Новости в сети

Loading...

В этом году в России после долгого перерыва возрожден национальный День трезвости, возникший ровно 100 лет назад. Возрастающее внимание церкви к вопросу профилактики зависимостей, сотрудничество с государством в борьбе с алкогольными и наркотическими привязанностями позволяют тысячам россиян выйти из замкнутого круга. О медицинском и духовном аспектах освобождения от пагубных привычек рассказывает священник Григорий Григорьев, заслуженный врач РФ, доктор медицинских наук, психиатр-нарколог, профессор кафедры психологии СЗГМУ им. И.И. Мечникова.

"Петербургский дневник": Какова точка зрения церкви на пагубные зависимости?

Григорий Григорьев: Спаситель сказал: ищите преж­де всего Царствия Небесного и правды его, а все остальное приложится вам. Преподобный Серафим Саровский расшифровал это так: есть три вида капитала – денежный, чиновный, духовный. Со временем это не изменилось, основные ценности такие же – духовность, деньги, власть.

Если для человека главным становится духовный капитал, высшие нравственно-духовные ценности, то ни деньги, ни чины и ни что-либо другое ему никогда не вредят. Часто встречается и другой сюжет, когда нравственные ценности заменяются другими, ложными. На сегодня в международной классификации зависимостей описано более 400 видов, и количество, несомненно, будет увеличиваться. Церковный вариант описания зависимос­тей – православное руководство по грехам – "Добротолюбие" в пяти томах. Можно говорить о том, что на каждую из 10 Божьих заповедей приходится около 90 грехов. Фактически любой грех является зависимостью, отклоняющимся от нормы поведением.

"Петербургский дневник": Каковы механизмы возникновения зависимости?

Григорий Григорьев: Из Библии мы знаем, что Господь создает первого человека Адама и показывает ему райский сад. Но зачем показывает? Предполагалось, что он будет там садовником, будет общаться с Богом и постепенно приближаться к нему. Змей предложил короткий путь – съешьте плод и сократите дорогу. Любой человек в зависимос­ти хочет именно этого – сократить путь. Дорога к Богу очень трудная, надо жить по заповедям, работать над собой, и Господь всегда поможет на этой дороге.

Когда сходишь с Божиего пути, включается аварийный датчик – совесть. Она всегда напоминает, что ты двигаешься не в ту сторону. Если человек в это время начинает принимать наркотики, алкоголь, то совесть успокаивается, выключается.

Зависимости появляются там, где исчезают высшие нравственно-духовные ценности, где человек не становится на дорогу заповедей, а уходит под наркоз греха. Это попытка получить благодать Божию с черного входа – съел и порядок. Еще Софокл сказал, что все свойства человека будут расти сообразно тому, что встречается ему на пути. Если человек встречается с Богом, все его свойства превращаются в таланты, если с отрицательным влиянием – в грехи. Так что на самом деле грех – это больной талант, просто талант минус Бог, минус свойство любви. Поэтому в излечении от греха, от зависимости главным компонентом является духовный.

"Петербургский дневник": Из каких шагов состоит путь по возвращению к здоровой жизни?

Григорий Григорьев: У зеленого змия три головы – физическая, психическая и духовная. Поэтому важны общие усилия врача и священника, их соработничество – синергия, тогда мы добиваемся результата. Любая зависимость начинается со снижения критической самооценки. Если исходить из того, что алкоголизм, наркомания являются болезнями психическими, то человек просто не может осознать свою болезнь. Чем глубже он вошел в нее, тем меньше он будет считать себя больным. И поэтому у него просто не может появиться желание лечиться.

Те, кто приходит в диспансеры якобы сами, на самом деле хотят просто выйти из запоя, уменьшить дозу, получить временное облегчение. Есть всего две силы, способные исцелить человека, – любовь и страх. Божественная любовь, которую может получить каждый, и любовь близких. Методы, основанные на Божественной любви, – покаяние и восстановление отношений человека с Богом. Для того чтобы справиться с пороком, нужно понять, что самому без Божественной помощи не справиться. Помощь здесь приходит скорее не по вере, а по нужде.

Человека в зависимос­ти нельзя считать верующим, ведь в таком случае он бы не попал в зависимость. Вера – это верность заповедям и благодарение Бога за все. Но не всегда душа человека к этому готова.

Если к Божественной любви человек не обратился, а любовь близких уже не помогает, ему остается только второй путь – страха. Это создание стресса и направление его против тяги к какому-то веществу. Например, когда жена в ультимативной форме заставляет мужа пойти на лечение, она создает сильный стресс. Пусть муж приходит формально, лишь бы от него отстали, но постепенно это может перейти в истинное лечение. 

