Новости в сети

Loading...

О нюансах работы петербургского управления федеральной службы судебных приставов, проблемах и тревогах "Петербургскому дневнику" рассказал его руководитель - главный судебный пристав Санкт-Петербурга, государственный советник юстиции РФ 1 класса Владимир Гольцмер.

"Петербургский дневник": Как вы оцениваете итоги работы УФССП в 2014 году? 

Владимир Гольцмер: Наше управление работает уверенно и стабильно, и я категорически против каких-либо резких скачков и прорывов. С одной стороны, благодаря широкому применению различных форм информирования граждан, которые внедряет не только наша служба, но и налоговая служба, ГИБДД, у нас сократилось количество "случайных должников". Таких, кто в силу забывчивости или необязательности попадали в число наших "клиентов".

С другой стороны, условия работы усложнились, потому что среди должников стало меньше добросовестных плательщиков и нам уже приходится применять весь спектр принудительных мер, вплоть до крайних, для того чтобы обеспечить конечное исполнение. Несмотря на то, что количество исполнительных документов увеличилось и по итогам 9 месяцев 2014 года оно составило уже почти 1,5 млн исполнительных производств, мы практически треть окончили фактическим исполнением. Это довольно хороший показатель. 

"Петербургский дневник": Испытывает ли УФССП нехватку личного состава и если да, то прежде всего с чем это связано: маленькая зарплата, штатное расписание, не удовлетворяющее потребностям мегаполиса и т. д? И что необходимо сделать, чтобы попасть на работу в ваше ведомство? Обязательно ли наличие высшего юридического образования?

Владимир Гольцмер: Определенные проблемы с комплектованием есть. И одна из самых острых – это норма закона, которая предполагает наличие для судебного пристава-исполнителя высшего юридического или экономического образования. Пока эта норма в полной мере не введена в действие, и, с моей точки зрения, может быть, и не стоило бы предъявлять столь жесткие требования к нашим работникам. Все-таки исполнительное производство, несмотря на всю свою разносторонность, имеет определенную специфику. Не всегда очень широкий юридический кругозор позволяет успешно работать. Как раз знание определенных нюансов нашей деятельности, которая нарабатывается с годами, предполагает более эффективную работу, чем может предложить специалист широкого профиля. И поэтому есть необходимость несколько сократить образовательный ценз.

Я думаю, что с этими задачами достаточно бы успешно справлялись выпускники наших юридических и экономических колледжей, которые по статусу пусть и не имеют высшего образования, в то же время обладают определенными  азами и пониманием тех задач, которые стоят перед службой. Вполне возможно, они бы как раз более эффективно работали. На нынешнее наше денежное содержание найти квалифицированного специалиста с высшим юридическим образованием не так уж просто.

"Петербургский дневник": Приравняют ли когда-нибудь вашу службу к правоохранительным органам?

Владимир Гольцмер: Не место красит человека, а человек место. Сам факт формального отнесения нашей службы к какой-либо системе госорганов не так уж принципиален. Мы все-таки являемся одной из опор государства и общества. И, соответственно, государство, независимо от  того, называемся ли мы гражданской, правоохранительной или еще какой-нибудь службой, должно обращать внимание на такую категорию госслужбы. Чтобы требовать от людей достаточно эффективной и целеустремленной работы, они, в первую очередь, сами должны чувствовать заботу государства. Такие житейские вопросы, как, скажем, достойный отдых госслужащего, качественное медицинское обслуживание, стабильность и уверенность в завтрашнем дне, к сожалению, не решаются только лишь одним отнесением наших органов к той или иной системе.

Государство сейчас озаботилось нашим положением, и, надеюсь, оно будет только улучшаться. Ведь, в конечном итоге, если мы хотим торжества правосудия, без нас этот вопрос не решить. Пока наше общество не идеально, мы будем завершающей стадией правосудия и гарантом восстановления нарушенных прав. 

"Петербургский дневник": Кто и как контролирует работу судебных приставов-исполнителей, ведь не секрет, что именно в этом звене очень возможна коррупционная составляющая?

Владимир Гольцмер: К сожалению, наша служба, как и многие другие, не лишена такого типичного явления, как взяточничество. Я реалист и понимаю, что построить в десятилетиями сложившейся системе абсолютно стерильное ведомство невозможно. Как показывает опыт, далеко не все приходят в службу с целью служить государству, а использовать полномочия, которые им предоставляет государство в своих интересах. Здесь мы занимаем строго принципиальную позицию. Только в этом году 14 наших работников привлечены к уголовной ответственности (13 - за получение взятки).

