Новости в сети

Loading...

Как хрупкая женщина в одиночку смогла справиться с несколькими рецидивистами? Почему хулиганы Кронштадта боятся бабушек из народного "спецназа"? И от чего трясутся стены в квартирах возмущенных горожан?

16 октября 2014 года голосование в рамках регионального этапа Всероссийского конкурса МВД России "Народный участковый-2014". В конкурсе участвовали шесть участковых уполномоченных полиции Санкт-Петербурга и Ленинградской области. В ходе 2-го этапа проголосовало 50 тыс. 365 человек. В результате Санкт-Петербург будет представлять участковый уполномоченный ОУУП и ПДН ОМВД РФ по Кронштадтскому району майор полиции Татьяна Белошицкая. Она набрала 29 тыс. 248 голосов. В финальном этапе конкурса, который проходит с 1 по 10 ноября, примут участие лучшие участковые в своих субъектах Федерации. В преддверии финала лучший участковый Северной столицы рассказала "Петербургскому дневнику" о специфике своей службы. 

"Петербургский дневник": Что входит в сферу вашей деятельности?

Татьяна Белошицкая: Основная моя работа заключается в раскрытии преступлений и профилактике административных правонарушений. А также в создании атмосферы доверия граждан ко мне. Чем больше они мне доверяют, тем больше у меня информации по вверенному мне участку.

"Петербургский дневник": А сколько всего в Кронштадте участков?

Татьяна Белошицкая: Кронштадт поделен на пять административных участков, а каждый из них  еще на три участка. Так что можно считать, что в моем ведении находится сразу 3 участка. А это в свою очередь 92 жилых дома, в которых проживает около 10 тыс. человек. 

"Петербургский дневник": Всех ли жителей вашего участка вы знаете?

Татьяна Белошицкая: Всех жителей знать невозможно, и, как мне кажется, меня больше знают, чем я их. Но поквартирные обходы я делаю постоянно. Если этого не делать, то работа участкового будет просто бесполезной. Если я не буду с людьми разговаривать, то просто не буду знать, что и где у меня на участке происходит. Во многие квартиры я хожу по несколько раз, потому что ситуация каждый день может измениться: люди переезжают, появляются новые жильцы или с целью пресечь назревающий семейный конфликт. То есть все время необходимо держать руку на пульсе своего участка и особенно бдительно отслеживать так называемые неблагополучные семьи. Очень часто вместе с инспектором по делам несовершеннолетних приходится навещать семьи, где проживают буквально распоясавшиеся малолетние дети, которые родителей своих вообще ни во что не ставят. При этом такие детки совершают не меньше преступлений, чем взрослые. И таких детей процентов пять, не меньше.

"Петербургский дневник": Вас часто во время ваших обходов не пускают в квартиры?

Татьяна Белошицкая: Часто. Один раз на меня же и полицию вызывали. Не поверили, что я участковый. Но я провожу определенную работу, чтобы подобных ситуаций было меньше и было больше доверия, если хотите, проявляю настойчивость. Оставляю свой личный номер мобильного на случай, если что-либо произойдет. На моем участке очень много коммунальных квартир, а это постоянные скандалы, и лучше, чтобы позвонили мне, чтобы я разобралась, чем дежурному участковому, который даже не знает сути возникшего между теми или иными соседями конфликта. Мне гораздо проще провести беседу с людьми, которых я знаю, и вернуть возникшую конфликтную ситуацию в спокойное русло.

"Петербургский дневник": Какой вопрос является самым больным?

Татьяна Белошицкая: На нашем участке все вопросы важные. Проблем очень много, но опять же  для нас главное доверительное отношение граждан к участковому, к полиции в целом. Именно от наших граждан мы получаем всю необходимую информацию: где назревают бытовые конфликты, где ведется торговля наркотиками, кто употребляет, какие квартиры сдаются, где проживают мигранты.

"Петербургский дневник": А много мигрантов на вашем участке?

Татьяна Белошицкая: Конечно, много. Но сейчас проживающие как на нашем участке, так и на всей территории Кронштадта мигранты живут у нас уже не первый год, и мы их знаем. Безусловно, мы постоянно отслеживаем законность их пребывания и даже сами напоминаем им, когда срок действия их документов подходит к концу. На них у нас составлена целая база, и мы стараемся не допускать, чтобы они, не продлив документы, попадали в разряд нарушителей. 

"Петербургский дневник": Как бы вы оценили криминогенную ситуацию на вверенном вам участке?