От врача зависит очень многое, он должен так провести беседу, чтобы человек, придя "здоровым", почувствовал свою болезнь. Я не пью уже 34 года, и в беседе с пациентами иногда рассказываю, как пил раньше и иногда не мог остановиться, как не считал себя алкоголиком – это осознание пришло лишь через 10 лет трезвости. Иногда подобная откровенность врача выводит больного на доверительный разговор. В преодолении зависимости важно "выигрывать время трезвости". Когда человек не пьет год-два, шанс осознать себя больным гораздо больше.

"Петербургский дневник": В связи с этим возникает вопрос – какова точка зрения церкви на такие методы, как кодирование, подшивание?

Григорий Григорьев: Механизм страха, безусловно, можно физиологически использовать для временного торможения человека от пьянства и наркотиков. Все методы современной медицины основаны на страхе. Кодирование, подшивка, спирали, химзащита – так или иначе на человека оказывается медицинское воздействие, внушающее формулу "выпьешь – умрешь". Пациент, если верит в это, конечно, не пьет, ведь боится умереть. Но при этом он ждет, сколько времени остается, когда кончится "срок". И это время трезвости нужно использовать для того, чтобы восстановить с Богом отношения, привести к духу любви, "разбудить" совесть и встать на правильный путь. Если мы используем время трезвос­ти для этого, медицинские методы идут во благо, в помощь.

"Петербургский дневник": Как уберечь подрастающее поколение? Каковы основные принципы профилактики?

Григорий Григорьев: "Не в силе Бог, но в правде" – так сказал Александр Невский. По­этому основной прием профилактики – правда. До революции во всех школах был особый предмет – наука о трезвости. Сейчас это ложится на плечи родителей – честно говорить со своими детьми о зависимостях, показывать личный пример трезвости, способствовать формированию духовного иммунитета. 

"Петербургский дневник": Что будет первым шагом на пути к преодолению пагубных привычек у невоцерковленных людей?

Григорий Григорьев: Конечно, обратиться за помощью. Если не духовной, то для начала хотя бы медицинской. Сейчас так или иначе люди пытаются попасть к врачу, которому доверяют. Даже если они идут в обычный городской диспансер – все равно по совету знакомых, по рекомендации. И, наверное, это правильно. И врача, и священника мы выбираем так, чтобы не разочароваться и вместе пойти по правильному пути.

2014-10-28T13:07:00+03:00
Священник Григорий Григорьев: человека могут исцелить только любовь и страх

В этом году в России после долгого перерыва возрожден национальный День трезвости, возникший ровно 100 лет назад. Возрастающее внимание церкви к вопросу профилактики зависимостей, сотрудничество с государством в борьбе с алкогольными и наркотическими привязанностями позволяют тысячам россиян выйти из замкнутого круга. О медицинском и духовном аспектах освобождения от пагубных привычек рассказывает священник Григорий Григорьев, заслуженный врач РФ, доктор медицинских наук, психиатр-нарколог, профессор кафедры психологии СЗГМУ им. И.И. Мечникова.

Читать далее

"Петербургский дневник": Какова точка зрения церкви на пагубные зависимости?

Григорий Григорьев: Спаситель сказал: ищите преж­де всего Царствия Небесного и правды его, а все остальное приложится вам. Преподобный Серафим Саровский расшифровал это так: есть три вида капитала – денежный, чиновный, духовный. Со временем это не изменилось, основные ценности такие же – духовность, деньги, власть.

Если для человека главным становится духовный капитал, высшие нравственно-духовные ценности, то ни деньги, ни чины и ни что-либо другое ему никогда не вредят. Часто встречается и другой сюжет, когда нравственные ценности заменяются другими, ложными. На сегодня в международной классификации зависимостей описано более 400 видов, и количество, несомненно, будет увеличиваться. Церковный вариант описания зависимос­тей – православное руководство по грехам – "Добротолюбие" в пяти томах. Можно говорить о том, что на каждую из 10 Божьих заповедей приходится около 90 грехов. Фактически любой грех является зависимостью, отклоняющимся от нормы поведением.

"Петербургский дневник": Каковы механизмы возникновения зависимости?

Григорий Григорьев: Из Библии мы знаем, что Господь создает первого человека Адама и показывает ему райский сад. Но зачем показывает? Предполагалось, что он будет там садовником, будет общаться с Богом и постепенно приближаться к нему. Змей предложил короткий путь – съешьте плод и сократите дорогу. Любой человек в зависимос­ти хочет именно этого – сократить путь. Дорога к Богу очень трудная, надо жить по заповедям, работать над собой, и Господь всегда поможет на этой дороге.

Когда сходишь с Божиего пути, включается аварийный датчик – совесть. Она всегда напоминает, что ты двигаешься не в ту сторону. Если человек в это время начинает принимать наркотики, алкоголь, то совесть успокаивается, выключается.

