Новости в сети

Loading...

9 декабря – День борьбы с коррупцией. О том, как данная борьба ведется в Петербурге и можно ли искоренить это зло полностью, "Петербургскому дневнику" рассказал заместитель руководителя 2-го управления по раскрытию особо важных дел ГСУ СК России по Санкт-Петербургу Александр Осипкин. 

"Петербургский дневник": Насколько коррупция охватила наш город?

Александр Осипкин: Что касается конкретно Санкт-Петербурга, то можно вполне говорить, что ситуация относительно благоприятная. При этом по структуре выявляемых преступлений, по большей части, как всегда "отличаются" правоохранительные органы и, в первую очередь, полиция. А вторые и третьи места занимают здравоохранение и образование. И дальше по нисходящей - органы госвласти, органы местного самоуправления и т.д. Не в последнюю очередь это обусловлено численностью полиции, поскольку в том же ГУ МВД насчитывается более 32 тыс. сотрудников. И они, учитывая инструменты, имеющиеся в их распоряжении (большинство контрольных функций, миграционное законодательство, дорожно-транспортная ситуация и множество других сфер), подвержены коррупции в первую очередь.

"Петербургский дневник": То есть это объяснимо, что именно в полиции происходит такое?

Александр Осипкин: Конечно. И более того, коррупционные преступления, совершенные коррупционерами-вымогателями, выявлять проще всего. Допустим, те преступления, которые связаны с так называемыми откатами, совершаются по достаточно сложным схемам, и для того, чтобы их выявить и, самое главное, доказать, требуется гораздо больше усилий, чем для поимки простого взяточника, который зачастую, несмотря на многие-многие годы привлечения к уголовной ответственности за такие преступления, ничего нового придумать не может.

Что же касается различных "откатных схем", то тут надо понимать, что инициатива по выявлению таких преступлений всегда исходит от того лица, у которого эту взятку требуют, если говорить конкретно о взяточничестве. И в схемах, связанных с откатами, крайне мало случаев, когда взяткодатель заинтересован в обращении в органы. Такое происходит по многим причинам. Это и не защищенность взяткодателя в последующем, поскольку его обращение в органы с таким сообщением влечет за собой ряд проблем для, к примеру, подрядчика – во-первых, он уже не сможет принять участие в последующих конкурсах, во-вторых - у него возникнут проблемы с оплатой, с завышенными требованиями по госконтрактам и так далее. И второй момент, который не менее важен, - это то, что зачастую по таким преступлениям мы имеем дело со сговором. Ни для кого не секрет, что и конкурсы затачиваются под конкретных участников, и эти участники, дабы получить маломальскую прибыль, готовы идти на откатные схемы.

"Петербургский дневник": А взятка у нас начинается от какой-то суммы или…?

Александр Осипкин: Никакой суммы, от которой бы начиналась взятка, законодатель в законе не предусмотрел. У нас есть только разделение по размерам.

"Петербургский дневник": Если, скажем, кто-то, находясь при власти, может поспособствовать в решении того или иного вопроса какого-нибудь бизнесмена, а тот, в свою очередь, чем-нибудь поспособствует чиновнику. Проще говоря, между ними произойдет своеобразный бартер, если хотите, услуга за услугу. Это тоже считается коррупцией?

Александр Осипкин: Да, это тоже коррупция. Законодательством предусмотрено, что та же взятка может быть выражена не только в деньгах, но и в любых других услугах.

"Петербургский дневник": В случае, если взяткодатель придет к вам и сознается в том, что тому-то и тому-то дал взятку, его освободят от вины?

Александр Осипкин: Есть примечание к ст. 291 УК РФ, где четко зафиксировано, что активное способствование раскрытию коррупционного преступления и добровольное сообщение о его совершении в органы, имеющие право возбудить уголовное дело и в органы, имеющие право осуществлять оперативно-розыскную деятельность, повлечет за собой отказ от возбуждения уголовного дела в отношении такого взяткодателя. Что касается самого взяточника, то его уголовная ответственность наступает с того момента, как он взятку принял. Но если взяткополучатель уведомил заранее о том, что ему принесут взятку, он освобождается от ответственности.

