Новости в сети

Loading...

Об итогах работы ведомства и нюансах уголовно-исполнительной системы "Петербургскому дневнику" рассказал начальник УФСИН РФ по СПб и ЛО генерал-майор внутренней службы Игорь Потапенко.

"Петербургский дневник": Чтобы вы могли выделить как основное в работе вверенного вам управления в 2014 году?

Игорь Потапенко: Уголовно-исполнительная система (УИС) не только исполняет уголовные наказания, хотя это и является основной функцией нашей деятельности. Существует и много других направлений: есть и производство, и воспитательная работа, и психологическая, и режимная, и оперативная, и охрана. Могу с уверенностью заявить, что основные задачи, которые нам ставились федеральным руководством, выполнены, за небольшим исключением, практически в полном объеме. А, как известно, основная наша задача – обеспечить изоляцию лиц, которым судебным решением определена изоляция в наших учреждениях. Кроме того, мы обязаны обеспечить соблюдение прав и свобод осужденным, ведь они по решению суда на время лишены свободы, но не лишены других своих прав и свобод.

Могу сказать, что УФСИН постоянно находится  во взаимодействии с общественными организациями, в частности общественно-наблюдательными комиссиями, с общественным советом, с советами родственников. Мы открыты для них. Они еженедельно посещают наши учреждения, и мы совместно стараемся улучшить положение тех, кто отбывает у нас наказание. УИС Санкт-Петербурга и Ленинградской области стала открыта для общества. За последние лет пять мы смогли ту негативную ауру, которая была вокруг уголовно-исполнительной системы Санкт-Петербурга, развеять.

Говоря об итогах, хотел бы отметить, что за год мы провели несколько сотен совместных мероприятий с нашими коллегами из ГУ МВД и УФСКН по предотвращению преступлений в городе и области. Если брать вопросы тылового обеспечения, то задача, связанная с этим обеспечением, как вещевым, так и продовольственным, выполнена в полном объеме. Финансирование на содержание спецконтингента не уменьшалось ни  на копейку.

Кроме того, уже на протяжении нескольких последних лет у нас проводится индивидуальная воспитательная работа с каждым по отдельности заключенным с самого  первого дня  его пребывания за решеткой. Мы узнаем его проблемы, пытаемся поддержать его социальные связи и до момента его освобождения стараемся сделать все так, чтобы по окончании срока он, возвратившись домой, мог вернуться к нормальной жизни: чтобы его ждали в семье, чтобы его ожидала работа в наше не простое время, чтобы все документы были восстановлены, и как итог – чтобы человек даже совершив преступление, был уверен – по освобождению общество (а общество – это мы с вами) примет его не как преступника, а как полноправного гражданина. Это наша наиважнейшая задача. Если социум не будет отторгать бывших "ЗК", тогда и преступность у нас, уверен, значительно снизится.

"Петербургский дневник": Не секрет, что прошлый год печально ознаменовался двумя побегами из мест заключения. Почему это произошло, и что делается для того, чтобы избежать подобных ЧП в будущем?

Игорь Потапенко: Как я уже сказал, отвечая на первый вопрос, к сожалению, в прошлом году не в полном объеме была выполнена основная задача, связанная с изоляцией лиц, отбывающих у нас наказание, от общества. Да, у нас произошли впервые и, надеюсь, крайний раз два таких серьезных ЧП. А побег всегда является очень серьезным ЧП как для меня, как руководителя, так и для каждого сотрудника, который служит в нашей уголовно-исполнительной системе. Напомню, что эти ЧП произошли в СИЗО №4 и в ИК №5. Как ни больно мне это говорить, но основная причина того, почему данные побеги состоялись, связаны с человеческим фактором со стороны сотрудников. Именно: неисполнение ими своих обязанностей и предательство интересов службы позволили осужденным совершить эти побеги. Оказалось, что в нашем многотысячном коллективе (более 4 тыс. человек) на тот момент (осень 2014 года), к сожалению, были люди, которые предавали интересы службы. Материалы на них сейчас находятся в следственных органах для того, чтобы в дальнейшем, согласно УПК, принять решение. 

В УФСИН, как и в любой другой федеральной структуре, существует отдел собственной безопасности. Их работа направлена не только на выявление преступлений среди сотрудников, но и, прежде всего, на предупреждение правонарушений, а также обеспечение безопасности при исполнении служебных обязанностей.