Татьяна Белошицкая: Сейчас обстановка достаточно стабильная и спокойная, как и в Кронштадте в целом. Уменьшилось количество краж, перестали происходить поджоги автотранспорта. Значительно снизилось количество преступлений, совершенных на бытовой почве. Но участились мошенничества в отношении пожилых людей. Мошенники приходят к ним под видом сотрудников социальных служб и вымогают деньги. Причем суммы поражают – от 30 тыс. до 700 тыс. рублей. 

"Петербургский дневник": Удалось найти поджигателей автомобилей?

Татьяна Белошицкая: Сейчас они уже осуждены и находятся в местах лишения свободы. Кстати, далеко не первый раз. Эта та категория граждан, которых мы называем подучетный элемент, начавшие свой криминальный путь еще в малолетнем возрасте. Мы уже знаем, что когда эти двое молодых поджигателя освободятся, то не пройдет и полугода, как они снова окажутся за решеткой, за совершение еще какого-нибудь преступления. Возможно, они уже просто не могут находиться в нормальной обстановке. 

"Петербургский дневник": Влияет ли как-то островное положение на специфику работы?

Татьяна Белошицкая: Могу сказать лишь одно: когда Кронштадт был закрытый, преступность была на самом минимуме. Убийств не было вообще до того момента, пока город не сделали открытым. График разбоев, грабежей, автоугонов резко пополз вверх. 

В настоящее время количество преступлений значительно снизилось, а убийств и изнасилований в этом году на участке, слава Богу, не произошло ни одного. Преступления, которые происходят, в основном совершают те самые подучетные элементы, о которых я уже упоминала, и гастролеры-залетчики из Петербурга и Ленобласти, которые практикуются в основном на квартирных кражах.

"Петербургский дневник": Вам лично приходилось задерживать преступника или раскрывать преступление?

Татьяна Белошицкая: Наиболее памятным задержанием было, когда мы вместе с сотрудниками уголовного розыска врывались в квартиру, где торговали наркотиками. Нас, естественно, не пускали. Оперативники были вооружены автоматами, что, видимо, подействовало. Когда оказались в квартире, я была в шоке: вся квартира буквально ломилась от наркотиков, которыми торговали совсем еще юные мальчик с девочкой. Даже никогда не подумаешь, что такие могут "сеять" смерть. Причем сами-то они потребителями наркотиков не являлись.

Приходилось и самостоятельно раскрывать преступления, причем с завидным постоянством и по горячим следам. В основном это были ограбления магазинов. Оперативно, при этом даже не подключая уголовный розыск, выясняю приметы преступника, а поскольку все подучетные  элементы мне известны, остальное уже дело техники. Я с самого детства живу в Кронштадте и очень хорошо знаю город и его жителей. Но город растет, людей прибавляется, и поэтому нужно постоянно ходить, знакомиться и собирать информацию.

"Петербургский дневник": А с физическим сопротивлением со стороны правонарушителей сталкивались?

Татьяна Белошицкая: Как-то по вызову  одна пошла на проверку адреса, а там пятеро пьяных мужчин, двое из которых вообще относились к подучетным элементам. Дело дошло до того, что у меня чуть не отобрали табельное оружие.

"Петербургский дневник": И чем все закончилось?

Татьяна Белошицкая: На самом деле мне повезло, что они были выпившие. Но пришлось задействовать все свои силы без применения оружия. Троих я одолела голыми руками, а двое других успокоились сами. 

"Петербургский дневник": И вам, женщине, было совсем не страшно?

Татьяна Белошицкая: Страх пропал сам собой после того, как у меня получилось заломить руку за спину первому накинувшемуся на меня. Появилась уверенность в себе, и тут я уже пошла, что называется, напролом. 

Что касается женщин, знаете, когда приходится выходить в адрес, где буянит пьяная женщина, то такая еще покруче мужиков будет. Помню, чтобы утихомирить одну такую дамочку, пришлось целый экипаж ППС на подмогу вызывать, и то без применения газового баллончика и наручников не обошлось. По-другому с ней справиться нам не удавалось даже вчетвером. 

"Петербургский дневник": Расскажите о каких-нибудь забавных случаях, происходивших во время ваших дежурств.

Татьяна Белошицкая: Таких случаев немало, и все они в основном связаны с вызовами. Почему-то люди считают, что участковые должны чуть ли не крыс разгонять у них в подъезде. Как-то меня вызвали жильцы одного из домов по поводу того, что у соседей очень громко работает холодильник. Оказалось, что это не холодильник, а спящий мужчина. Храп стоял такой, что, действительно, стены тряслись. Еще было несколько заявлений на квартиру, в которой очень громко занимались любовью. "А что я могу с собой поделать"? - объяснила мне хозяйка квартиры, когда я пришла к ней, реагируя на жалобы. Жалобы продолжали поступать и дальше, причем от тех, кому от 40 до 50 лет. Не знаю, может зависть мучила или еще что-то. 

