Новости в сети

Loading...

О том, на каком уровне сейчас в Северной столице находится реабилитация наркозависимых, "Петербургскому дневнику" рассказал начальник отдела межведомственного взаимодействия в сфере профилактики УФСКН РФ по СПб и ЛО Дмитрий Борзов.

"Петербургский дневник": Много ли в Санкт-Петербурге организаций сегодня занимается реабилитацией наркозависимых?

Дмитрий Борзов: Реабилитации уделяется повышенное внимание, причем на самом высоком уровне. Если лечение наркозависимых достаточно жестко регламентировано, поскольку это государственная прерогатива и лицензионный вид деятельности, то вопросы реабилитации, ресоциализации и социаль­ной адаптации остаются на сегодняшний день недостаточно урегулированными.

В Санкт-Петербурге почти 100 организаций, которые позиционируют себя как занимающиеся реабилитацией наркозависимых. Мы, в свою очередь, и в прошлом году, и в начале этого года пробовали провести добровольную паспортизацию таких организаций, разослав всем список вопросов, на которые хотели бы получить ответы. Это были самые обычные вопро­сы: как давно вы занимаетесь реабилитацией, сколько человек прошли реабилитацию, каковы результаты, платно или на безвозмездной основе, какие программы используются? Такие вопросы задал бы каждый, решивший обратиться в реабилитационный центр.

В итоге ответили нам только две организации. Причем те, кто и так всегда был открыт. А ведь это, по сути, капля в море. В Санкт-Петербурге количество желающих пройти реабилитацию очень велико. На наркологическом учете в нашем городе стоят 11 тыс. наркозависимых. И это официально. А неофициально гораздо больше.

"Петербургский дневник": Что же остальные организации?

Дмитрий Борзов: Чтобы выяснить, что они собой представляют, нужно точно знать, чем они занимаются. Платят ли они налоги, есть ли у них согласования с СЭС, как готовится пища, сколько человек у них находятся в одной комнате и так далее. А так как этот вид деятельности не сертифицирован и не лицензирован, то они, по сути, сами могут выбирать методы и способы лечения.

"Петербургский дневник": С такими, не побоюсь этого определения, псевдореабилитационными центрами ведется борьба?

Дмитрий Борзов: Опять же все не так просто. ФСКН имеет право проводить проверки только там, где есть оборот наркотиков. В реабилитационных цент­рах наркотиков нет. То есть если мы туда приезжаем и говорим, что хотели бы проверить, они требуют оснований.

"Петербургский дневник": А разве для таких оснований не достаточно лишь подозрений?

Дмитрий Борзов: Но в этом случае мы можем только искать наркотики, а не задавать вопросы, как кормят, лечат и содержат наркозависимых реабилитантов. У нас нет оснований проверить деятельность той или иной организации. 

Более того, зачастую реабилитационные центры отказываются не только давать какую-либо информацию, но даже пускать нас внутрь. Чтобы пройти в некоторые центры, приходилось привлекать даже прокуратуру.

"Петербургский дневник": Такие реабилитационные центры, должно быть, дорогое удовольствие для наркозависимых?

Дмитрий Борзов: Понимаете, в основном реабилитационные центры платные, а для того, чтобы не отчитываться, некоторые преподносят это как добровольное пожертвование.

Сегодня идет накопление необходимой информации по сущест­вующим центрам. Сейчас ситуация меняется. Поскольку государство стало уделять этому вопросу больше внимания, то, естественно, создаются целевые программы, под них выделяются определенные средства. Это, естест­венно, заинтересовало многие организации. Думаю, в ближайшее время мы пообщаемся со многими из них.

Надо понимать, что создавать государственный реабилитационный центр длительного содержания достаточно дорого. Возможно, что небольшие центры на 10-15 человек будут более эффективны, чем такие, в которых можно собрать 1 тыс. реабилитантов и держать их в жестких условиях.

В любом случае в существующих реабилитационных центрах уже есть определенные наработки. У кого-то имеются и положительные результаты. И вот именно таким и нужно помогать. Сейчас проводятся пилотные проекты в Москве, Пскове, Ханты-Мансийске. 

В Москве, например, если нар­козависимый решил пройти реабилитацию, он сдает документы, встает на учет и ему выдается сертификат. По этому сертификату он может прийти в один из уполномоченных реабилитационных центров, сдать сертификат, пройти комплекс необходимых мероприятий (не более 6 месяцев) бесплатно (из расчета примерно 30 тыс. рублей в месяц). Затем та организация, которая его лечила, представляет этот сертификат правительству Москвы к оплате.

"Петербургский дневник": Что в идеале должен представлять из себя такой центр?