Признаюсь, что в 2014 году профилактические мероприятия, индивидуальная работа, как с моей стороны, так и со стороны других должностных лиц, в том числе и подразделений, не всегда имела положительный эффект, и поэтому, как результат, восемь наших сотрудников были привлечены к уголовной ответственности за совершенные преступления. Но могу сказать, что остальные мои подчиненные  с честью выполняют свои обязанности. Издавна повелось, что служба в УИС, как ее еще называют, тюремной системе, не почетна. И не каждый из наших сотрудников будет везде рассказывать, что он служит в УИС. К сожалению. Хотя лично я горд, что служу именно в этой системе. Мы выполняем государственную задачу. И эта задача очень важна. Давайте пофантазируем, что, к примеру, произойдет, если 14 тыс. человек, которые находятся у нас в учреждениях, а это убийцы, насильники, рецидивисты, в том числе и террористы, будут общаться не с нами, а с обществом?.. Но такого не было и не будет, потому что наши сотрудники свою работу исполняют добросовестно. 

"Петербургский дневник": Оперативные сводки прошлого года буквально пестрели от информации, касающейся фактов пресечения  проноса в исправительные учреждения наркотиков. С чем связана такая активность наркопоставщиков?

Игорь Потапенко: Хотел бы провести маленькую параллель между нашей системой и нашим обществом. Ведь что такое УИС, что такое места лишения свободы (МЛС), что такое тюрьма? Это срез нашего общества. Только в этом срезе нашего общества находится на определенной ограниченной маленькой территории большое количество работоспособных взрослых людей. Как правило, мужчин (у нас только одна женская колония из 16 учреждений). Мы все знаем, что, к сожалению, и общество у нас буквально пронизано наркоманией. А к нам, как понятно, попадают не лучшие его  представители, а по определению суда, преступники. И из всех отбывающих у нас сегодня наказание 26% составляют совершившие преступления, связанные с незаконным оборотом наркотиков. Естественно, что за один день их излечить невозможно.

Безусловно, созданы программы, и нам удается их излечивать. Мы проводим различные мероприятия и, в том числе и реабилитацию наркозависимых. Но они попали к нам, и, конечно же, в первое время они будут искать различные способы, пути, методы и возможности проникновения внутрь режимного объекта, в частности исправительной колонии, запрещенного предмета, в том числе и наркотических средств. Мы же обязаны поставить этому преграду. 

Только в прошлом году были задержаны за передачу запрещенных предметов 92 человека, пытающихся их передать, как через бюро передач, так и путем перебросов через ограждение. Все задержанные привлечены к ответственности – к административной и уголовной. 32 человека были привлечены к уголовной ответственности за передачу наркотических средств в ИК и СИЗО.

Пользуясь случаем, хотел бы, как гражданин, как отец, как просто мужчина выразить и свою боль и непонимание. Я могу понять, но не принять, когда друзья или знакомые пытаются передать наркотические вещества осужденным. Но я не понимаю, когда это делает жена и тем более родители, которые ухищренными способами пытаются передать наркотики в наши учреждения своим близким. И таких случаев 50%. Поэтому я обращаюсь к тем, чьи семьи попали в беду, у кого близкий человек находится в МЛС, прежде чем что-то запрещенное нести, задумайтесь как о себе, так и о нем. Ведь потом придется нести, как минимум, дисциплинарную ответственность, и вашему близкому.

То, что касается повышения активности наркопоставщиков, то скорей она стала даже ниже, поскольку оптовые поставки нам совместно с коллегами из ГУ МВД и УФСКН удалось пресечь. А пресекать данные нарушения закона мы действительно стали чаще и эффективнее.

"Петербургский дневник": Сколько исправительных учреждений сейчас находится в  подведомственности УФСИН?