"Петербургский дневник": Помогают ли вам граждане, проживающие на территории участка, поддерживать общественный порядок?

Татьяна Белошицкая: Очень помогают. На каждом административном участке у нас проживают члены народных дружин. Как правило, это женщины по 60-70 лет, которые спуску не дают никому. Нам с ними легко, а правонарушителям не сладко приходится. С правонарушителями наши бесстрашные бабушки жесткие и непримиримые. Мало того, очень многие жители информируют меня обо всем подозрительном, что происходит на участке.

"Петербургский дневник": А сколько лет вы уже работаете в органах внутренних дел?

Татьяна Белошицкая: С 2001 года.

"Петербургский дневник": Как так получилось, что именно вы заняли первое место?

Татьяна Белошицкая: Повезло, и плюс к тому это еще и показатель, что граждане меня знают.

"Петербургский дневник": Надеетесь ли на победу в конкурсе уже на федеральном уровне?

Татьяна Белошицкая: Надеются все, и все достойны победы. Конечно, хотелось бы победить. А кто не хочет?! Во-первых, я первый раз участвую в подобном конкурсе и хочу показать, что не только мужчину-полицейского можно воспринимать всерьез. Да и вообще я с детства хотела стать милиционером. Мой дядя был милиционером. Он погиб при задержании преступника. Мама моя тоже хотела стать сотрудником правоохранительных органов, но у нее не вышло. А отец препятствовал этому моему желанию. Но тем не менее, как только мне представилась возможность пойти на службу в органы МВД, я это сделала, написав заявление на работу в ППС. А сейчас могу сказать, что работа мне нравится. Мне нравятся люди, с которыми я работаю, мне интересно: каждый день что-то новое. А самое главное - результат, который заключается в том, что ты можешь кому-то помочь. И мне очень нравится помогать людям.

2014-11-10T11:27:00+03:00
Участковый Татьяна Белошицкая: не только мужчину-полицейского можно воспринимать всерьез

Как хрупкая женщина в одиночку смогла справиться с несколькими рецидивистами? Почему хулиганы Кронштадта боятся бабушек из народного "спецназа"? И от чего трясутся стены в квартирах возмущенных горожан?

Читать далее

16 октября 2014 года голосование в рамках регионального этапа Всероссийского конкурса МВД России "Народный участковый-2014". В конкурсе участвовали шесть участковых уполномоченных полиции Санкт-Петербурга и Ленинградской области. В ходе 2-го этапа проголосовало 50 тыс. 365 человек. В результате Санкт-Петербург будет представлять участковый уполномоченный ОУУП и ПДН ОМВД РФ по Кронштадтскому району майор полиции Татьяна Белошицкая. Она набрала 29 тыс. 248 голосов. В финальном этапе конкурса, который проходит с 1 по 10 ноября, примут участие лучшие участковые в своих субъектах Федерации. В преддверии финала лучший участковый Северной столицы рассказала "Петербургскому дневнику" о специфике своей службы. 

"Петербургский дневник": Что входит в сферу вашей деятельности?

Татьяна Белошицкая: Основная моя работа заключается в раскрытии преступлений и профилактике административных правонарушений. А также в создании атмосферы доверия граждан ко мне. Чем больше они мне доверяют, тем больше у меня информации по вверенному мне участку.

"Петербургский дневник": А сколько всего в Кронштадте участков?

Татьяна Белошицкая: Кронштадт поделен на пять административных участков, а каждый из них  еще на три участка. Так что можно считать, что в моем ведении находится сразу 3 участка. А это в свою очередь 92 жилых дома, в которых проживает около 10 тыс. человек. 

"Петербургский дневник": Всех ли жителей вашего участка вы знаете?

Татьяна Белошицкая: Всех жителей знать невозможно, и, как мне кажется, меня больше знают, чем я их. Но поквартирные обходы я делаю постоянно. Если этого не делать, то работа участкового будет просто бесполезной. Если я не буду с людьми разговаривать, то просто не буду знать, что и где у меня на участке происходит. Во многие квартиры я хожу по несколько раз, потому что ситуация каждый день может измениться: люди переезжают, появляются новые жильцы или с целью пресечь назревающий семейный конфликт. То есть все время необходимо держать руку на пульсе своего участка и особенно бдительно отслеживать так называемые неблагополучные семьи. Очень часто вместе с инспектором по делам несовершеннолетних приходится навещать семьи, где проживают буквально распоясавшиеся малолетние дети, которые родителей своих вообще ни во что не ставят. При этом такие детки совершают не меньше преступлений, чем взрослые. И таких детей процентов пять, не меньше.