Подавляющее большинство преступлений выявлено при активном участии нашего отдела по борьбе с коррупцией. Постепенно мы психологически переламываем эту ситуацию, потому что сейчас вектор борьбы направлен не только на борьбу со взяточниками в нашей системе, но и со взяткодателями. Взятки ведь не только вымогаются, но и активно предлагаются. Только в этом году от наших работников поступило 20 сообщений о том, что их подстрекали к получению взятки. На данный момент возбуждено уже 8 уголовных дел в отношении взяткодателей. Это свидетельствует о том, что постепенно вот эта атмосфера все-таки нормализуется в нашем управлении. В конечном итоге острота проблемы в нашей службе и в нашем управлении будет снята. 

"Петербургский дневник": Часто ли оказывают давление на судебных приставов, и какого оно рода: угрозы, провокации, силовое воздействие?

Владимир Гольцмер: Откровенных угроз в адрес наших работников не поступает, хотя часто судебные приставы оказываются на острие сложных проблем в процессе исполнения судебных решений. Я уже не говорю о том, что одна из функций нашей службы – обеспечение установленного порядка деятельности судов. Но нужно отдать должное жителям нашего интеллигентного города. Несмотря на многие коллизии, оскорбления и судей и других участников процессов, оказание активного сопротивления исполнительным действиям встречается редко. Это меня очень радует. На случай возникновения таких ситуаций у нас существует группа быстрого реагирования. Когда наши приставы обеспечивают какой-то сложный процесс, чреватый возможностью возникновения конфликтных ситуаций, или наши приставы-исполнители выезжают на исполнительные действия, где тоже не исключается возможность провоцирования наших работников, их сопровождают достаточно обученные, квалифицированные и вооруженные люди. Зачастую только одним своим присутствием, своим видом они способны исключить возможность возникновения конфликта. 

"Петербургский дневник": Ваше Управление, учитывая приоритет защиты прав ребенка, ведет, пожалуй, самую активную борьбу с алиментщиками. Тем не менее меньше их не становится. Что делается в направлении борьбы с ними, и что еще можно предпринять, чтобы усилить эту борьбу и довести до минимума количество таких должников?

Владимир Гольцмер: Вне всякого сомнения, наиболее значимое направление нашей деятельности, хотя в общем потоке исполнительных документов, оно не составляет существенной роли, - это взыскание алиментов. Здесь у нас проводится наступательная работа. Сейчас в общем производстве находится 24 тыс. исполнительных производств. Причем в значительной части (6 тыс. производств) уже производятся выплаты и погашения образовавшейся задолженности.

Здесь нужно учитывать, что мы практически пожинаем последствия определенных социальных процессов, которые происходили и происходят в обществе. Для того чтобы снять общую проблему, не достаточно только карательных мер. Это и предполагает изменение определенной психологии на уровне формирования семьи и решении вопроса о потомстве. Каждый человек должен осознавать и ответственность за все возможные последствия.

Меня, к примеру, возмущает, современная поп-культура. Вот это легкая песенка, которая звучит на каждом углу, где есть такие слова "хочу от тебя сына и дочку и точка". Только эта "точка", в конечном итоге, во многих случаях может превратится в серьезное многоточие со всеми последствиями: и правовыми и заботами, которые, в том числе, лягут на службу судебных приставов. И поэтому, как я уже говорил, одних принудительных мер здесь недостаточно. 

С другой стороны, мы примем все предоставленные нам законом меры, чтобы эти проблемы решить с теми, кто свою ответственность за будущее поколение, за будущее своих детей не воспринимает. Зрелость любого общества определяется заботой о детях и о стариках. Принятие дополнительных мер, которые сейчас обсуждаются в Государственной думе и обществе, вооружат нас дополнительными инструментами для воздействия на должников.

"Петербургский дневник": Хотелось бы подробнее узнать о новых методах оповещения должников и способах возвращения долгов и можно ли попасть в списки не выездных, имея, к примеру, штрафы ГИБДД?

Владимир Гольцмер: С целью эффективной работы в отношении злостных неплательщиков мы применяем различные меры воздействия. Это не только информирование посредством оповещения через СМС или банк данных на нашем сайте. Мы активно используем совместные рейды с налоговой инспекцией, с ГИБДД по выявлению должников для того, чтобы максимально сократить круг потенциальных должников, с которыми нам придется работать. Как показывает опыт, эти совместные рейды достаточно эффективны. Кроме того, в части районов города активно применяются аналогичные мероприятия, которые проводятся вместе с работниками коммунальных служб. 