Игорь Потапенко: На территории двух субъектов РФ у нас находится шесть СИЗО (три в городе, три – в области). А также пять исправительных колоний для мужчин, одна ИК для женщин, еще одна – детская, лечебно-профилактическое учреждение. Кроме того, есть больница для психически больных осужденных и колония-поселение в Ленинградской области. Тюремного и особого вида режима у нас нет. У нас еще есть 35 уголовно-исполнительных инспекций по всем районам города и области. Только за прошлый год по учетам этих инспекций прошло более 20 тыс. осужденных. Это те лица, которые судом признаны виновными и им назначено наказание без лишения свободы (исправительные работы, обязательные работы, домашний арест). Этот пласт работы для нас очень ответственен, потому что почти все такие осужденные живут на территории нашего города, и мы должны сделать так, чтобы эти люди, отбывая наказание, не совершили повторное даже правонарушение, не говоря уже о преступлении. Поэтому здесь контроль у нас осуществляется ежедневно и ежечасно.

"Петербургский дневник": Вы как раз упомянули домашний арест. Что он из себя представляет? 

Игорь Потапенко: Это действительно совершенно новый для России вид меры пресечения, не связанной  с лишением свободы. Оно определяется, прежде всего, судебным органом и выражается в нахождении гражданина в квартире под контролем средств электронного мониторинга, в простонародье называемых "браслетами". Такому виду  условной изоляции в прошлом году у нас были подвергнуты 80 человек, тогда как в 2013 году таковых было всего пятеро. Каждому, кому судом предписан домашний  арест,  на ногу одет электронный браслет, который сигнализирует об их перемещениях. Осужденные же обязаны не нарушать те  ограничения, которые определены судебным постановлением. И эти ограничения для каждого осужденного разные. Есть жесткие решения суда, запрещающие покидать пределы помещения (квартиры, например), но такие домашние аресты единичны. Как правило, разрешены двухчасовая прогулка, определенная территорией, которая в основном определяется границами района проживания. В некоторых случаях осужденный может посещать поликлиники, ходить в школу за своим ребенком. Судья подходит индивидуально к каждому и в зависимости от совершенного деяния. 

"Петербургский дневник": А если помещенный под домашний арест нарушил ограничения, к примеру, пошел на митинг в другой район или туда, куда ему нельзя?

Игорь Потапенко: К нам в специальный электронный комплекс мгновенно поступает сигнал о том, что гражданин совершил нарушение. Происходит электронная фиксация нарушения, которая уже является доказательной базой о несоблюдении ограничения, установленного судом. К такому нарушителю выдвигаются наши сотрудники. Потом мы предоставляем материалы в суд для вынесения того или иного решения вплоть до изменения вида меры пресечения или наказания и направления нарушителя в СИЗО или ИК. Данный алгоритм применяется в том числе и к лицам, умышленно повреждающим браслеты. И такие случаи бывали. Но их не много. Приговоренные к ограничению свободы или находящиеся под домашним  арестом  прекрасно понимают, что в колонии будет хуже. Да и статистика самой рецидивной преступности показывает, что те, кто отбывает наказания под контролем УИИ, в разы меньше совершают повторные преступления, чем те, кто возвращается из МЛС.

"Петербургский дневник": Расскажите об электронной системе учета в Крестах.

Игорь Потапенко: Еще буквально 8 лет назад о нашей системе говорили разные негативные вещи: государство в государстве, что мы закрыты, что у нас не соблюдается большинство прав и свобод граждан.

Данная система разработана по инициативе сотрудников  СИЗО №1 "Кресты" при помощи членов общественного совета  УФСИН и СИЗО №1. Цель этой разработки добиться того, чтобы все передвижения попавшего в изолятор человека строго соответствовали нормативным актам и прежде всего Конституции и федеральному законодательству.

Теперь даже при желании сотрудников нельзя будет впервые в жизни попавшего в изолятор посадить к рецидивистам в камеру, несовершеннолетнего посадить со взрослым – система учета этого не позволит сделать. Она будет сразу сигнализировать об этом руководству СИЗО и УФСИН, фиксировать и записывать. Иными словами, эта система является подспорьем начальнику СИЗО, позволяя предотвращать и не допускать совершение тех или иных действий с подследственным в нарушение его законных прав. И главное, что она не позволяет совершать ошибки самим сотрудникам.

На сегодняшний день данная система уже полностью апробирована в "Крестах" и сейчас применяется во всех петербургских СИЗО. Более того, электронная система учета одобрена нашим федеральным руководством, и некоторые коллеги из других регионов у нас также попросили эту программу.

"Петербургский дневник": Когда, наконец, откроется новый СИЗО "Кресты-2"?