"Петербургский дневник": Вас часто во время ваших обходов не пускают в квартиры?

Татьяна Белошицкая: Часто. Один раз на меня же и полицию вызывали. Не поверили, что я участковый. Но я провожу определенную работу, чтобы подобных ситуаций было меньше и было больше доверия, если хотите, проявляю настойчивость. Оставляю свой личный номер мобильного на случай, если что-либо произойдет. На моем участке очень много коммунальных квартир, а это постоянные скандалы, и лучше, чтобы позвонили мне, чтобы я разобралась, чем дежурному участковому, который даже не знает сути возникшего между теми или иными соседями конфликта. Мне гораздо проще провести беседу с людьми, которых я знаю, и вернуть возникшую конфликтную ситуацию в спокойное русло.

"Петербургский дневник": Какой вопрос является самым больным?

Татьяна Белошицкая: На нашем участке все вопросы важные. Проблем очень много, но опять же  для нас главное доверительное отношение граждан к участковому, к полиции в целом. Именно от наших граждан мы получаем всю необходимую информацию: где назревают бытовые конфликты, где ведется торговля наркотиками, кто употребляет, какие квартиры сдаются, где проживают мигранты.

"Петербургский дневник": А много мигрантов на вашем участке?

Татьяна Белошицкая: Конечно, много. Но сейчас проживающие как на нашем участке, так и на всей территории Кронштадта мигранты живут у нас уже не первый год, и мы их знаем. Безусловно, мы постоянно отслеживаем законность их пребывания и даже сами напоминаем им, когда срок действия их документов подходит к концу. На них у нас составлена целая база, и мы стараемся не допускать, чтобы они, не продлив документы, попадали в разряд нарушителей. 

"Петербургский дневник": Как бы вы оценили криминогенную ситуацию на вверенном вам участке?

Татьяна Белошицкая: Сейчас обстановка достаточно стабильная и спокойная, как и в Кронштадте в целом. Уменьшилось количество краж, перестали происходить поджоги автотранспорта. Значительно снизилось количество преступлений, совершенных на бытовой почве. Но участились мошенничества в отношении пожилых людей. Мошенники приходят к ним под видом сотрудников социальных служб и вымогают деньги. Причем суммы поражают – от 30 тыс. до 700 тыс. рублей. 

"Петербургский дневник": Удалось найти поджигателей автомобилей?

Татьяна Белошицкая: Сейчас они уже осуждены и находятся в местах лишения свободы. Кстати, далеко не первый раз. Эта та категория граждан, которых мы называем подучетный элемент, начавшие свой криминальный путь еще в малолетнем возрасте. Мы уже знаем, что когда эти двое молодых поджигателя освободятся, то не пройдет и полугода, как они снова окажутся за решеткой, за совершение еще какого-нибудь преступления. Возможно, они уже просто не могут находиться в нормальной обстановке. 

"Петербургский дневник": Влияет ли как-то островное положение на специфику работы?

Татьяна Белошицкая: Могу сказать лишь одно: когда Кронштадт был закрытый, преступность была на самом минимуме. Убийств не было вообще до того момента, пока город не сделали открытым. График разбоев, грабежей, автоугонов резко пополз вверх. 

В настоящее время количество преступлений значительно снизилось, а убийств и изнасилований в этом году на участке, слава Богу, не произошло ни одного. Преступления, которые происходят, в основном совершают те самые подучетные элементы, о которых я уже упоминала, и гастролеры-залетчики из Петербурга и Ленобласти, которые практикуются в основном на квартирных кражах.

"Петербургский дневник": Вам лично приходилось задерживать преступника или раскрывать преступление?

Татьяна Белошицкая: Наиболее памятным задержанием было, когда мы вместе с сотрудниками уголовного розыска врывались в квартиру, где торговали наркотиками. Нас, естественно, не пускали. Оперативники были вооружены автоматами, что, видимо, подействовало. Когда оказались в квартире, я была в шоке: вся квартира буквально ломилась от наркотиков, которыми торговали совсем еще юные мальчик с девочкой. Даже никогда не подумаешь, что такие могут "сеять" смерть. Причем сами-то они потребителями наркотиков не являлись.