"Петербургский дневник": Увеличилось ли количество уголовных дел, связанных с коррупцией?

Александр Осипкин: Количество таких уголовных дел у нас из года в год по цифрам сопоставимо с небольшим, в единицах измеряемым, приростом. 

"Петербургский дневник": То есть все-таки количество таких преступлений возрастает?

Александр Осипкин: Дело в том, что, как мы видим, по последним законопроектам, которые сейчас вносятся в Госдуму в части санкций наказаний за эти преступления, можно говорить о том, что такая мера наказания, как штраф, не в полной мере оправдала себя. И сейчас всем коррупционерам, которые у нас по уголовным делам привлекались, выносятся достаточно серьезные штрафы. Но с условием того, что взяткополучатели предпринимают достаточно серьезные меры еще на стадии преступных схем, в части переоформления своего имущества на иных лиц, взыскиваемость такого вида штрафов минимальна.

И, скажем, только по 2013 году взыскано было всего около 4% от суммы наложенных штрафов. Поэтому, конечно, такая схема не в полной мере себя оправдывает, и я уверен, что вполне возможно, это и дает определенную возможность к росту таких преступлений. В связи с этим считаю целесообразным все-таки в этой части ужесточить наказание.

"Петербургский дневник": Самые резонансные преступления в этом году?

Александр Осипкин: Именно резонансных преступлений по взяткам в этом году не много. У нас расследуется уголовное дело по факту ежемесячного получения взяток в значительном размере сотрудниками БЭП Пушкинского РУВД совместно с участковым за не воспрепятствование законной предпринимательской деятельности. В ноябре ушло в суд дело в отношении директора ГУЖА Фрунзенского района, который получил взятку за не наложение штрафных санкций на организацию. 

Вместе с тем, есть ряд дел, которые не смотря на то, что не являются на прямую связанными со взяточничеством, входят в число так называемых коррупционных и являются достаточно громкими. Так, сейчас заканчивается производство по уголовному делу в отношении начальника отдела Комитета по туризму, которая совместно с коммерсантом и еще одним доверенным лицом осуществляли хищение денежных средств, заключая с упомянутым коммерсантом контракты на изготовление продукции. На самом деле никакая продукция не изготавливалась, а денежные средства, которые город перечислял (порядка 10 млн. рублей), были обналичены через сторонние организации и переданы указанной чиновнице комитета по туризму и использовались ей уже по своему усмотрению. До нового года это уголовное дело уже поступит в суд. 

"Петербургский дневник": Натыкаетесь ли вы на противодействие тех или иных структур, расследуя такие дела?

Александр Осипкин: Безусловно, противодействие есть, и зачастую оно заключается не в прямом оказании давления (такие методы уже давно не используются), а в сокрытии следов преступления. Это и уничтожение различных доказательств, и подбивание свидетелей на дачу удобных для обвиняемых показаний. Как пример, уголовное дело, которое находится сейчас у нас в производстве, в отношении заместителя директора Госжилфонда Санкт-Петербурга, которая составляла и подавала в суд от имени третьих лиц заведомо ложные иски о возмещении якобы причиненного протечками вреда.

После этого, сама участвуя в судебных заседаниям по этим искам, настаивала на их удовлетворении. В итоге из бюджета Санкт-Петербурга на удовлетворение таких исков выплачивались миллионы рублей и перечислялись на банковские карты ее знакомых. В ходе расследования этого уголовного дела было установлено, что с целью скрыть эпизоды этого преступления чиновница договаривалась с различными лицами, которые давали ей деньги, о том, чтобы они выдвигали версии, что это возврат долга и тому подобное. Благо, что на следствии были установлены эти факты, люди дали правдивые показания о давлении на них с ее стороны. 

Что касается задействования административного ресурса, чтобы как-то повлиять на следствие, скажу сразу, с такими проявлениями мы не сталкиваемся.  Более того, у нас налажено взаимодействие и с администрацией города. Мы же, в свою очередь, стараемся в этом плане отстаивать интересы и города, и конкретных лиц, которые терпят от тех или иных преступлений.  