Игорь Потапенко: Открывать новый изолятор мы будем в конце этого года. Ориентировочно в октябре, но не позже 20 декабря. На данный момент строительство закончено на 85%. Сейчас ведутся работы по внутренней и внешней отделке, техническому обеспечению. 

"Петербургский дневник": Пока так и неизвестно, какая судьба ждет знаменитые "Кресты" на Арсенальной набережной после того, как будет открыт новый изолятор в Колпино?

Игорь Потапенко: "Кресты" на Арсенальной – это история не только уголовно-исполнительной системы России, в том числе и нашего Управления, но это история и самой России. Поэтому вариантов и предложений в различных СМИ, что можно сделать с "Крестами", только я видел сотни. На самом деле все проще: данный объект является федеральной собственностью. Собственник – ФСИН России. Поэтому решать судьбу данного объекта будет директор ФСИН Геннадий Корниенко и, поскольку объект находится на территории города, губернатор Санкт-Петербурга Георгий Полтавченко. Может получиться и так, что объект останется в ведении УФСИН.

"Петербургский дневник": На ваш взгляд, какое из начинаний прошлого года в жизни УФСИН наиболее важное?

Игорь Потапенко: В 2014 году по поручению директора УФСИН России мы сумели реализовать ряд социальных проектов в отношении сотрудников. И один из проектов, который особенно важен, - увековечивание памяти наших восьми героев, погибших при исполнении служебного долга. 4 марта мы откроем часовню в честь погибших сотрудников, где будут высечены их имена. Она будет стоять на территории отдела специального  назначения "Тайфун". Именно в нем служили наши герои. Я горд, что лично знал почти всех этих ребят, что когда-то пересекся с ними, хотя бы на несколько дней, на минутку.

Это мероприятие благословил митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Варсонофий. Уверен, что он сам будет открывать часовню. На открытии часовни будут присутствовать 18 родственников погибших ребят.

Я вообще считаю реализацию данного проекта одним из основных итогов деятельности управления в прошлом году, когда, собственно, и велось строительство часовни.

"Петербургский дневник": В этом году исполнится ровно пять лет, как вы руководите УФСИН. По сути это некий рекорд пребывания одного человека на данной должности. Что бы лично вы выделили в проделанной вами работе?

Игорь Потапенко: Сразу же хочу поправить вас – не я, а мы - коллектив, или коллектив и я как начальник. Действительно, в апреле 2015 года ровно пять лет, как я в этой должности. Давать оценку работы нашего коллектива начальнику, я считаю, не правильно. УФСИН – это территориальный орган федеральной службы, и оценивать наши результаты могут федеральное руководство и, конечно же, общество – наши сограждане. Считаю, что были выполнены все поставленные перед нами задачи, несмотря на трудности, которые встречались. Было очень много ярких примеров, когда сотрудники, и не только в горячих точках, а здесь, рискуя своей жизнью, здоровьем исполняли долг, будь то в СИЗО, ИК или медицинском учреждении.

Хотел бы привести совсем свежий пример. И связан он с медициной. Известно, что большинство операций мы делаем в нашей тюремной больнице им. Гааза. Но бывают исключения, и тогда мы вывозим осужденного больного в одно из специализированных городских медучреждений. Перед самым Новым годом и на Новый год, в том числе 22 моих сотрудника, несли службу по охране особо опасного рецидивиста, которого привезли к нам из Ярославля с диагнозом "туберкулез позвоночника" на экстренную операцию, которую могли сделать только в Петербурге в городском туберкулезном медучреждении. Так вот, 22 моих сотрудника находились на протяжении месяца в туберкулезном отделении, рискуя собственным здоровьем, поскольку у больных, находящихся рядом с осужденным, была открытая форма туберкулеза, для того чтобы спасти ему жизнь. В итоге операция прошла успешно, и сейчас он находится на реабилитации в нашей тюремной больнице. 

И что важно, ни от одного из тех, кто охранял осужденного из Ярославля, когда была поставлена задача, я не услышал не только отказа, но даже роптания. Хотя я понимал, на что я посылаю своих подчиненных, и что желание отказаться могло быть в душе у каждого. Их я тоже считаю героями. Героями нашего времени.

2015-02-03T18:02:00+03:00
Начальник УФСИН РФ по СПб и ЛО Игорь Потапенко: сотрудники управления - герои нашего времени

Об итогах работы ведомства и нюансах уголовно-исполнительной системы "Петербургскому дневнику" рассказал начальник УФСИН РФ по СПб и ЛО генерал-майор внутренней службы Игорь Потапенко.

