Новости в сети

Loading...

В России дан старт Году литературы. В этом же году Институт русской литературы (Пушкинский Дом) РАН отмечает 110-летний юбилей. И сегодня наш собеседник – директор Пушкинского Дома член-корреспондент РАН Всеволод Багно.

"Петербургский дневник": Всеволод Евгеньевич, находятся скептики, которые уверены, что сейчас не время говорить о литературе.

Всеволод Багно: Время говорить о литературе – всегда. И кто бы ни повторял нам с вами, что не время читать, кто бы и что ни запрещал – мы все равно будем читать. Только что завершился Год культуры в нашей стране, теперь наступает Год литературы, это очень логично. Литература – неотъемлемая часть культуры, и в России она всегда занимала такое место, которое никогда не занимала ни в одной стране мира. Мы – литературная держава.

Более того, сейчас, когда обострились отношения между Россией и Западом, и в самой России стоит вспомнить, что разделяет ненависть, а любовь сближает. Так вот любовь к русской литературе при политическом раздрае может быть своеобразным "столом переговоров", потому что в этой любви равны левые и правые, а интеллектуалы Запада любят Толстого, Достоевского и Чехова не меньше, чем их любим мы, русские.

"Петербургский дневник": Писатели в нашей стране всегда были властителями дум, шестидесятники собирали целые стадионы. Вспомним Евтушенко: "Поэт в России – больше, чем поэт…". Но сегодня тиражи падают, а специалисты говорят, что мы утрачиваем статус самой читающей страны мира.

Всеволод Багно: Конечно, ничего подобного тому, что мы знаем о XIX в., о 60‑х или даже о 80‑х гг. прошлого века, когда хорошие книги покупали на черном рынке, уже не будет.

Печатная книга будет издаваться не теми тиражами, которые мы привыкли видеть в советское время. Но это общая тенденция. Сегодня писатели должны понимать, что им надо дотягиваться до читателя другими методами. Литература может быть другой, и в этом ее сила, а не слабость. Рядом с Интернетом она может быть и партнером, и одновременно соперником. И если к печатной книге интерес действительно упал, то к чтению – нет.

"Петербургский дневник": А что может сделать для популяризации литературы Пушкинский Дом?

Всеволод Багно: Прежде всего мы – академичес­кий институт русской литературы, готовим и издаем академические собрания сочинений. И уникальны тем, что у нас со­средоточена вся история русского духа и письменности от истоков (древнерусские рукописи XII в.) и до начала XXI в. У нас есть автографы, рукописи, личные вещи, портреты по всему хронологическому срезу русской литературы. В ИРЛИ хранятся все рукописи и автографы Пушкина, протопопа Аввакума.

У нас самое большое собрание автографов, портретов, вещей, рисунков и всего, что связано с Лермонтовым в России и мире. Одна из самых богатых в мире коллекций Л. Н. Толстого, богатейшее блоковское собрание. Рукописи Жуковского, Гоголя, Гончарова, Тургенева.

Есть и специфика: в Пушкинском Доме вас прежде всего ждут петербургские-ленинградские писатели, потому что многое из их наследия дарилось или покупалось нами.

В то же время Пушкинский Дом – это учреждение культуры, сложный музейно-исследовательский комплекс, единственный в мире по своеобразию. Он признан особо ценным объектом культуры РФ, но именно на культуру нам не хватает средств, помещений, экскурсоводов, смотрителей. В нашем бюджете нет статей, которые есть даже в бюджете самого скромного учреждения культуры.

Недавно во время заседания попечительского совета Пушкинского Дома Даниил Гранин, замечательно играя словами "институт" и "Пушкинский Дом", сказал, что он хотел бы видеть ИРЛИ не только институтом, а в полном смысле домом, в который хотелось бы прийти. И я не могу с ним спорить, потому что считаю, что он прав. Есть возможность сделать Пушкинский Дом более открытым, не утрачивая академического статуса.

"Петербургский дневник": И что для этого нужно сделать?

Всеволод Багно: Ходатайствовать перед Федеральным агентством научных организаций России о разработке специального финансирования нашей культурно-просветительской деятельности.В постановлении заседания попечительского совета мы записали, что недостаток площадей – это ключевой фактор, мешающий активной экспозиционной деятельности ИРЛИ.

"Петербургский дневник": В этом году Пушкинскому Дому исполняется 110 лет. Как готовитесь к юбилею?

