Новости в сети

Loading...

О том, каким для петербургского наркоконтроля был уходящий 2014 год, рассказал начальник Управления ФСКН России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области генерал-лейтенант полиции Юрий Борисович Шестериков.

"Петербургский дневник": Уходящий 2014 год для УФСКН наверняка был насыщенным. Расскажите о его особенностях.

Юрий Шестериков: Год действительно был насыщен серьезными оперативными мероприятиями, действиями по линии международного сотрудничества и большой работой в сфере профилактики. 

Этот год, прежде всего, характерен тем, что в целом государственная машина самым активным образом включилась в работу по социальной реабилитации наркозависимых граждан и их реинтеграции в общество. С нашей точки зрения, это абсолютно правильный поворот. 

Репрессивная функция, которая приводит к тому, что сотни тысяч осужденных за незаконный оборот наркотиков изолируются в местах лишения свободы, не дает, к сожалению, желаемого результата. Поэтому одна из важнейших задач государственной стратегии и антинаркотической политики - снижение спроса на наркотики - в этом году была переведена в практическую плоскость. Теперь и Государственный антинаркотический комитет и ФСКН начали уделять самое непосредственное внимание созданию и функционированию в стране системы социальной реабилитации наркозависимых. 

Причем в силу отсутствия свободных финансовых ресурсов в стране толчок в развитии этого направления дали социально ориентированные некоммерческие организации, которые планируют включиться в эту большую работу. Более того, она  уже идет. 

Основная же идея функционирования этой системы заключается в том, что лицам, не совершившим тяжких преступлений или впервые попавшим в поле административной практики правоохранительных органов, предоставляется возможность пройти лечение и социальную реабилитацию. Если в прошлые годы таких людей были десятки, то в этом году прошедших реабилитацию – сотни. И мы надеемся выйти  на реально необходимый для нашего общества объем этой работы, который бы позволял направлять на медицинские и медико-социальные мероприятия для реабилитации граждан не менее 100 тыс. человек. Сейчас, к примеру, количество граждан, привлекаемых к административной ответственности за потребление наркотических средств – от 150 до 200 тыс. И каждого оступившегося нужно поставить в такие условия, когда у него будет выбор: либо пройти лечение и вырваться из этого круга, либо он будет привлечен к ответственности.  

"Петербургский дневник": В Петербурге и Ленобласти уже выстраивается эта система?

Юрий Шестериков: Конечно. У нас создан квалифицированный центр по оказанию медицинской помощи наркозависимым на базе городской наркологической больницы №1. Мы очень тесно взаимодействуем с медиками.

Также существует сеть некоммерческих организаций, которые заявляют о себе на ниве социальной реабилитации. Их работа не связана с медикаментозным лечением, но, что очень важно, они предлагают пройти тот этап, который должен позволить человеку вырваться из привычного ему круга уличного наркозависимого или распространителя, этап, без которого не наступает стойкой ремиссии. Ведь дистрибуцией наркотиков, как правило, занимаются низовые потребители. Чтобы этот круговорот прекратить, мы должны человека сначала вывести из состояния ломки, наркотического опьянения, потом же определенное время он должен находиться в таких условиях, которые бы исключали возможность повторения этого круговорота.  

Надо сказать, что и в Петербурге, и в Ленинградской области региональные власти уделяют пристальное внимание данной проблеме и выделяют достаточно финансовых ресурсов для организации этой работы. 

Сейчас самое главное определиться с организациями, на которые можно положиться, о которых мы можем с уверенностью сказать, что это именно те центры, где можно эффективно пройти реабилитацию. И если о медицинских и медико-социальных аспектах мы можем говорить уверенно, потому что есть целая система, основанная на деятельности наркологических учреждений, то с социально ориентированными коммерческими организациями предстоит еще поработать.

Но процесс уже пошел. На сегодняшний день в Петербурге и Ленинградской области рассмотрено свыше 500 административных материалов и по 120 из них принято судебное решение о направлении наркопотребителей на медицинскую диагностику и медико-социальную реабилитацию. И мы предпринимаем меры, чтобы количество таких решений увеличивалось.

