Новости в сети

Loading...

На экраны страны выходит фильм "Крестный", прототипом главного героя которого стал наш земляк врач-акушер Алексей Ильин. Во время боевых действий в Республике Косово он в составе миротворческих сил принимал роды у сербских женщин. В благодарность те называли своих детей Алексей или Алексина.

Алексей Ильин - заведующий отделением патологии беременности в ФБГУ "Северо-Западный федеральный медицинский исследовательский центр им. В. А. Алмазова". Врач высшей категории, кандидат медицинских наук, лауреат первой национальной премии "Призвание" лучшим врачам России. Автор 180 печатных работ. Награжден орденом "За военные заслуги".  

"Петербургский дневник": Алексей Борисович, что определило выбор профессии? Может быть, какая‑то особая ситуация, давшая толчок к изучению медицины?

Алексей Ильин: Решение стать врачом я принял еще в школе. А вот специальность выбрал уже значительно позже. Были ситуации в семье (я говорю о хирургической операции), когда люди, которые, с моей точки зрения, должны были жить, по каким‑то причинам не выжили. Это произвело сильное впечатление и, конечно, наложило отпечаток на выбор профессии. Большую роль сыграли и книги, посвященные врачам. Это были не профессиональные, а научно-популярные и художественные издания. Но они были настолько интересные и захватывающие, что помогли мне определиться с выбором будущей профессии, сформировали меня как человека.

"Петербургский дневник": У Высоцкого есть такие строки: "Значит, нужные книги ты в детстве читал...". А что посоветовали бы читать вы?

Алексей Ильин: Наверное, Михаила Булгакова "Записки молодого врача". Это увлекательно, интересно. Джерома К. Джерома, он описывает симп­томы практически всех болезней, которые изучают студенты медвузов. Но хотел бы заметить, что здесь очень многое зависит от того, какой преподаватель тебе встретится на пути. Мне повезло, так как я встретил человека, который сумел так заинтересовать меня, с такой необычной точки зрения взглянуть на специальность акушера-гинеколога, что я захотел выбрать именно ее. Мой учитель Юрий Владимирович Цвелев, профессор Военно-медицинской академии имени С. М. Кирова, доктор наук, провел меня по жизни, помог вырасти как профессионалу. После окончания академии я служил в Костроме, Красноярске, Чите, Москве, Республике Косово.

"Петербургский дневник": Косово – это особый этап вашей биографии, который как раз и лег в основу нового художественного фильма "Крестный", который скоро будет показан по телевидению.

Алексей Ильин: Мы были в составе группы правительственных войск Российского воинского контингента, которая вошла в Косово и готовила место для развертывания там всей группировки, для госпиталя. Нас было 10 офицеров, которые вошли туда первыми. Я имею в виду не десантников, которые, конечно, там были раньше, а нас, медиков.

"Петербургский дневник": И каково это – ощущать себя прототипом героя художественного произведения?

Алексей Ильин: Ощущение очень необычное, это с одной стороны. А с другой, я считаю, что эта специальность заслуживает того, чтобы о ней писали и снимали кино. В фильме я увидел истории, о которых рассказывал. И еще мне повезло в том, что я ездил на съемки этого фильма в Македонию и снова пережил самые волнующие моменты.

"Петербургский дневник": Вам чаще приходилось иметь дело с рожающими женщинами или лечить раненых?

Алексей Ильин: Так получилось, что моя основная работа заключалась в помощи местным женщинам. Американцы с местным населением не работали в принципе. Албанский национализм не позволял врачам-албанцам оказывать помощь сербам и цыганам, хотя понять этого я не могу до сих пор, ведь у нас такого разделения не было. Вообще же врачи-гинекологи были только в двух группировках – американской и российской, поэтому мне как‑то даже пришлось оперировать начфина английской группировки. У нас среди врачей были замечательные отношения.

"Петербургский дневник": Рассказывают, что одна из первых операций, проведенных вами в Косово, оказалась очень сложной – переношенный ребенок, двойное обвитие пуповины... Благодаря вашей помощи удалось спасти и мать, и дитя. И в знак признательности мальчика назвали вашим именем.

А сколько всего детей родились при вашей помощи?

Алексей Ильин: Точно сказать не могу. Я перестал считать после трех-четырех сотен. Но это не так важно. Важно, сколько людей остались счастливы после той помощи, которую мы оказали. А для меня ярким событием было то, что молодые мамы стали давать своим детям мое имя. Мальчиков называли Алексей, а девочек – Алексина. Меня там приглашали и на крестины этих детей. Видимо, фильм так потому и назвали – "Крестный".

"Петербургский дневник": Наверное, вы пользовались бесконечным доверием в сербских анклавах.

