимальный штраф за противоправное деяние составляет 1 миллион рублей, а срок лишения свободы — 5 лет (ранее сумма штрафа составляла 200 тысяч рублей, а лишение свободы — 3 года). Но оперативники сомневаются, что количество звонков от "минеров" резко сократится.

"Как правило, люди, которые звонят, делятся на три категории, — рассказывает "ТС" один из сотрудников. — Первая группа — это откровенно нездоровые люди со справкой из психоневрологического диспансера, которые с приходом весны или осени становятся тревожными и звонят с сообщениями о бомбе куда попало. В зависимости от того, что они услышали в новостях... Таких в дежурках уже узнают по голосу. Вторая группа — обидчивые. Нахамили им в магазине — они вышли, завернули за угол и звонят с мобильного, что в магазине бомба заложена. Третья группа самая редкая — здоровые, но тревожные. Они что-то услышали и посчитали лучшим позвонить. 31-го августа в Красносельском районе проверяли детский сад. Ничего не нашли, кроме четвероклассницы. Она рассказала, что увидела у детсада компанию молодых людей, которые что-то подожгли и скрылись, вот она и решила сообщить об этом в полицию.

Как правило, отмечают в полиции, вразумительных причин о совершении злой шутки у телефонных анонимов обычно не находится. Допрашиваемые граждане не знают, чем объяснить свой поступок.

По данным ГУ МВД по Петербургу и Ленобласти, за семь месяцев 2014 года полиции приходилось выезжать по отработке анонимных заминирований 43 раза. Задержаны 18 человек, в том числе и за неоднократные звонки. На объектах управления на транспорте МВД РФ по СЗФО за указанный период был 41 звонок о заложенной бомбе. Раскрыта половина таких преступлений.

"В советское время шутили об аварии на ЛАЭС"

Евгений Вышенков, замдиректора Агентства журналистских расследований, в прошлом сотрудник милиции:

— Я не помню ни одного случая о телефонном терроризме в то время, когда я работал в уголовном розыске при СССР. Если бы тогда кто-нибудь в ленинградской милиции произнес эту фразу, то его даже не поняли бы. А вот шутки по телефону практиковались. В середине 80-х пошла такая мода на вечерние или ночные звонки по домашним телефонам. Группа молодежи, как правило во время веселья, собиралась в кружок и обзванивала горожан по случайным номерам. "Срочно позовите к телефону полковника Суворова!" — говорил шутник, изображая дежурного по воинской части. Когда отвечали, что не туда попали, то бодрый голос докладывал: "Это очень важно! В Сосновом Бору авария на атомной станции". Через секунду он говорил: "Ой… Все нормально, извините, никому не говорите о том, что вы услышали". Порой в милицию поступали на них жалобы, но в то время техника на телефонных станциях еще не позволяла фиксировать прошлые соединения.

"Психбольных тюрьмой не напугаешь"

Татьяна Караваева, заведующая отделением неврозов и психотерапии Психоневрологического института имени В. М. Бехтерева:

— Есть люди больные, и эти звонки (телефонный терроризм. — Авт.) — один из симптомов. Есть обычные хулиганы, но и среди них могут встречаться люди с нарушением личности. Что касается просто тревожных граждан, то вряд ли они будут звонить с подобными сообщениями. Они, как правило, опасаются за свои действия. Что касается последствий ужесточения законодательства, то, скорее всего, психическинездоровых людей это не напугает.


Текст: "Тайный советник"/Лилия Маслова
Фото: Trend

Новости в сети

Новости по теме

Комментарии

Чтобы написать комментарий, необходимо авторизоваться через социальные сети:
или 

Новости в сети

Новости

Новости в сети

Социальные сети