Дмитрий Борзов: Реабилитационные центры существуют для тех, кто сам принял решение завязать с наркотиками. Чтобы закрепить это решение, необходимы отрыв от социума, новая атмосфера. С реабилитантами постоянно работают психологи. И все это длится не месяц-два, а полгода, а то и год без какой-либо возможности употребления наркотиков. Когда реабилитанта начнет ломать, рядом всегда будут специалисты, которые смогут ему помочь. Первое время реабилитанта надо даже в туалет водить, чтобы он не сорвался, чтобы не было суицида и так далее. Все очень непросто.

Ясно, что реабилитационные центры должны быть полностью проверены, с хорошими условиями содержания, хорошими результатами. Там должны применяться правильные методики. Иными словами, должен быть соз­дан свое­образный уполномоченный пул, куда бы государство направляло средства для выполнения этого заказа. То есть нужно будет вести сначала лечение, а затем, когда государство будет знать, что лечение прошло нормально, направлять реабилитантов на длительное содержание.

Очевидно, что проводить реабилитацию необходимо не по мес­ту жительства наркозависимого, а совсем в другом регионе: отрыв от дома необходим. И государство должно им помочь. 

А вот если они сорвались, убежали, пришли только "дозу снять", на них уже были потрачены деньги, тогда повторно они должны будут проходить реа­билитацию уже за свои средства. Шанс, предоставленный государством, увы, они уже упустили.

"Петербургский дневник": Действует ли на практике норма, согласно которой совершивший преступление, связанное с оборотом наркотиков, может заменить отбывание в местах лишения свободы на принудительное лечение?

Дмитрий Борзов: Да, действует. Но, во‑первых, преступление преступлению рознь. Здесь такая замена возможна только в том случае, если преступление совершено первый раз и оно малозначительно. 

Во-вторых, к примеру, в нашем городе из нескольких тысяч осужденных, кто мог воспользоваться этим правом, согласились считанные единицы. Всего 30 человек.

"Петербургский дневник": Почему так?

Дмитрий Борзов: Потому что преступнику, по его разумению, лучше отсидеть в тюрьме, нежели состоять на учете.

"Петербургский дневник": Что будет сделано в плане улучшения ситуации с реабилитацией?

Дмитрий Борзов: Прежде всего будет создана рабочая группа для осмысления самой проблемы реабилитации. Необходимо наметить пути и провести тщательный отбор центров. Я уверен, что их у нас не два, а гораздо больше.

2014-09-15T13:01:00+04:00
Дмитрий Борзов: наркоманам нужен отрыв от привычного социума

О том, на каком уровне сейчас в Северной столице находится реабилитация наркозависимых, "Петербургскому дневнику" рассказал начальник отдела межведомственного взаимодействия в сфере профилактики УФСКН РФ по СПб и ЛО Дмитрий Борзов.

Читать далее

"Петербургский дневник": Много ли в Санкт-Петербурге организаций сегодня занимается реабилитацией наркозависимых?

Дмитрий Борзов: Реабилитации уделяется повышенное внимание, причем на самом высоком уровне. Если лечение наркозависимых достаточно жестко регламентировано, поскольку это государственная прерогатива и лицензионный вид деятельности, то вопросы реабилитации, ресоциализации и социаль­ной адаптации остаются на сегодняшний день недостаточно урегулированными.

В Санкт-Петербурге почти 100 организаций, которые позиционируют себя как занимающиеся реабилитацией наркозависимых. Мы, в свою очередь, и в прошлом году, и в начале этого года пробовали провести добровольную паспортизацию таких организаций, разослав всем список вопросов, на которые хотели бы получить ответы. Это были самые обычные вопро­сы: как давно вы занимаетесь реабилитацией, сколько человек прошли реабилитацию, каковы результаты, платно или на безвозмездной основе, какие программы используются? Такие вопросы задал бы каждый, решивший обратиться в реабилитационный центр.

В итоге ответили нам только две организации. Причем те, кто и так всегда был открыт. А ведь это, по сути, капля в море. В Санкт-Петербурге количество желающих пройти реабилитацию очень велико. На наркологическом учете в нашем городе стоят 11 тыс. наркозависимых. И это официально. А неофициально гораздо больше.

"Петербургский дневник": Что же остальные организации?

Дмитрий Борзов: Чтобы выяснить, что они собой представляют, нужно точно знать, чем они занимаются. Платят ли они налоги, есть ли у них согласования с СЭС, как готовится пища, сколько человек у них находятся в одной комнате и так далее. А так как этот вид деятельности не сертифицирован и не лицензирован, то они, по сути, сами могут выбирать методы и способы лечения.

"Петербургский дневник": С такими, не побоюсь этого определения, псевдореабилитационными центрами ведется борьба?

Дмитрий Борзов: Опять же все не так просто. ФСКН имеет право проводить проверки только там, где есть оборот наркотиков. В реабилитационных цент­рах наркотиков нет. То есть если мы туда приезжаем и говорим, что хотели бы проверить, они требуют оснований.

"Петербургский дневник": А разве для таких оснований не достаточно лишь подозрений?