"Петербургский дневник": Насколько законодательство позволяет выявлять коррупционные преступления и в то же время насколько существующие законы способствуют появлению коррупционных схем, ведь не секрет, что иной раз легче заплатить, чем решать по закону?

Александр Осипкин: Что касается возможности выявления таких преступлений, то их масса: законодатели нас в этом плане ограничивают исключительно рамками закона. Тех средств, которые имеются в этих законах, достаточно для выявления всех видов коррупционных преступлений. И они используются в полной мере, и проблем с этим никаких нет. Что касается самого поведения обычных граждан, коррупционное оно или нет, здесь вопрос двоякий, который обсуждается из года в год, но, к сожалению однозначного ответа на него нет.

Если попытаться вникнуть, к примеру, затронув область образования и медицины, мы поймем, что человек, который, допустим, платит за больничный, в конечном итоге получает себе заведомо подложный документ. И в последующем этим документом он будет покрывать какие-то свои допущенные нарушения. Проще говоря, свои проступки он прикрывает совершением преступления.

Конечно, не прав и доктор. Но вместе с тем это яркий пример абсолютно недостойного поведения граждан, которые своим неверным поведением сподвигают различных лиц на получение взяток. То же самое касается образования. Мы прекрасно понимаем, что деньги за оценки носят не отличники и не успешные студенты или ученики. Поэтому ситуация двоякая и всю полноту ответственности перекладывать на взяткополучателя я бы тоже не стал. И это касается большинства ситуаций, связанных с гражданами, которые нарушают ПДД, которые совершают иного рода нарушения.

Другое дело, когда речь идет о вымогательстве взятки: когда гражданин поставлен должностным лицом, врачом, преподавателем в такие условия, при которых он ничего не нарушал и единственный способ реализовать свои законные права и интересы – это дать взятку.

"Петербургский дневник": От кого чаще всего исходит информация о фактах коррупции?

Александр Осипкин: В подавляющем большинстве случаев, в 90% – это граждане, организации. Все такие обращения нами тщательно отрабатываются. 

"Петербургский дневник": Есть ли способ искоренить коррупцию в России полностью?

Александр Осипкин: К сожалению, нет такого способа. Ни в России, ни в мире искоренить коррупцию полностью не получится, потому что само это явление – социальное, оно присуще обществу, и в такой форме организации, как государство, пока существуют формы взаимодействия властных органов с гражданами, всегда будет возможность для каких-то коррупционных проявлений. Вместе с тем, с моей точки зрения, снижению общего уровня коррупции будет способствовать максимальная прозрачность этих взаимодействий. Власти с гражданами. К примеру,  перевод этих взаимодействий в электронную сферу, которая позволяет не контактировать с чиновником. То же самое и с госзакупками. Поэтому необходима прозрачность. Это и есть основной момент.

Прозрачность госконтрактов, прозрачность взаимодействия и самое важное – правовая культура населения. В большинстве случаев ситуации с коррупционными проявлениями складываются исключительно из нежелания большинства граждан и организаций соответствовать нормам закона.  Если человек не нарушает ПДД, если он надлежащим образом подготовился к конкурсу, если он не покупает себе оценку или больничный, то это, безусловно, понизит количество таких преступлений. 

И, конечно же, необходимо повышать юридическую грамотность населения. У нас очень велик процент коррупционных проявлений, и связано это, в том числе, а возможно и в первую очередь, с непониманием населения, как нужно сделать правильно. Таких людей находит какое-нибудь должностное лицо и говорит, что готов сделать то, на что придется гражданину потратить месяцы, за десять минут. А фактически такое должностное лицо использует неграмотность гражданина в достаточно специфических вопросах в корыстных целях.