"Петербургский дневник": Это наверняка создает дополнительную нагрузку на ваше ведомство?

Юрий Шестериков: Разумеется. За всеми этими процедурами нужен контроль, в том числе и по судебным решениям, принятым по наработкам органов внутренних дел. В среднем количество таких лиц для Петербурга и Ленобласти составит около 5 тысяч человек в год. Это то количество людей, которые раньше подвергались исключительно административной ответственности, что не давало желаемого результата с точки зрения оздоровления ситуации. При эффективной и грамотной работе, заключающейся в отрыве этих людей от привычной им наркосреды, эффект будет очевиден. И, что самое главное, это позволит нам существенно сократить спрос на наркотики. 

"Петербургский дневник": В качестве одной из особенностей этого года вы назвали международное сотрудничество.

Юрий Шестериков: Действительно, в этом году в Петербурге прошел ряд важных международных встреч. Продолжилась работа международной правоохранительной группы ФЭР (Финляндия, Эстония и Россия), рассмотревшей вопросы оперативного взаимодействия. Эта встреча дала новый импульс взаимодействию с нашими ближайшими соседями. И это особенно важно, поскольку значительная часть наркотических средств завозится к нам из стран Евросоюза через страны Балтии и, прежде всего, через Эстонию и Финляндию, непосредственно граничащих с Ленинградской областью. 

На базе Управления проведена встреча руководства ФСКН с заместителем министра общественной безопасности Китая, курирующим вопросы противодействия незаконному обороту наркотиков. По итогам этой встречи летом этого года в Смольном было подписано соглашение между нашими двумя странами о взаимодействии в этой сфере. 

"Петербургский дневник": Будет ли положительный эффект от подписания соглашения с китайской стороной в плане проникновения к нам спайсов, большинство из которых, как известно, производятся в Китае?

Юрий Шестериков: Безусловно. Для более эффективной борьбы с этими курительными смесями просто необходимо сокращение производства на предприятиях химической промышленности Китая. Более того, уже есть информация о готовящемся закрытии нескольких таких производств. И это очень важно, поскольку данные вещества крайне опасны: они поставляются в высокой концентрации, что в итоге приводит к передозировке, включая летальный исход. Что собственно и произошло недавно в России. Ведь по своей сути курительные смеси – это аналоги наркотических веществ, содержащие новые формулы, что де-юре позволяет выводить их из национальных запретительных списков. Для здоровья они крайне вредны и оказывают пагубное воздействие, как на организм, так и на психическое состояние человека.

"Петербургский дневник": Насколько известно, недавние меры принятые руководством страны, облегчили процесс борьбы с этим злом?

Юрий Шестериков: Мы добились того, что сейчас ФСКН России будут предоставлены права ограничивать оборот этих веществ до официального их включения в запретительные списки. Кроме того, как я уже сказал, мы работаем над снижением производства этих веществ с нашими зарубежными партнерами. А поскольку курительные смеси и другие синтетические вещества, как правило, производятся в других странах и попадают в Россию через границу, контролировать их поставки с международной помощью для нас очень важно. Напомню, что 90% наркотиков, которые мы изымаем на нашей территории, носит контрабандный характер.  

"Петербургский дневник": Какие виды наркотиков сейчас имеют наиболее широкое распространение в Петербурге?

Юрий Шестериков: В этом году всеми правоохранительными органами города и области из незаконного оборота изъята 1 тонна 800 кг наркотических средств и психотропных веществ, причем 91% этих веществ изъято органами наркоконтроля. Из них 809 кг – это наркотические средства, из которых -115 кг афганского героина, около 487 кг наркотиков каннабисной группы (455 кг гашиша и 30 кг марихуаны), 16 кг кокаина. Остальные 955 кг – это различные  психотропные вещества (амфетамин, оксибутират натрия, гаммабутиралактон, МДМА, экстази). 

Тенденция такова, что если раньше среди наркозависимых (а их в Петербурге и Ленобласти порядка 15 тыс. человек) преобладали потребители опиатов (93%) и они, прежде всего, были героинозависимыми, то сейчас эта структура претерпела определенные изменения. Даже среди наркозависимых опийной группы преобладают метадоновые, и, по мнению врачей-наркологов, только около 10% наркозависимых опийной группы потребляют героин. 