Немаловажную роль, в том числе и в воздействии на все категории должников, играет мера, связанная с ограничением на выезд за рубеж. Замечу, что я идейный противник кампанейщины, потому что формально можно любого должника, сумма долга которого превышает 10 тыс. рублей, ограничить в выезде. Ни к чему загружать излишней перепиской и нашу систему органов и, тем более, пограничную службу такими решениями, когда абсолютно никакой перспективы действенности данной меры не имеется. У нас, к сожалению, очень большое количество людей, которые при всем желании не помышляют не только о выезде за границу, а даже о какой-нибудь поездке в соседний район города. Здесь мы подходим очень дифференцировано, но в то же время расширяем сферу применения этой меры в несколько ином плане.

Если раньше ограничение на выезд предполагалось исключительно по судебным решениям, то сейчас нами уже выработана практика обращения в суд в первую очередь по административным штрафам и штрафам ГИБДД. То есть когда сумма задолженностей начинает превышать 10 тыс. рублей, с соответствующим заявлением обращаются в суд и сотрудники ГИБДД? и мы. Сейчас на рассмотрении находится более 100 таких заявлений. По двум мы уже ограничили выезд.

Необязательность предполагает и определенные меры понуждения. Административные штрафы и, в первую очередь, за нарушение ПДД, очень многими нашими гражданами воспринимаются как оказание какой-то платной услуги государству. Я в свою очередь хотел бы всем напомнить, что это не какой-то необязательный  платеж, а, напротив, наказание за совершение административного правонарушения. Соответственно? все требования, которые предъявляются к любому виду наказания, должны быть исполнены несмотря ни на что. 

"Петербургский дневник": Не за горами новогодние праздники. Стоит ли должникам опасаться жестких мер со стороны службы судебных приставов? И чтобы вы вообще хотели пожелать читателям "Петербургского дневника"&

Владимир Гольцмер: Есть старая добрая традиция – до боя курантов нужно рассчитаться со всеми долгами. Я хочу пожелать горожанам, чтобы они начали новый 2015 год с чистого листа, предварительно выяснив по базе данных, имеются ли у них долги, а если имеются, то постарались бы их погасить, чтобы потом не столкнуться с определенными проблемами, в том числе и при пересечении Государственной границы РФ.

"Петербургский дневник": В прошлогоднем интервью вы посетовали на то, что тогдашняя игра ФК "Зенит" является для вас кровоточащей, незаживающей раной. Что скажете сейчас об игре любимой команды?

Владимир Гольцмер: Я являюсь старым болельщиком "Зенита". И, честно говоря, "Зенит" в начале сезона порадовал достаточно красивой, напористой игрой, но последние матчи, особенно в Лиге чемпионов, вызывают у меня по меньшей мере недоумение. Видимо, у команды, и в первую очередь у игроков, сбился прицел в нацеленности на победу. Я хотел бы попросить не забывать о том, что за них болеют, причем болеют в полном смысле этого слова. Победа "Зенита" приносит необычайную радость болельщикам, и в то же время любое поражение, а порой даже ничья – существенное огорчение. И неспроста некоторые матчи называют "валидольными". Так пускай зенитовцы поберегут здоровье своих болельщиков и все-таки покажут то, на что они способны.

"Петербургский дневник": Недавно прошла информация, что игрок "Зенита" Андрей Аршавин попал в поле зрения петербургских судебных приставов и что они якобы уже наведывались к нему. Правда ли это?

Владимир Гольцмер: Не скрою, у нас есть исполнительные производства в отношении известных спортсменов, артистов, политических деятелей. Но я не хотел бы делиться подробностями. Я понимаю, что они люди известные и к их особам приковано внимание, но все-таки они тоже люди. Они  живут своей жизнью, со своими проблемами и заботами. Давайте говорить об этих людях, как мы их воспринимаем – как спортсменов, артистов, политиков. А личную жизнь оставим за скобками, не будем лишний раз муссировать, кто кому должен, кто потерпел неудачу в бизнесе, кто развелся, кто женился. Все-таки у каждого человека должен быть какой-то маленький закуток, где он может, в том числе, скрыться и от тех вопросов, которые связаны с его популярностью.