2014-12-09T17:36:00+03:00
Александр Осипкин: коррупция – явление социальное

9 декабря – День борьбы с коррупцией. О том, как данная борьба ведется в Петербурге и можно ли искоренить это зло полностью, "Петербургскому дневнику" рассказал заместитель руководителя 2-го управления по раскрытию особо важных дел ГСУ СК России по Санкт-Петербургу Александр Осипкин. 

Читать далее

"Петербургский дневник": Насколько коррупция охватила наш город?

Александр Осипкин: Что касается конкретно Санкт-Петербурга, то можно вполне говорить, что ситуация относительно благоприятная. При этом по структуре выявляемых преступлений, по большей части, как всегда "отличаются" правоохранительные органы и, в первую очередь, полиция. А вторые и третьи места занимают здравоохранение и образование. И дальше по нисходящей - органы госвласти, органы местного самоуправления и т.д. Не в последнюю очередь это обусловлено численностью полиции, поскольку в том же ГУ МВД насчитывается более 32 тыс. сотрудников. И они, учитывая инструменты, имеющиеся в их распоряжении (большинство контрольных функций, миграционное законодательство, дорожно-транспортная ситуация и множество других сфер), подвержены коррупции в первую очередь.

"Петербургский дневник": То есть это объяснимо, что именно в полиции происходит такое?

Александр Осипкин: Конечно. И более того, коррупционные преступления, совершенные коррупционерами-вымогателями, выявлять проще всего. Допустим, те преступления, которые связаны с так называемыми откатами, совершаются по достаточно сложным схемам, и для того, чтобы их выявить и, самое главное, доказать, требуется гораздо больше усилий, чем для поимки простого взяточника, который зачастую, несмотря на многие-многие годы привлечения к уголовной ответственности за такие преступления, ничего нового придумать не может.

Что же касается различных "откатных схем", то тут надо понимать, что инициатива по выявлению таких преступлений всегда исходит от того лица, у которого эту взятку требуют, если говорить конкретно о взяточничестве. И в схемах, связанных с откатами, крайне мало случаев, когда взяткодатель заинтересован в обращении в органы. Такое происходит по многим причинам. Это и не защищенность взяткодателя в последующем, поскольку его обращение в органы с таким сообщением влечет за собой ряд проблем для, к примеру, подрядчика – во-первых, он уже не сможет принять участие в последующих конкурсах, во-вторых - у него возникнут проблемы с оплатой, с завышенными требованиями по госконтрактам и так далее. И второй момент, который не менее важен, - это то, что зачастую по таким преступлениям мы имеем дело со сговором. Ни для кого не секрет, что и конкурсы затачиваются под конкретных участников, и эти участники, дабы получить маломальскую прибыль, готовы идти на откатные схемы.

"Петербургский дневник": А взятка у нас начинается от какой-то суммы или…?

Александр Осипкин: Никакой суммы, от которой бы начиналась взятка, законодатель в законе не предусмотрел. У нас есть только разделение по размерам.

"Петербургский дневник": Если, скажем, кто-то, находясь при власти, может поспособствовать в решении того или иного вопроса какого-нибудь бизнесмена, а тот, в свою очередь, чем-нибудь поспособствует чиновнику. Проще говоря, между ними произойдет своеобразный бартер, если хотите, услуга за услугу. Это тоже считается коррупцией?

Александр Осипкин: Да, это тоже коррупция. Законодательством предусмотрено, что та же взятка может быть выражена не только в деньгах, но и в любых других услугах.

"Петербургский дневник": В случае, если взяткодатель придет к вам и сознается в том, что тому-то и тому-то дал взятку, его освободят от вины?

Александр Осипкин: Есть примечание к ст. 291 УК РФ, где четко зафиксировано, что активное способствование раскрытию коррупционного преступления и добровольное сообщение о его совершении в органы, имеющие право возбудить уголовное дело и в органы, имеющие право осуществлять оперативно-розыскную деятельность, повлечет за собой отказ от возбуждения уголовного дела в отношении такого взяткодателя. Что касается самого взяточника, то его уголовная ответственность наступает с того момента, как он взятку принял. Но если взяткополучатель уведомил заранее о том, что ему принесут взятку, он освобождается от ответственности.