Врачи также констатируют, что растет количество молодых людей, употребляющих курительные смеси и психотропные вещества амфетаминового ряда. Эти вещества позволяют потребителю долгое время избегать тяжелых "ломок" - состояния, когда не обойтись без врачебной помощи. Это приводит к увеличению количества латентных наркозависимых. 

Тем не менее тот срез потребителей героина, который позволяет наркодилерам реализовывать в городе до 100 кг этого наркотика, существует. И мы по-прежнему продолжаем уделять серьезное внимание тем каналам, по которым к нам доставляют афганский героин. Нужно понимать, что ситуация в самом Афганистане крайне сложная, а урожаи опийных культур традиционно высокие. В этом году урожай был выше, чем обычно, поэтому следует ожидать попытки ввоза на нашу территорию этих веществ в крупном объеме. Расслабляться нельзя, потому что в любой момент ситуация может измениться к худшему. 

"Петербургский дневник": Возвращаясь к международному сотрудничеству, в свете той политической ситуации, которая сейчас имеет место быть, не чувствуете ли вы некоторого охлаждения со стороны коллег из других стран?  

Юрий Шестериков: Что касается политической ситуации, то она, конечно, тоже затрагивает контроль за оборотом запрещенных веществ. И хотя введенные санкции напрямую на наркобизнес не влияют, мы понимаем, что компетентные органы различных государств также являются частью государственного механизма и реагируют на введение каких-то внешнеполитических ограничителей.

Но это только политический аспект, а что касается профессионального аспекта, то замечу, что наркотики продолжают оставаться для всех государств безусловным злом. И это позволяет нам, несмотря на все сложности и перипетии политической жизни, все-таки поддерживать отношения с компетентными органами из стран Евросоюза и, прежде всего, Балтии и Финляндии. 

Все страны и их компетентные органы объединены общей задачей борьбы с таким явлением, как наркотики. На уровне специалистов диалог идет, и мы по-прежнему находим пути и решения в общей проблематике борьбы с международной наркопреступностью.

Все прекрасно понимают, что в условиях наличия разветвленной структуры международной наркомафии задержание одного курьера не пресечет весь канал. Только когда удается выявить всю цепочку – от производителей до дистрибьюторов, а они раскиданы по разным странам, можно констатировать, что канал перекрыт. Но сделать это возможно только общими международными усилиями. Наш диалог с зарубежными коллегами никогда не прекращался, и мы сделаем все, чтобы он продолжался и впредь.

"Петербургский дневник": Как может отразиться экономический кризис в России на наркоситуации в нашей стране и в Петербурге в частности?

Юрий Шестериков: Наркомания и алкоголизм во все времена были неосознанной реакцией людей на плохие условия действительности. Для того, чтобы эти явления были минимальны, необходимо занимать население социально полезным творческим началом: спорт, искусство… Чтобы жизнь у гражданина была активная, интересная и творческая. Сказать это легко, сделать тяжелее. Но оценивая современное положение, могу заметить, что пока еще заметного ухудшения социально-экономических условий нет. 

"Петербургский дневник": Вернемся к повседневной деятельности сотрудников наркоконтроля. В чем основная сложность при разоблачении крупных наркодилеров? Есть ли здесь проявления коррупционного характера?

Юрий Шестериков: Современные наркопреступники очень хорошо осведомлены о формах и методах оперативно-розыскной деятельности. Они знают виды оперативных мероприятий, которые мы проводим, изучают нормативно-правовую базу. 

К сожалению, есть факты, что некоторые наши бывшие коллеги консультировали организаторов наркобизнеса. И в этом году мы привлекли к ответственности целый ряд сотрудников, ранее проходивших службу в органах наркоконтроля. 

Ежегодно мы увольняем не менее десяти человек, некоторых привлекаем к уголовной ответственности. Скажу так, если чувствуем, что сотрудник встал на преступный путь, мы освобождаемся от него. По определенным признакам мы сразу это видим.