Всеволод Багно: Сейчас на деньги города осуществляется реставрация фасада ИРЛИ, который стал неотъемлемым и завершающим элементом стрелки Васильевского острова. Если Ростральные колонны олицетворяют военную мощь, Биржа, что бы в ней ни находилось, – экономическую, то Пушкинский Дом – это духовная мощь России. Многие наши друзья говорят, что Пушкинский Дом – это литературный Эрмитаж.

"Петербургский дневник": Что сегодня Пушкинский Дом может предложить специалистам, горожанам, туристам?

Всеволод Багно: В феврале мы откроем блистательную, на мой взгляд, выставку "Портреты русских писателей работы современных петербургских художников".

В июне проведем конференцию "Русская литература в контексте мировой", где будем обсуждать три взаимосвязанных вопроса: чем тот или иной русский писатель обязан мировой литературе, какое место тот или иной русский писатель и русская литература в целом занимают в мировом контексте и какое новое слово тот или иной писатель и русская литература в целом сказали миру?

Центр изучения детской литературы с участием специалистов и школьников организует выставку, семинар и мастер-классы "Мир детства в книжной иллюстрации", посвященные двум юбилеям: журнала "Чиж" и издательства "ДЕТГИЗ", которым в этом году исполняется 80 и 85 лет.

Обязательно будем участвовать в Санкт-Петербургском меж­дународном культурном форуме и Международном книжном салоне, где совместно с издательством Vita Nova проведем награждение учрежденной нами премией "Книжный червь".

Большие планы связаны с передвижными выставками. Например, мы могли бы показать выставки "Пять веков русской литературы" или "Литературный Петербург". Это должны быть выставки оригиналов, артефакт всегда производит сильнейшее впечатление.

Я до сих пор помню, как поразил меня шкафчик, где были выставлены ручки и карандаши писателей России конца XIX – начала XX в. Планируем сделать презентацию виртуального музея рукописей из нашего собрания. А если выделят средства, то, может быть, и реального.

Конечно, это не все предложения, которые мы отправили в орг­комитет Года литературы. У нас большой список, и многое уже принято. Кстати, в следующем году Пушкинскому Дому исполнится 111 лет, и я считаю, что эта симпатичная дата не менее важна и достойна праздника.

2015-02-06T12:50:00+03:00
Всеволод Багно: мы – литературная держава

В России дан старт Году литературы. В этом же году Институт русской литературы (Пушкинский Дом) РАН отмечает 110-летний юбилей. И сегодня наш собеседник – директор Пушкинского Дома член-корреспондент РАН Всеволод Багно.

Читать далее

"Петербургский дневник": Всеволод Евгеньевич, находятся скептики, которые уверены, что сейчас не время говорить о литературе.

Всеволод Багно: Время говорить о литературе – всегда. И кто бы ни повторял нам с вами, что не время читать, кто бы и что ни запрещал – мы все равно будем читать. Только что завершился Год культуры в нашей стране, теперь наступает Год литературы, это очень логично. Литература – неотъемлемая часть культуры, и в России она всегда занимала такое место, которое никогда не занимала ни в одной стране мира. Мы – литературная держава.

Более того, сейчас, когда обострились отношения между Россией и Западом, и в самой России стоит вспомнить, что разделяет ненависть, а любовь сближает. Так вот любовь к русской литературе при политическом раздрае может быть своеобразным "столом переговоров", потому что в этой любви равны левые и правые, а интеллектуалы Запада любят Толстого, Достоевского и Чехова не меньше, чем их любим мы, русские.

"Петербургский дневник": Писатели в нашей стране всегда были властителями дум, шестидесятники собирали целые стадионы. Вспомним Евтушенко: "Поэт в России – больше, чем поэт…". Но сегодня тиражи падают, а специалисты говорят, что мы утрачиваем статус самой читающей страны мира.

Всеволод Багно: Конечно, ничего подобного тому, что мы знаем о XIX в., о 60‑х или даже о 80‑х гг. прошлого века, когда хорошие книги покупали на черном рынке, уже не будет.

Печатная книга будет издаваться не теми тиражами, которые мы привыкли видеть в советское время. Но это общая тенденция. Сегодня писатели должны понимать, что им надо дотягиваться до читателя другими методами. Литература может быть другой, и в этом ее сила, а не слабость. Рядом с Интернетом она может быть и партнером, и одновременно соперником. И если к печатной книге интерес действительно упал, то к чтению – нет.

"Петербургский дневник": А что может сделать для популяризации литературы Пушкинский Дом?