"Петербургский дневник": Увеличилось ли количество уголовных дел, связанных с коррупцией?

Александр Осипкин: Количество таких уголовных дел у нас из года в год по цифрам сопоставимо с небольшим, в единицах измеряемым, приростом. 

"Петербургский дневник": То есть все-таки количество таких преступлений возрастает?

Александр Осипкин: Дело в том, что, как мы видим, по последним законопроектам, которые сейчас вносятся в Госдуму в части санкций наказаний за эти преступления, можно говорить о том, что такая мера наказания, как штраф, не в полной мере оправдала себя. И сейчас всем коррупционерам, которые у нас по уголовным делам привлекались, выносятся достаточно серьезные штрафы. Но с условием того, что взяткополучатели предпринимают достаточно серьезные меры еще на стадии преступных схем, в части переоформления своего имущества на иных лиц, взыскиваемость такого вида штрафов минимальна.

И, скажем, только по 2013 году взыскано было всего около 4% от суммы наложенных штрафов. Поэтому, конечно, такая схема не в полной мере себя оправдывает, и я уверен, что вполне возможно, это и дает определенную возможность к росту таких преступлений. В связи с этим считаю целесообразным все-таки в этой части ужесточить наказание.

"Петербургский дневник": Самые резонансные преступления в этом году?

Александр Осипкин: Именно резонансных преступлений по взяткам в этом году не много. У нас расследуется уголовное дело по факту ежемесячного получения взяток в значительном размере сотрудниками БЭП Пушкинского РУВД совместно с участковым за не воспрепятствование законной предпринимательской деятельности. В ноябре ушло в суд дело в отношении директора ГУЖА Фрунзенского района, который получил взятку за не наложение штрафных санкций на организацию. 

Вместе с тем, есть ряд дел, которые не смотря на то, что не являются на прямую связанными со взяточничеством, входят в число так называемых коррупционных и являются достаточно громкими. Так, сейчас заканчивается производство по уголовному делу в отношении начальника отдела Комитета по туризму, которая совместно с коммерсантом и еще одним доверенным лицом осуществляли хищение денежных средств, заключая с упомянутым коммерсантом контракты на изготовление продукции. На самом деле никакая продукция не изготавливалась, а денежные средства, которые город перечислял (порядка 10 млн. рублей), были обналичены через сторонние организации и переданы указанной чиновнице комитета по туризму и использовались ей уже по своему усмотрению. До нового года это уголовное дело уже поступит в суд. 

"Петербургский дневник": Натыкаетесь ли вы на противодействие тех или иных структур, расследуя такие дела?

Александр Осипкин: Безусловно, противодействие есть, и зачастую оно заключается не в прямом оказании давления (такие методы уже давно не используются), а в сокрытии следов преступления. Это и уничтожение различных доказательств, и подбивание свидетелей на дачу удобных для обвиняемых показаний. Как пример, уголовное дело, которое находится сейчас у нас в производстве, в отношении заместителя директора Госжилфонда Санкт-Петербурга, которая составляла и подавала в суд от имени третьих лиц заведомо ложные иски о возмещении якобы причиненного протечками вреда.

После этого, сама участвуя в судебных заседаниям по этим искам, настаивала на их удовлетворении. В итоге из бюджета Санкт-Петербурга на удовлетворение таких исков выплачивались миллионы рублей и перечислялись на банковские карты ее знакомых. В ходе расследования этого уголовного дела было установлено, что с целью скрыть эпизоды этого преступления чиновница договаривалась с различными лицами, которые давали ей деньги, о том, чтобы они выдвигали версии, что это возврат долга и тому подобное. Благо, что на следствии были установлены эти факты, люди дали правдивые показания о давлении на них с ее стороны. 

Что касается задействования административного ресурса, чтобы как-то повлиять на следствие, скажу сразу, с такими проявлениями мы не сталкиваемся.  Более того, у нас налажено взаимодействие и с администрацией города. Мы же, в свою очередь, стараемся в этом плане отстаивать интересы и города, и конкретных лиц, которые терпят от тех или иных преступлений.  