"Петербургский дневник": Что это за признаки?

Юрий Шестериков: Как только человек перестает плодотворно и продуктивно работать, сразу же возникает вопрос, что он делает и чем занимается в органах наркоконтроля. Оперативный сотрудник, в первую очередь, должен находить и изымать из незаконного оборота наркотики. А если этого не происходит, значит что-то не так. Это такая своеобразная лакмусовая бумажка.

Если же мы имеем информацию о реальной противоправной деятельности, подтвержденную нашей Службой собственной безопасности, мы освобождаемся от этой заразы жестко, невзирая на прошлые заслуги. Надо работать с открытым забралом и без розовых очков: понимать, что если сотрудник встал на преступный путь, он будет сидеть в тюрьме.  В нашей организации – это точно!

Самое главное в нашей работе – это чистота и честность наших рядов. Хочу сказать, что здесь есть полное взаимопонимание между всеми правоохранительными органами города. Петербургу в этом смысле повезло. Мы еженедельно встречаемся у губернатора города Георгия Сергеевича Полтавченко. Он уделяет пристальное внимание этой тематике. За годы сложилось единое понимание в борьбе за чистоту рядов. Мы не допустим здесь никакой войны спецслужб: все руководство правоохранительных органов понимает, что мы работаем в одном городе и одной стране. Поэтому если у нас или у служб собственной безопасности других правоохранительных органов есть информация о нечестных сотрудниках, мы ею обмениваемся и помогаем друг другу очищать свои ряды.  

"Петербургский дневник": Расскажите об уничтожении изъятых наркотиков.

Юрий Шестериков: По решению суда все наркотические средства и психотропные вещества подлежат уничтожению. Но этот вопрос не такой уж простой, потому что те объемы, которые изымаются сейчас, предполагают специально отведенные для этого места. Тем более что некоторые вещества для сожжения требуют температуру  выше, чем дает открытый огонь. 

Это сложный технологический процесс, и не все ведомства обладают такой возможностью. У наркоконтроля скоро появится такая установка, с остальными ведомствами сложнее. Проблема уничтожения наркотиков связана не только с самим процессом уничтожения, но и с правовыми аспектами. По действующему законодательству уничтожение и контроль изъятых наркотиков должно осуществлять то ведомство, которое проводит изъятие. Именно контроль является еще одной проблемой, которая возникает с изъятыми веществами. Сразу же может возникнуть вопрос, а нет ли каких-то лазеек, через которые изъятые наркотики будут просто исчезать. Скажу честно, это очень сложно сделать, потому что процесс уничтожения происходит комиссионно. В эту комиссию входят представители сразу нескольких ведомств, в том числе и надзорных. Поэтому невозможно, грубо говоря, перед уничтожением взять и что-то умыкнуть, надеясь, что этого не заметят. 

"Петербургский дневник": А почему изъятые наркотики, к примеру, героин и кокаин, не использовать в медицинских целях?

Юрий Шестериков: Дело в том, что из изымаемых нами наркотиков просто нетехнологично делать лекарства. На сегодняшний день уже есть технологии, позволяющие производить медицинские наркотики. А они предполагают другие химические процессы из других веществ. 

Кстати, существует идея использования посевных площадей в Афганистане для выращивания компонентов легальных наркотических средств взамен опийного мака. К сожалению, приходится констатировать, что Афганистан превратился в монокультурную страну, которую на международную арену выводит именно производство опиатов и других наркотических веществ, приносящих им огромные доходы. И жить они без этого уже не могут, фактически - это основа их экономики. 

Идея заключается в том, чтобы заменить производство наркотического вещества не менее рентабельным, но легальным, которое бы использовалось в медицинских целях. И я знаю, что определенные шаги в этом направлении уже предпринимаются. Если это произойдет, необходимо будет решить вопрос национального и интернационального контроля за таким производством.

2014-12-26T17:41:00+03:00
Юрий Шестериков: боремся за чистоту рядов

О том, каким для петербургского наркоконтроля был уходящий 2014 год, рассказал начальник Управления ФСКН России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области генерал-лейтенант полиции Юрий Борисович Шестериков.

