Новости в сети

Loading...

О нюансах привлечения к уголовной ответственности должников "Петербургскому дневнику" рассказала и.о. начальника отдела организации дознания УФССП РФ по Санкт-Петербургу Ольга Лапина.

"Петербургский дневник": В последнее время поступает много информации о том, что дознаватели службы судебных приставов привлекли к уголовной ответственности очередного должника. С чем это связано? Стало жестче законодательство или приставы стали активнее бороться с должниками? 

Ольга Лапина: С момента введения в качестве наказания лишения свободы законодательство жестче не стало. Но защита прав детей по-прежнему является приоритетным направлением деятельности судебных приставов, и такая мера, как привлечение должника к уголовной ответственности,  является одной из действенных, побуждающих должников платить алименты. 

"Петербургский дневник": Какие категории должников могут оказаться на скамье подсудимых? Если есть долг перед коммунальной службой, к примеру? 

Ольга Лапина: Там могут оказаться как недобросовестные родители, которые не хотят платить алименты своим детям, так и руководители фирм-должников, не исполняющих решение суда. А также недобросовестные хранители арестованного имущества либо граждане, накопившие долг свыше 1,5 млн рублей. И совсем неважно, какой это долг – перед коммунальной службой или перед физическим лицом.

"Петербургский дневник": А до полутора миллионов?

Ольга Лапина: Это уже ответственность больше юридических лиц, а именно недобросовестных руководителей организаций-должников.

"Петербургский дневник": Если взять самую "популярную" среди должников статью УК  – 157-ю (злостное уклонение от уплаты средств на содержание детей), сколько у нас таких мам и пап, которые не просто не платят алименты, но еще и имеют уголовные дела за это преступление? 

Ольга Лапина: Хотелось бы сказать, что таких родителей становится с каждым годом меньше, но, к сожалению, пока не получается. Уже в этом году дознавателями управления к уголовной ответственности привлечено более 1 тыс. 170 недобросовестных родителей. К примеру, в 2013 году за аналогичный период было привлечено на 70 лиц меньше. Так что пока лишь могу констатировать, что должников по алиментам с каждым годом становится все больше и больше.

"Петербургский дневник": На ваш взгляд, сколько еще может быть в Петербурге алиментщиков, которые пока не попали в список привлеченных?

Ольга Лапина: Безусловно, таких очень много. В настоящее время привлечение их к уголовной ответственности затруднительно, так как они находятся в розыске. Таких должников более 1 тыс. 300. Чтобы привлечь их к уголовной ответственности, для начала их нужно найти. 

"Петербургский дневник": Какое наказание чаще всего выносят суды в отношении злостных алиментщиков? 

Ольга Лапина: Суд всегда принимает во внимание много аспектов: что из-себя представляет личность подсудимого, имеет ли он работу, есть ли у него еще дети, возместил ли алиментщик причиненный вред или же раскаялся в содеянном, способствовал ли он следствию. Сразу ограничивать свободу суд, конечно, не стремится, исходя, как я уже сказала, из всех аспектов как личности, так и совершенного деяния. Поэтому в качестве наказания чаще всего суд приговаривает обвиняемого к исправительным работам, но случается и такое, когда приговором становится реальное лишение свободы.

"Петербургский дневник": А самое строгое наказание?

Ольга Лапина: Буквально в этом году злостный неплательщик алиментов получил один год лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строгого режима. И, замечу, что это максимальное наказание, предусмотренное за подобное деяние. Конечно, этого мало. А вообще в настоящее время еще 20 должникам наказание изменено на более строгое, и сейчас они находятся в местах не столь отдаленных. Более того, имеются и еще претенденты на замену наказания.

"Петербургский дневник": А почему им заменили наказание?

Ольга Лапина: Дело в том, что изначально все они были приговорены к исправительным работам, но решили уклониться, тем самым сделав себе еще хуже. Сегодня суды, в плане принятия подобных решений в отношении алиментщиков, весьма категоричны, учитывая приоритетность защиты прав детей. И могу сказать, что это очень действенная мера, поскольку некоторые должники после привлечения их к уголовной ответственности, понимая, чем для них это может закончиться, начинают платить. Конечно, это исключение из правил, нежели правило, поскольку ни одно наказание не заставит человека выполнять свои родительские обязанности, если он этого не хочет. 

"Петербургский дневник": И, все равно, количество алиментщиков, как вы уже сказали, год от года только растет. 

Ольга Лапина: В настоящее время в отношении лиц, ранее привлеченных к уголовной ответственности, возбуждено более 430 уголовных дел. Это примерно треть от всех возбужденных уголовных дел в этом году. Таким образом, неисправимых должников не так уж много. Часть должников, впервые привлеченных к уголовной ответственности, уже предпринимают меры к погашению образовавшейся задолженности. Без сомнения, есть и такие, кого ни один приговор не вразумит, но появляются и те, кто начинает платить. И, в конце концов, мы приходим к тому, за что мы боремся. А именно, чтобы ребенок получал алименты. 