Дмитрий Борзов: Но в этом случае мы можем только искать наркотики, а не задавать вопросы, как кормят, лечат и содержат наркозависимых реабилитантов. У нас нет оснований проверить деятельность той или иной организации. 

Более того, зачастую реабилитационные центры отказываются не только давать какую-либо информацию, но даже пускать нас внутрь. Чтобы пройти в некоторые центры, приходилось привлекать даже прокуратуру.

"Петербургский дневник": Такие реабилитационные центры, должно быть, дорогое удовольствие для наркозависимых?

Дмитрий Борзов: Понимаете, в основном реабилитационные центры платные, а для того, чтобы не отчитываться, некоторые преподносят это как добровольное пожертвование.

Сегодня идет накопление необходимой информации по сущест­вующим центрам. Сейчас ситуация меняется. Поскольку государство стало уделять этому вопросу больше внимания, то, естественно, создаются целевые программы, под них выделяются определенные средства. Это, естест­венно, заинтересовало многие организации. Думаю, в ближайшее время мы пообщаемся со многими из них.

Надо понимать, что создавать государственный реабилитационный центр длительного содержания достаточно дорого. Возможно, что небольшие центры на 10-15 человек будут более эффективны, чем такие, в которых можно собрать 1 тыс. реабилитантов и держать их в жестких условиях.

В любом случае в существующих реабилитационных центрах уже есть определенные наработки. У кого-то имеются и положительные результаты. И вот именно таким и нужно помогать. Сейчас проводятся пилотные проекты в Москве, Пскове, Ханты-Мансийске. 

В Москве, например, если нар­козависимый решил пройти реабилитацию, он сдает документы, встает на учет и ему выдается сертификат. По этому сертификату он может прийти в один из уполномоченных реабилитационных центров, сдать сертификат, пройти комплекс необходимых мероприятий (не более 6 месяцев) бесплатно (из расчета примерно 30 тыс. рублей в месяц). Затем та организация, которая его лечила, представляет этот сертификат правительству Москвы к оплате.

"Петербургский дневник": Что в идеале должен представлять из себя такой центр?

Дмитрий Борзов: Реабилитационные центры существуют для тех, кто сам принял решение завязать с наркотиками. Чтобы закрепить это решение, необходимы отрыв от социума, новая атмосфера. С реабилитантами постоянно работают психологи. И все это длится не месяц-два, а полгода, а то и год без какой-либо возможности употребления наркотиков. Когда реабилитанта начнет ломать, рядом всегда будут специалисты, которые смогут ему помочь. Первое время реабилитанта надо даже в туалет водить, чтобы он не сорвался, чтобы не было суицида и так далее. Все очень непросто.

Ясно, что реабилитационные центры должны быть полностью проверены, с хорошими условиями содержания, хорошими результатами. Там должны применяться правильные методики. Иными словами, должен быть соз­дан свое­образный уполномоченный пул, куда бы государство направляло средства для выполнения этого заказа. То есть нужно будет вести сначала лечение, а затем, когда государство будет знать, что лечение прошло нормально, направлять реабилитантов на длительное содержание.

Очевидно, что проводить реабилитацию необходимо не по мес­ту жительства наркозависимого, а совсем в другом регионе: отрыв от дома необходим. И государство должно им помочь. 

А вот если они сорвались, убежали, пришли только "дозу снять", на них уже были потрачены деньги, тогда повторно они должны будут проходить реа­билитацию уже за свои средства. Шанс, предоставленный государством, увы, они уже упустили.

"Петербургский дневник": Действует ли на практике норма, согласно которой совершивший преступление, связанное с оборотом наркотиков, может заменить отбывание в местах лишения свободы на принудительное лечение?

Дмитрий Борзов: Да, действует. Но, во‑первых, преступление преступлению рознь. Здесь такая замена возможна только в том случае, если преступление совершено первый раз и оно малозначительно. 

Во-вторых, к примеру, в нашем городе из нескольких тысяч осужденных, кто мог воспользоваться этим правом, согласились считанные единицы. Всего 30 человек.

"Петербургский дневник": Почему так?

Дмитрий Борзов: Потому что преступнику, по его разумению, лучше отсидеть в тюрьме, нежели состоять на учете.

"Петербургский дневник": Что будет сделано в плане улучшения ситуации с реабилитацией?

Дмитрий Борзов: Прежде всего будет создана рабочая группа для осмысления самой проблемы реабилитации. Необходимо наметить пути и провести тщательный отбор центров. Я уверен, что их у нас не два, а гораздо больше.


Текст: Дмитрий Стаценко
Фото: пресс-служба УФСКН по Санкт-Петербургу
Разделы: Интервью

Новости в сети

Новости по теме

Комментарии

Чтобы написать комментарий, необходимо авторизоваться через социальные сети:
или 

Новости в сети

Новости

Новости в сети

Социальные сети