Читать далее

"Петербургский дневник": Уходящий 2014 год для УФСКН наверняка был насыщенным. Расскажите о его особенностях.

Юрий Шестериков: Год действительно был насыщен серьезными оперативными мероприятиями, действиями по линии международного сотрудничества и большой работой в сфере профилактики. 

Этот год, прежде всего, характерен тем, что в целом государственная машина самым активным образом включилась в работу по социальной реабилитации наркозависимых граждан и их реинтеграции в общество. С нашей точки зрения, это абсолютно правильный поворот. 

Репрессивная функция, которая приводит к тому, что сотни тысяч осужденных за незаконный оборот наркотиков изолируются в местах лишения свободы, не дает, к сожалению, желаемого результата. Поэтому одна из важнейших задач государственной стратегии и антинаркотической политики - снижение спроса на наркотики - в этом году была переведена в практическую плоскость. Теперь и Государственный антинаркотический комитет и ФСКН начали уделять самое непосредственное внимание созданию и функционированию в стране системы социальной реабилитации наркозависимых. 

Причем в силу отсутствия свободных финансовых ресурсов в стране толчок в развитии этого направления дали социально ориентированные некоммерческие организации, которые планируют включиться в эту большую работу. Более того, она  уже идет. 

Основная же идея функционирования этой системы заключается в том, что лицам, не совершившим тяжких преступлений или впервые попавшим в поле административной практики правоохранительных органов, предоставляется возможность пройти лечение и социальную реабилитацию. Если в прошлые годы таких людей были десятки, то в этом году прошедших реабилитацию – сотни. И мы надеемся выйти  на реально необходимый для нашего общества объем этой работы, который бы позволял направлять на медицинские и медико-социальные мероприятия для реабилитации граждан не менее 100 тыс. человек. Сейчас, к примеру, количество граждан, привлекаемых к административной ответственности за потребление наркотических средств – от 150 до 200 тыс. И каждого оступившегося нужно поставить в такие условия, когда у него будет выбор: либо пройти лечение и вырваться из этого круга, либо он будет привлечен к ответственности.  

"Петербургский дневник": В Петербурге и Ленобласти уже выстраивается эта система?

Юрий Шестериков: Конечно. У нас создан квалифицированный центр по оказанию медицинской помощи наркозависимым на базе городской наркологической больницы №1. Мы очень тесно взаимодействуем с медиками.

Также существует сеть некоммерческих организаций, которые заявляют о себе на ниве социальной реабилитации. Их работа не связана с медикаментозным лечением, но, что очень важно, они предлагают пройти тот этап, который должен позволить человеку вырваться из привычного ему круга уличного наркозависимого или распространителя, этап, без которого не наступает стойкой ремиссии. Ведь дистрибуцией наркотиков, как правило, занимаются низовые потребители. Чтобы этот круговорот прекратить, мы должны человека сначала вывести из состояния ломки, наркотического опьянения, потом же определенное время он должен находиться в таких условиях, которые бы исключали возможность повторения этого круговорота.  

Надо сказать, что и в Петербурге, и в Ленинградской области региональные власти уделяют пристальное внимание данной проблеме и выделяют достаточно финансовых ресурсов для организации этой работы. 

Сейчас самое главное определиться с организациями, на которые можно положиться, о которых мы можем с уверенностью сказать, что это именно те центры, где можно эффективно пройти реабилитацию. И если о медицинских и медико-социальных аспектах мы можем говорить уверенно, потому что есть целая система, основанная на деятельности наркологических учреждений, то с социально ориентированными коммерческими организациями предстоит еще поработать.

Но процесс уже пошел. На сегодняшний день в Петербурге и Ленинградской области рассмотрено свыше 500 административных материалов и по 120 из них принято судебное решение о направлении наркопотребителей на медицинскую диагностику и медико-социальную реабилитацию. И мы предпринимаем меры, чтобы количество таких решений увеличивалось.

"Петербургский дневник": Это наверняка создает дополнительную нагрузку на ваше ведомство?