"Петербургский дневник": Что значит злостность? Где начинается эта черта, после которой возбуждение уголовного дела неотвратимо?

Ольга Лапина: Мы можем говорить о злостности, когда должник знает о решении суда, о своей обязанности заплатить долг или алименты и даже имеет возможность исполнить эту обязанность, но делать этого не собирается. К примеру, имеет в собственности автомашину, но вместо того, чтобы предоставить ее службе судебных приставов, он либо продает ее, либо скрывает. И вот тогда появляется такой признак неисполнения им решения суда, как злостность.

"Петербургский дневник": А если он не знает о решении суда?

Ольга Лапина: Такое, конечно, тоже бывает. Но когда судебный пристав вызывает должника на прием, знакомит с исполнительным документом, который поступил в службу судебных приставов, знакомит его с тем обязательством, которое наложил на него суд и предупреждает об уголовной ответственности. А также разъясняет его обязанности по уплате, предлагая добровольно исполнить судебное решение. И если после этого все равно ничего со стороны должника не меняется, приходится применять к нему сначала меры принудительного исполнения, а впоследствии и меры уголовно-правового принуждения. 

"Петербургский дневник": Недавно прошла информация о том, что вынесен первый приговор за неисполнение решения суда. Это может быть любое решение суда? Кому грозит такая статья? 

Ольга Лапина: Действительно, 18 июля 2014 года вступил в законную силу приговор по ст. 315 УК РФ, когда недобросовестный руководитель организации был привлечен к уголовной ответственности за неисполнение двух решений судов по взысканию денежных средств в пользу своих партнеров по бизнесу. Он был осужден и оштрафован на 30 тыс. рублей. После этого он погасил задолженность. Но хотела бы отметить, что это не первый приговор по этой статье. Хотя в этом году его можно считать первым. Уже сейчас дознавателями ССП возбуждено более 19 уголовных дел по ст. 315 УК РФ? и, соответственно, мы ждем остальных приговоров. Отмечу, что данная статья распространяется на недобросовестных руководителей организаций-должников.

"Петербургский дневник": Если у должника арестовано имущество, скажем, бытовая техника, но при этом должник отказывается предоставить ее судебному приставу, за это тоже предусмотрена уголовная ответственность? 

Ольга Лапина: Ответственность за незаконные действия в отношении арестованного имущества (растрата, отчуждение, сокрытие, незаконная передача)  предусмотрены ст. 312 УК РФ, и в настоящее время дознавателями службы судебных приставов привлечены к уголовной ответственности четыре недобросовестных хранителя. А по одному из этих уголовных дел в сентябре вступил в законную силу обвинительный приговор в отношении гражданки Т., скрывавшей арестованное имущество. По приговору суда она была оштрафована на 30 тыс. рублей.

"Петербургский дневник": А если должник потерял арестованное имущество?

Ольга Лапина: Необходимо понимать, что когда судебный пристав-исполнитель накладывает арест на имущество должника и одновременно с этим назначает его ответственным хранителем, он разъясняет ему его обязанность обеспечить сохранность данного имущества. В случае, если имущество легко повредить или потерять, то судебный пристав может установить на такое имущество режим хранения с правом ограниченного пользования. Если же должник нарушает режим хранения и такое имущество перемещает, и в итоге утрачивает, тут уже вполне может идти речь об уголовной ответственности.

"Петербургский дневник": Грозит ли должнику-хранителю уголовная ответственность, если имущество утрачивается в случае природного катаклизма или, скажем, пожара, происшедшего не по его вине?

Ольга Лапина: Нет. До такого не доходит. Если имущество утрачивается в следствии форс-мажорных обстоятельств, к уголовной ответственности такого должника не привлекут, поскольку отсутствует умысел совершения преступления. Все подобные обстоятельства всегда тщательно проверяются дознавателями, и по итогам проведенной проверки выносится законное обоснованное решение. 

"Петербургский дневник": В случае, если долг погашен после возбуждения уголовного дела, само дело аннулируется? 

Ольга Лапина: Нельзя говорить, что само дело аннулируется. Но такое погашение можно вполне рассматривать как деятельное раскаяние лица в совершении преступления. Тогда суд может принять решение, если потерпевший не возражает, либо о примирении сторон, либо о прекращении дела за деятельным раскаянием.

2014-12-03T18:01:00+03:00
Ольга Лапина: за долгами - зона

О нюансах привлечения к уголовной ответственности должников "Петербургскому дневнику" рассказала и.о. начальника отдела организации дознания УФССП РФ по Санкт-Петербургу Ольга Лапина.