2014-10-31T12:50:00+03:00
Главный судебный пристав Петербурга Владимир Гольцмер: я идейный противник кампанейщины

О нюансах работы петербургского управления федеральной службы судебных приставов, проблемах и тревогах "Петербургскому дневнику" рассказал его руководитель - главный судебный пристав Санкт-Петербурга, государственный советник юстиции РФ 1 класса Владимир Гольцмер.

Читать далее

"Петербургский дневник": Как вы оцениваете итоги работы УФССП в 2014 году? 

Владимир Гольцмер: Наше управление работает уверенно и стабильно, и я категорически против каких-либо резких скачков и прорывов. С одной стороны, благодаря широкому применению различных форм информирования граждан, которые внедряет не только наша служба, но и налоговая служба, ГИБДД, у нас сократилось количество "случайных должников". Таких, кто в силу забывчивости или необязательности попадали в число наших "клиентов".

С другой стороны, условия работы усложнились, потому что среди должников стало меньше добросовестных плательщиков и нам уже приходится применять весь спектр принудительных мер, вплоть до крайних, для того чтобы обеспечить конечное исполнение. Несмотря на то, что количество исполнительных документов увеличилось и по итогам 9 месяцев 2014 года оно составило уже почти 1,5 млн исполнительных производств, мы практически треть окончили фактическим исполнением. Это довольно хороший показатель. 

"Петербургский дневник": Испытывает ли УФССП нехватку личного состава и если да, то прежде всего с чем это связано: маленькая зарплата, штатное расписание, не удовлетворяющее потребностям мегаполиса и т. д? И что необходимо сделать, чтобы попасть на работу в ваше ведомство? Обязательно ли наличие высшего юридического образования?

Владимир Гольцмер: Определенные проблемы с комплектованием есть. И одна из самых острых – это норма закона, которая предполагает наличие для судебного пристава-исполнителя высшего юридического или экономического образования. Пока эта норма в полной мере не введена в действие, и, с моей точки зрения, может быть, и не стоило бы предъявлять столь жесткие требования к нашим работникам. Все-таки исполнительное производство, несмотря на всю свою разносторонность, имеет определенную специфику. Не всегда очень широкий юридический кругозор позволяет успешно работать. Как раз знание определенных нюансов нашей деятельности, которая нарабатывается с годами, предполагает более эффективную работу, чем может предложить специалист широкого профиля. И поэтому есть необходимость несколько сократить образовательный ценз.

Я думаю, что с этими задачами достаточно бы успешно справлялись выпускники наших юридических и экономических колледжей, которые по статусу пусть и не имеют высшего образования, в то же время обладают определенными  азами и пониманием тех задач, которые стоят перед службой. Вполне возможно, они бы как раз более эффективно работали. На нынешнее наше денежное содержание найти квалифицированного специалиста с высшим юридическим образованием не так уж просто.

"Петербургский дневник": Приравняют ли когда-нибудь вашу службу к правоохранительным органам?

Владимир Гольцмер: Не место красит человека, а человек место. Сам факт формального отнесения нашей службы к какой-либо системе госорганов не так уж принципиален. Мы все-таки являемся одной из опор государства и общества. И, соответственно, государство, независимо от  того, называемся ли мы гражданской, правоохранительной или еще какой-нибудь службой, должно обращать внимание на такую категорию госслужбы. Чтобы требовать от людей достаточно эффективной и целеустремленной работы, они, в первую очередь, сами должны чувствовать заботу государства. Такие житейские вопросы, как, скажем, достойный отдых госслужащего, качественное медицинское обслуживание, стабильность и уверенность в завтрашнем дне, к сожалению, не решаются только лишь одним отнесением наших органов к той или иной системе.

Государство сейчас озаботилось нашим положением, и, надеюсь, оно будет только улучшаться. Ведь, в конечном итоге, если мы хотим торжества правосудия, без нас этот вопрос не решить. Пока наше общество не идеально, мы будем завершающей стадией правосудия и гарантом восстановления нарушенных прав. 

"Петербургский дневник": Кто и как контролирует работу судебных приставов-исполнителей, ведь не секрет, что именно в этом звене очень возможна коррупционная составляющая?

Владимир Гольцмер: К сожалению, наша служба, как и многие другие, не лишена такого типичного явления, как взяточничество. Я реалист и понимаю, что построить в десятилетиями сложившейся системе абсолютно стерильное ведомство невозможно. Как показывает опыт, далеко не все приходят в службу с целью служить государству, а использовать полномочия, которые им предоставляет государство в своих интересах. Здесь мы занимаем строго принципиальную позицию. Только в этом году 14 наших работников привлечены к уголовной ответственности (13 - за получение взятки).