Юрий Шестериков: Разумеется. За всеми этими процедурами нужен контроль, в том числе и по судебным решениям, принятым по наработкам органов внутренних дел. В среднем количество таких лиц для Петербурга и Ленобласти составит около 5 тысяч человек в год. Это то количество людей, которые раньше подвергались исключительно административной ответственности, что не давало желаемого результата с точки зрения оздоровления ситуации. При эффективной и грамотной работе, заключающейся в отрыве этих людей от привычной им наркосреды, эффект будет очевиден. И, что самое главное, это позволит нам существенно сократить спрос на наркотики. 

"Петербургский дневник": В качестве одной из особенностей этого года вы назвали международное сотрудничество.

Юрий Шестериков: Действительно, в этом году в Петербурге прошел ряд важных международных встреч. Продолжилась работа международной правоохранительной группы ФЭР (Финляндия, Эстония и Россия), рассмотревшей вопросы оперативного взаимодействия. Эта встреча дала новый импульс взаимодействию с нашими ближайшими соседями. И это особенно важно, поскольку значительная часть наркотических средств завозится к нам из стран Евросоюза через страны Балтии и, прежде всего, через Эстонию и Финляндию, непосредственно граничащих с Ленинградской областью. 

На базе Управления проведена встреча руководства ФСКН с заместителем министра общественной безопасности Китая, курирующим вопросы противодействия незаконному обороту наркотиков. По итогам этой встречи летом этого года в Смольном было подписано соглашение между нашими двумя странами о взаимодействии в этой сфере. 

"Петербургский дневник": Будет ли положительный эффект от подписания соглашения с китайской стороной в плане проникновения к нам спайсов, большинство из которых, как известно, производятся в Китае?

Юрий Шестериков: Безусловно. Для более эффективной борьбы с этими курительными смесями просто необходимо сокращение производства на предприятиях химической промышленности Китая. Более того, уже есть информация о готовящемся закрытии нескольких таких производств. И это очень важно, поскольку данные вещества крайне опасны: они поставляются в высокой концентрации, что в итоге приводит к передозировке, включая летальный исход. Что собственно и произошло недавно в России. Ведь по своей сути курительные смеси – это аналоги наркотических веществ, содержащие новые формулы, что де-юре позволяет выводить их из национальных запретительных списков. Для здоровья они крайне вредны и оказывают пагубное воздействие, как на организм, так и на психическое состояние человека.

"Петербургский дневник": Насколько известно, недавние меры принятые руководством страны, облегчили процесс борьбы с этим злом?

Юрий Шестериков: Мы добились того, что сейчас ФСКН России будут предоставлены права ограничивать оборот этих веществ до официального их включения в запретительные списки. Кроме того, как я уже сказал, мы работаем над снижением производства этих веществ с нашими зарубежными партнерами. А поскольку курительные смеси и другие синтетические вещества, как правило, производятся в других странах и попадают в Россию через границу, контролировать их поставки с международной помощью для нас очень важно. Напомню, что 90% наркотиков, которые мы изымаем на нашей территории, носит контрабандный характер.  

"Петербургский дневник": Какие виды наркотиков сейчас имеют наиболее широкое распространение в Петербурге?

Юрий Шестериков: В этом году всеми правоохранительными органами города и области из незаконного оборота изъята 1 тонна 800 кг наркотических средств и психотропных веществ, причем 91% этих веществ изъято органами наркоконтроля. Из них 809 кг – это наркотические средства, из которых -115 кг афганского героина, около 487 кг наркотиков каннабисной группы (455 кг гашиша и 30 кг марихуаны), 16 кг кокаина. Остальные 955 кг – это различные  психотропные вещества (амфетамин, оксибутират натрия, гаммабутиралактон, МДМА, экстази). 

Тенденция такова, что если раньше среди наркозависимых (а их в Петербурге и Ленобласти порядка 15 тыс. человек) преобладали потребители опиатов (93%) и они, прежде всего, были героинозависимыми, то сейчас эта структура претерпела определенные изменения. Даже среди наркозависимых опийной группы преобладают метадоновые, и, по мнению врачей-наркологов, только около 10% наркозависимых опийной группы потребляют героин. 