Читать далее

"Петербургский дневник": Чтобы вы могли выделить как основное в работе вверенного вам управления в 2014 году?

Игорь Потапенко: Уголовно-исполнительная система (УИС) не только исполняет уголовные наказания, хотя это и является основной функцией нашей деятельности. Существует и много других направлений: есть и производство, и воспитательная работа, и психологическая, и режимная, и оперативная, и охрана. Могу с уверенностью заявить, что основные задачи, которые нам ставились федеральным руководством, выполнены, за небольшим исключением, практически в полном объеме. А, как известно, основная наша задача – обеспечить изоляцию лиц, которым судебным решением определена изоляция в наших учреждениях. Кроме того, мы обязаны обеспечить соблюдение прав и свобод осужденным, ведь они по решению суда на время лишены свободы, но не лишены других своих прав и свобод.

Могу сказать, что УФСИН постоянно находится  во взаимодействии с общественными организациями, в частности общественно-наблюдательными комиссиями, с общественным советом, с советами родственников. Мы открыты для них. Они еженедельно посещают наши учреждения, и мы совместно стараемся улучшить положение тех, кто отбывает у нас наказание. УИС Санкт-Петербурга и Ленинградской области стала открыта для общества. За последние лет пять мы смогли ту негативную ауру, которая была вокруг уголовно-исполнительной системы Санкт-Петербурга, развеять.

Говоря об итогах, хотел бы отметить, что за год мы провели несколько сотен совместных мероприятий с нашими коллегами из ГУ МВД и УФСКН по предотвращению преступлений в городе и области. Если брать вопросы тылового обеспечения, то задача, связанная с этим обеспечением, как вещевым, так и продовольственным, выполнена в полном объеме. Финансирование на содержание спецконтингента не уменьшалось ни  на копейку.

Кроме того, уже на протяжении нескольких последних лет у нас проводится индивидуальная воспитательная работа с каждым по отдельности заключенным с самого  первого дня  его пребывания за решеткой. Мы узнаем его проблемы, пытаемся поддержать его социальные связи и до момента его освобождения стараемся сделать все так, чтобы по окончании срока он, возвратившись домой, мог вернуться к нормальной жизни: чтобы его ждали в семье, чтобы его ожидала работа в наше не простое время, чтобы все документы были восстановлены, и как итог – чтобы человек даже совершив преступление, был уверен – по освобождению общество (а общество – это мы с вами) примет его не как преступника, а как полноправного гражданина. Это наша наиважнейшая задача. Если социум не будет отторгать бывших "ЗК", тогда и преступность у нас, уверен, значительно снизится.

"Петербургский дневник": Не секрет, что прошлый год печально ознаменовался двумя побегами из мест заключения. Почему это произошло, и что делается для того, чтобы избежать подобных ЧП в будущем?

Игорь Потапенко: Как я уже сказал, отвечая на первый вопрос, к сожалению, в прошлом году не в полном объеме была выполнена основная задача, связанная с изоляцией лиц, отбывающих у нас наказание, от общества. Да, у нас произошли впервые и, надеюсь, крайний раз два таких серьезных ЧП. А побег всегда является очень серьезным ЧП как для меня, как руководителя, так и для каждого сотрудника, который служит в нашей уголовно-исполнительной системе. Напомню, что эти ЧП произошли в СИЗО №4 и в ИК №5. Как ни больно мне это говорить, но основная причина того, почему данные побеги состоялись, связаны с человеческим фактором со стороны сотрудников. Именно: неисполнение ими своих обязанностей и предательство интересов службы позволили осужденным совершить эти побеги. Оказалось, что в нашем многотысячном коллективе (более 4 тыс. человек) на тот момент (осень 2014 года), к сожалению, были люди, которые предавали интересы службы. Материалы на них сейчас находятся в следственных органах для того, чтобы в дальнейшем, согласно УПК, принять решение. 

В УФСИН, как и в любой другой федеральной структуре, существует отдел собственной безопасности. Их работа направлена не только на выявление преступлений среди сотрудников, но и, прежде всего, на предупреждение правонарушений, а также обеспечение безопасности при исполнении служебных обязанностей.