Читать далее

"Петербургский дневник": В последнее время поступает много информации о том, что дознаватели службы судебных приставов привлекли к уголовной ответственности очередного должника. С чем это связано? Стало жестче законодательство или приставы стали активнее бороться с должниками? 

Ольга Лапина: С момента введения в качестве наказания лишения свободы законодательство жестче не стало. Но защита прав детей по-прежнему является приоритетным направлением деятельности судебных приставов, и такая мера, как привлечение должника к уголовной ответственности,  является одной из действенных, побуждающих должников платить алименты. 

"Петербургский дневник": Какие категории должников могут оказаться на скамье подсудимых? Если есть долг перед коммунальной службой, к примеру? 

Ольга Лапина: Там могут оказаться как недобросовестные родители, которые не хотят платить алименты своим детям, так и руководители фирм-должников, не исполняющих решение суда. А также недобросовестные хранители арестованного имущества либо граждане, накопившие долг свыше 1,5 млн рублей. И совсем неважно, какой это долг – перед коммунальной службой или перед физическим лицом.

"Петербургский дневник": А до полутора миллионов?

Ольга Лапина: Это уже ответственность больше юридических лиц, а именно недобросовестных руководителей организаций-должников.

"Петербургский дневник": Если взять самую "популярную" среди должников статью УК  – 157-ю (злостное уклонение от уплаты средств на содержание детей), сколько у нас таких мам и пап, которые не просто не платят алименты, но еще и имеют уголовные дела за это преступление? 

Ольга Лапина: Хотелось бы сказать, что таких родителей становится с каждым годом меньше, но, к сожалению, пока не получается. Уже в этом году дознавателями управления к уголовной ответственности привлечено более 1 тыс. 170 недобросовестных родителей. К примеру, в 2013 году за аналогичный период было привлечено на 70 лиц меньше. Так что пока лишь могу констатировать, что должников по алиментам с каждым годом становится все больше и больше.

"Петербургский дневник": На ваш взгляд, сколько еще может быть в Петербурге алиментщиков, которые пока не попали в список привлеченных?

Ольга Лапина: Безусловно, таких очень много. В настоящее время привлечение их к уголовной ответственности затруднительно, так как они находятся в розыске. Таких должников более 1 тыс. 300. Чтобы привлечь их к уголовной ответственности, для начала их нужно найти. 

"Петербургский дневник": Какое наказание чаще всего выносят суды в отношении злостных алиментщиков? 

Ольга Лапина: Суд всегда принимает во внимание много аспектов: что из-себя представляет личность подсудимого, имеет ли он работу, есть ли у него еще дети, возместил ли алиментщик причиненный вред или же раскаялся в содеянном, способствовал ли он следствию. Сразу ограничивать свободу суд, конечно, не стремится, исходя, как я уже сказала, из всех аспектов как личности, так и совершенного деяния. Поэтому в качестве наказания чаще всего суд приговаривает обвиняемого к исправительным работам, но случается и такое, когда приговором становится реальное лишение свободы.

"Петербургский дневник": А самое строгое наказание?

Ольга Лапина: Буквально в этом году злостный неплательщик алиментов получил один год лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строгого режима. И, замечу, что это максимальное наказание, предусмотренное за подобное деяние. Конечно, этого мало. А вообще в настоящее время еще 20 должникам наказание изменено на более строгое, и сейчас они находятся в местах не столь отдаленных. Более того, имеются и еще претенденты на замену наказания.

"Петербургский дневник": А почему им заменили наказание?

Ольга Лапина: Дело в том, что изначально все они были приговорены к исправительным работам, но решили уклониться, тем самым сделав себе еще хуже. Сегодня суды, в плане принятия подобных решений в отношении алиментщиков, весьма категоричны, учитывая приоритетность защиты прав детей. И могу сказать, что это очень действенная мера, поскольку некоторые должники после привлечения их к уголовной ответственности, понимая, чем для них это может закончиться, начинают платить. Конечно, это исключение из правил, нежели правило, поскольку ни одно наказание не заставит человека выполнять свои родительские обязанности, если он этого не хочет. 

"Петербургский дневник": И, все равно, количество алиментщиков, как вы уже сказали, год от года только растет. 

Ольга Лапина: В настоящее время в отношении лиц, ранее привлеченных к уголовной ответственности, возбуждено более 430 уголовных дел. Это примерно треть от всех возбужденных уголовных дел в этом году. Таким образом, неисправимых должников не так уж много. Часть должников, впервые привлеченных к уголовной ответственности, уже предпринимают меры к погашению образовавшейся задолженности. Без сомнения, есть и такие, кого ни один приговор не вразумит, но появляются и те, кто начинает платить. И, в конце концов, мы приходим к тому, за что мы боремся. А именно, чтобы ребенок получал алименты. 