Врачи также констатируют, что растет количество молодых людей, употребляющих курительные смеси и психотропные вещества амфетаминового ряда. Эти вещества позволяют потребителю долгое время избегать тяжелых "ломок" - состояния, когда не обойтись без врачебной помощи. Это приводит к увеличению количества латентных наркозависимых. 

Тем не менее тот срез потребителей героина, который позволяет наркодилерам реализовывать в городе до 100 кг этого наркотика, существует. И мы по-прежнему продолжаем уделять серьезное внимание тем каналам, по которым к нам доставляют афганский героин. Нужно понимать, что ситуация в самом Афганистане крайне сложная, а урожаи опийных культур традиционно высокие. В этом году урожай был выше, чем обычно, поэтому следует ожидать попытки ввоза на нашу территорию этих веществ в крупном объеме. Расслабляться нельзя, потому что в любой момент ситуация может измениться к худшему. 

"Петербургский дневник": Возвращаясь к международному сотрудничеству, в свете той политической ситуации, которая сейчас имеет место быть, не чувствуете ли вы некоторого охлаждения со стороны коллег из других стран?  

Юрий Шестериков: Что касается политической ситуации, то она, конечно, тоже затрагивает контроль за оборотом запрещенных веществ. И хотя введенные санкции напрямую на наркобизнес не влияют, мы понимаем, что компетентные органы различных государств также являются частью государственного механизма и реагируют на введение каких-то внешнеполитических ограничителей.

Но это только политический аспект, а что касается профессионального аспекта, то замечу, что наркотики продолжают оставаться для всех государств безусловным злом. И это позволяет нам, несмотря на все сложности и перипетии политической жизни, все-таки поддерживать отношения с компетентными органами из стран Евросоюза и, прежде всего, Балтии и Финляндии. 

Все страны и их компетентные органы объединены общей задачей борьбы с таким явлением, как наркотики. На уровне специалистов диалог идет, и мы по-прежнему находим пути и решения в общей проблематике борьбы с международной наркопреступностью.

Все прекрасно понимают, что в условиях наличия разветвленной структуры международной наркомафии задержание одного курьера не пресечет весь канал. Только когда удается выявить всю цепочку – от производителей до дистрибьюторов, а они раскиданы по разным странам, можно констатировать, что канал перекрыт. Но сделать это возможно только общими международными усилиями. Наш диалог с зарубежными коллегами никогда не прекращался, и мы сделаем все, чтобы он продолжался и впредь.

"Петербургский дневник": Как может отразиться экономический кризис в России на наркоситуации в нашей стране и в Петербурге в частности?

Юрий Шестериков: Наркомания и алкоголизм во все времена были неосознанной реакцией людей на плохие условия действительности. Для того, чтобы эти явления были минимальны, необходимо занимать население социально полезным творческим началом: спорт, искусство… Чтобы жизнь у гражданина была активная, интересная и творческая. Сказать это легко, сделать тяжелее. Но оценивая современное положение, могу заметить, что пока еще заметного ухудшения социально-экономических условий нет. 

"Петербургский дневник": Вернемся к повседневной деятельности сотрудников наркоконтроля. В чем основная сложность при разоблачении крупных наркодилеров? Есть ли здесь проявления коррупционного характера?

Юрий Шестериков: Современные наркопреступники очень хорошо осведомлены о формах и методах оперативно-розыскной деятельности. Они знают виды оперативных мероприятий, которые мы проводим, изучают нормативно-правовую базу. 

К сожалению, есть факты, что некоторые наши бывшие коллеги консультировали организаторов наркобизнеса. И в этом году мы привлекли к ответственности целый ряд сотрудников, ранее проходивших службу в органах наркоконтроля. 

Ежегодно мы увольняем не менее десяти человек, некоторых привлекаем к уголовной ответственности. Скажу так, если чувствуем, что сотрудник встал на преступный путь, мы освобождаемся от него. По определенным признакам мы сразу это видим.

"Петербургский дневник": Что это за признаки?