Приходилось и самостоятельно раскрывать преступления, причем с завидным постоянством и по горячим следам. В основном это были ограбления магазинов. Оперативно, при этом даже не подключая уголовный розыск, выясняю приметы преступника, а поскольку все подучетные  элементы мне известны, остальное уже дело техники. Я с самого детства живу в Кронштадте и очень хорошо знаю город и его жителей. Но город растет, людей прибавляется, и поэтому нужно постоянно ходить, знакомиться и собирать информацию.

"Петербургский дневник": А с физическим сопротивлением со стороны правонарушителей сталкивались?

Татьяна Белошицкая: Как-то по вызову  одна пошла на проверку адреса, а там пятеро пьяных мужчин, двое из которых вообще относились к подучетным элементам. Дело дошло до того, что у меня чуть не отобрали табельное оружие.

"Петербургский дневник": И чем все закончилось?

Татьяна Белошицкая: На самом деле мне повезло, что они были выпившие. Но пришлось задействовать все свои силы без применения оружия. Троих я одолела голыми руками, а двое других успокоились сами. 

"Петербургский дневник": И вам, женщине, было совсем не страшно?

Татьяна Белошицкая: Страх пропал сам собой после того, как у меня получилось заломить руку за спину первому накинувшемуся на меня. Появилась уверенность в себе, и тут я уже пошла, что называется, напролом. 

Что касается женщин, знаете, когда приходится выходить в адрес, где буянит пьяная женщина, то такая еще покруче мужиков будет. Помню, чтобы утихомирить одну такую дамочку, пришлось целый экипаж ППС на подмогу вызывать, и то без применения газового баллончика и наручников не обошлось. По-другому с ней справиться нам не удавалось даже вчетвером. 

"Петербургский дневник": Расскажите о каких-нибудь забавных случаях, происходивших во время ваших дежурств.

Татьяна Белошицкая: Таких случаев немало, и все они в основном связаны с вызовами. Почему-то люди считают, что участковые должны чуть ли не крыс разгонять у них в подъезде. Как-то меня вызвали жильцы одного из домов по поводу того, что у соседей очень громко работает холодильник. Оказалось, что это не холодильник, а спящий мужчина. Храп стоял такой, что, действительно, стены тряслись. Еще было несколько заявлений на квартиру, в которой очень громко занимались любовью. "А что я могу с собой поделать"? - объяснила мне хозяйка квартиры, когда я пришла к ней, реагируя на жалобы. Жалобы продолжали поступать и дальше, причем от тех, кому от 40 до 50 лет. Не знаю, может зависть мучила или еще что-то. 

"Петербургский дневник": Помогают ли вам граждане, проживающие на территории участка, поддерживать общественный порядок?

Татьяна Белошицкая: Очень помогают. На каждом административном участке у нас проживают члены народных дружин. Как правило, это женщины по 60-70 лет, которые спуску не дают никому. Нам с ними легко, а правонарушителям не сладко приходится. С правонарушителями наши бесстрашные бабушки жесткие и непримиримые. Мало того, очень многие жители информируют меня обо всем подозрительном, что происходит на участке.

"Петербургский дневник": А сколько лет вы уже работаете в органах внутренних дел?

Татьяна Белошицкая: С 2001 года.

"Петербургский дневник": Как так получилось, что именно вы заняли первое место?

Татьяна Белошицкая: Повезло, и плюс к тому это еще и показатель, что граждане меня знают.

"Петербургский дневник": Надеетесь ли на победу в конкурсе уже на федеральном уровне?

Татьяна Белошицкая: Надеются все, и все достойны победы. Конечно, хотелось бы победить. А кто не хочет?! Во-первых, я первый раз участвую в подобном конкурсе и хочу показать, что не только мужчину-полицейского можно воспринимать всерьез. Да и вообще я с детства хотела стать милиционером. Мой дядя был милиционером. Он погиб при задержании преступника. Мама моя тоже хотела стать сотрудником правоохранительных органов, но у нее не вышло. А отец препятствовал этому моему желанию. Но тем не менее, как только мне представилась возможность пойти на службу в органы МВД, я это сделала, написав заявление на работу в ППС. А сейчас могу сказать, что работа мне нравится. Мне нравятся люди, с которыми я работаю, мне интересно: каждый день что-то новое. А самое главное - результат, который заключается в том, что ты можешь кому-то помочь. И мне очень нравится помогать людям.


Текст: Дмитрий Стаценко
Фото: Личный архив Т. Белошицкой
Разделы: Интервью
Тэги:

Новости в сети

Новости по теме

Комментарии

Чтобы написать комментарий, необходимо авторизоваться через социальные сети:
или 

Новости в сети

Новости

Новости в сети

Социальные сети