Подавляющее большинство преступлений выявлено при активном участии нашего отдела по борьбе с коррупцией. Постепенно мы психологически переламываем эту ситуацию, потому что сейчас вектор борьбы направлен не только на борьбу со взяточниками в нашей системе, но и со взяткодателями. Взятки ведь не только вымогаются, но и активно предлагаются. Только в этом году от наших работников поступило 20 сообщений о том, что их подстрекали к получению взятки. На данный момент возбуждено уже 8 уголовных дел в отношении взяткодателей. Это свидетельствует о том, что постепенно вот эта атмосфера все-таки нормализуется в нашем управлении. В конечном итоге острота проблемы в нашей службе и в нашем управлении будет снята. 

"Петербургский дневник": Часто ли оказывают давление на судебных приставов, и какого оно рода: угрозы, провокации, силовое воздействие?

Владимир Гольцмер: Откровенных угроз в адрес наших работников не поступает, хотя часто судебные приставы оказываются на острие сложных проблем в процессе исполнения судебных решений. Я уже не говорю о том, что одна из функций нашей службы – обеспечение установленного порядка деятельности судов. Но нужно отдать должное жителям нашего интеллигентного города. Несмотря на многие коллизии, оскорбления и судей и других участников процессов, оказание активного сопротивления исполнительным действиям встречается редко. Это меня очень радует. На случай возникновения таких ситуаций у нас существует группа быстрого реагирования. Когда наши приставы обеспечивают какой-то сложный процесс, чреватый возможностью возникновения конфликтных ситуаций, или наши приставы-исполнители выезжают на исполнительные действия, где тоже не исключается возможность провоцирования наших работников, их сопровождают достаточно обученные, квалифицированные и вооруженные люди. Зачастую только одним своим присутствием, своим видом они способны исключить возможность возникновения конфликта. 

"Петербургский дневник": Ваше Управление, учитывая приоритет защиты прав ребенка, ведет, пожалуй, самую активную борьбу с алиментщиками. Тем не менее меньше их не становится. Что делается в направлении борьбы с ними, и что еще можно предпринять, чтобы усилить эту борьбу и довести до минимума количество таких должников?

Владимир Гольцмер: Вне всякого сомнения, наиболее значимое направление нашей деятельности, хотя в общем потоке исполнительных документов, оно не составляет существенной роли, - это взыскание алиментов. Здесь у нас проводится наступательная работа. Сейчас в общем производстве находится 24 тыс. исполнительных производств. Причем в значительной части (6 тыс. производств) уже производятся выплаты и погашения образовавшейся задолженности.

Здесь нужно учитывать, что мы практически пожинаем последствия определенных социальных процессов, которые происходили и происходят в обществе. Для того чтобы снять общую проблему, не достаточно только карательных мер. Это и предполагает изменение определенной психологии на уровне формирования семьи и решении вопроса о потомстве. Каждый человек должен осознавать и ответственность за все возможные последствия.

Меня, к примеру, возмущает, современная поп-культура. Вот это легкая песенка, которая звучит на каждом углу, где есть такие слова "хочу от тебя сына и дочку и точка". Только эта "точка", в конечном итоге, во многих случаях может превратится в серьезное многоточие со всеми последствиями: и правовыми и заботами, которые, в том числе, лягут на службу судебных приставов. И поэтому, как я уже говорил, одних принудительных мер здесь недостаточно. 

С другой стороны, мы примем все предоставленные нам законом меры, чтобы эти проблемы решить с теми, кто свою ответственность за будущее поколение, за будущее своих детей не воспринимает. Зрелость любого общества определяется заботой о детях и о стариках. Принятие дополнительных мер, которые сейчас обсуждаются в Государственной думе и обществе, вооружат нас дополнительными инструментами для воздействия на должников.

"Петербургский дневник": Хотелось бы подробнее узнать о новых методах оповещения должников и способах возвращения долгов и можно ли попасть в списки не выездных, имея, к примеру, штрафы ГИБДД?

Владимир Гольцмер: С целью эффективной работы в отношении злостных неплательщиков мы применяем различные меры воздействия. Это не только информирование посредством оповещения через СМС или банк данных на нашем сайте. Мы активно используем совместные рейды с налоговой инспекцией, с ГИБДД по выявлению должников для того, чтобы максимально сократить круг потенциальных должников, с которыми нам придется работать. Как показывает опыт, эти совместные рейды достаточно эффективны. Кроме того, в части районов города активно применяются аналогичные мероприятия, которые проводятся вместе с работниками коммунальных служб. 