Всеволод Багно: Прежде всего мы – академичес­кий институт русской литературы, готовим и издаем академические собрания сочинений. И уникальны тем, что у нас со­средоточена вся история русского духа и письменности от истоков (древнерусские рукописи XII в.) и до начала XXI в. У нас есть автографы, рукописи, личные вещи, портреты по всему хронологическому срезу русской литературы. В ИРЛИ хранятся все рукописи и автографы Пушкина, протопопа Аввакума.

У нас самое большое собрание автографов, портретов, вещей, рисунков и всего, что связано с Лермонтовым в России и мире. Одна из самых богатых в мире коллекций Л. Н. Толстого, богатейшее блоковское собрание. Рукописи Жуковского, Гоголя, Гончарова, Тургенева.

Есть и специфика: в Пушкинском Доме вас прежде всего ждут петербургские-ленинградские писатели, потому что многое из их наследия дарилось или покупалось нами.

В то же время Пушкинский Дом – это учреждение культуры, сложный музейно-исследовательский комплекс, единственный в мире по своеобразию. Он признан особо ценным объектом культуры РФ, но именно на культуру нам не хватает средств, помещений, экскурсоводов, смотрителей. В нашем бюджете нет статей, которые есть даже в бюджете самого скромного учреждения культуры.

Недавно во время заседания попечительского совета Пушкинского Дома Даниил Гранин, замечательно играя словами "институт" и "Пушкинский Дом", сказал, что он хотел бы видеть ИРЛИ не только институтом, а в полном смысле домом, в который хотелось бы прийти. И я не могу с ним спорить, потому что считаю, что он прав. Есть возможность сделать Пушкинский Дом более открытым, не утрачивая академического статуса.

"Петербургский дневник": И что для этого нужно сделать?

Всеволод Багно: Ходатайствовать перед Федеральным агентством научных организаций России о разработке специального финансирования нашей культурно-просветительской деятельности.В постановлении заседания попечительского совета мы записали, что недостаток площадей – это ключевой фактор, мешающий активной экспозиционной деятельности ИРЛИ.

"Петербургский дневник": В этом году Пушкинскому Дому исполняется 110 лет. Как готовитесь к юбилею?

Всеволод Багно: Сейчас на деньги города осуществляется реставрация фасада ИРЛИ, который стал неотъемлемым и завершающим элементом стрелки Васильевского острова. Если Ростральные колонны олицетворяют военную мощь, Биржа, что бы в ней ни находилось, – экономическую, то Пушкинский Дом – это духовная мощь России. Многие наши друзья говорят, что Пушкинский Дом – это литературный Эрмитаж.

"Петербургский дневник": Что сегодня Пушкинский Дом может предложить специалистам, горожанам, туристам?

Всеволод Багно: В феврале мы откроем блистательную, на мой взгляд, выставку "Портреты русских писателей работы современных петербургских художников".

В июне проведем конференцию "Русская литература в контексте мировой", где будем обсуждать три взаимосвязанных вопроса: чем тот или иной русский писатель обязан мировой литературе, какое место тот или иной русский писатель и русская литература в целом занимают в мировом контексте и какое новое слово тот или иной писатель и русская литература в целом сказали миру?

Центр изучения детской литературы с участием специалистов и школьников организует выставку, семинар и мастер-классы "Мир детства в книжной иллюстрации", посвященные двум юбилеям: журнала "Чиж" и издательства "ДЕТГИЗ", которым в этом году исполняется 80 и 85 лет.

Обязательно будем участвовать в Санкт-Петербургском меж­дународном культурном форуме и Международном книжном салоне, где совместно с издательством Vita Nova проведем награждение учрежденной нами премией "Книжный червь".

Большие планы связаны с передвижными выставками. Например, мы могли бы показать выставки "Пять веков русской литературы" или "Литературный Петербург". Это должны быть выставки оригиналов, артефакт всегда производит сильнейшее впечатление.

Я до сих пор помню, как поразил меня шкафчик, где были выставлены ручки и карандаши писателей России конца XIX – начала XX в. Планируем сделать презентацию виртуального музея рукописей из нашего собрания. А если выделят средства, то, может быть, и реального.

Конечно, это не все предложения, которые мы отправили в орг­комитет Года литературы. У нас большой список, и многое уже принято. Кстати, в следующем году Пушкинскому Дому исполнится 111 лет, и я считаю, что эта симпатичная дата не менее важна и достойна праздника.


Текст: Марина Алексеева
Фото: Пушкинский дом

Новости в сети

Новости по теме

Комментарии

Чтобы написать комментарий, необходимо авторизоваться через социальные сети:
или 

Новости в сети

Новости

Новости в сети

Социальные сети