"Петербургский дневник": Что значит злостность? Где начинается эта черта, после которой возбуждение уголовного дела неотвратимо?

Ольга Лапина: Мы можем говорить о злостности, когда должник знает о решении суда, о своей обязанности заплатить долг или алименты и даже имеет возможность исполнить эту обязанность, но делать этого не собирается. К примеру, имеет в собственности автомашину, но вместо того, чтобы предоставить ее службе судебных приставов, он либо продает ее, либо скрывает. И вот тогда появляется такой признак неисполнения им решения суда, как злостность.

"Петербургский дневник": А если он не знает о решении суда?

Ольга Лапина: Такое, конечно, тоже бывает. Но когда судебный пристав вызывает должника на прием, знакомит с исполнительным документом, который поступил в службу судебных приставов, знакомит его с тем обязательством, которое наложил на него суд и предупреждает об уголовной ответственности. А также разъясняет его обязанности по уплате, предлагая добровольно исполнить судебное решение. И если после этого все равно ничего со стороны должника не меняется, приходится применять к нему сначала меры принудительного исполнения, а впоследствии и меры уголовно-правового принуждения. 

"Петербургский дневник": Недавно прошла информация о том, что вынесен первый приговор за неисполнение решения суда. Это может быть любое решение суда? Кому грозит такая статья? 

Ольга Лапина: Действительно, 18 июля 2014 года вступил в законную силу приговор по ст. 315 УК РФ, когда недобросовестный руководитель организации был привлечен к уголовной ответственности за неисполнение двух решений судов по взысканию денежных средств в пользу своих партнеров по бизнесу. Он был осужден и оштрафован на 30 тыс. рублей. После этого он погасил задолженность. Но хотела бы отметить, что это не первый приговор по этой статье. Хотя в этом году его можно считать первым. Уже сейчас дознавателями ССП возбуждено более 19 уголовных дел по ст. 315 УК РФ? и, соответственно, мы ждем остальных приговоров. Отмечу, что данная статья распространяется на недобросовестных руководителей организаций-должников.

"Петербургский дневник": Если у должника арестовано имущество, скажем, бытовая техника, но при этом должник отказывается предоставить ее судебному приставу, за это тоже предусмотрена уголовная ответственность? 

Ольга Лапина: Ответственность за незаконные действия в отношении арестованного имущества (растрата, отчуждение, сокрытие, незаконная передача)  предусмотрены ст. 312 УК РФ, и в настоящее время дознавателями службы судебных приставов привлечены к уголовной ответственности четыре недобросовестных хранителя. А по одному из этих уголовных дел в сентябре вступил в законную силу обвинительный приговор в отношении гражданки Т., скрывавшей арестованное имущество. По приговору суда она была оштрафована на 30 тыс. рублей.

"Петербургский дневник": А если должник потерял арестованное имущество?

Ольга Лапина: Необходимо понимать, что когда судебный пристав-исполнитель накладывает арест на имущество должника и одновременно с этим назначает его ответственным хранителем, он разъясняет ему его обязанность обеспечить сохранность данного имущества. В случае, если имущество легко повредить или потерять, то судебный пристав может установить на такое имущество режим хранения с правом ограниченного пользования. Если же должник нарушает режим хранения и такое имущество перемещает, и в итоге утрачивает, тут уже вполне может идти речь об уголовной ответственности.

"Петербургский дневник": Грозит ли должнику-хранителю уголовная ответственность, если имущество утрачивается в случае природного катаклизма или, скажем, пожара, происшедшего не по его вине?

Ольга Лапина: Нет. До такого не доходит. Если имущество утрачивается в следствии форс-мажорных обстоятельств, к уголовной ответственности такого должника не привлекут, поскольку отсутствует умысел совершения преступления. Все подобные обстоятельства всегда тщательно проверяются дознавателями, и по итогам проведенной проверки выносится законное обоснованное решение. 

"Петербургский дневник": В случае, если долг погашен после возбуждения уголовного дела, само дело аннулируется? 

Ольга Лапина: Нельзя говорить, что само дело аннулируется. Но такое погашение можно вполне рассматривать как деятельное раскаяние лица в совершении преступления. Тогда суд может принять решение, если потерпевший не возражает, либо о примирении сторон, либо о прекращении дела за деятельным раскаянием.


Текст: Дмитрий Стаценко
Фото: пресс-служба УФССП по СПб
Разделы: Интервью
Тэги: уфссп

Новости в сети

Новости по теме

Комментарии

Чтобы написать комментарий, необходимо авторизоваться через социальные сети:
или 

Новости в сети

Новости

Новости в сети

Социальные сети