Алексей Ильин: Да, они мне очень доверяли, хотя иногда ситуации были непростые. Например, однажды, когда мы вместе с женским монастырем занимались распределением гуманитарной помощи и медикаментов, албанцы забросали гранатами сербский рынок, те ответили нападением на албанцев, двое из которых спрятались на территории монастыря. Когда я пришел туда, один албанец (у него была черепно-мозговая травма) уже погибал. Второй оказался учителем русского языка и на чисто русском языке попросил их спасти. Сделать это и выбраться из беснующейся в тот момент толпы помогли представители группировки шведов. И это был самый неприятный эпизод, потому что, с одной стороны, я делал свое врачебное дело – спасал людей, иначе бы они не выжили. А с другой, я воспользовался доверием сербов, отвез раненых в албанский госпиталь. И если бы сербы узнали об этом, мне тоже бы не поздоровилось.

"Петербургский дневник": А как вы считаете, война, экстремальные ситуации действительно обостряют чувства, высвечивают какие‑то такие качества человека, которые в мирной жизни особенно не заметны?

Алексей Ильин: Работа врача – всегда командная. Это целый пул медиков, молодых и более старшего возраста, которые образуют, если хотите, семью, в которой каждый имеет свое место. В сложных условиях все негативные моменты, если они в человеке есть, сразу становятся видны. У кого‑то на первый план выходит меркантильность, у кого‑то – осторожность, точнее, трусость. Но нам повезло, у нас в коллективе такого не было.

"Петербургский дневник": Сегодня вы руководите отделением патологии беременности в ФБГУ "СЗ ФМИЦ им. В. А. Алмазова" и по‑прежнему помогаете женщинам испытать счастье материнства.

Алексей Ильин: Я помогаю тем женщинам, которые в силу определенных изменений в организме сами родить не могут, роды надо разрешать оперативным путем. Зато, когда на свет появляется ребенок, испытываешь огромное удовлетворение от работы.

"Петербургский дневник": Принято считать, что мужчины, даже акушеры-гинекологи, никогда не поймут, что значит рожать.

Алексей Ильин: Наверное, вся полнота ощущений, которые испытывает рожающая женщина, мне вряд ли доступна. Но когда я слышу первый детский крик, вижу слезы на глазах матери, то испытываю ни с чем не сравнимое волнение. Эти женщины совершают настоящий подвиг. Ведь мы предупреждаем их о том, что они могут погибнуть. Но они все равно эту беременность донашивают и вопреки всему рожают. И их пример дает силы и энергию продолжать ту работу, которую мы делаем каждый день. Так что на самом деле моя специальность – служение женщине-матери, детям – самая что ни на есть мужская.

2015-01-20T11:47:00+03:00
Врач-акушер Алексей Ильин: служение женщине-матери - мужская специальность

На экраны страны выходит фильм "Крестный", прототипом главного героя которого стал наш земляк врач-акушер Алексей Ильин. Во время боевых действий в Республике Косово он в составе миротворческих сил принимал роды у сербских женщин. В благодарность те называли своих детей Алексей или Алексина.

Читать далее

Алексей Ильин - заведующий отделением патологии беременности в ФБГУ "Северо-Западный федеральный медицинский исследовательский центр им. В. А. Алмазова". Врач высшей категории, кандидат медицинских наук, лауреат первой национальной премии "Призвание" лучшим врачам России. Автор 180 печатных работ. Награжден орденом "За военные заслуги".  

"Петербургский дневник": Алексей Борисович, что определило выбор профессии? Может быть, какая‑то особая ситуация, давшая толчок к изучению медицины?

Алексей Ильин: Решение стать врачом я принял еще в школе. А вот специальность выбрал уже значительно позже. Были ситуации в семье (я говорю о хирургической операции), когда люди, которые, с моей точки зрения, должны были жить, по каким‑то причинам не выжили. Это произвело сильное впечатление и, конечно, наложило отпечаток на выбор профессии. Большую роль сыграли и книги, посвященные врачам. Это были не профессиональные, а научно-популярные и художественные издания. Но они были настолько интересные и захватывающие, что помогли мне определиться с выбором будущей профессии, сформировали меня как человека.

"Петербургский дневник": У Высоцкого есть такие строки: "Значит, нужные книги ты в детстве читал...". А что посоветовали бы читать вы?

Алексей Ильин: Наверное, Михаила Булгакова "Записки молодого врача". Это увлекательно, интересно. Джерома К. Джерома, он описывает симп­томы практически всех болезней, которые изучают студенты медвузов. Но хотел бы заметить, что здесь очень многое зависит от того, какой преподаватель тебе встретится на пути. Мне повезло, так как я встретил человека, который сумел так заинтересовать меня, с такой необычной точки зрения взглянуть на специальность акушера-гинеколога, что я захотел выбрать именно ее. Мой учитель Юрий Владимирович Цвелев, профессор Военно-медицинской академии имени С. М. Кирова, доктор наук, провел меня по жизни, помог вырасти как профессионалу. После окончания академии я служил в Костроме, Красноярске, Чите, Москве, Республике Косово.

"Петербургский дневник": Косово – это особый этап вашей биографии, который как раз и лег в основу нового художественного фильма "Крестный", который скоро будет показан по телевидению.