Немаловажную роль, в том числе и в воздействии на все категории должников, играет мера, связанная с ограничением на выезд за рубеж. Замечу, что я идейный противник кампанейщины, потому что формально можно любого должника, сумма долга которого превышает 10 тыс. рублей, ограничить в выезде. Ни к чему загружать излишней перепиской и нашу систему органов и, тем более, пограничную службу такими решениями, когда абсолютно никакой перспективы действенности данной меры не имеется. У нас, к сожалению, очень большое количество людей, которые при всем желании не помышляют не только о выезде за границу, а даже о какой-нибудь поездке в соседний район города. Здесь мы подходим очень дифференцировано, но в то же время расширяем сферу применения этой меры в несколько ином плане.

Если раньше ограничение на выезд предполагалось исключительно по судебным решениям, то сейчас нами уже выработана практика обращения в суд в первую очередь по административным штрафам и штрафам ГИБДД. То есть когда сумма задолженностей начинает превышать 10 тыс. рублей, с соответствующим заявлением обращаются в суд и сотрудники ГИБДД? и мы. Сейчас на рассмотрении находится более 100 таких заявлений. По двум мы уже ограничили выезд.

Необязательность предполагает и определенные меры понуждения. Административные штрафы и, в первую очередь, за нарушение ПДД, очень многими нашими гражданами воспринимаются как оказание какой-то платной услуги государству. Я в свою очередь хотел бы всем напомнить, что это не какой-то необязательный  платеж, а, напротив, наказание за совершение административного правонарушения. Соответственно? все требования, которые предъявляются к любому виду наказания, должны быть исполнены несмотря ни на что. 

"Петербургский дневник": Не за горами новогодние праздники. Стоит ли должникам опасаться жестких мер со стороны службы судебных приставов? И чтобы вы вообще хотели пожелать читателям "Петербургского дневника"&

Владимир Гольцмер: Есть старая добрая традиция – до боя курантов нужно рассчитаться со всеми долгами. Я хочу пожелать горожанам, чтобы они начали новый 2015 год с чистого листа, предварительно выяснив по базе данных, имеются ли у них долги, а если имеются, то постарались бы их погасить, чтобы потом не столкнуться с определенными проблемами, в том числе и при пересечении Государственной границы РФ.

"Петербургский дневник": В прошлогоднем интервью вы посетовали на то, что тогдашняя игра ФК "Зенит" является для вас кровоточащей, незаживающей раной. Что скажете сейчас об игре любимой команды?

Владимир Гольцмер: Я являюсь старым болельщиком "Зенита". И, честно говоря, "Зенит" в начале сезона порадовал достаточно красивой, напористой игрой, но последние матчи, особенно в Лиге чемпионов, вызывают у меня по меньшей мере недоумение. Видимо, у команды, и в первую очередь у игроков, сбился прицел в нацеленности на победу. Я хотел бы попросить не забывать о том, что за них болеют, причем болеют в полном смысле этого слова. Победа "Зенита" приносит необычайную радость болельщикам, и в то же время любое поражение, а порой даже ничья – существенное огорчение. И неспроста некоторые матчи называют "валидольными". Так пускай зенитовцы поберегут здоровье своих болельщиков и все-таки покажут то, на что они способны.

"Петербургский дневник": Недавно прошла информация, что игрок "Зенита" Андрей Аршавин попал в поле зрения петербургских судебных приставов и что они якобы уже наведывались к нему. Правда ли это?

Владимир Гольцмер: Не скрою, у нас есть исполнительные производства в отношении известных спортсменов, артистов, политических деятелей. Но я не хотел бы делиться подробностями. Я понимаю, что они люди известные и к их особам приковано внимание, но все-таки они тоже люди. Они  живут своей жизнью, со своими проблемами и заботами. Давайте говорить об этих людях, как мы их воспринимаем – как спортсменов, артистов, политиков. А личную жизнь оставим за скобками, не будем лишний раз муссировать, кто кому должен, кто потерпел неудачу в бизнесе, кто развелся, кто женился. Все-таки у каждого человека должен быть какой-то маленький закуток, где он может, в том числе, скрыться и от тех вопросов, которые связаны с его популярностью.


Текст: Дмитрий Стаценко
Фото: из личного архива В. Гольцмера

Новости в сети

Новости по теме

Комментарии

Чтобы написать комментарий, необходимо авторизоваться через социальные сети:
или 

Новости в сети

Новости

Новости в сети

Социальные сети