Признаюсь, что в 2014 году профилактические мероприятия, индивидуальная работа, как с моей стороны, так и со стороны других должностных лиц, в том числе и подразделений, не всегда имела положительный эффект, и поэтому, как результат, восемь наших сотрудников были привлечены к уголовной ответственности за совершенные преступления. Но могу сказать, что остальные мои подчиненные  с честью выполняют свои обязанности. Издавна повелось, что служба в УИС, как ее еще называют, тюремной системе, не почетна. И не каждый из наших сотрудников будет везде рассказывать, что он служит в УИС. К сожалению. Хотя лично я горд, что служу именно в этой системе. Мы выполняем государственную задачу. И эта задача очень важна. Давайте пофантазируем, что, к примеру, произойдет, если 14 тыс. человек, которые находятся у нас в учреждениях, а это убийцы, насильники, рецидивисты, в том числе и террористы, будут общаться не с нами, а с обществом?.. Но такого не было и не будет, потому что наши сотрудники свою работу исполняют добросовестно. 

"Петербургский дневник": Оперативные сводки прошлого года буквально пестрели от информации, касающейся фактов пресечения  проноса в исправительные учреждения наркотиков. С чем связана такая активность наркопоставщиков?

Игорь Потапенко: Хотел бы провести маленькую параллель между нашей системой и нашим обществом. Ведь что такое УИС, что такое места лишения свободы (МЛС), что такое тюрьма? Это срез нашего общества. Только в этом срезе нашего общества находится на определенной ограниченной маленькой территории большое количество работоспособных взрослых людей. Как правило, мужчин (у нас только одна женская колония из 16 учреждений). Мы все знаем, что, к сожалению, и общество у нас буквально пронизано наркоманией. А к нам, как понятно, попадают не лучшие его  представители, а по определению суда, преступники. И из всех отбывающих у нас сегодня наказание 26% составляют совершившие преступления, связанные с незаконным оборотом наркотиков. Естественно, что за один день их излечить невозможно.

Безусловно, созданы программы, и нам удается их излечивать. Мы проводим различные мероприятия и, в том числе и реабилитацию наркозависимых. Но они попали к нам, и, конечно же, в первое время они будут искать различные способы, пути, методы и возможности проникновения внутрь режимного объекта, в частности исправительной колонии, запрещенного предмета, в том числе и наркотических средств. Мы же обязаны поставить этому преграду. 

Только в прошлом году были задержаны за передачу запрещенных предметов 92 человека, пытающихся их передать, как через бюро передач, так и путем перебросов через ограждение. Все задержанные привлечены к ответственности – к административной и уголовной. 32 человека были привлечены к уголовной ответственности за передачу наркотических средств в ИК и СИЗО.

Пользуясь случаем, хотел бы, как гражданин, как отец, как просто мужчина выразить и свою боль и непонимание. Я могу понять, но не принять, когда друзья или знакомые пытаются передать наркотические вещества осужденным. Но я не понимаю, когда это делает жена и тем более родители, которые ухищренными способами пытаются передать наркотики в наши учреждения своим близким. И таких случаев 50%. Поэтому я обращаюсь к тем, чьи семьи попали в беду, у кого близкий человек находится в МЛС, прежде чем что-то запрещенное нести, задумайтесь как о себе, так и о нем. Ведь потом придется нести, как минимум, дисциплинарную ответственность, и вашему близкому.

То, что касается повышения активности наркопоставщиков, то скорей она стала даже ниже, поскольку оптовые поставки нам совместно с коллегами из ГУ МВД и УФСКН удалось пресечь. А пресекать данные нарушения закона мы действительно стали чаще и эффективнее.

"Петербургский дневник": Сколько исправительных учреждений сейчас находится в  подведомственности УФСИН?

Игорь Потапенко: На территории двух субъектов РФ у нас находится шесть СИЗО (три в городе, три – в области). А также пять исправительных колоний для мужчин, одна ИК для женщин, еще одна – детская, лечебно-профилактическое учреждение. Кроме того, есть больница для психически больных осужденных и колония-поселение в Ленинградской области. Тюремного и особого вида режима у нас нет. У нас еще есть 35 уголовно-исполнительных инспекций по всем районам города и области. Только за прошлый год по учетам этих инспекций прошло более 20 тыс. осужденных. Это те лица, которые судом признаны виновными и им назначено наказание без лишения свободы (исправительные работы, обязательные работы, домашний арест). Этот пласт работы для нас очень ответственен, потому что почти все такие осужденные живут на территории нашего города, и мы должны сделать так, чтобы эти люди, отбывая наказание, не совершили повторное даже правонарушение, не говоря уже о преступлении. Поэтому здесь контроль у нас осуществляется ежедневно и ежечасно.