Юрий Шестериков: Как только человек перестает плодотворно и продуктивно работать, сразу же возникает вопрос, что он делает и чем занимается в органах наркоконтроля. Оперативный сотрудник, в первую очередь, должен находить и изымать из незаконного оборота наркотики. А если этого не происходит, значит что-то не так. Это такая своеобразная лакмусовая бумажка.

Если же мы имеем информацию о реальной противоправной деятельности, подтвержденную нашей Службой собственной безопасности, мы освобождаемся от этой заразы жестко, невзирая на прошлые заслуги. Надо работать с открытым забралом и без розовых очков: понимать, что если сотрудник встал на преступный путь, он будет сидеть в тюрьме.  В нашей организации – это точно!

Самое главное в нашей работе – это чистота и честность наших рядов. Хочу сказать, что здесь есть полное взаимопонимание между всеми правоохранительными органами города. Петербургу в этом смысле повезло. Мы еженедельно встречаемся у губернатора города Георгия Сергеевича Полтавченко. Он уделяет пристальное внимание этой тематике. За годы сложилось единое понимание в борьбе за чистоту рядов. Мы не допустим здесь никакой войны спецслужб: все руководство правоохранительных органов понимает, что мы работаем в одном городе и одной стране. Поэтому если у нас или у служб собственной безопасности других правоохранительных органов есть информация о нечестных сотрудниках, мы ею обмениваемся и помогаем друг другу очищать свои ряды.  

"Петербургский дневник": Расскажите об уничтожении изъятых наркотиков.

Юрий Шестериков: По решению суда все наркотические средства и психотропные вещества подлежат уничтожению. Но этот вопрос не такой уж простой, потому что те объемы, которые изымаются сейчас, предполагают специально отведенные для этого места. Тем более что некоторые вещества для сожжения требуют температуру  выше, чем дает открытый огонь. 

Это сложный технологический процесс, и не все ведомства обладают такой возможностью. У наркоконтроля скоро появится такая установка, с остальными ведомствами сложнее. Проблема уничтожения наркотиков связана не только с самим процессом уничтожения, но и с правовыми аспектами. По действующему законодательству уничтожение и контроль изъятых наркотиков должно осуществлять то ведомство, которое проводит изъятие. Именно контроль является еще одной проблемой, которая возникает с изъятыми веществами. Сразу же может возникнуть вопрос, а нет ли каких-то лазеек, через которые изъятые наркотики будут просто исчезать. Скажу честно, это очень сложно сделать, потому что процесс уничтожения происходит комиссионно. В эту комиссию входят представители сразу нескольких ведомств, в том числе и надзорных. Поэтому невозможно, грубо говоря, перед уничтожением взять и что-то умыкнуть, надеясь, что этого не заметят. 

"Петербургский дневник": А почему изъятые наркотики, к примеру, героин и кокаин, не использовать в медицинских целях?

Юрий Шестериков: Дело в том, что из изымаемых нами наркотиков просто нетехнологично делать лекарства. На сегодняшний день уже есть технологии, позволяющие производить медицинские наркотики. А они предполагают другие химические процессы из других веществ. 

Кстати, существует идея использования посевных площадей в Афганистане для выращивания компонентов легальных наркотических средств взамен опийного мака. К сожалению, приходится констатировать, что Афганистан превратился в монокультурную страну, которую на международную арену выводит именно производство опиатов и других наркотических веществ, приносящих им огромные доходы. И жить они без этого уже не могут, фактически - это основа их экономики. 

Идея заключается в том, чтобы заменить производство наркотического вещества не менее рентабельным, но легальным, которое бы использовалось в медицинских целях. И я знаю, что определенные шаги в этом направлении уже предпринимаются. Если это произойдет, необходимо будет решить вопрос национального и интернационального контроля за таким производством.


Текст: Дмитрий Стаценко
Фото: пресс-служба УФСКН по Санкт-Петербургу

Новости в сети

Новости по теме

Комментарии

Чтобы написать комментарий, необходимо авторизоваться через социальные сети:
или 

Новости в сети

Новости в сети

Социальные сети