"Петербургский дневник": Насколько законодательство позволяет выявлять коррупционные преступления и в то же время насколько существующие законы способствуют появлению коррупционных схем, ведь не секрет, что иной раз легче заплатить, чем решать по закону?

Александр Осипкин: Что касается возможности выявления таких преступлений, то их масса: законодатели нас в этом плане ограничивают исключительно рамками закона. Тех средств, которые имеются в этих законах, достаточно для выявления всех видов коррупционных преступлений. И они используются в полной мере, и проблем с этим никаких нет. Что касается самого поведения обычных граждан, коррупционное оно или нет, здесь вопрос двоякий, который обсуждается из года в год, но, к сожалению однозначного ответа на него нет.

Если попытаться вникнуть, к примеру, затронув область образования и медицины, мы поймем, что человек, который, допустим, платит за больничный, в конечном итоге получает себе заведомо подложный документ. И в последующем этим документом он будет покрывать какие-то свои допущенные нарушения. Проще говоря, свои проступки он прикрывает совершением преступления.

Конечно, не прав и доктор. Но вместе с тем это яркий пример абсолютно недостойного поведения граждан, которые своим неверным поведением сподвигают различных лиц на получение взяток. То же самое касается образования. Мы прекрасно понимаем, что деньги за оценки носят не отличники и не успешные студенты или ученики. Поэтому ситуация двоякая и всю полноту ответственности перекладывать на взяткополучателя я бы тоже не стал. И это касается большинства ситуаций, связанных с гражданами, которые нарушают ПДД, которые совершают иного рода нарушения.

Другое дело, когда речь идет о вымогательстве взятки: когда гражданин поставлен должностным лицом, врачом, преподавателем в такие условия, при которых он ничего не нарушал и единственный способ реализовать свои законные права и интересы – это дать взятку.

"Петербургский дневник": От кого чаще всего исходит информация о фактах коррупции?

Александр Осипкин: В подавляющем большинстве случаев, в 90% – это граждане, организации. Все такие обращения нами тщательно отрабатываются. 

"Петербургский дневник": Есть ли способ искоренить коррупцию в России полностью?

Александр Осипкин: К сожалению, нет такого способа. Ни в России, ни в мире искоренить коррупцию полностью не получится, потому что само это явление – социальное, оно присуще обществу, и в такой форме организации, как государство, пока существуют формы взаимодействия властных органов с гражданами, всегда будет возможность для каких-то коррупционных проявлений. Вместе с тем, с моей точки зрения, снижению общего уровня коррупции будет способствовать максимальная прозрачность этих взаимодействий. Власти с гражданами. К примеру,  перевод этих взаимодействий в электронную сферу, которая позволяет не контактировать с чиновником. То же самое и с госзакупками. Поэтому необходима прозрачность. Это и есть основной момент.

Прозрачность госконтрактов, прозрачность взаимодействия и самое важное – правовая культура населения. В большинстве случаев ситуации с коррупционными проявлениями складываются исключительно из нежелания большинства граждан и организаций соответствовать нормам закона.  Если человек не нарушает ПДД, если он надлежащим образом подготовился к конкурсу, если он не покупает себе оценку или больничный, то это, безусловно, понизит количество таких преступлений. 

И, конечно же, необходимо повышать юридическую грамотность населения. У нас очень велик процент коррупционных проявлений, и связано это, в том числе, а возможно и в первую очередь, с непониманием населения, как нужно сделать правильно. Таких людей находит какое-нибудь должностное лицо и говорит, что готов сделать то, на что придется гражданину потратить месяцы, за десять минут. А фактически такое должностное лицо использует неграмотность гражданина в достаточно специфических вопросах в корыстных целях.


Текст: Дмитрий Стаценко
Фото: личный архив А. Осипкина

Новости в сети

Новости по теме

Комментарии

Чтобы написать комментарий, необходимо авторизоваться через социальные сети:
или 

Новости в сети

Новости

Новости в сети

Социальные сети