"Петербургский дневник": Вы как раз упомянули домашний арест. Что он из себя представляет? 

Игорь Потапенко: Это действительно совершенно новый для России вид меры пресечения, не связанной  с лишением свободы. Оно определяется, прежде всего, судебным органом и выражается в нахождении гражданина в квартире под контролем средств электронного мониторинга, в простонародье называемых "браслетами". Такому виду  условной изоляции в прошлом году у нас были подвергнуты 80 человек, тогда как в 2013 году таковых было всего пятеро. Каждому, кому судом предписан домашний  арест,  на ногу одет электронный браслет, который сигнализирует об их перемещениях. Осужденные же обязаны не нарушать те  ограничения, которые определены судебным постановлением. И эти ограничения для каждого осужденного разные. Есть жесткие решения суда, запрещающие покидать пределы помещения (квартиры, например), но такие домашние аресты единичны. Как правило, разрешены двухчасовая прогулка, определенная территорией, которая в основном определяется границами района проживания. В некоторых случаях осужденный может посещать поликлиники, ходить в школу за своим ребенком. Судья подходит индивидуально к каждому и в зависимости от совершенного деяния. 

"Петербургский дневник": А если помещенный под домашний арест нарушил ограничения, к примеру, пошел на митинг в другой район или туда, куда ему нельзя?

Игорь Потапенко: К нам в специальный электронный комплекс мгновенно поступает сигнал о том, что гражданин совершил нарушение. Происходит электронная фиксация нарушения, которая уже является доказательной базой о несоблюдении ограничения, установленного судом. К такому нарушителю выдвигаются наши сотрудники. Потом мы предоставляем материалы в суд для вынесения того или иного решения вплоть до изменения вида меры пресечения или наказания и направления нарушителя в СИЗО или ИК. Данный алгоритм применяется в том числе и к лицам, умышленно повреждающим браслеты. И такие случаи бывали. Но их не много. Приговоренные к ограничению свободы или находящиеся под домашним  арестом  прекрасно понимают, что в колонии будет хуже. Да и статистика самой рецидивной преступности показывает, что те, кто отбывает наказания под контролем УИИ, в разы меньше совершают повторные преступления, чем те, кто возвращается из МЛС.

"Петербургский дневник": Расскажите об электронной системе учета в Крестах.

Игорь Потапенко: Еще буквально 8 лет назад о нашей системе говорили разные негативные вещи: государство в государстве, что мы закрыты, что у нас не соблюдается большинство прав и свобод граждан.

Данная система разработана по инициативе сотрудников  СИЗО №1 "Кресты" при помощи членов общественного совета  УФСИН и СИЗО №1. Цель этой разработки добиться того, чтобы все передвижения попавшего в изолятор человека строго соответствовали нормативным актам и прежде всего Конституции и федеральному законодательству.

Теперь даже при желании сотрудников нельзя будет впервые в жизни попавшего в изолятор посадить к рецидивистам в камеру, несовершеннолетнего посадить со взрослым – система учета этого не позволит сделать. Она будет сразу сигнализировать об этом руководству СИЗО и УФСИН, фиксировать и записывать. Иными словами, эта система является подспорьем начальнику СИЗО, позволяя предотвращать и не допускать совершение тех или иных действий с подследственным в нарушение его законных прав. И главное, что она не позволяет совершать ошибки самим сотрудникам.

На сегодняшний день данная система уже полностью апробирована в "Крестах" и сейчас применяется во всех петербургских СИЗО. Более того, электронная система учета одобрена нашим федеральным руководством, и некоторые коллеги из других регионов у нас также попросили эту программу.

"Петербургский дневник": Когда, наконец, откроется новый СИЗО "Кресты-2"?

Игорь Потапенко: Открывать новый изолятор мы будем в конце этого года. Ориентировочно в октябре, но не позже 20 декабря. На данный момент строительство закончено на 85%. Сейчас ведутся работы по внутренней и внешней отделке, техническому обеспечению. 