Алексей Ильин: Мы были в составе группы правительственных войск Российского воинского контингента, которая вошла в Косово и готовила место для развертывания там всей группировки, для госпиталя. Нас было 10 офицеров, которые вошли туда первыми. Я имею в виду не десантников, которые, конечно, там были раньше, а нас, медиков.

"Петербургский дневник": И каково это – ощущать себя прототипом героя художественного произведения?

Алексей Ильин: Ощущение очень необычное, это с одной стороны. А с другой, я считаю, что эта специальность заслуживает того, чтобы о ней писали и снимали кино. В фильме я увидел истории, о которых рассказывал. И еще мне повезло в том, что я ездил на съемки этого фильма в Македонию и снова пережил самые волнующие моменты.

"Петербургский дневник": Вам чаще приходилось иметь дело с рожающими женщинами или лечить раненых?

Алексей Ильин: Так получилось, что моя основная работа заключалась в помощи местным женщинам. Американцы с местным населением не работали в принципе. Албанский национализм не позволял врачам-албанцам оказывать помощь сербам и цыганам, хотя понять этого я не могу до сих пор, ведь у нас такого разделения не было. Вообще же врачи-гинекологи были только в двух группировках – американской и российской, поэтому мне как‑то даже пришлось оперировать начфина английской группировки. У нас среди врачей были замечательные отношения.

"Петербургский дневник": Рассказывают, что одна из первых операций, проведенных вами в Косово, оказалась очень сложной – переношенный ребенок, двойное обвитие пуповины... Благодаря вашей помощи удалось спасти и мать, и дитя. И в знак признательности мальчика назвали вашим именем.

А сколько всего детей родились при вашей помощи?

Алексей Ильин: Точно сказать не могу. Я перестал считать после трех-четырех сотен. Но это не так важно. Важно, сколько людей остались счастливы после той помощи, которую мы оказали. А для меня ярким событием было то, что молодые мамы стали давать своим детям мое имя. Мальчиков называли Алексей, а девочек – Алексина. Меня там приглашали и на крестины этих детей. Видимо, фильм так потому и назвали – "Крестный".

"Петербургский дневник": Наверное, вы пользовались бесконечным доверием в сербских анклавах.

Алексей Ильин: Да, они мне очень доверяли, хотя иногда ситуации были непростые. Например, однажды, когда мы вместе с женским монастырем занимались распределением гуманитарной помощи и медикаментов, албанцы забросали гранатами сербский рынок, те ответили нападением на албанцев, двое из которых спрятались на территории монастыря. Когда я пришел туда, один албанец (у него была черепно-мозговая травма) уже погибал. Второй оказался учителем русского языка и на чисто русском языке попросил их спасти. Сделать это и выбраться из беснующейся в тот момент толпы помогли представители группировки шведов. И это был самый неприятный эпизод, потому что, с одной стороны, я делал свое врачебное дело – спасал людей, иначе бы они не выжили. А с другой, я воспользовался доверием сербов, отвез раненых в албанский госпиталь. И если бы сербы узнали об этом, мне тоже бы не поздоровилось.

"Петербургский дневник": А как вы считаете, война, экстремальные ситуации действительно обостряют чувства, высвечивают какие‑то такие качества человека, которые в мирной жизни особенно не заметны?

Алексей Ильин: Работа врача – всегда командная. Это целый пул медиков, молодых и более старшего возраста, которые образуют, если хотите, семью, в которой каждый имеет свое место. В сложных условиях все негативные моменты, если они в человеке есть, сразу становятся видны. У кого‑то на первый план выходит меркантильность, у кого‑то – осторожность, точнее, трусость. Но нам повезло, у нас в коллективе такого не было.

"Петербургский дневник": Сегодня вы руководите отделением патологии беременности в ФБГУ "СЗ ФМИЦ им. В. А. Алмазова" и по‑прежнему помогаете женщинам испытать счастье материнства.

Алексей Ильин: Я помогаю тем женщинам, которые в силу определенных изменений в организме сами родить не могут, роды надо разрешать оперативным путем. Зато, когда на свет появляется ребенок, испытываешь огромное удовлетворение от работы.

"Петербургский дневник": Принято считать, что мужчины, даже акушеры-гинекологи, никогда не поймут, что значит рожать.

Алексей Ильин: Наверное, вся полнота ощущений, которые испытывает рожающая женщина, мне вряд ли доступна. Но когда я слышу первый детский крик, вижу слезы на глазах матери, то испытываю ни с чем не сравнимое волнение. Эти женщины совершают настоящий подвиг. Ведь мы предупреждаем их о том, что они могут погибнуть. Но они все равно эту беременность донашивают и вопреки всему рожают. И их пример дает силы и энергию продолжать ту работу, которую мы делаем каждый день. Так что на самом деле моя специальность – служение женщине-матери, детям – самая что ни на есть мужская.


Текст: Марина Алексеева
Фото: личный архив А. Ильина

Новости в сети

Новости по теме

Комментарии

Чтобы написать комментарий, необходимо авторизоваться через социальные сети:
или 

Новости в сети

Новости

Новости в сети

Социальные сети