Зависимости появляются там, где исчезают высшие нравственно-духовные ценности, где человек не становится на дорогу заповедей, а уходит под наркоз греха. Это попытка получить благодать Божию с черного входа – съел и порядок. Еще Софокл сказал, что все свойства человека будут расти сообразно тому, что встречается ему на пути. Если человек встречается с Богом, все его свойства превращаются в таланты, если с отрицательным влиянием – в грехи. Так что на самом деле грех – это больной талант, просто талант минус Бог, минус свойство любви. Поэтому в излечении от греха, от зависимости главным компонентом является духовный.

"Петербургский дневник": Из каких шагов состоит путь по возвращению к здоровой жизни?

Григорий Григорьев: У зеленого змия три головы – физическая, психическая и духовная. Поэтому важны общие усилия врача и священника, их соработничество – синергия, тогда мы добиваемся результата. Любая зависимость начинается со снижения критической самооценки. Если исходить из того, что алкоголизм, наркомания являются болезнями психическими, то человек просто не может осознать свою болезнь. Чем глубже он вошел в нее, тем меньше он будет считать себя больным. И поэтому у него просто не может появиться желание лечиться.

Те, кто приходит в диспансеры якобы сами, на самом деле хотят просто выйти из запоя, уменьшить дозу, получить временное облегчение. Есть всего две силы, способные исцелить человека, – любовь и страх. Божественная любовь, которую может получить каждый, и любовь близких. Методы, основанные на Божественной любви, – покаяние и восстановление отношений человека с Богом. Для того чтобы справиться с пороком, нужно понять, что самому без Божественной помощи не справиться. Помощь здесь приходит скорее не по вере, а по нужде.

Человека в зависимос­ти нельзя считать верующим, ведь в таком случае он бы не попал в зависимость. Вера – это верность заповедям и благодарение Бога за все. Но не всегда душа человека к этому готова.

Если к Божественной любви человек не обратился, а любовь близких уже не помогает, ему остается только второй путь – страха. Это создание стресса и направление его против тяги к какому-то веществу. Например, когда жена в ультимативной форме заставляет мужа пойти на лечение, она создает сильный стресс. Пусть муж приходит формально, лишь бы от него отстали, но постепенно это может перейти в истинное лечение. 

От врача зависит очень многое, он должен так провести беседу, чтобы человек, придя "здоровым", почувствовал свою болезнь. Я не пью уже 34 года, и в беседе с пациентами иногда рассказываю, как пил раньше и иногда не мог остановиться, как не считал себя алкоголиком – это осознание пришло лишь через 10 лет трезвости. Иногда подобная откровенность врача выводит больного на доверительный разговор. В преодолении зависимости важно "выигрывать время трезвости". Когда человек не пьет год-два, шанс осознать себя больным гораздо больше.

"Петербургский дневник": В связи с этим возникает вопрос – какова точка зрения церкви на такие методы, как кодирование, подшивание?

Григорий Григорьев: Механизм страха, безусловно, можно физиологически использовать для временного торможения человека от пьянства и наркотиков. Все методы современной медицины основаны на страхе. Кодирование, подшивка, спирали, химзащита – так или иначе на человека оказывается медицинское воздействие, внушающее формулу "выпьешь – умрешь". Пациент, если верит в это, конечно, не пьет, ведь боится умереть. Но при этом он ждет, сколько времени остается, когда кончится "срок". И это время трезвости нужно использовать для того, чтобы восстановить с Богом отношения, привести к духу любви, "разбудить" совесть и встать на правильный путь. Если мы используем время трезвос­ти для этого, медицинские методы идут во благо, в помощь.

"Петербургский дневник": Как уберечь подрастающее поколение? Каковы основные принципы профилактики?

Григорий Григорьев: "Не в силе Бог, но в правде" – так сказал Александр Невский. По­этому основной прием профилактики – правда. До революции во всех школах был особый предмет – наука о трезвости. Сейчас это ложится на плечи родителей – честно говорить со своими детьми о зависимостях, показывать личный пример трезвости, способствовать формированию духовного иммунитета. 

"Петербургский дневник": Что будет первым шагом на пути к преодолению пагубных привычек у невоцерковленных людей?

Григорий Григорьев: Конечно, обратиться за помощью. Если не духовной, то для начала хотя бы медицинской. Сейчас так или иначе люди пытаются попасть к врачу, которому доверяют. Даже если они идут в обычный городской диспансер – все равно по совету знакомых, по рекомендации. И, наверное, это правильно. И врача, и священника мы выбираем так, чтобы не разочароваться и вместе пойти по правильному пути.


Текст: Елена Куршук
Фото: Из личного архива Г. Григорьева
Разделы: Интервью
Тэги:

Новости в сети

Новости по теме

Комментарии

Чтобы написать комментарий, необходимо авторизоваться через социальные сети:
или 

Новости в сети

Новости

Новости в сети