"Петербургский дневник": Пока так и неизвестно, какая судьба ждет знаменитые "Кресты" на Арсенальной набережной после того, как будет открыт новый изолятор в Колпино?

Игорь Потапенко: "Кресты" на Арсенальной – это история не только уголовно-исполнительной системы России, в том числе и нашего Управления, но это история и самой России. Поэтому вариантов и предложений в различных СМИ, что можно сделать с "Крестами", только я видел сотни. На самом деле все проще: данный объект является федеральной собственностью. Собственник – ФСИН России. Поэтому решать судьбу данного объекта будет директор ФСИН Геннадий Корниенко и, поскольку объект находится на территории города, губернатор Санкт-Петербурга Георгий Полтавченко. Может получиться и так, что объект останется в ведении УФСИН.

"Петербургский дневник": На ваш взгляд, какое из начинаний прошлого года в жизни УФСИН наиболее важное?

Игорь Потапенко: В 2014 году по поручению директора УФСИН России мы сумели реализовать ряд социальных проектов в отношении сотрудников. И один из проектов, который особенно важен, - увековечивание памяти наших восьми героев, погибших при исполнении служебного долга. 4 марта мы откроем часовню в честь погибших сотрудников, где будут высечены их имена. Она будет стоять на территории отдела специального  назначения "Тайфун". Именно в нем служили наши герои. Я горд, что лично знал почти всех этих ребят, что когда-то пересекся с ними, хотя бы на несколько дней, на минутку.

Это мероприятие благословил митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Варсонофий. Уверен, что он сам будет открывать часовню. На открытии часовни будут присутствовать 18 родственников погибших ребят.

Я вообще считаю реализацию данного проекта одним из основных итогов деятельности управления в прошлом году, когда, собственно, и велось строительство часовни.

"Петербургский дневник": В этом году исполнится ровно пять лет, как вы руководите УФСИН. По сути это некий рекорд пребывания одного человека на данной должности. Что бы лично вы выделили в проделанной вами работе?

Игорь Потапенко: Сразу же хочу поправить вас – не я, а мы - коллектив, или коллектив и я как начальник. Действительно, в апреле 2015 года ровно пять лет, как я в этой должности. Давать оценку работы нашего коллектива начальнику, я считаю, не правильно. УФСИН – это территориальный орган федеральной службы, и оценивать наши результаты могут федеральное руководство и, конечно же, общество – наши сограждане. Считаю, что были выполнены все поставленные перед нами задачи, несмотря на трудности, которые встречались. Было очень много ярких примеров, когда сотрудники, и не только в горячих точках, а здесь, рискуя своей жизнью, здоровьем исполняли долг, будь то в СИЗО, ИК или медицинском учреждении.

Хотел бы привести совсем свежий пример. И связан он с медициной. Известно, что большинство операций мы делаем в нашей тюремной больнице им. Гааза. Но бывают исключения, и тогда мы вывозим осужденного больного в одно из специализированных городских медучреждений. Перед самым Новым годом и на Новый год, в том числе 22 моих сотрудника, несли службу по охране особо опасного рецидивиста, которого привезли к нам из Ярославля с диагнозом "туберкулез позвоночника" на экстренную операцию, которую могли сделать только в Петербурге в городском туберкулезном медучреждении. Так вот, 22 моих сотрудника находились на протяжении месяца в туберкулезном отделении, рискуя собственным здоровьем, поскольку у больных, находящихся рядом с осужденным, была открытая форма туберкулеза, для того чтобы спасти ему жизнь. В итоге операция прошла успешно, и сейчас он находится на реабилитации в нашей тюремной больнице. 

И что важно, ни от одного из тех, кто охранял осужденного из Ярославля, когда была поставлена задача, я не услышал не только отказа, но даже роптания. Хотя я понимал, на что я посылаю своих подчиненных, и что желание отказаться могло быть в душе у каждого. Их я тоже считаю героями. Героями нашего времени.


Текст: Дмитрий Стаценко
Фото: личный архив И. Потапенко

Новости в сети

Новости по теме

Комментарии

Чтобы написать комментарий, необходимо авторизоваться через социальные сети:
или 

Новости в сети

Новости

Новости в сети

Социальные сети